Империя Восточная Хань

Империя Восточная Хань. Гуан-у-ди был дальновидным политиком, его правление стало временем преобразований и восстановления «двуединой» империи. Войны за воссоединение не мешали Гуан-у-ди проводить меры по устройству государства. Так в сакральной сфере были восстановлены культы поклонения императорам Западной Хань и особенно — ее основателю Лю Бану. В 26 году император породнился с влиятельным семейством Го, благодаря чему была подчинена часть земель на Великой равнине. В 31 году начались масштабные преобразования, центральное место в которых занимала реформа управления. Была значительно сокращена ванмановская администрация и число уездов (насчитывавшее ранее около 400), в центральных округах ликвидировали должности военных губернаторов. Возрождалась и усовершенствовалась система контроля за чиновничеством — были созданы цензорат и Палата документов. Многих чиновников Гуан-у-ди отбирал на должности сам.

По западноханьской традиции, ряд родственников императора был наделен личными владениями, но их контролировали специально назначавшиеся советники и немалая часть дохода от этих земель отчислялась в императорскую казну. Уделы получили и некоторые военачальники. Так продолжалось формирование новой знати. Были реорганизованы армия и способы ее комплектования, составлены кадастры земель. Для увеличения налоговых поступлений было введено девять законов, облегчавших положение частных рабов (вплоть до позволения им стать «простолюдинами») и освобождавших государственных рабов или улучшавших их положение. Вновь стали организовываться и военные поселения. Постепенно империя восстанавливалась и в итоге развернула активную внешнюю политику. В 43—44 годы в результате походов Ма Юаня была завоевана и включена в состав Поднебесной северная часть современного Вьетнама. Границы империи Хань вобрали в себя все вьетские земли и достигли границ ранних политий чамов на востоке Индокитая. В 48 году произошел раскол сюнну на северных и южных, и конфедерация южных сюнну стала «буферным» государством, защищавшим границы Восточной Хань от набегов остальной части этих кочевников.

В 57 году император скончался в возрасте 62 лет, оставив государство, получившее в результате его преобразований значительный импульс для дальнейшего развития. При сыне Гу-ан-у-ди, Мин-ди (58—75), внутриполитическая ситуация оставалась стабильной, что позволяло сдерживать натиск тибетцев-цянов и сюнну (в 70-х против последних даже провели крупное наступление). С 64 началось знакомство Китая с буддизмом, и в столичном Лояне возник буддийский монастырь «Белой лошади». В 66— 70 годы были приняты меры, поощряющие рост производства: крестьянам передали часть казенных земель, а также разрешили возделывать земли вдоль оросительных каналов.

Хотя при правлении Чжан-ди (76— 88) обострилась борьба при дворе, связанная с влиянием кланов, родственных династии по женской линии, империя продолжала проникновение в «Западный край». Военачальник Бань Чао, закрепившись в Кашгаре, покорял западные земли и в частности, используя «варваров против варваров», подчинил государство Куча (кит. Гуйци). После смерти Чжан-ди императрица Доу в 89 году возвела на престол 9-летнего Хэ-ди (89—105), объявленного ее «сыном», что позволило усилить влияние рода императрицы. Ее брат Доу Сянь занял пост главнокомандующего и пытался контролировать управление Поднебесной. В конце 80-х годов обострились отношения с сюнну, но в 89 и 91 годы войска Доу Сяня нанесли им настолько крупные поражения, что значительная часть этих кочевников переселилась в Центральную Азию. На северо-западной границе империи продолжал действовать Бань Чао. В 90 году он нанес поражение войску Кушанского царства, а в 91 году, после победы над сюнну, завершил подчинение «Западного края» и был назначен его «наместником». В 94 году была покорена и часть государств Центральной Азии, а в 97 году Бань Чао дошел до Каспийского моря. Он направил своего посланника в Дацинь (Рим), но того задержали в Парфии. Тем не менее, вернувшись в Хань, он сообщил много новых сведений о государствах Запада.

