Испания во второй половине 30-х годов

Во второй половине 30-х годов в Испании развернулась вооруженная борьба между демократией и фашизмом. Начавшись как гражданская война, вызванная развитием внутренних социальных противоречий в стране, она в результате итало-германской интервенции и попустительства фашистам со стороны западных держав превратилась в национально-революционную войну огромного международного значения.

Наступление фашизма. Октябрьское антифашистское выступление 1934 года

С созданием в декабре 1933 г. профашистского правительства радикала А. Лерруса открылся период «черного двухлетия» (1934—1935 гг.). Руководящие посты в государственном аппарате постепенно переходили в руки клерикальных и профашистских элементов, восстанавливались прежние привилегии церкви, отменялись завоевания трудящихся, достигнутые в первые годы республики. Рабочая печать подвергалась строжайшей цензуре. Малейшие проявления недовольства трудящихся жестоко подавлялись.

Наступление фашизма вызвало решительный отпор широких народных масс. В феврале 1934 г. во всей Испании состоялись митинги и демонстрации солидарности с австрийскими рабочими, поднявшимися на антифашистскую борьбу. Мощным протестом против наступления реакции явилась июньская забастовка 500 тысяч сельскохозяйственных рабочих на юге Испании, продолжавшаяся 15 дней. Серьезный отпор реакционным силам оказали трудящиеся Барселоны и Мадрида в начале сентября. Свыше 200 тысяч рабочих вышли на улицы, чтобы сорвать слет фашистов. Все большую поддержку в массах встречали лозунги коммунистов о создании единого антифашистского фронта. Тысячи социалистов и анархо-синдикалистов вступили в ряды Коммунистической партии. Внутри Социалистической рабочей партии Испании образовалось сильное левое крыло, выступавшее за единство действий с коммунистами.

12 июня 1934 г. Пленум Центрального Комитета Коммунистической партии обратился к Исполнительному комитету Социалистической рабочей партии с предложением о создании единого фронта. Социалистические лидеры в ответ предложили коммунистам сотрудничать в созданных Социалистической партией так называемых рабочих альянсах. Коммунистическая партия приняла это предложение, поставив перед собой задачу расширить состав альянсов, преобразовать их в рабоче-крестьянские органы единства антифашистских сил.

4 октября в правительство Лерруса впервые были включены представители контрреволюционной партии «Испанской конфедерации правых автономных» (СЭДА). Это вызвало возмущение трудящихся, и всеобщая забастовка, объявленная в тот же день, распространилась почти на всю страну. Она охватила Мадрид, Каталонию, Бискайю, Астурию и другие районы.

Особенно острые формы приняло выступление трудящихся в Астурии, где плечом к плечу боролись коммунисты, социалисты и анархо-синдикалисты. Вооруженные отряды шахтеров захватили оружейные заводы Овьедо и Трубии. Рабочие альянсы, в которых коммунисты пользовались большим влиянием, превратились в революционные органы, руководившие вооруженной борьбой, организацией производства и снабжения. Вся власть в Астурии перешла в руки рабочих и крестьян, создавших свою Красную гвардию.

Для подавления восстания реакция спешно перебросила в Астурию гражданскую гвардию, марокканские части и иностранный легион. Рабочие оказали им героическое сопротивление. В главном городе Астурии Овьедо развернулись ожесточенные бои. Правительственным войскам, поддержанным авиацией и артиллерией, удалось потопить в крови восстание астурийского пролетариата. В Астурии было объявлено военное положение. Военно-полевые суды выносили смертные приговоры. Свыше 30 тысяч рабочих были брошены в тюрьмы.

Октябрьские вооруженные бои окончились поражением в силу ряда причин. В Мадриде и Басконии раскольнические действия социал-демократических лидеров воспрепятствовали перерастанию стачечной борьбы в вооруженное восстание. Астурийский пролетариат оказался, таким образом, изолированным. Коммунистическая партия еще не была достаточно сильной, чтобы возглавить движение в общенациональном масштабе. Важной причиной поражения была также недостаточная поддержка рабочего класса крестьянством.

Победа Народного фронта

Октябрьские события дали мощный толчок движению за образование антифашистского Народного фронта. В декабре 1935 г. произошло объединение Всеобщей унитарной конфедерации труда, руководимой коммунистами, с Всеобщим союзом трудящихся. В начале января 1936 г. после неоднократных предложений Коммунистической партии о создании Народного фронта социалистическое руководство и буржуазные республиканцы согласились приступить к переговорам. 15 января переговоры закончились подписанием пакта Народного фронта, в который вошли Коммунистическая партия, Социалистическая партия, Коммунистический и Социалистический союзы молодежи, Республиканская левая, Республиканский союз, Каталонская левая» Всеобщий союз трудящихся и другие левые партии.

Программа Народного фронта требовала амнистии для политических заключенных, привлечения реакционеров к ответственности за преступления, совершенные ими в Астурии, демократизации армии, наделения землей крестьян и батраков, возвращения на работу уволенных за революционную деятельность, восстановления демократических свобод, снижения налогов и арендных платежей, повышения заработной платы трудящимся и т. д.

Социалистическое руководство и буржуазные республиканцы рассматривали Народный фронт лишь как предвыборный блок демократических сил, но коммунисты стремились превратить его в мощный оплот против фашизма. По всей стране прошли митинги и собрания в поддержку Народного фронта. Движение приобрело такой размах, что правительству пришлось распустить кортесы и назначить новые выборы.

Во время избирательной кампании правительство усилило цензуру, произвело многочисленные аресты антифашистских деятелей, в том числе руководителей Коммунистической партии Д. Ибаррури и В. Урибе. Клерикалы развернули ожесточенную агитацию против кандидатов Народного фронта, а фашисты открыто угрожали гражданской войной.

Реакция рассчитывала, что террор, насилия и фальсификации обеспечат им успех на выборах. Однако на состоявшихся 16 февраля 1936 г. выборах победил Народный фронт. В кортесы было избрано 268 депутатов-антифашистов (158 республиканцев,. 88 социалистов и 17 коммунистов) против 205 депутатов правых и центристских партий.

К власти пришло правительство двух партий Народного фронта — Республиканской левой и Республиканского союза. Председателем совета министров вначале был Асанья, а после избрания его президентом республики правительство возглавил Кирога. С образованием правительства Асанья создалась объективная возможность мирного развития демократической революции. Правительство осуществило ряд общедемократических требований, освободило политических заключенных, восстановило на работе уволенных по политическим мотивам, ввело социальное законодательство, страхование от несчастных случаев, пенсии престарелым, отпуска рабочим. Оно провозгласило право всех народов Испании на автономию, приступило к проведению частичной аграрной реформы, приостановило выселение крестьян с арендованных ими земель.

Все эти мероприятия в известной мере укрепили демократический лагерь и улучшили положение трудящихся. Однако республиканское правительство не предприняло почти никаких мер против реакционных сил. Угроза фашизма не исчезла. Реакция сохраняла сильные позиции в государственном аппарате; фашистские организации продолжали свою деятельность в армии.

Коммунистическая партия в марте 1936 г., сразу после выборов в кортесы, обратилась к руководству Социалистической партии с предложением о принятии более широкой программы Народного фронта, охватывающей насущные требования буржуазно-демократической революции, без осуществления которых нельзя уничтожить материальную базу фашистской контрреволюции.

Такая расширенная программа Народного фронта должна была, в частности, предусматривать конфискацию всех земель крупных помещиков и передачу их безвозмездно бедному и беднейшему крестьянству и сельскохозяйственным рабочим, аннулирование всей задолженности крестьянства и немедленное улучшение положения батраков и трудящихся крестьян, национализацию крупной промышленности, банков и железных дорог; коренное улучшение положения рабочих; демократизацию государственного аппарата и армии.

Социалистические лидеры отвергли предложения Коммунистической партии. Тем не менее Народный фронт укреплялся все больше. Быстро росли силы и авторитет Коммунистической партии. Так, ее ряды с февраля по март 1936 г. выросли с 30 тысяч до 50 тысяч человек, в апреле она насчитывала уже 60 тысяч членов, а в июне — 84 тыс. Большое значение имело объединение 1 апреля в Мадриде коммунистической и социалистической молодежи в единую организацию — Союз объединенной социалистической молодежи.

В июле Коммунистическая партия Каталонии, Каталонская пролетарская партия, Социалистический союз Каталонии и Каталонская федерация Социалистической партии Испании образовали Объединенную социалистическую партию. Народные массы повсюду выступали за поддержку программы Коммунистической партии по завершению буржуазно-демократической революции.

Подготовка мятежа против республиканского правительства

Реакционные силы стремились уничтожить все политические и экономические завоевания трудящихся масс, достигнутые в борьбе за Республику, полностью реставрировать власть и привилегии крупного капитала, помещиков, высшего духовенства.

С этой целью влиятельная группа фашистов организовала заговор. Решающая роль в нем принадлежала финансовым магнатам, земельной аристократии, высшему духовенству, генералитету. В числе главных руководителей заговора были генералы Санхурхо, Франко, Мола и другие крупные военные деятели старого режима, известный банкир и контрабандист Хуан Марч, дельцы банка «Уркихо», представлявшего капиталы католической церкви. Заговорщики возлагали свои основные надежды на армию и на так называемых фалангистов (штурмовые отряды фашистской организации Испанская фаланга, состоявшие преимущественно из кулацких сынков и различного рода деклассированных элементов).

Фашистские заговорщики получили прямую поддержку от генеральных штабов Германии и Италии. Правящие круги Англии, Франции и Соединенных Штатов Америки также были осведомлены о подготовке мятежа. Заговорщики пользовались финансовой помощью английского нефтяного короля Детердинга.

Когда в стране распространились тревожные вести о готовящемся фашистском мятеже, коммунисты призвали рабочих усилить бдительность. В крупных городах перед народными домами, у зданий партийных и профсоюзных организаций, в редакциях рабочих газет день и ночь дежурили пикеты трудящихся, формировались боевые дружины.

Коммунистическая партия призывала народ быть готовым отразить атаку реакции, требовала от республиканского правительства и всех демократических организаций проведения твердой революционной политики. Однако единство демократического лагеря подрывалось непоследовательной политикой руководителей социалистов и анархо-синдикалистов, колебанием и страхом буржуазных республиканцев перед революционной инициативой масс. В целом буржуазные республиканцы стояли на позициях антифашистской борьбы, но часть лидеров склонялась к компромиссу с реакцией.

Начало фашистского мятежа

Фашистский мятеж начался 18 июля 1936 г. Возглавить его должен был генерал Санхурхо, но он погиб в авиационной катастрофе 20 июля при перелете из Португалии в Испанию. После этого во главе мятежа стал такой же ярый противник Республики, демократических свобод и сторонник диктаторской власти — генерал Франко. На стороне мятежников была подавляющая часть офицеров, которые заставили своих солдат выступить против Республики. Реакционная военщина путем обмана и обещаний сумела также привлечь на свою сторону войска, укомплектованные из марокканцев. Значительную вооруженную силу мятежников составляли отряды фалангистов и жандармерия.

Мятежники надеялись в несколько дней добиться полного успеха. Однако против них поднялась вся Испания — пролетариат, крестьянство, мелкая буржуазия. Тысячи мужчин и женщин записывались в добровольческие отряды народной милиции. На заводах, фабриках, в шахтах создавались рабочие батальоны. Вооружались чем было возможно: револьверами, охотничьими ружьями, старыми винтовками, пакетами динамита, ручными гранатами, ножами. Вся тяжесть первых боев с хорошо оснащенной армией мятежников пала на эти необученные, плохо вооруженные отряды народной милиции. Но они, хотя и дорогой ценой, сумели остановить и локализовать фашистский мятеж.

19 июля отряды республиканцев взяли штурмом мадридские казармы, где находились крупные воинские соединения мятежников. Столица Испании осталась в руках народа. Планы фашистов провалились и во многих провинциях. В Каталонии рабочие Барселоны, Лериды, Сабаделя и других промышленных центров разоружили мятежные воинские части, а также группы фалангистов и монархистов.

Героически сражались шахтеры Астурии. Фашистские мятежники были окружены в Овьедо, казармы в Хихоне взяты штурмом. Вся провинция, кроме осажденного Овьедо, осталась в руках народа.

Самоотверженно боролись рабочие, крестьяне и батраки Андалусии и Эстремадуры. В Севилье вспыхнули баррикадные сражения. Только после прибытия из Африки марокканских частей мятежникам удалось овладеть городом.

Серьезное сопротивление мятежники встретили в Галисии. На улицах города Ла-Корунья произошли кровопролитные баррикадные бои. Такие же бои происходили в Виго, где рабочие, крестьяне и рыбаки защищались до последнего патрона.

Мятежникам удалось удержаться на юге — в провинциях Кадис, Уэльва и Севилья, а также на севере — в Галисии, Наварре и в значительной части старой Кастилии и Арагона. Они образовали две группировки: северную во главе с генералом Мола и южную под командованием Франко. Эти группировки были отрезаны друг от друга районом Бадахос.

На территории Республики народные массы стали подлинными хозяевами. Вся законодательная и исполнительная власть, все функции административного аппарата осуществлялись комитетами Народного фронта, которые имелись почти во всех городах и деревнях Испании. По инициативе рабочих организаций были захвачены и переданы под контроль профсоюзов крупные предприятия, принадлежавшие мятежникам, а также автомобильный парк и железнодорожный транспорт.

На каждом предприятии создавались фабрично-заводские комитеты, которые руководили производством. В деревнях крестьяне захватывали землю крупных помещиков, замешанных в мятеже. Во многих местах ее распределяли между сельскохозяйственными рабочими и малоземельными крестьянами.

В это тревожное время буржуазно-республиканские партии растерялись. В первый же день мятежа правительство подало в отставку. Президент Асанья начал переговоры об образовании нового правительства и, проявляя колебания, был готов пойти на компромисс с мятежниками. Комитеты Народного фронта потребовали немедленного создания правительства, обеспечивающего необходимые условия для подавления мятежа. 19 июля было сформировано правительство во главе с Хосе Хиралем. Оно санкционировало мероприятия комитетов Народного фронта и заявило о своей твердой решимости вести непримиримую борьбу с фашизмом.

Но из всех политических организаций Испании только Коммунистическая партия оказалась по-настоящему подготовленной к борьбе. Она быстро мобилизовала все свои силы и сразу же приступила к формированию батальонов народной милиции. В Мадриде коммунисты создали большую воинскую часть, названную 5-м полком. В Астурии и Каталонии возникли коммунистические батальоны имени Карла Маркса, Максима Горького, Лины Одены (видная деятельница Союза объединенной социалистической молодежи, павшая в первой же схватке с мятежниками), оказавшиеся лучшими батальонами антифашистской народной милиции.

Во главе руководства Коммунистической партии стояли Хосе Диас и Долорес Ибаррури. Вышедшие из рабочего класса и связанные с ним глубокими корнями, они были подлинными народными вождями.

В первые недели борьбы с фашистскими мятежниками обнаружились и слабые стороны Народного фронта, порожденные расколом пролетарских сил, вредным влиянием лидеров анархо-синдикалистов и социалистов, недостаточной организованностью, а иногда и стихийным характером проводимых мероприятий. На территории, оставшейся в руках народа, существовали три правительства: в Каталонии во главе с Компанисом — лидером Каталонской левой, в Басконии во главе с Агирре — лидером национальной партии басков и центральное мадридское правительство.

Руководители Социалистической партии и объединения анархо-синдикалистов, имевшие в своем распоряжении тысячи вооруженных рабочих, горячо желавших бороться против фашизма, отклоняли неоднократные предложения коммунистов сплотить все боевые силы для организации разгрома мятежников.

В результате подобной политики лидеров социалистов и анархо-синдикалистов, нерешительных действий буржуазных республиканцев и отсутствия у Республики преданных ей регулярных вооруженных сил мятежники смогли продержаться до получения помощи от Германии и Италии, после чего борьба с мятежниками стала значительно более трудной.

Германия и Италия снабдили фашистских мятежников вооружением (включая танки и самолеты), деньгами, прислали им своих военных советников и инструкторов. Благодаря этой помощи южная группировка мятежников овладела в середине августа Бадахосом и объединилась с северной группировкой. В начале сентября 1936 г. слабовооруженная милиция была вынуждена оставить Ирун и Сан-Себастьян. Революционная война испанского народа вступила в новую фазу своего развития. Она стала народной войной, направленной не только против внутренней контрреволюции, но и против иностранной интервенции, войной за свободу и независимость Испанской республики.

В этой сложной обстановке 4 сентября 1936 г. было создано новое правительство, в которое впервые вошли все партии Народного фронта, в том числе и Коммунистическая партия. Председателем совета министров и военным министром этого первого правительства Народного фронта стал социалист Ларго Кабальеро.

Политика «невмешательства». Интервенция Италии и Германии

Существенную выгоду мятежники извлекли из позиции, занятой Францией, Англией и Соединенными Штатами Америки. Сообщение о начале мятежа было встречено правительствами этих держав со смешанным чувством облегчения и беспокойства: облегчения потому, что они ненавидели Народный фронт и готовы были способствовать его крушению; беспокойства потому, что не знали, как дальше будут развиваться события. Монополистические круги Англии, Франции и Соединенных Штатов тревожились о судьбе своих капиталовложений в Испании.

Правительство Народного фронта гарантировало неприкосновенность иностранных вложений. Однако империалисты боялись, что развитие революции нанесет урон их финансовым и экономическим интересам.

Французское правительство, возглавляемое Леоном Блюмом, в первые дни мятежа в Испании находилось в состоянии колебаний и сомнений. С одной стороны, оно как правительство, опирающееся на Народный фронт, должно было бы оказать поддержку законному правительству Испанской республики, а с другой — опасалось, что под влиянием испанских событий и Франция пойдет по пути дальнейшего развития и углубления программы Народного фронта. Оно не хотело этого и прибегло к политике замаскированной враждебности по отношению к республиканской Испании. Заявляя о своем сочувствии борьбе испанского народа против реакции, оно на деле постепенно переходило к блокаде Испанской республики. К такой политике толкала правительство Блюма и Англия, недвусмысленно заявившая, что если в результате помощи Испанской республике Франция окажется втянутой в конфликт с Германией и Италией, то Англия не окажет ей поддержки.

После недолгих колебаний Франция запретила поставки оружия Испанской республике — сначала государственные, затем частные — и в начале августа по согласованию с Англией предложила всем европейским государствам строго придерживаться политики «невмешательства» в испанские дела. 15 августа правительства Англии и Франции взяли на себя обязательство запретить экспорт оружия и военных материалов в Испанию. 9 сентября в результате международного соглашения возник «Комитет по невмешательству», в который вошли представители 27 европейских стран. Соглашение предусматривало запрет экспорта и транзита оружия и военных материалов в Испанию, а также взаимную информацию участников соглашения о принятых ими с этой целью мерах. Правительство Соединенных Штатов Америки официально не примкнуло к соглашению, но все же наложило эмбарго на экспорт оружия и военного снаряжения в Испанию на все время войны.

Советский Союз присоединился к соглашению о невмешательстве, исходя из того, что при строгом его соблюдении всеми участниками мятежники неминуемо должны потерпеть поражение. Кроме того, Советский Союз использовал «Комитет по невмешательству» как международную трибуну с целью разоблачения интервентов и их пособников. Каждый преступный шаг, каждое враждебное действие врагов испанского народа сурово осуждались Советским Союзом, защищавшим законные права республиканской Испании.

Германия и Италия ответили на образование «Комитета по невмешательству» усилением помощи мятежникам и открытой интервенцией. Для содействия войскам Франко к берегам Испании были направлены германские линкоры «Адмирал Шеер», «Дейчланд», крейсеры «Кёльн», «Лейпциг», «Нюрнберг», а также большое количество эсминцев. 28 ноября 1936 г. мятежники подписали с Италией секретный договор о сотрудничестве. Аналогичное соглашение было заключено ими 20 марта 1937 г. с Германией. В обмен на поставки оружия Германия получала сырье, продовольствие, испанскую валюту, которую вкладывала в испанскую горнорудную промышленность. Италия создавала ряд смешанных итало-испанских компаний, за спиной которых стояли крупные итальянские монополии «Сниа вискоза» и «Монтекатини». Итальянские капиталисты установили также контроль над рудниками Альмадена.

В своих захватнических планах Германия и Италия рассматривали Испанию как важный стратегический плацдарм. Поддерживая мятежников, они не только способствовали распространению фашизма в Европе, что было одной из главных политических целей, но и получали возможность расположить свои войска в тылу у Франции, а свой военно-морской флот в районах Балеарских островов, Гибралтара, Бискайского залива, создавая непосредственную угрозу всей системе английских и французских средиземноморских стратегических баз.

Материальная и людская помощь мятежникам, оказанная Германией и Италией, была огромна. Итальянская помощь составила за время войны 14 млрд. лир, не считая стоимости 1 тысяча самолетов. По официальным данным, Италия отправила Франко помимо самолетов около 2 тыс. орудий, 10 тыс. единиц автоматического оружия, 240 тыс. винтовок, 324 млн. патронов, 8 млн. снарядов, около 12 тыс. автомашин, 800 тракторов, 700 танков, 17 тыс. тонн авиабомб, 2 подводные лодки и 4 эсминца. На стороне мятежников сражались 150 тысяч итальянцев и 50 тысяч немцев.

Германия и Италия стремились окончательно отрезать Испанскую республику от внешнего мира, лишив ее возможности получать из других стран даже продовольствие. Для этой цели интервенты усилили блокаду берегов Испании.

Вскоре после создания «Комитета по невмешательству» стало ясно, что Англия, Франция, Соединенные Штаты только маскируются лозунгом «невмешательства», а на деле оказывают помощь мятежникам. Американские, английские и французские монополии продавали мятежникам нефть, автомашины и т. п. Так поступали, например, американская фирма «Тексас ойл», французская «Рено». Английские финансисты предоставляли Франко займы.

В политике «невмешательства» большую роль играли антикоммунистические цели правящих классов Соединенных Штатов, Англии и Франции. Эта политика должна была показать итало-германским агрессорам, что до тех пор, пока Германия и Италия борются против коммунизма, они будут встречать полное понимание со стороны «западного мира».

Оборона Мадрида

Вооруженное вмешательство Германии и Италии и политика «невмешательства» Англии, Франции и Соединенных Штатов укрепили положение мятежников. В октябре 1936 г. на подступах к Мадриду разыгралось одно из крупнейших сражений испанской войны.

Четыре колонны первоклассно вооруженных войск мятежников и интервентов вели наступление на испанскую столицу. Внутри города действовала широкая сеть шпионов, диверсантов, занимавшихся саботажем и дезорганизацией обороны. Эту скрытую агентуру фашизма генерал Мола, руководивший наступлением мятежников, назвал своей «пятой колонной».

Благодаря авторитету, которым пользовалась Коммунистическая партия, оборона Мадрида сплотила все антифашистские силы — республиканцев, социалистов, анархистов, коммунистов.

Другим важным фактором была помощь Советского Союза и международного пролетариата. Защитников Мадрида вдохновляли патриотические идеи борцов за Советскую власть в России. На улицах испанской столицы висели огромные плакаты: «То, что показал народ Петрограда белым в 1919 году, покажет Мадрид мятежнику Франко в 1936 году». В критические дни обороны бойцы народной милиции получили советские пулеметы, танки, артиллерию, самолеты, продовольствие и медикаменты.

Почетное место в защите Мадрида принадлежало интернациональным бригадам, показавшим пример невиданного героизма и храбрости. Интернациональные бригады заняли самые трудные участки Мадридского фронта.

Советский публицист М. Кольцов, находившийся тогда в гуще испанских событий, дал описание изнурительных боев, выдержанных 11-й и 12-й интернациональными бригадами. «Обе бригады, — писал он, — непрерывно дрались больше месяца с момента своего прихода в Мадрид. Бойцы не спали ни одной ночи под крышей. Они потеряли почти сорок процентов своего состава. Те, что уцелели, покрылись корой грязи; на пальцах мозоли от ружейных затворов. Обувь стопталась, обмундирование изодрано, лица заострились, губы запеклись».

Героическая оборона Мадрида могла стать поворотным пунктом в национально-освободительной войне испанского народа. На подступах к Мадриду были разгромлены лучшие части мятежников, войска генерала Франко обескровлены.

Одновременно окреп республиканский лагерь. Цементировалась новая народная армия, налаживалась военная промышленность, укреплялось единство Народного фронта.

Старая Испания жестокого угнетения и произвола, Испания латифундистов, банкиров, реакционной военщины и католического мракобесия терпела поражение. В упорной борьбе народ создавал основу для установления в стране народно-демократической республики.

Но на пути к столь благородной цели широкие массы испанского народа столкнулись со скрытым сопротивлением и враждебностью правых социалистов, анархо-синдикалистов и буржуазных республиканцев.

Позиция правых социалистов, анархо-синдикалистов и буржуазных республиканцев

Лидеры Социалистической партии выступали против предложений о создании военной промышленности, о чистке тыла от «пятой колонны» и врагов Республики, подрывали единство демократических сил, ослабляли и раскалывали Народный фронт.

Политику, наносившую вред борьбе с фашизмом, проводили также анархо-синдикалистские руководители. В Каталонии, где они занимали ключевые позиции в общественной и экономической жизни, они выдвинули в качестве немедленной практической задачи осуществление «нового социального порядка» — анархо-коммунизма и «социализировали» всю промышленность, включая самую мелкую, даже парикмахерские, столовые, кафе и т. п. В деревне грубыми принудительными мерами проводилась полная коллективизация крестьянских хозяйств, хотя для этого не было создано необходимых экономических и политических предпосылок.

Что касается буржуазных республиканцев, то они находились в постоянной тревоге перед перспективами развития революции. «Республиканская партия, — писал Хосе Диас, — вечно колебалась... Находясь под влиянием правительств Англии и Франции, многие лидеры республиканской партии превратились в знаменосцев капитуляции».

В стране действовали и такие враждебные народной революции организации, как троцкистская ПОУМ («Partido Obrero de la Unificacion Marxista» — Рабочая партия марксистского объединения), баскские националисты и другие. Немногочисленная группа поумовцев благодаря покровительству со стороны руководителей правительства и Социалистической партии — Кабальеро и Прието вела подрывную работу на фронте и в тылу, причиняла огромный вред в Каталонии. Целью поумовцев было подорвать Народный фронт, захватить власть в свои руки. Католическая партия баскских националистов сеяла в Басконии дух пораженчества и капитуляции перед фашизмом.

Немалый вред революции нанесла также верхушка республиканских партий — Республиканской левой, возглавляемой Асанья, и Республиканского союза, возглавляемого Мартинесом-Баррио. Выдвигая лозунг «Республика должна быть управляема республиканцами!», республиканские партии стремились отнять у рабочего класса его руководящие позиции, препятствовали применению решительных мер против врага.

Победа под Гвадалахарой. Образование правительства Негрина

В конце 1936 — начале 1937 г. мятежники и интервенты подготовили большое наступление в районе Гвадалахары. Сюда были переброшены свыше 50 тыс. итальянцев, немецкая авиация, танки, артиллерия. Интервенты рассчитывали захватить Мадрид или отрезать его от остальной территории Республики. 8 марта 1937 г. началось сражение. Через четыре дня республиканские войска перешли в контрнаступление, которое продолжалось 8 дней и закончилось полным разгромом интервенционистских войск. В героических боях республиканская армия нанесла итальянским дивизиям сокрушительный удар и освободила от мятежников большую территорию. Войска интервентов понесли значительные потери.

Битва под Гвадалахарой наглядно свидетельствовала о превращении народной армии в серьезную боевую силу. Однако группа Ларго Кабальеро, державшая в своих руках основные правительственные посты, а также анархо-синдикалистские лидеры продолжали мешать укреплению армии, налаживанию военной промышленности, созданию резервов, установлению революционного порядка в тылу. Учитывая серьезность положения, Коммунистическая партия со всей решительностью подняла вопрос о необходимости устранить внутренние препятствия к мобилизации всех сил на победоносную борьбу с мятежниками и интервентами. На многочисленных митингах и собраниях, организованных по инициативе коммунистов, трудящиеся единодушно выступали против политики Кабальеро.

Недовольство этой политикой резко усилилось после контрреволюционного мятежа, поднятого в Барселоне в первых числах мая 1937 г. поумовскими троцкистами и анархо-синдикалистскими главарями. Три дня на улицах Барселоны шли кровопролитные бои. Несколько батальонов анархо-синдикалистов и поумовцев были сняты их руководителями с фронта и переброшены в Барселону для борьбы с республиканскими войсками. Мятеж был подавлен трудящимися города под руководством коммунистов и Объединенной социалистической партии Каталонии.

Однако Ларго Кабальеро отказался принять какие-либо меры против ПОУМа. Это вызвало всеобщее возмущение, министры-коммунисты вышли из правительства, и Кабальеро, потерпев неудачу в попытке создать правительство без коммунистов, вынужден был уйти в отставку. 17 мая было образовано второе правительство Народного фронта во главе с социалистом Негрином. Правительство Негрина энергично взялось за выполнение требований, которые народ выдвигал в течение многих месяцев перед правительством Кабальеро. Были разоружены бесконтрольные элементы, установлена единая власть на всей территории Республики и единое командование в народной армии, наказаны виновники барселонского мятежа.

Усиление интервенции. Подрывная деятельность капитулянтов

Тем временем итало-фашистская интервенция приняла угрожающие размеры. Германия и Италия торопились покончить с войной в Испании для того, чтобы приступить к осуществлению своих дальнейших агрессивных планов. В начале июня 1937 г. объединенные силы мятежников и интервентов начали крупное наступление на Северном фронте. Первый удар они направили против Басконии. Здесь развернулись жестокие, кровопролитные бои. Народная милиция страны басков, несмотря на предательскую политику буржуазных националистов, отстаивала каждую пядь земли, но под давлением во много

раз превосходящих сил противника была вынуждена 20 июня оставить Бильбао. Через некоторое время фашисты вошли в Сантандер. В конце октября итальянские дивизии и марокканские части заняли Астурию.

Вслед за тем мятежники и интервенты приступили к подготовке наступления на Теруэльском фронте. Республиканское правительство решило перехватить инициативу и начать наступление на врага. В тяжелых условиях зимы, в труднопроходимых скалистых районах бойцы народной армии разгромили ряд отборных дивизий противника. 21 декабря 1937 г. после ожесточенных боев Теруэль был взят республиканской армией. Однако Германия и

Италия спешно прислали крупные подкрепления, и после двух месяцев кровопролитных боев, понеся большие потери, мятежники и интервенты 22 февраля 1938 г. вновь овладели Теруэлем.

Две недели спустя, 9 марта, началась ожесточенная битва на Арагонском фронте. Войска противника превосходили силы республиканской армии в 6—8 раз, и ей пришлось отступить.

В середине апреля фашистские войска вышли к Средиземному морю. Территория Республики оказалась разрезанной на две части: северную, в которую входили в основном четыре провинции Каталонии, и южно-центральную с провинциями Мадридом, Валенсией, Аликанте, Мурсией, Альбасете и другими. Это значительно ухудшило положение Республики как в военном, так и в политическом отношении.

Еще с лета 1937 г. итальянские подводные лодки в Средиземном море начали захватывать и топить суда, направлявшиеся в республиканскую Испанию. Были потоплены советские суда «Тимирязев» и «Благоев». 6 сентября 1937 г. правительство СССР направило ноту протеста Италии, возложив на нее ответственность за пиратские действия. Нападениям подвергались также торговые суда Англии, Франции.

Конференция в Нионе (Швейцария), происходившая с 10 по 14 сентября 1937 г. с участием Англии, Франции, СССР, Югославии, Турции, Греции, Болгарии, Румынии и Египта, приняла постановление о борьбе с пиратством. Английскому и французскому флотам поручалась охрана безопасности мореходства в центральной части Средиземного моря до Дарданелл. В территориальных водах охрана поручалась соответствующим державам. Державы, участвовавшие в конференции, обязались не пользоваться в Средиземном море подводными лодками, не допускать в свои территориальные воды иностранные подводные лодки и топить их при появлении в открытом море. В результате принятых на Нионской конференции решений Италия вынуждена была прекратить пиратские действия на Средиземном море. Но с конца 1937 г. сговор фашистских государств с Соединенными Штатами, Англией и Францией стал еще более явным. Международное положение Республики сильно ухудшилось.

По распоряжению французского правительства была закрыта франко-испанская граница. Петля «невмешательства» затягивалась все туже. Итало-германские военные корабли, усиливая контроль за испанскими берегами, захватывали каждый пароход, направлявшийся в порты Республики. Получение материальной помощи из Советского Союза становилось с каждым днем все более затруднительным.

Усиление итало-германской интервенции было использовано сторонниками компромисса с врагом. В середине марта 1938 г., когда фашистская авиация начала массовые налеты на Барселону и Валенсию, капитулянтские элементы из правого крыла Народного фронта открыто поставили вопрос о заключении мира с фашистами.

Коммунистическая партия мобилизовала против капитулянтов широкие народные массы под лозунгом «Сопротивление и национальное единство как главные факторы победы», указывая, что правительство Негрина должно стать настоящим правительством национального единства, способным отстаивать свободу, демократию и национальный суверенитет Испании. Волна мощных демонстраций сорвала намечавшиеся переговоры с Франко. Другим убедительным подтверждением готовности трудящихся продолжать борьбу явилась развернувшаяся кампания за создание стотысячной добровольческой армии. В течение нескольких дней в армию записалось свыше 20 тысяч добровольцев, главным образом из числа молодежи.

8 апреля Негрин реорганизовал правительство: вывел из его состава главаря капитулянтов Прието и включил представителей Всеобщего союза трудящихся и Национальной конфедерации труда. 30 апреля это второе правительство Негрина опубликовало «Декларацию правительства Испанской республики о целях войны», известную также под названием «13 пунктов». В качестве главной задачи правительство ставило обеспечение независимости и неприкосновенности страны я освобождение испанской территории от иностранных военных сил. Программа гарантировала гражданам «всю полноту их прав гражданской и общественной жизни, свободу совести, свободное исповедание различных верований и выполнение религиозных обрядов», осуществление глубокой аграрной реформы с целью окончательной ликвидации старой, феодальной формы собственности, введение прогрессивного социального законодательства.

Республика еще обладала достаточными силами для продолжения борьбы. В июле по инициативе Коммунистической партии было начато мощное наступление на реке Эбро. Одна из его главных целей состояла в том, чтобы сорвать наступление мятежников и интервентов на Валенсию. Ожесточенные бои на реке Эбро длились четыре месяца. Мятежники потеряли более 80 тысяч человек, 200 самолетов и много вооружения. Республиканская армия одержала блестящую победу. Валенсия была спасена.

Падение Каталонии. Поражение Испанской республики

В конце декабря 1938 г., сконцентрировав огромные силы, мятежники начали наступление на Каталонском фронте. Армия мятежников превосходила республиканскую в артиллерии и танках в 10 раз, в авиации в 16, в противотанковой артиллерии в 20, в орудиях противовоздушной обороны в 50 раз. Утомленная недавними боями на Эбро и плохо вооруженная, республиканская армия не смогла устоять. В феврале 1939 г. Каталония пала. В руках республиканцев остались центральные и юго-восточные районы страны, составлявшие примерно одну четвертую часть Испании.

На других фронтах республиканская армия бездействовала. Штаб центрального фронта, фактически оказавшийся во власти предателей, возглавляемых полковником Касадо, сорвал наступление республиканской армии в Эстремадуре и Андалусии.

Правящие круги Англии, Франции и Соединенных Штатов Америки теперь уже окончательно сбросили маску «невмешательства». 10 февраля 1939 г. интервенты и мятежники при непосредственной помощи английского крейсера «Девоншир» захватили у республиканцев остров Менорку. Англия и Франция производили сильный нажим на правительство Негрина, требуя прекращения сопротивления фашизму. 14 февраля французское правительство направило испанскому республиканскому правительству ультиматум с требованием сдать мятежникам Мадрид и всю остальную территорию Республики. 27 февраля Англия и Франция объявили о признании генерала Франко и о разрыве дипломатических отношений с республиканским правительством.

Сторонники Кабальеро, лидеры анархистов, буржуазных республиканцев, националистических партий Каталонии и Басконии — все, кто не верил в победу народа и, по существу, не желал ее, поддерживали маневры империалистов. Правосоциалистский лидер Бестейро и полковник Касадо по указанию из Лондона и Парижа подготовили в Мадриде антиреспубликанский заговор.

Коммунисты требовали, чтобы Негрин осуществил чистку армии от предателей и заговорщиков, предлагали сформировать специальные надежные правительственные части во главе с преданными народу командирами для пресечения попыток переворота. Под давлением масс Негрин принял эти требования.

Заговорщики решили ускорить свое выступление. 4 марта офицеры подняли в Картахене мятеж во флоте и на следующий день вывели военные корабли в Бизерту. В тот же день в Мадриде Касадо и Бестейро объявили по радио о низложении правительства Народного фронта и о создании «Национальной хунты обороны». Главный удар они направили против Коммунистической партии, выдвинув провокационный лозунг «Правительство без коммунистов!». Распространяя всякую клевету против Коммунистической партии и опираясь на троцкистские и анархистские элементы, на офицеров-предателей, хунта произвела массовые аресты коммунистов, а для разгрома воинских частей, которые выступили в защиту законного правительства, сняла войска с фронта и развязала гражданскую войну в Мадриде в нескольких километрах от окопов противника. Это привело армию в полное расстройство и открыло фронт фашистам.

19 марта между «Национальной хунтой обороны» и Франко начались переговоры о перемирии. Но Франко и интервенты не желали говорить с представителями хунты ни о чем другом, кроме немедленной капитуляции. 26 марта началось наступление фашистских войск. «Национальная хунта обороны» поспешила покинуть страну. Касадо на борту английского эсминца уехал в Англию.

28 марта 1939 г. фашистские войска, среди которых были и итальянские дивизии, вступили в Мадрид. К началу апреля уже вся территория Республики была оккупирована интервентами. Испанская республика была задушена.

Значение национально-революционной войны

Причины поражения Республики заключались прежде всего в итало-германской вооруженной интервенции и политике «невмешательства» империалистов Англии, Франции, Соединенных Штатов Америки. Важной причиной Поражения было и отсутствие достаточной сплоченности и единства в рядах Народного фронта. Виновниками этого являлись право-социалистские лидеры во главе с Кабальеро, Прието и Бестейро, анархистское руководство, верхушка буржуазно-республиканских партий. На всем протяжении национально-освободительной войны эти раскольнические элементы, опасаясь дальнейшего развития революции, проводили политику дезорганизации Народного фронта, а в конечном счете превратились в открытую агентуру империалистов и капитулировали перед врагом.

Героическая борьба испанского народа имела огромное международное значение. Стойко отражая в течение трех лет бешеный натиск внутренней и международной контрреволюции, испанский народ показал трудящимся всех стран, что для успешной борьбы с фашизмом и реакцией необходимо прочное единство всех антифашистских демократических сил.

Авангардом и руководителем национально-освободительной войны выступал испанский пролетариат во главе со своим передовым отрядом — Коммунистической партией, единственной в стране политической партией, которая последовательно боролась за интересы народа. Героическое поведение коммунистов на протяжении всей национально-освободительной войны, воспитание ими масс в духе пролетарского интернационализма и непримиримой борьбы против классового врага намного усилили влияние Коммунистической партии среди рабочих и всех трудящихся.

Национально-революционная война испанского народа вышла далеко за пределы национальных рамок. По существу она велась не только против внутренних реакционных сил, но и против наступления фашизма в Европе. На полях сражений в Испании лагерь демократии и мира противостоял силам международной реакции и фашистской агрессии. Героическая борьба испанского народа была на протяжении трех лет преградой на пути развязывания второй мировой войны империалистами.

Цитируется по изд.: Всемирная история. Том IX. М., 1962, с. 332-352.

Рубрика: