Теотиуакан: начало археологического изучения

Теотиуакан: начало археологического изучения

Хотя в свое время на работу Шарнея почти не обратили внимания, она возбудила любопытство человека, в чьих силах было сделать что-то реальное — Леопольда Батресау. Усатый красавец был старшим сводным братом жены Порфирио Диаса, мексиканского президента-диктатора. Он убедил Диаса назначить его инспектором и попечителем археологических памятников Мексики. Высокое покровительство дало ему право делать раскопки по всей стране, хотя, как говорили последующие мексиканские археологи, он "не имел ни малейшего представления ни о технике раскопок, ни о серьезных научных методах". В 1884 г. он заинтересовался огромными пирамидами, которые, как и все в то время, считал "наиболее древними памятниками тольтекской народности". Работал он честно, но непрофессионально. Имея в распоряжении обширные средства, в то время как многие мексиканцы едва сводили концы с концами, он постепенно извлекал из-под земли храмы, безоконные жилища, скелеты, остатки стенных росписей. Бродя среди пирамид, он почувствовал огромные размеры города и заботу, с которой он был построен; вся поверхность его улиц была вымощена маленькими камушками, скрепленными известковым раствором. Не найдя никаких укреплений, Батрес предположил, что Теотиуакан был мирным, открытым для всех городом. Вместе с тем все меркло перед очевидными свидетельствами его гибели: куда бы ни посмотрел Батрес, повсюду он видел следы всепожирающего огня.

Оказалось, что даже выделенных ему средств недостаточно для выполнения задачи, и Батрес в 1886 г. отправился в другое место. Оставленные без присмотра руины стали жертвой мечтателя Антонио Гарсиа Кубаса, инженера по профессии. Убежденный, что пирамиды таят в себе секретные кладовые, подобно своим египетским сестрам, Гарсиа Кубас высек дыру в несколько тысяч кубических ярдов в Пирамиде Луны, прежде чем понял, что ошибается.

В 1905 г. в Теотиуакан вернулся Батрес, решив полностью откопать двадцатиэтажную Пирамиду Солнца к столетию независимости Мексики в 1910 г. Дата как нельзя кстати совпадала с 80-летием президента Диаса, а следовательно, нашлись и необходимые средства. В самом деле, писатель Брайан Фаган впоследствии сосчитал, что расходы Батреса превысили бюджет социального обеспечения всей Мексики.

Рабочие стали удалять грунт со скоростью 100 т в час, 1000 т в день; землю и мусор увозили в вагонах по построенной исключительно ради этого железной дороге. Но даже при такой работе руины обнажались довольно медленно, что доказывало древность Теотиуакана. Песчинка за песчинкой покрывали слоем пыли платформы и лестницы величественных пирамид. Ветер приносил семена растений, они прорастали, увядали, им на смену приходили другие растения, которые в свою очередь тоже превращались в слой почвы. День за днем, год за годом, столетие за столетием образовывался такой мощный покров, который едва могли удалить сотни людей при помощи многочисленных механизмов. Пирамиды Мексики имели вид просто холмов.

Вскоре Батрес столкнулся с серьезными трудностями. Начался сезон дождей, глиняный раствор между камнями стал размокать, и возникла угроза обвала. Батрес поспешно соорудил деревянные желобки для стока воды и нанял бригаду каменщиков, чтобы они укрепили глину цементом и вулканическими камнями. Рабочие тщательно заменяли глину укрепленным растворомот кирпича к кирпичу. Постройки были спасены.

Раскопки продолжались. Батрес обнаружил разноцветные фрески на поверхности пирамиды и глиняные фигурки на самом высоком уровне, вместе с останками детей, принесенных в жертву и лежащих у каждого угла. Он нашел кучи керамических изделий, горшков, статуэток и неподалеку группу жилищ, украшенных каменной резьбой и стенными росписями, названную им "Домом жрецов". Все это указывало на то, как много всего предстоит найти в "одном из самых интересных древних городов" согласно его определению. Однако, несмотря на успешное продвижение, ресурсы, необходимые для продолжения работ, перестали поступать, и Бартесу пришлось отступить от намеченного плана. Через 5 лет президент Диас был свергнут, и Бартес удалился вместе с ним в Париж.

Хотя профессиональные археологи сокрушались по поводу грубых методов Бартеса, его работы разожгли в них жадное стремление узнать как больше о Теотиуакане. Раскопки продолжились в 1917 г. под руководством Мануеля Гамио, мексиканского археолога, доктора Колумбийского университета в Нью-Йорке. Позабыв о своих обязанностях в качестве главы отдела антропологии в Национальном музее Мехико, Гамио все внимание перенес на теотиуаканскую цитадель. Вскоре свет увидал блистательный храм Пернатого змея, украшенный головами змей и лицами с выпученными глазами, изображавшими, по его мнению, Тлалока.

Раскопки в Теотиуакане становились более методическими и научными. Швеция (позволившая себе позаботиться о науке во времена великой депрессии 1930-х) направила на раскопки Сигвальда Линне, который после нескольких экспедиций стал ведущим европейским авторитетом по мексиканским древностям. Обнаружив множество разнообразных домов и узких улиц, Линне доказал, что Теотиуакан был не только религиозным центром, как предполагали его предшественники. Другие исследователи расчистили прекрасные фрески и огромный дворец.

До 1960-х годов оставалась неразрешенной главная загадка Теотиуакана: для чего он был построен и что случилось с ним в конце концов? Слои земли и песка, в течение столетий скрывающие Теотиуакан, были за несколько лет почти окончательно удалены. При этом словно с быстро прокручивали назад киноленту; глазам археологов предстало такое великолепие, о котором раньше можно было только догадываться. Вместе с этими открытиями пришло осознание истинной судьбы города.

При поддержке нового мексиканского правительства археолог Хорхе Акоста, один из помощников руководителя работ Игнасио Берналя, довершил очистку территории вокруг 152 футовой (45 м) Пирамиды Луны, Проспекта мертвых и части площади перед Пирамидой Солнца. Позже Берналь помог Акосте реставрировать Пирамиду Луны, чему немало способствовало обнаружение углового камня, лежащего нетронутым на своем месте. Акоста смог вычислить правильный угол подъема и водрузить на свое место каждую из 565 ступеней, которые до того беспорядочно валялись на площади.

Акоста и Берналь сносили те постройки, что, по их мнению, принадлежали позднему периоду истории Теотиуакана, чтобы явить миру классические здания, скрытые под ними. Постепенно вдоль Проспекта мертвых выстроилось нечто напоминавшее давно погибший великий город.

Усилия мексиканских ученых дополнил упорный труд Рене Миллона, археолога из Рочестерского университета. Убежденный, что Теотиуакан простирался гораздо дальше, он решил посвятить всю жизнь ответу на его таинственные загадки. Миллон сделал фотосъемку города с воздуха, производил раскопки небольших участков в разных местах, а затем сравнивал результаты обоих методов. Всего в 1962 г. было сфотографировано 22 кв. мили, из которых 12,5 кв. мили оказались территорией Теотиуакана. Составление окончательной карты заняло еще 5 лет.

Результаты были впечатляющими. В пределах Теотиуакана существовало более 2200 одноэтажных жилых зданий. "В каждом был маленький внутренний дворик, снабжавший светом и свежим воздухом окружавшие его помещения, — писал Миллон. — И каждый из обитателей мог найти в нем уединение". В городе насчитывалось несколько сотен мастерских, только обработкой обсидиана занималось около 400 ремесленников. Особый район был заселен иммигрантами-ремесленниками из Оакшалы, лежавшей в 200 милях к юго-востоку от Теотиуакана, что было доказано по следам обстановки и по черепкам. Это свидетельствовало о развитых политических и торговых связях города. Хотя Теотиуакан не был обнесен крепостными стенами, он вовсе не был беззащитен в случае нападения, как предполагал Батрес.

Его жилые блоки, узкие улочки, а также естественные заграждения из колючего кактуса нопаля могли успешно противостоять натиску неприятеля.

Однако даже после тщательной работы Миллона археологов ждали удивительные открытия. В 1971 г. сильный ливень вызвал обвал земли у подножия Пирамиды Солнца. В этом месте обнаружили остатки древней лестницы, ведущие в расположенный под пирамидой 112-ярдовый (34-метровый) тоннель. Далее исследователи нашли 29 кирпичных стен, преграждавших путь, причем их могли построить только снаружи. Внутри, почти под центром пирамиды, находилась обширная пещера. От нее отходило 4 меньших грота; все вместе напоминало по форме лист клевера.

Ученые убедительно доказали, что эта пещера, сформированная огромным пузырем газа в стремящейся из глубин земли раскаленной лаве, и была причиной постройки Пирамиды Солнца. Поскольку, по всей видимости, эта пирамида — древнейшее из всех основных построек Теотиуакана, то, вероятно, и город был построен из-за (а не просто поверх) пещеры. Чтобы поверить этому, необходимо знать, что пещеры имели огромное символическое значение в древней Мексике. Кодексы и глифы изобилуют изображениями пещер, что обозначает чрево, сотворение жизни в недрах, сотворение Солнца и Луны. На этой засушливой земле источники воды считались священными; вода часто истекала из пещер; по мнению древних народностей, это доказывало, что ключи бьют из подземного мира, мира мертвых. Пещера Теотиуакана, ныне сухая, когда-то тоже была полна воды.

Бог Тлалок покровительствовал не только дождям, но пещерам и рекам. Пещера под Пирамидой Солнца была, скорее всего, центром древнего культа, приверженцы которого и основали Теотиуакан. Кроме того, имеются свидетельства, что пещерой пользовались и столетия спустя после постройки пирамиды.

Однако почему столь долго процветавший Теотиуакан погиб и что о его кончине могут поведать следы огня на его руинах?

Климатологи предложили искать причину гибели в изменении окружающей среды — эрозии почв, неурожаях или длительной засухе. Для того, чтобы делать известь, входившую в строительный раствор, нужно было жечь огромное количество деревьев, и со временем местность вокруг города могла превратиться в пустыню. Климат мог стать засушливее. Вместе с тем экологические причины могут быть не единственным объяснением. Миллон предположил, что власти города утратили способность к гибкой политике и социальным переменам. Возможно, и социальный климат также стал причиной упадка. Жилища, разделенные толстыми стенами, и общество с социальными перегородками, воспитали в жителях особый тип мышления, с которым трудно прожить тяжкие времена.

Примечательно, что огонь охватил в основном только культовые, религиозные постройки, особенно расположенные вдоль Проспекта мертвых, где насчитывалось более сотни храмов и святилищ. Миллон, как и некоторые другие исследователи, считает, что пожар явился результатом "серии заранее запланированных актов ритуального разрушения". Они уверены, что те, кто хотел уничтожить Теотиуакан, стремился в первую очередь покончить с ним как с религиозным центром.

После того, как внезапно погиб великий город, подобная форма социальной организации уже никогда в этом регионе не возрождалась. Наступили беспокойные времена.

"Павший Теотиуакан, — писал британский историк Найджел Дэвис, — как и Рим за 300 лет до того, оставил после себя дезорганизованное пространство, где уцелевшие города походили на планеты, вращающиеся вокруг потухшего солнца".

Наступила эпоха разрозненных мелких племенных государств, которые вступили в отчаянную борьбу друг с другом. Все, включая искусство и радости жизни, заняло второе место по сравнению с проблемой выживания. Так велика была потребность уцелеть, что многие племена объединялись, несмотря на различия в языке и культуре.

Цитируется по изд.: Ацтеки империя крови и величия. М., 1997, с. 57-63.

Tags
Рубрика