Финляндское генерал-губернаторство в 1850-е годы

В середине 1850-х годов Россия вновь начала действовать по той же схеме, что и после войны 1808-1809 гг. Чтобы Финляндия не отдалялась, а, напротив, сближалась с Россией, следовало возместить потери, причиненные войной, и оживить экономику, в особенности пришедшую в упадок торговлю. Еще до заключения мира под руководством Гартмана была разработана программа реформирования как экономики, так и управления. В сфере экономики ставилась цель добиться сбалансирования товарооборота между Финляндией и Россией, устранить ограничения в области кредитования и промысловой деятельности, улучшить состояние транспортной сети (каналы, железные дороги) и провести школьную реформу. В сфере управления основная задача состояла в том, чтобы отставить генерал-губернатора от должности главы гражданской администрации, создать совет, который контролировал бы его деятельность (противовес), и укрепить положение сената, учредив высокооплачиваемые сенаторские должности. Экономические реформы продвигались лучше, чем административные, так как их поддерживал генерал-губернатор Берг. Из числа административных реформ удалось только учредить сенаторские должности и в качестве одного из противовесов генерал-губернатору воссоздать в 1857 г. коллегиальное учреждение при статс-секретаре 35. Теперь это был уже не просто рабочий орган при министре статс-секретаре, подобный Комиссии финляндских дел, созданной в 1811 г. с тем, чтобы «связать» генерал-губернатора. Позднее Комитет превратился в форум согласования статс-секретарем и генерал-губернатором взаимных интересов, то есть интересов Финляндии и России. В 1880-е годы его значение начало убывать, и из органа согласования он превратился в форум конфликтов.

Программа экономических реформ была обнародована в торжественной обстановке во время посещения императором сената

_____________

35.  Коллегиальное учреждение было воссоздано в 1857 г. под названием Комитет при статс-секретаре финляндском; упразднен в 1891 г.

[64]

в марте 1856 г. Поначалу реализацией этой программы руководил Гартман, прежде занимавший ведущие позиции в управлении Финляндией и работавший в сотрудничестве с Бергом. О руководящей роли этих двух людей - финских первопроходцев времен Александра II - можно со всей очевидностью судить на примере большого празднества, организованного в Хельсинки весной 1856 г. в связи с окончанием Крымской войны. Основными ораторами на нем выступали именно Берг и Гартман.

Программу реформ задумал и спланировал Гартман, Берг одобрил ее, а Армфельт представил императору. Император во время пребывания в Хельсинки в марте 1856 г. продиктовал ее основные пункты для протокола сената, поэтому сенат именно под руководством Берга и Гартмана мог приступить к ее осуществлению. Так как цель программы состояла в возмещении потерь, причиненных войной, что должно было сблизить Финляндию с Россией, прежде всего следовало оживить торговлю и мореходство. Были предусмотрены также меры в отношении финансов, промышленности, транспорта и школы. Для оживления промыслов следовало устранить, по выражению Гартмана, все «унизительные ограничения*. В их числе оказался и указ 1835 г. о торговле между Финляндией и Россией, подготовкой которого в свое время занимался сам Гартман. Политику устранения ограничений по традиции называют либеральной (либерализмом), но Гартман был не либералом, а камералистом. Хотя программа предполагала устранение ограничений (либерализм), в своей основной части это была спущенная сверху, руководимая государством программа реформ, в процессе осуществления которой были использованы привычные бюрократические методы. Еще до сессии сейма в 1863 г. при помощи постановлений, во время подготовки которых обращались за заключениями в различные инстанции, а не только в центральные учреждения и Экономическое общество, были осуществлены пункты, не терпящие отлагательства. В 1859 г. были сняты некоторые ограничения феодального характера в области промысловой деятельности. Созданы сельскохозяйственные школы (в 1858 г. реформировано учебное заведение в Мустиале  36). Указ о торговле между Новой Финляндией и Россией, который предполагал боль-

______________

36.  Мустиала - бывшее королевское имение, основанное в 1556 г. Густавом Васой в общине Таммела губернии Хямс; позднее принадлежало шведско-финскому дворянскому роду Хорнов. С 1837 г. государственное учебное хозяйство. В 1840 г» в Мустиале была основана первая в Финляндии сельскохозяйственная школа.