В конце своего правления Хэ-ди, желая освободиться от опеки родственников по женской линии, попробовал найти опору среди евнухов, которые все больше вовлекались в политическую борьбу. Но в 105 году в возрасте 26 лет он умер. Вдова Хэ-ди, императрица Дэн, и ее братья возвели на престол малолетнего императора Шан-ди (105), а после его скорой смерти — 13-летнего Ань-ди (106—125), правление которого стало поворотным для судеб империи. В течение всего царствования сам император почти не имел властных полномочий. Из-за частых стихийных бедствий и сложной ситуации почти по всему периметру границ Поднебесной, а также молодости императора в момент его воцарения при дворе усилилась политическая борьба. До 121 власть находилась у рода Дэн, а затем — у рода Янь, к которому принадлежала одна из жен Ань-ди. В 20-летнее пребывание на троне его сына Шунь-ди (125—144) в управлении страной все большую роль стали играть евнухи. В 135 году было узаконено право евнухов передавать титулы знатности по наследству. С 139 власть в своих руках сосредоточил брат императрицы по имени Лян Шан, а с 141 года — его сын Лян Цзи, который, став главнокомандующим, заполнил аппарат управления своими сторонниками и долгие годы контролировал ситуацию в государстве. В итоге конфликты за престолонаследие между родственниками императора по женской линии сначала из рода Дэн, а затем Янь и Лян создали условия для возникновения династического кризиса. Возведя на престол годовалого Чун-ди (144—145), а затем подростка Чжи-ди (145—146), род Лян Цзи в значительной степени повторил судьбу западно-ханьского рода Хо в начале I века до н. э. — недовольные концентрацией власти в руках одного рода элиты империи начинали объединяться против него. Но в правление Хуань-ди (146—168) некоторое время еще сохранялся баланс сил между столичными группировками, гарантом которого был сам Лян Цзи. Равновесие нарушилось в 159 году, когда император, опираясь на некоторых высокопоставленных военных и гражданских чиновников (евнухи заняли нейтральную позицию) уничтожил Лян Цзи. Однако затем соратники попытались оттеснить императора от власти, и он был вынужден опереться на евнухов. Именно с этого времени началось массовое вовлечение евнухов в политический процесс, превратившее их во влиятельную силу в Китае. Династический кризис начал перерастать в политический. В 166 году борьба между евнухами и высшим чиновничеством резко обострилась. В конце правления Хуань-ди чиновники попытались устранить евнухов, но те обвинили их лидеров в заговоре против императора и добились их осуждения.

При правлении Лин-ди (168—189) кризис в империи нарастал. В 169 году начались, а в 170-х годах продолжились массовые аресты чиновников, что вело к дезорганизации центрального управления — провинциальные чиновники все в большей мере были предоставлены самим себе. Контроль над отдельными районами страны переходил в руки региональных элит. Утрата инструментов контроля центра над регионами способствовала назреванию экономического кризиса. В 170 году начались неурожаи, которые на фоне ослабления центральной власти вели к голодным бунтам крестьян. В 180-е годы в условиях усиливающегося хозяйственного кризиса начались волнения широких слоев населения, а 184 году возникло движение так называемых желтых повязок, организованное даосской сектой Тайпиндао. Во главе его стоял Чжан Цзяо, заручившийся поддержкой верхушки евнухов. Уже были спланированы одновременные действия армии Чжан Цзяо и сил, контролируемых евнухами, но заговор был раскрыт, и при дворе начались чистки (184). Тогда Чжан Цзяо решил выступить один, однако правительственные войска во главе с военачальником Дун Чжо разбили мятежные армии.

В 189 году император Лин-ди умер, а его преемник Шао-ди (189) занимал престол лишь около 4 месяцев. В это время вооруженные выступления восставших удавалось подавлять. Евнухи сохраняли сильные позиции при дворе, но ненависть к ним бюрократии и военных росла, что спровоцировало конфликт между ними. Родственник императора Хэ Цзинь, опиравшийся на поддержку крупного сановника и военачальника Юань Шао, вызвал в столицу победоносное войско Дун Чжо, но был убит евнухами. После этого силы Юань Шао в свою очередь уничтожили около 2 тысяч евнухов — служащих формально примыкавшего к гарему ведомства «Желтых ворот», занимавшегося делами императорской семьи. Речь шла об истреблении политической опоры родов, родственных женам и наложницам императоров, которые боролись друг с другом, стремясь возвести на престол детей, родившихся от женщин их рода. Одновременно в столицу вступил Дун Чжо, низложивший Шао-ди. Власть была передана императору Сянь-ди (189—220), занимавшему престол 32 года, но уже не влиявшему на реальное управление страной. Центральная власть потеряла контроль над провинциями, где возникли мощные не подчинявшиеся двору военные группировки. Императора сначала контролировал Дун Чжо, а в 196 он оказался в руках другого влиятельного военачальника — Цао Цао (155—220), переселившего Сянь-ди в городе Сюйчан (в районе г. Кайфэн). Став военачальником в 189 году, Цао Цао начал расширять подвластные ему территории. На них он восстановил систему государственных военных поселений, что позволяло поддерживать сельскохозяйственное производство и обеспечивать армию продовольствием. В 198 году в битве при Гуаньду Цао Цао разбил своего основного политического соперника — Юань Шао. К 205 году Цао Цао покорил все среднее течение р. Хуанхэ и Великую равнину — главные земли империи, а в 208 году сам назначил себя первым министром, но вскоре потерпел поражение при Чиби от коалиции правителей бассейна реки Янцзы. В самом начале 220 года Цао Цао умер в занятой им бывшей столице империи городе Лоян и правителем стал его сын Цао Пи. В 221 году он низложил последнего ханьского императора и провозгласил создание нового государства Вэй, оформив все так, что сам император Сянь-ди, проживший до 234 года, передал ему власть. Начался период Троецарствия. Главный итог древней истории Вост. Азии — создание «двуединой империи», в рамках которой признавались социальные, экономические и религиозные особенности жителей обоих ее компонентов: и хуася, и аустрических народов, но государственным был язык хуася. Всех объединял культ предков. В сфере мировидения сочетались даосизм и конфуцианство. В это время шел процесс формирования этноса хань цзу (дословно «ханьский народ, ханьцы», по империи Хань, с тех пор это самоназвание китайцев) на основе хуася, аустрических и некоторых других народов Поднебесной, объединенных вокруг основ культуры хуася, а также их языка и письма, ставших общегосударственными.

Государство включало как территории, управлявшиеся через чиновников из столицы, так и наследственные владения, которыми наделялись представители высшей (ван) и средней (хоу) титулованной знати. Цинь Шихуан упразднил систему владений, но с началом Западной Хань к ним вернулись. Основными единицами административного деления в имперский период были округа, включавшие в себя уезды, которые, в свою очередь, делились на волости, а те - на околотки. Единицы, на территории которых проживали преимущественно неханьские народы (мань), считались особыми районами. При Цинь Шихуане было учреждено 36 округов. В Западной Хань их разукрупнили, получив всего 103 округа и владения. В Восточной Хань они были объединены в 13 областей.

В рамках культа предков императора сакрализованный монарх оставался главным жрецом, кроме того, он считался Сыном Неба, верховного божества хуася. За ним на социальной лестнице располагался слой высшей титулованной знати. Личносвободные мужчины империи могли получать ранги. Всего их было 20. Низшими рангами наделялись представители простонародья, средними — чиновничества, высшими — представители высшей и средней знати (имевшие еще и особые титулы знатности), представители высших слоев бюрократии. Простолюдины могли купить ранг. Для комплектования аппарата управления применяли экзамены, но они приживались медленно и охватывали далеко не все чиновничество. Практиковалось введение в аппарат по рекомендации, по наследству и в результате покупки должностей.

Верхушка аппарата управления включала «трех гунов» (высших сановников: первого министра, главного цензора, начальника военного приказа) и глав девяти приказов (Церемониального, Внутридворцовой и Наружной стражи, Конюшенного, Судебного, Инородческого, Княжеского, Продовольствия и товаров, Податного). Им подчинялись главы специализированных служб (столичного гарнизона, наставников наследника, дворцового строительства, снабжения императрицы и наследника, вод и парков, столичного округа, пожалования титулов, а также секретарь императрицы). Особую группу служилых образовывали евнухи, отвечавшие за жизнеобеспечение женской части дворца. При Западной Хань они практически не имели политического влияния, но оно существенно возросло во 2-й половине истории Восточной Хань.

Простонародье составляли земледельцы-общинники, торговцы, ремесленники, зависимые (но лично свободные) и лишенные личной свободы (рабы). В ханьское время все взрослые мужчины, не занимавшие должности в бюрократическом аппарате, назывались наньцзы (буквально «мужики»). В провинции значительное социальное, экономическое и политическое влияние сохраняли региональные элиты. Их составляли незнатные, но влиятельные роды и отдельные влиятельные фигуры. Особо выделялись зажиточные простолюдины. Иногда предпринимались попытки потеснить их, но во времена Западной и Восточной Хань для бюрократического управления всей империей без участия местных элит возможностей еще не было.

В отдельную социальную группу выделяются представители торгово-предпринимательских кругов (кит. хочжи, «преумножающих богатства»). Их социальный статус был невысок, но наиболее богатые представители занимали заметное место в экономике ханьского времени. Крестьяне-общинники трудились на общинных землях. Лишившиеся земли становились арендаторами или наемными работниками. В аренду земли сдавали прежде всего представители средней знати и чиновничества, которые получали земли за службу, но своего хозяйства обычно не вели. Возникала и субаренда, когда предприимчивые люди арендовали землю у землевладельца или государства, а сами делили ее на мелкие участки и сдавали их крестьянам. Статус арендатора был иным, чем у обычного общинника, поскольку он зависел от арендодателя, но в любом случае он сохранял статус свободного человека.

Среди лично зависимых (утративших личную свободу) различали казенных и частновладельческих. Труд первых использовался на казенных службах: они занимались выпасом скота, трудились на рудниках, солеварнях, могли использоваться в хозяйствах императоров и государей владений, т. е. высшей титулованной знати. Их число пополнялось за счет осужденных преступников и их родственников, а также пленных. Среди вторых большая часть была занята в непроизводственной сфере, прежде всего в качестве домашней прислуги у тех, кто не принадлежал к титулованной знати. Появлялись они и в результате продажи крестьянами самих себя, своих детей и жен, особенно в неурожайные годы. В земледелии труд несвободных использовался редко.

В имперское время сельское хозяйство стало сферой государственного регулирования. В частности, государство неоднократно раздавало пустующие казенные земли безземельным и малоземельным крестьянам.

Земля являлась предметом купли-продажи, часть земель общинников скупали богатые торговцы и другие зажиточные люди из разных социальных групп.

Считается, что в конце Западной Хань (2 год н. э.) численность населения империи составляла 59,6 миллионов человек. На 88 год н. э. приводятся данные о 43,3 миллионов человек, на 105 год — 53,2 миллионов, на 146 год — 47,5 миллионов человек. Часть собираемых налогов шла в центральную государственную казну, часть оставалась уездным и окружным властям. Основными плательщиками налогов были крестьяне, но росла и доля ремесленников и купцов. В имперское время основная часть крестьян работала на общинной и на своей земле, уплачивая натуральные налоги в государственную казну или государю владения. Налог собирался подворно, уже с правления Гао-цзу и далее в размере 1/15 урожая в год (в период Чжаньго он был выше — 1/10)- Крестьяне составляли главную силу, несшую трудовые повинности (например, по строительству дамб, административных сооружений и т. д.). Повинности могли отрабатывать и мелкие чиновники. Крестьяне составляли также основу армий.

Монета отливалась как государством, так и частными лицами (в начале Западной Хань центральная власть периодически вводила запреты на частное литье монеты, но потом эти запреты снимались). Империя Хань вела значительную внешнюю торговлю, продавая по степи через Центральную Азию (Шелковый путь) ткани, которые в античном мире назывались «серскими» (от Сера — западного названия ханьских территорий на Хуанхэ и Великой равнине; включенные в империю бывшие земли юга получили на западе название «Сина», от империи Цинь).

Возникновение в Вост. Азии империи с единым центром и огромной территорией привело к серьезным изменениям в религиозной сфере. Уже при Цинь был поставлен вопрос об унификации культов (все локальные культы при этом сохранялись). Все народы «двуединой империи» объединяло поклонение духам предков, основным государственным культом оставался культ предков государей правившей династии. В первые два десятилетия Западной Хань главные жертвоприношения были нерегулярны. Первый ханьский император Гао-цзу в разные годы приносил жертвы своему отцу Тай-гуну и Конфуцию, однако эти акты были редки и еще не несли в себе четкой системы. Институциализация этой области, так же как и других, началась в правление императора Вэнь-ди.

Отправления культа предков получили регулярный характер и были оформлены отдельными указами в 168—165 годов до н. э., установившими нормы жертвоприношений пяти императорам первопредкам (Учжи). Вероятно наличие у этих жертвоприношений циньских корней. Был восстановлен и культ поклонения рекам и горам, явно имевший древнюю «даосскую» природу. Не исключено, что таким образом нащупывали баланс между верованиями севера и юга империи. Культ пяти первопредков продолжился жертвоприношениями в 145 году до н. э., при Цзин-ди. При его сыне У-ди (141—87 до н. э.) было совершено 44 жертвоприношения, все они осуществлялись императором лично. Это отражает значительный рост, даже по сравнению с временами Вэнь-ди, внимания власти к сакральной сфере. В 113 году до н. э. впервые помимо культа пяти императоров-первопредков У-ди вводит жертвоприношения тайчжи, посвященные «Великому единому», ставшие затем регулярными. Еще одно новое жертвоприношение — фэн Небу на горе Тайшань было введено в 110 году до н. э., а в 107 году до н. э. вводится еще и жертвоприношение божеству Земли — Хоуту. Зато в 107—93 годы до н. э. не совершались жертвоприношения пяти мифическим императором. Если учесть, что в массовом порядке это жертвоприношение возобновилось лишь еще через 50 лет, при Юань-ди (48—33 до н. э.), а жертвоприношения «Великому единому» и божеству Земли были более частыми, можно предположить, что У-ди сумел отойти от старого, имевшего циньские корни культа и сформировать новый. В Западной Хань уже действовал характерный для Восточной Азии и в дальнейшем принцип сосуществования и взаимодополнения доктрин. Сочетались культ предков рода, культ императорских предков, конфуцианство и даосизм, а в эпоху Восточная Хань начал распространяться буддизм, который на века стал основной, кроме культа предков, религией жителей всей Вост. Азии. Важным новшеством в конце эпохи Хань было изобретение способа производства бумаги из дешевого сырья — старых тряпок, конопли, древесной коры и прочего, начатого в 105 году. Бумагу знали еще со II века до н. э., но тогда она была весьма дорога, ибо сырьем служил шелк. Теперь же открылся путь к постепенному появлению «массовой книги». В эпоху Хань начинается осознание ценности литературы и отделение категории вэнь как «изящной словесности» от всего остального записанного иероглифами. В литературе усилилось авторское начало: если авторская лирика возникла еще в предыдущий период, то переход философской прозы в сферу авторской литературы произошел именно при Хань. Для общественной мысли Западной Хань было характерно обобщение всей предыдущей традиции. К таким сочинениям относится коллективный труд II века до н. э. («Философы из Хуайнани»). Появилась своего рода «философская публицистика»: труд Лу Цзя и «Обильная роса Чуньцю» Дун Чжуншу (II век до н. э.), «Образ-цовые речи» Ян Сюна (53 до н. э. — 18 н. э.), «Новые рассуждения» Хуань Таня (23 до н. э. — 50 н. э.). Многие их идеи были обобщены и получили критическую оценку во времена Восточной Хань в труде выдающегося мыслителя Ван Чуна (ок. 27 — 104) «Весы суждений», где он, опираясь на представления о естественных науках своего времени, критикует практически все устоявшиеся до этого идеи.

Появился особый вид литературы — сяошо (букв, «малые речения»), К нему относились записи обычаев, поверий, слухов, рассказов, услышанных на дорогах и в глухих городских переулках. С писателем Дунфан Шо (II — начало I века до н. э.) связывают интерес к чудесам, волшебству, мистике. Ему приписываются «Книга о чудесах» и «Десять областей». Они вместе с проникающим в Китай буддизмом повлияли на становление средневекового жанра «повествование об удивительном». Важным толчком в развитии литературной мысли стало «Большое предисловие к „Книге песен"», рассказывающее о «шести категориях» стиха и являющееся примером собственно литературоведения. В Хань появляются и сочинения естественнонаучного характера, среди них учебник «Математика в девяти книгах». Один из крупнейших ученых восточноханьского времени Чжан Хэн (78—139) занимался календарем, астрологией, изготовил макет небесной сферы и сейсмический прибор. Его концепция мироустройства изложена в трактатах «Иллюстрированное описание полной модели небесной сферы» и «Законы [действия] одухотворяющей силы». Он придерживался геоцентрической модели мира и, почти одновременно с Клавдием Птолемеем, говорил об экваторе, эклиптике, полюсах. Вслед за философом Ян Сюанем (53 до н. э. — 18 н. э.) Чжан Хэн считал, что Вселенная бесконечна и непознаваема. Его важнейшим математическим достижением было вычисление отношения длины окружности земли и ее диаметра (число л). В эпоху Восточная Хань также был создан классический толковый словарь Сюй Шэня (ок. 58 — 147) «Объяснение простых иероглифов и толкование сложных». Появились первый диалектологический и первый этимологический словари.

Д. В. Деопик, M. Ю. Ульянов.

Цитируется по изд.: Российская историческая энциклопедия. Т. 8. М., 2020, с. 471-477.

Литература:

Алкин С. В. Древние культуры Северо-Восточного Китая: Неолит Южной Маньчжурии. Новосибирск, 2007; Вареное А. В. Древнекитайский комплекс вооружения эпохи развитой бронзы: Учебное пособие. Новосибирск, 1989; Деопик Д. В., Ульянов М. Ю. Историко-археологическое описание региона Восточной Азии в X—I тысячелетиях до н. э. // XLII научная конференция «Общество и государство в Китае». Ч. 1. (Ученые записки Отдела Китая. Вып. 6) М., 2012; Деревянно А. П. Палеолит Китая: Итоги и некоторые проблемы в изучении. Новосибирск, 2006; Древние культуры Китая: Палеолит, неолит и эпоха металла / Отв. ред. В. Е. Ларичев. Новосибирск, 1985; Евсюков В. В. Мифология китайского неолита: По материалам росписей на керамике культуры яншао. Новосибирск, 1988; Итс Р. Ф. Этническая история юга Восточной Азии. Л., 1972; Киселев С. В. Неолит и бронзовый век Китая // Советская археология. 1960. № 4; Комиссаров С. А. Комплекс вооружения древнего Китая: Эпоха поздней бронзы. Новосибирск, 1988; Кравцова М. Е. Мировая художественная культура: История искусства Китая: Учебное пособие. СПб., 2004; Крюков В. М. Текст и ритуал: Опыт интерпретации древнекитайской эпиграфики эпохи Инь-Чжоу. М., 2000; Крюков М. В., Софронов М. В., Чебоксаров Н. Н. Древние китайцы: проблемы этногенеза. М., 1978; Кучера С. Древнейшая и древняя история Китая: Древнекаменный век. М., 1996; Его же. Китайская археология 1965—1974 гг.: палеолит — эпоха Инь: Находки и проблемы. М., 1977; Ларичев В. Е. Палеолит Северной, Центральной и Восточной Азии. Ч. 1—2. Новосибирск, 1969, 1972; Новое в археологии Китая: Исследования и проблемы / Отв. ред. В. Е. Ларичев. Новосибирск, 1984; Ранняя этническая история народов Восточной Азии / Отв. ред. Н. Н. Чебоксаров. М., 1977; Китай в эпоху древности / Отв. ред. В. Е. Ларичев. Новосибирск, 1990; Chang Kwangchih. The Archaeology of Ancient China. New Haven—London, 1986.

Рубрика: