Казанское ханство в 1438–1487 годы

Казанское ханство в 1438–1487 годы

Казанское ханство занимало обширную территорию в Сред[1]нем и Нижнем Поволжье. Эта территория включала в себя земли двоякого рода — 1) основное ядро государства, населенное татарским народом, и 2) обширные подвластные земли, населенные другими народами и состоявшие в даннической зависимости от Казанского ханства, Границы основной, татарской территории определяются сопоставлением свидетельств источников трех категорий: 1) надгробными памятниками, уцелевшими на старинных кладбищах мусульман, 2) перечислением селений в книге Хисамуддина, 3) современным распространением татарского населения. Древнейшими центрами основной территории являлись старинные, еще болгарские, города Булгар, Сувар и Биляр, и таким образом ядром государственной территории следует считать местность между Волгою, Камою и р. Малым Черемшаном, т. е. современный Спасский уезд. Древние татарские кладбища, перечисление которых приведено в книге С. М. Шпилевского, расположены в следующих селениях: в Мамадышском уезде — д. Ядыгар; в Лаишевском — д. Тербердины Челны на р. Шумбуте, д. Чита, с. Рождественское (Укречь) Тангачи и Таш-Кирмень на р. Меше; в Казанском уезде — Иски-Казань (д. Князь-Камаево), д. Собакино (Янчурино), Архиерейская дача (на оз. Дальнем Кабане), с. Хотня, д. Кара Дуван; в Царево-кокшайском уезде — д. Уджум; в Чебоксарском уезде — д. Карабаш (Елашево), д. Идельмес, д. Ямская, д. Кадергина, д. Ново-Алексеевское; в Козмодемьян[1]ском уезде — д. Чашлама, д. Кульгешево, с. Янцыбулево; в Ци[1]вильском уезде — д. Елюй-Касы, д. Атлашево, д. Ураево; в Свияж[1]ском уезде — д. Маматкозино-Сеитово; в Тетюшском уезде — г. Тетюши, д. Урюм, д. Кулганы, д. Куштова, с. Байтеряково, д. Бол. Яльчики. Самым западным пунктом, где имеется старинное мусульманское кладбище, служит г. Васильсурск, расположенный на древней границе Казанского ханства с Россией. [17]

Территория, очерчиваемая Хисамуддинсм, не имеет такого значительного распространения на запад от Волги, зато простирается на восток далеко за пределы бывшей Казанской губернии — что не входило в обзор С. М. Шпилевского. Хисамуддин перечисляет следующие татарские селения: г. Казань, Айша, Казан[1]баш (Казанск. у.), Ст. Уджум (Царевококш. у.), Ст. Ширдан, Имелла (Буртасы) и сел. при устье р. Свияги (Свияжск. у.) Тетюши, Бол. Кокузы (Тетюшск. у.), Казаклар, Бердебяковы и Кутлу-Букашевы Челны (Лаиш. у.), Бахта (Чистоп. у.), при источнике Гизляу (у р. Черсмшана). при слиянии р. Кичу и Шешмы, по p.p. Шсшме, Бол. к Мал. Черемшану (в Чистоп. уезде), селения Адаево и Казаклар в Малмыжском уезде, г. Елабугу, Мензеле, селения Кипчак и Термэ по р. Диму, Тугашхан по р. Белой, Субай, Заю, Иринэ, Чалли, Бай-Чжуре при истоке р. Ика, Уршак, Аи, по р. Уфе и т. д.Современная территория расселения казанских татар до[1]вольно точно совпадает с границами Татарской республики, удовлетворяющими этнографическому принципу, Сравнивая современную карту с местами древних поселений, мы видим, что 1) татары утратили территорию вокруг Казани, откуда они были вытеснены сильным притоком русской колонизации; в настоящее время нет татарских селений отстоящих от Казани менее чем на 45 верст, несмотря на то, что названия русских сел и деревень пестрят татарскими именами; запустело ядро древ ней болгарской территории — черноземный Спасский уезд, куда также хлынула волна русских переселенцев вытеснены были мусульмане с западной окраины ханства с территории между Сурой и Свиягой. Но зато раздвинулась татарская территория несколько к северу: эмигранты из-под Казани заселили бассейн р. Шошмы. Восточная граница, наиболее удаленная от натиска русской колонизации и соприкасавшаяся с мусульманскими населениями башкир, оказалась более устойчивою и уцелела почти в прежних пределах.

В общем же можно считать, что основное ядро Казанского ханства, имевшее татарское население, почти совпадает с территорией Татарской республики. Понятно, при этом следует помнить, что тогда не было тех разрывов в сплошном расселении казанских татар, которые ныне оказались заполненными сплошными островами русского населения.

Инородческие территории, окружавшие основное ядро Казанского ханства, можно сравнивать с теми колониальными волостями, которые окружали Новгородские пятины в [18] эпоху независимости Новгородского княжества. Пространство этих подвластных территорий определяется народами, платившими дань Казанскому ханству, подобно тому, как Россия в эпоху татарского ига составляла территорию, подвластную ханам Сарайским. В состав Казанского ханства входили 1) мордва, 2) чуваши, 3) черемисы, 4) вотяки. Сопоставляя границы современного расселения этих народов, мы должны включить в пределы Казанского ханства территорию Татарской республики, областей Марийской и Чувашской, губерний Симбирской, Пензенской, Саратовской и Тамбовской, на севере — часть Вятской губернии, всю Вотскую область, а на северо-востоке небольшую часть Пермской губернии.

На востоке Казанское ханство граничило с обширным Ногайским княжеством, на юге — с Астраханским ханством, на юго-западе — с Крымским ханством, на западе — с Московским государством, на севере — с Вятскою общиною, которая в конце XV века также была присоединена к Москве. Государственная граница Казанского ханства точнее всего известна на западе — здесь она шла по Суре и Ветлуге. На севере граница определяется позднейшей границей Поморья с Понизовыми землями; эта граница оставляла к северу от себя уезды: Котельничский, Орловский, Нолинский, Вятский и Слободской, а к югу — уезды Яранский, Уржумский, Малмыжский и Глазовский, т. е. шла по Пижме, от устья последней до устья р. Вои — по р. Вятке, включала в Казан[1]ское ханство весь бассейн р. Кильмези, большую часть бассейна Чепцы и верховья Камы, не достигая города Кая, куда успела проникнуть русская колонизация. На востоке Казанскому ханству принадлежали районы Сарапула и Елабуги, но позднейшая Уфимская губерния, за исключением Мензелинского уезда, цели[1]ком входила в состав Ногайского княжества: современные Нагайбак, Уфа и Стерлитамак находятся на территории прежнего Ногайского государства. Бугульминский и Мелекесский уезды, населенные татарами, очевидно, входили в состав Казанского ханства, но Самарская степь фактически принадлежала кочевавшим по ней ногайцам. Правый берег Волги составлял владение Казанского ханства вплоть до Царицына. Здесь были города Синбир, Сара-Тау (Саратов) и Сары-Тин (Царицын), перечисленные в сочинении Хисамуддина. Перетяткович говорит: «Нельзя не указать на одну особенность Казанского царства — на чрезвычайно малое количество в нем городов. Кроме самой Казани, упоминается только Арский городок… Вне этих городов в Казанском царстве упоминаются еще остроги и крепости [19] по Арской дороге и в нагорной стороне, в земле чуваш». [2]

Это указание основано на недоразумении. Как известно, в русских источниках городом называется крепость, укрепленное поселение, и отсутствие в Казанском ханстве крепостей нельзя понимать, как отсутствие в нем городов в современном смысле, как населенных торговых пунктов и административных центров. Местная культура выдвинула иной тип городского строительства, чем в России — не военное, а мирное, торговое поселение, каких в Казанском ханстве имелось, конечно, немало. Перетяткович искал «городов»- крепостей и просмотрел неукрепленные города. Напротив, мы знаем, что в Казанском ханстве было достаточное количество обширных поселений, которые вполне могли называться городами в современном значении, так как их население занималось не только сельским хозяйством, но также ремеслами и торговлей. Таковы были, несомненно, населенные пункты по берегам водных путей — Елабуга, Синбир, Сары-Тау, Тетюши, Лаишев.

Основная территория Казанского ханства разделялась в административном отношении на несколько «даруг» или податных участков, которые в русских источниках отождествлялись с до[1]рогами, ведшими из Казани в Галич, Алат, Арск, Зюри и в Ногайскую землю. Центрами трех из этих «даруг» служили города Алат, Арск и Зюри. На горной стороне Хисамуддин упоминает город Алатур, т. е. Алатырь. Что касается инородческих территорий, то казанцы не имели здесь постоянных органов администрации, но посылали ежегодно зимою сборщиков дани, в сопровождении вооруженных отрядов, для сбора податей в виде ясака. На территориях, населенных инородцами, были настоящие укрепленные городки, где жили туземные князья, тарханы и прочие «волостели», платившие дань в казну Казанского ханства.

Основное население Казанского ханства составляли потомки древних болгар — старый, оседлый народ турецкого происхождения, задолго до возникновения Казанского ханства создавший в Среднем Поволжьи государственную организацию, производивший в широких размерах торговлю и давно приобщившийся к мусульманской культуре. Центральною местностью, в которой сосредотачивалось болгарское население, был район между Волгою, Камою и р. Малым Черемшаном, где были расположены главные болгарские города — Булгар и Биляр. В 1361 году произошло разрушение г. Булгара [20] ханом Булат-Тимуром, и в связи с этим опустошением совершился отлив населения из коренных областей Болгарского царства к окраинам, преимущественно на северную сторону Камы, покрытую в то время глухими лесами.

Ряд преданий, сохранившихся у казанских татар, говорит об этом передвижении болгар на север и об основании болгаро-та[1]тарских селений в лесах (Иски-Казань на р. Казанке, д. Бурбаш на водоразделе Меши и Вятки, д. Ишменево-Маскара в бассейне Вятки, д.д. Урачкино, Янцобино и др.). Часть болгарских беженцев продвинулась еще дальше на север и осела на нижнем течении р. Чепцы, образовав поселения так называемых «Каринских татар». Поселение болгар на Чепце совпало с основанием новгородскими и устюжскими колонистами русских городов и селений на Вятке (Никулицын, Хлынов, Котельнич), и поэтому Каринское княжество не смогло сохранить своего самостоятельного значения. Взаимоотношения Каринских князей с русскими регулировались договорами, до сих пор еще не подвергавшимися специальному изучению. В 1467 г. Каринские татары могли составлять прочную опору казанцам при завоевании последними Вятской земли. Они удержали свою автономию вплоть до 1489 года, когда московское войско покорило Вятскую общину. Вместе с нею утратили самостоятельность и Каринские татары; князья их были низложены и отвезены пленниками в Москву.

Перемещение земледельческого населения сопровождалось возникновением к северу от Камского устья, в самом северном пункте средне-волжского плеса, нового торгового и культурного центра — Казани, к которой теперь перешло значение главного города края.

Казанский историк Г. Ахмаров отметил целый ряд доводов в пользу того, что потомки болгарского народа после разрушения Болгарского царства продолжали существовать в составе народа, известного под названием казанских татар. Эти доводы сводятся к трем главным группам. Сюда принадлежат: 1) самосознание народа казанских татар, родовые воспоминания татар о своем болгарском происхождении, предания об основании болгарами татарских селений, почитание развалин Булгара и болгарских древностей, как священных памятников своего национального прошлого; 2) тождество мест поселения как в общих пределах района, так и в отдельных пунктах; 3) преемственность оседлости и земледелия, врожденная способность к торговле, составляющая характерную черту [21] как древних болгар, так и современных казанских татар, наконец — тождество материального быта, отмеченное в научной литературе, и единство духов[1]ной культуры.

Приток татарского элемента в Казанский край отмечен в русских источниках, которые говорят, что в 1438 году в Среднем Поволжье поселилось 3000 татар, пришедших из Крыма с ханом Улу Мухаммедом, в дальнейшем в Казань «начаша сбиратися мнози варвары от различных стран, от Златыя Орды, и от Асторохани, от Азуева и от Крыма». Казань, как торговый центр, несомненно, имела очень пестрый состав своих жителей, что же касается до массы земледельческого, оседлого населения, то вряд ли можно сомневаться в том, что оно сохранило в своей основе старый болгарский народ. Казанское государство выступило на поприще исторической жизни сразу уже в виде зрелого организма, с прочно сложившимся бытовым и культурным укладом; оно совершенно не знало стадии постепенного формирования, и это явление может быть объяснено лишь древностью его населения и преемственностью культуры и расы.

История независимого Казанского ханства представляет собою лишь небольшой эпизод в многовековой жизни казанских татар. Она не совпадает с историей народа казанских татар, заселивших край ранее возникновения здесь самостоятельного государства и продолжающих свое существование в течение 400 лет после падения их независимости.

Цитируется по изд.: Худяков М. Очерки по истории Казанского ханства. Екатеринбург, 2012, с. 18-24.