[65]

шую согласованность взаимных товарных поставок, был издан в 1859 г. Новый указ о лесном хозяйстве (1861) устранил ограничения в лесопилении и, что особенно важно, разрешил строительство паровых лесопилен. В отношении развития транспортных путей важнейшим стало решение о начале строительства железных дорог. Первая железная дорога связала в 1862 г. Хельсинки с Хямеенлинной. Вначале железнодорожную сеть создавали, исходя из транспортных и экономических потребностей Финляндии. И только строительство Петербургской железной дороги было обусловлено военно-стратегическими интересами России. Лишь в период так называемых лет угнетения военные интересы России начали оказывать свое влияние на строительство железных дорог. Тем не менее и Петербургская железная дорога на всем ее протяжении, в том числе участок на территории России, находилась в ведении правительства Финляндии. Ширина колеи, однако, стала такой же, как в России, но железнодорожную сеть Финляндии объединили с российской только во время Первой мировой войны, когда с Финляндского вокзала в Петербурге протянули через Неву железнодорожную ветку, связавшую две магистрали.

В результате этих реформ как промышленность, так и внешняя торговля Финляндии начали быстро развиваться. Особенно быстрым был рост производства и экспорта продукции лесопиления. На втором месте по темпам роста стояли производство и экспорт древесной массы и бумаги. Особенно значительным стал вывоз бумаги в Россию. Начала развиваться и металлообрабатывающая промышленность, однако прогрессу в этой отрасли мешали недостаточные запасы местного сырья. Период с начала 1860-х годов вплоть до Первой мировой войны ознаменовался бурным индустриальным и экономическим ростом. Так, в ценовом выражении внешнеторговый оборот увеличился с 1861-1865 гг. по 1906-1910 гг. в 6,6 раза. Наиболее быстрыми темпами развивались промышленность, торговля и транспорт. Экономическая и промышленная модернизация Финляндии привела к подъему небольшой группы промышленной элиты, состоявшей из представителей как дворянских, так и нетитулованных родов - например, таких как Грипенберги, из которых особенно выделялся военный инженер и сенатор Леннарт Грипенберг (1852-1933).

Программа Гартмана, а также его нового помощника Эмиля Шернваль-Валлена, предполагала помимо ограничения полномочий генерал-губернатора, которого планировали поставить во гла-

[66]

ве только учреждений, отвечавших за поддержание общественного порядка, усиление положения сената, выделение из него судебного департамента и преобразование его в верховный суд (что не было сделано в 1809 г.). Эта часть программы реформ, однако, натолкнулась на противодействие вначале Берга, а затем его преемника Рокасовского. Влияние генерал-губернатора на внутреннюю политику нисколько не уменьшилось: в сущности, он утверждал назначения не только сенаторов и губернаторов, но и других высших чиновников (часто сам отбирал кандидатов на ту или иную должность), жаловал ордена и другие свидетельства милости императора, а также карал за провинности. Ему принадлежало решающее слово при избрании как ландмаршала, так и председателей сословных коллегий, и, за исключением речи при открытии сессии сейма 1863 г., он занимался подготовкой торжественных речей и зачитывал их от имени императора как при открытии, так и при закрытии сессий.

Когда в сенате приступили к осуществлению программы 1856 г., возникли многочисленные вопросы, касавшиеся законодательства и налогообложения, для разрешения которых, в соответствии с новыми представлениями о конституции, требовалось одобрение их земскими чинами. С этой целью сенат разработал широкую программу реформирования законодательства. Вопрос о созыве сословного собрания (или, как теперь говорили по-фински, о созыве сессии парламента) приобрел актуальность и стал объектом всеобщего внимания. В этой связи особое значение имела речь профессора Ф.Л. Шаумана на празднике, организованном университетом в 1857 г. по случаю коронации. О сословном собрании, созванном в Порвоо в 1809 г., начали говорить как об историческом прецеденте. Р. В. Экман написал картину, изображающую его открытие. Юрьё-Коскинен напомнил присутствовавшим слова Александра I о возведении Финляндии в «достоинство нации».

Преемник Гартмана на посту начальника финансовой экспедиции Фабиан Лангеншёльд вначале высказал идею о созыве сеймовой комиссии. Несмотря на протесты генерал-губернатора Берга, император одобрил эту идею, причем Бергу пришлось подать в отставку. Для успокоения общественных страстей на его место был назначен «кроткий» генерал Рокасовский, пользовавшийся расположением финнов. Комиссия вызвала как в сенате, так и в общественных кругах критические настроения и неприятие: считали, что ее созыв противоречит конституции, и опасались, как бы

[67]

она не подменила собою сейм. Как говорилось выше, недовольство вылилось в первую в Финляндии политическую демонстрацию, участники которой скандировали лозунг «Да здравствует конституция!». Для нормализации ситуации по предложению Лангеншёльда император дал разъяснение, согласно которому задача комиссии состояла лишь в подготовке дел для будущей сессии сейма. Это подействовало успокаивающе на настроения, и, когда Рокасовский приехал в Хельсинки с обещанием созвать сессию сейма, страсти окончательно улеглись.

Созыв сейма все еще оставался проблематичным ввиду международного положения и ситуации в России. Разрешение на созыв сессии сейма в Финляндии сделало бы более настойчивыми требования учредить аналогичный орган в России. Остроту этой проблемы по инициативе финляндских советников пытались сгладить доказывая как императору, так и общественности (через российскую печать), что в Финляндии речь шла не о собрании, подобном сессии шведского риксдага, но лишь об отвечавшем традициям монархии сословном съезде, консультативном по своему характеру. Генерал-губернатор Берг считал, что на императора попусту оказывают давление, и не видел ничего крамольного в том, чтобы позволить финнам проводить сословные собрания, коль скоро таковые проводились и в Лифляндии. Влияние скандинавизма 37 ощущалось также в Финляндии. Война породила идеи нейтралитета и мечты о флаге (своем торговом флаге). Ситуация в Польше обострилась, и Финляндию сравнивали с нею. Даже император Александр II называл Финляндию «маленькой Польшей». Когда вспыхнуло польское восстание, в Петербурге ситуацию в Хельсинки расценили как критическую - настолько, что подумывали об объявлении в Финляндии военного положения. В итоге все же было принято компромиссное решение: открыть сессию сейма, но одновременно продемонстрировать военную мощь России, организовав в Хельсинки парад. К тому же ко времени открытия сессии на случай возникновения беспорядков вблизи мест сбора делега-

_____________

37. Скандинавизм - идейное движение с акцептом на единстве северных стран (Скандинавских стран и Финляндии), развитие которого стало возможным ввиду ослабления России в период Крымской войны (1853-1856). Одной из его центральных фигур был Эмиль фон Квантен, живший в Швеции. В Финляндии движение не нашло существенной поддержки. Снельман и другие фенноманы были противниками скандинавизма. Когда в 1864 г. Швеция и Норвегия не поддержали Данию в ее борьбе против Пруссии и Австрии, движение сошло на нет.

[68]

тов было выставлено военное охранение. (В интересах безопасности вначале сессию собирались провести в Выборге. Решающим для выбора в пользу Хельсинки стало мнение генерала Норденстама, считавшего, что проведение сессии сейма в Выборге дало бы повод говорить, что она работает под пушками.) Как церемония открытия сессии, так и сами заседания прошли под контролем генералов Рокасовского и Норденстама, а также помощника министра статс-секретаря, подпоручика Шернваль-Валлена, без особых помех. (Шернваль-Валлен был своего рода эмиссаром Армфельта.) Единственным камнем преткновения стали споры относительно права представительства для финнов, находившихся на службе в России.

Поскольку к визиту императора в сенат в 1856 г. было приурочено представление программы развития экономики, финляндские советники (Армфельт, Снельман) намеревались заодно представить и ту политическую программу, которую Берг отклонил ранее, в том же 1856 г. Император пообещал, что некоторые пункты в конституционных законах, которые не отвечали новому положению Финляндии, будут пересмотрены: это касалось расширения прав земских чинов на контроль за исполнением бюджета, восстановления их права законодательной инициативы, созыва сессий сейма, которые стали бы регулярными.

[69]

Программа реформ 1856 г. в протоколе сената

Как в исследованиях по истории Финляндии, так и в школьных учебниках Александра II титулуют не иначе как либералом. Даже на страницы авторитетных диссертаций проникло утверждение, что либерализм пришел в Финляндию потому, что Александр II был либералом. После упоминания о его восшествии на престол в основном далее излагают следующее: при посещении Хельсинки весной 1856 г. он продиктовал для протокола сената широкую - либеральную по своей сути экономическую программу. Программа включала лишь пять в общих чертах изложенных пунктов, но зато была важной. В соответствии с ней сенату надлежало вносить предложения о содействии развитию торговли и мореходства с целью устранения ущерба, причиненного войной; о содействии развитию промышленности; об открытии школ в сельских общинах; учредить комитет, который занимался бы вопросами развития транспортных связей, и вносить предложения о повышении окладов чиновникам.

На программу ссылаются как на «важную», но нигде не говорится, откуда и каким образом возникла «столь важная» программа. Читатель может подумать, что император вынул ее из собственного кармана прямо в сенате или написал в санях на пути из Петербурга в Хельсинки. Конечно же, все было не так. Выработке программы предшествовал долгий и кропотливый процесс подготовки, в котором принимали участие многие талантливые государственные мужи того времени во главе с Л. Г. фон Гартманом, Александром Армфельтом и генерал-губернатором Бергом. Главным идейным вдохновителем программы был, собственно говоря, Гартман, которого характеризовали в Финляндии как крайнего консерватора. Итак, эту дальновидную программу реформ, о которой пишут как о либеральной, подготовили главным образом консервативные представители старой системы! Мало кому приходит в голову, что, например, Гартман был весьма гибким политиком и умел быстро приспосабливаться к новым условиям и что на этом этапе он отнюдь не потерял желания и способности разрабатывать программы в духе времени. С Гартманом на подго-

[70]

товительной стадии сотрудничал Казимир фон Котен, также снискавший славу убежденного консерватора. К работе над программой были привлечены такие водные сенаторы, как Меллин и Рихтер. В Петербурге Армфельт читал и правил проекты, а также загодя представлял их императору. Собственно, процесс подготовки программы, этап за этапом, начиная с первых проектов Гартмана и до окончательного варианта на французском языке, рассмотренного и утвержденного Бергом, можно со всей наглядностью проследить по документам из собрания Армфельта.

Проект программы реформ был значительно шире окончательного ее варианта, продиктованного для протокола. Пред-полагалось провести также политическую реформу, в особенности в административной сфере: выдвигалась цель отставить генерал-губернатора от гражданской администрации или, ,до крайней мере, назначить некий совет старейшин в качестве органа контроля за его деятельностью. Судебный департамент сената должен был быть преобразован в самостоятельное  учреждение - верховный суд. В результате положение сената настолько бы укрепилось, что находившийся в Петербурге Комитет при статс-секретаре финляндском мог быть упразднен. Вице-председатель хозяйственного департамента фактически стал бы премьер-министром, экспедиции были бы преобразованы в департаменты, подобные министерствам. Но эта административная реформа «рассыпалась» из-за сопротивления генерал-губернаторов, Берга и его преемника Рокасовского. Они не желали мириться с ограничением собственной власти, а также были против «ревизоров», которые контролировали бы их деятельность.

[71]

Для претворения обещаний в жизнь были учреждены два комитета (в обход сената и генерал-губернатора). Первый, председателем которого стал Норденстам, должен был разработать новый Сеймовый устав и Форму правления. Второй (председатель - сенатор Кронстедт) - осуществить реформу учреждений центральной администрации. Главными идеологами работы комитетов являлись профессора Й.Ф. Пальмён и Й.Я. Нордстрём, а также сенатор О. аф Брунер. Таким образом, при подготовке доклада о Форме правления, основу которого составили Форма правления 1772 г. и Акт 1778 г. о соединении и безопасности, использовано учение Нордстрёма и Пальмёна о финляндском государстве, хотя употреблять слово «государство» применительно к Финляндии еще избегали: согласно § 1 доклада, Великое княжество Финляндское являлось частью Российской империи и было неразрывно связано с императорской властью в России, но им управляли в соответствии с собственной конституцией и собственными законами. Еще в 1819 г., после чего в начале 1840-х годов в комитете по кодификации законов ставили целью принятие Формы правления, которая основывалась бы на Форме правления времен Густава III и была бы приведена в соответствие с новым статусом Финляндии как автономного княжества в составе Российской империи.

Реформа административного аппарата была нацелена на то, чтобы поставить генерал-губернатора только во главе вооруженных сил и органов по поддержанию общественного порядка, преобразовать судебный департамент сената в самостоятельный орган, верховный суд, и учредить коллегии в качестве подготовительных органов, подчиненных хозяйственному департаменту. (Армфельт и Шернваль-Валлен даже планировали назначение в Финляндию наместника, которым стал бы кто-нибудь из русских великих князей.) Проект реформы, по существу, был весьма консервативным: ведь его идеологи представляли историческую школу 38. Речь шла о шведской густавианской системе, которая так до конца и не была введена в Финляндии в 1809 г. В Финляндии упорно держались за коллегиальную систему управления, в то время как в Европе перешли к министерской системе и даже в метрополии, в России, были учреждены министерства. К тому же представительный орган оставался четырехсословным. Консерватизм

_____________

38. Историческая школа, направление вульгарной политэкономии, возникшее в сер. XIX в. в Германии.

[72]

был обусловлен не только тем, что реформаторы принадлежали к исторической школе, как было упомянуто выше, но также страхом перед русским влиянием. В частности, опасались, что Финляндия попадет в орбиту министерской системы. Это наглядно обнаружилось, когда в 1867 г. депутаты от дворянского сословия отвергли предложение помещика Шателовица: тот хотел, чтобы в сенате была введена эффективная система департаментов.

Но в обострившейся ситуации второй половины 1860-х годов (в 1866 г. Каракозов предпринял покушение на императора Александра II) даже консервативные цели, подобные вышеупомянутым, были «излишними». Узнав о готовившейся реформе административного аппарата, генерал-губернатор Рокасовский счел нужным вмешаться в дело и обвинить комитет в «сепаратизме», а также в попытке ослабить положение генерал-губернатора. В результате реформы были похоронены, реформа административного аппарата - в том числе со ссылкой на нехватку денежных средств. Но хотя основная структура сената сохранилась в прежнем виде и в 1857 г. было введено пожизненное пенсионное содержание сенаторов (по их собственной инициативе), как в самом сенате, так и в широких общественных кругах сенат начали считать «современным правительством», хотя еще и не парламентским. В газетах писали о «министрах» и их портфелях; аналогичным образом поступал даже русский генерал-губернатор, представляя вновь назначенных сенаторов. Регулярная деятельность сейма и проведение вышеупомянутой программы реформ также способствовали усилению роли сената и росту самосознания его членов. В докладе по вопросу о Форме правления сенат был приравнен к Государственному совету Швеции. Говорилось о том, что ему следовало бы позволить давать заключения по всем делам, поступающим на рассмотрение императора. Когда при обсуждении в 1867 г. нового закона о печати обнаружилось, что сенат возомнил себя органом, подобным Государственному совету, Александр II счел необходимым напомнить, что он не является таковым и, следовательно, император не нуждается в его рекомендациях по управлению Финляндией. Однако в действительности сенат повел себя так, как если бы он был Государственным советом. Он представлял императору свои соображения по тем или иным вопросам (хотя император об этом вовсе не просил) и учреждал комитеты.

Из числа проектов реформ был осуществлен лишь один - касавшийся введения нового Сеймового устава. Его утвердил император

[73]

в 1869 г. Это был первый и единственный изданный именно для Великого княжества Финляндского основной государственно-правовой акт. Императору было бы сложно не утвердить его, поскольку он уже пообещал созывать сессии сейма через строго установленные промежутки времени и для этого земским чинам потребовалась бы какая-либо инструкция. Российской общественности дело было представлено так, будто речь шла только о кодификации и новом издании старого Устава от 1617 г. Обещание вернуть сословиям «право законодательного почина, данное Александром II еще в 1863 г., не выполнялось вплоть до 1886 г. ввиду вышеупомянутых сложностей общеполитического характера. Прокурор Палмён добился одобрения проекта генерал-губернатором Адлербергом, прибегнув к искусному объяснению, согласно которому речь шла не более как о праве подавать прошения, которым земские чины и без того уже обладали, но право законодательной инициативы в свою очередь способствовало бы росту самосознания депутатов.

При том что политическая система Финляндии по своей форме осталась прежней, четырехсословной и коллегиальной, по своему содержанию она постепенно превращалась в либеральное гражданское общество. В начале XX века в Финляндии его уже повсеместно стали считать классовым обществом. Уже в Сеймовом уставе 1869 г. был зафиксирован принцип, в соответствии с которым земские чины представляли весь народ. На рубеже веков границы между сословиями утратили былую четкость. Это нашло выражение прежде всего в росте численности городского населения, который наметился еще до парламентской реформы 1906 г. Сословные привилегии начали поэтапно устранять. Но наиболее быстрыми темпами происходил распад сословного общества на более низком уровне - на уровне коммунального и городского управления (реформы 1865 и 1873 гг.). Важными шагами в этом направлении стали также отмена регламентации феодального характера в сфере промысловой деятельности (закон 1879 г.), отказ от института рустгалтеров, устранение ограничений на владение фрельсовой землей (1864).

Хотя цель преобразований, начатых в 1856 г., состояла в том, чтобы сблизить автономное княжество с Россией, в сущности их проведение стимулировало развитие сепаратистских тенденций в Финляндии. Программа реформ, проводимая в Финляндии, в целом отличалась от той, которая осуществлялась в России, не считая закона о воинской повинности. С другой стороны, российские зем-

[74]

ская и судебная реформы не имели аналогов в Финляндии. (В сельских общинах Прибалтики земская реформа прошла.) Регулярно собиравшиеся сессии финляндского сейма приступили к решению законодательных вопросов, накопившихся во множестве за период с 1809 по 1863 г., и в результате вывели Финляндию на путь развития, отличный от российского. И это несмотря на то, что сейм держали под строгим контролем генерал-губернатора и министра статс-секретаря, с одной стороны, и сената, своего рода проверяющей «верхней палаты», - с другой.

Россия и Финляндия развивались в разных направлениях, но ведь и отправные точки были различными. Хотя в принципе уже император Александр II стремился с помощью своих министров привести издававшиеся для Финляндии законы в соответствие с общероссийским законодательством, на практике контроль со стороны министров ужесточился только в конце столетия. Еще во времена царствования Александра II сейм функционировал так, как если бы Финляндия состояла только в династической унии с Россией, и не более того. Как заметил немецкий исследователь Роберт Швейцер, каждым законом, который император позволил сейму издать в соответствии с конституцией, Россия по существу делала одностороннюю и бесповоротную уступку Финляндии в пользу ее особого положения. Законодательная реформа, проведенная через сейм, была и широкой, и значительной. Помимо уже упомянутых реформ (реформа местного управления, устранение регламентации феодального характера в сфере промысловой деятельности, принятие нового Сеймового устава) были изданы новый Церковный устав и Уголовное уложение, было запрещено самогонокурение (гнать самогон не разрешалось даже для домашнего употребления). Утверждение Уголовного уложения, однако, отложили до 1894 г., поскольку оно стало предметом споров в масштабах империи и, по существу, явилось первым важным общегосударственным законом.

Единственной из числа крупных российских реформ, распространившихся на Финляндию, была военная реформа, но и в процессе ее осуществления (на основании закона 1878 г.) Финляндия оказалась явным исключением. Хотя военная форма, инструкции, калибры винтовок и язык приказов были одинаковыми, единственным органическим связующим звеном с Россией был генерал-губернатор, который одновременно являлся командующим вооруженными силами Финляндии и командующим Финлянд-

[75]

ским военным округом. Но как офицеры, так и рядовые должны были быть гражданами Финляндии, и войска запрещалось выводить за пределы Финляндии (это предписание не касалось гвардейского батальона). Александр III, однако, нарушил этот пункт закона, приказав финляндским частям прибыть на маневры в Красное Село 39.

Наиболее важными реформами, отличавшими Финляндию от России, были тем не менее экономические, прежде всего денежные реформы (1865 и 1867), а также таможенное регулирование. При проведении двух денежных реформ решающее слово принадлежало министру финансов России М.Х. Рейтерну, с которым у представителей Финляндии в Петербурге - министра статс-секретаря Армфельта и его помощника Шернваль-Валлена - сложились хорошие, доверительные отношения. (Реформу 1865 г. провели вопреки желанию императора и генерал-губернатора Рокасовского.) На основании этих реформ в Финляндии была введена собственная денежная система (до этого с 1840 г. денежная система Финляндии была привязана к российской). Поскольку Финляндия использовала также собственные, отличные от российских, таможенные тарифы и проводила собственную таможенную политику, она все больше сближалась с западноевропейской экономикой, становясь ее составной частью, сохраняя, однако, в России рынки сбыта некоторых важных товаров. Во многих крупных торговых городах за границей Финляндия имела своих торговых агентов.

Эти экономические меры еще больше усиливали то отдаление «подданных» Финляндии и России друг от друга, которое наметилось в первой половине столетия. Уже тогда как следствие постановлений, регулировавших миграционные процессы, родилось особое «финляндское подданство», из которого затем развилось «финляндское гражданство». В условиях сословного общества основой для этого послужило то, что в Финляндии существовали сословные и цеховые корпорации, наделенные иными правами, чем аналогичные институты в России. Таким образом, финнам было нелегко вступить в русские купеческие гильдии; еще сложнее было «проникнуть» русским в Финляндию. (Так, финляндские должностные лица в конце века парировали обвинения русских в сепаратизме ссылками на то, что большая часть ограничений, касавшихся русских в Финляндии, была установлена пра-

_______________

39.  Автор не уточняет, когда был отдай этот приказ.

[76]

вительством России.) Свидетельством незначительной миграции русских в Финляндию является и то, что только в 1858 г. в России сочли необходимым выработать особое постановление о переезде дворян и представителей других привилегированных сословий в Финляндию. Показательно, что к началу Первой мировой войны русскоязычное население в Финляндии составляло около 0,2%, в то время как, например, в городах Эстонии доля русскоязычного населения равнялась 11,9%.

Противодействие Рокасовского реформам привело к его отставке. (Армфельт и Шернваль-Валлен решающим образом повлияли на смену генерал-губернатора.) На пост генерал-губернатора был назначен Н.Вл. Адлерберг (брат А.Вл. Адлерберга, занимавшего пост министра двора 40), пользовавшийся расположением императора. В его лице финны получили своего рода наместника, державшего свой двор в Хельсинки. По властным полномочиям и положению он был последним из генерал-губернаторов, способных противостоять министрам империи, даже военному. Поскольку он, как находившийся долгое время вне пределов Финляндии, не был знаком с ее условиями и системой правления и на закате своей карьеры не отличался хорошим здоровьем (в 1872 г. с ним случился удар), министр статс-секретарь Армфельт и в особенности его помощник Шернваль-Валлен получили возможность серьезным образом влиять и на канцелярию генерал-губернатора. Через нее им удалось провести ряд важных реформ по укреплению финляндской автономии, в частности реформу 1869 г. по принятию нового Сеймового устава, реформу 1877 г. о переходе на золотой стандарт и закон 1878 г. о воинской повинности. Адлерберг, как и все другие генерал-губернаторы, в качестве основной ставил цель усилить связь Финляндии с империей, но, в отличие от методов, которыми пользовались некоторые из его предшественников или преемников, его методы были мягкими и цивилизованными; с его точки зрения, финнов следовало «русифицировать», в частности приобщая их к русской культуре. Вместе с тем он руководил репрессиями, начатыми в конце 1860-х годов, и внимательно следил за тем, чтобы «нелояльным», например тем, кто подписал прошение о свободе печати, было отказано в должности.

[77]

Осмо Юссила. Финляндия – великое княжество в составе Российской империи. (Фрагмент). Цитируется по изд.: Юссила О., Хентиля С., Невакиви Ю., Политическая история Финляндии. 1809-2009, М., 2010, с. 64-77.

Рубрика: