Анатолия в годы становления Османского бейлика

Анатолия в годы становления Османского бейлика

Политическая, социальная и экономическая ситуация в Анатолии ХIII века сыграла важную роль в появлении Османского бейлика, с возникновением которого связано множество преданий. Создается впечатление, что к концу XIII века, когда на исторической сцене появилась династия Османов, происходящая из племени кайи, в Анатолии почти завершился процесс тюркизации и исламизации. Известно, что его основы были заложены еще до победы при Манцикерте в 1071 году. Но эта победа явилась началом окончательного завоевания Анатолии, которое завершилось в короткий срок. Из внутренних районов Азии еще в XI веке, в период формирования государства Великих Сельджукидов, усилилась миграция туркменских племен в Иран и на территорию нынешнего Азербайджана. Поскольку сельджукская государственная система предполагала оседлость основной массы населения, племена, сохранявшие полукочевой образ жизни, должны были отправляться в пограничные районы, дабы не нарушался внутренний порядок в стране; тем самым появлялась возможность для будущего завоевания Сирии и Анатолии. Сельджуки, завоевывая и осваивая Анатолию, сохраняли социальную структуру с преобладанием сильного туркменского влияния. Создав независимое государство в Анатолии, они расселили вдоль границ Византин многочисленные туркменские племена, которые также были органически связаны с Великой Сельджукской империей. Используя нестабильную ситуацию в Иране и Азербайджане, эти племена довольствовались набегами на вновь завоеванные земли или те, что будут завоеваны в дальнейшем. С учетом возможного негативного влияния, которое могли бы оказать новые группы кочевников на сложившуюся государственную систему и оседлую жизнь, существовавшие уже более ста лет, сельджуки, не подрывая структур этих больших групп, отправляли их в неспокойные районы на границе. Через два-три века Османская империя в отношении таких кочующих туркмен будет проводить другую политику: дробить крупные племенные объединения на мелкие группы и привязывать их к земле.

Разместившиеся вдоль границ туркмены вели традиционный образ жизни. Они совершали набеги на византийские земли, и захваченная добыча использовалась как источник для становления экономики, столь необходимой для политической силы. Несмотря на многие проблемы, центральные сельджукские власти все еще сохраняли свой авторитет. Однако в XIII веке успешные монгольские набеги и в Анатолию, в итоге развалившие Сельджукское государство, откроют путь совершенно неожиданным по своим результатам процессам. Это подготовит почву для новых событий, которые окажут влияние не только на историю Ближнего Востока, но и на европейскую историю вплоть до наших дней.

Когда под напором монголов государство Сельджукидов Малой Азии почало распаляться, на окраинах его постепенно стали возникать независимые или полузависимые туркменские эмираты. Из страха перед монголами туркменские племена, жившие большими группами на горных пастбищах Центральной и Восточной Анатолии, перебрались к границам Византии на западе Анатолии; они потеряли старые пастбища и заполонили горную часть Причерноморья, а также горные районы, простирающиеся от Кастамому до Антальи. Среди них было много шейков, дервишей и суфийских наставников, которые с давних времен играли важную роль в духовной жизни туркменских племен. Именно они укрепили ислам и превратили традицию богатырского удальства в борьбу за веру (газават). Очевидным подтверждением наличия религиозной деятельности в туркменских племенах является множество текке — дервишских обителей, расположенных вдоль границ.

Часть оседлого населения Центральной и Восточной Анатолии, городские элементы, решившие воспользоваться новыми возможностями,— религиозная элита, торговцы, ремесленники, землевладельцы,— прибыли на новые земли, поселились в больших и малых городах и деревнях и там продолжали свою деятельность, чем взяли на себя важную роль в формировании экономической базы обретших независимость туркменских бейликов. Достаточно серьезное место в этой деятельности принадлежит организации мусульманских ремесленников — ахи. С другой стороны, представлявшие ортодоксальный ислам члены ордена мевлеви, который действовал в старых сельджукских центрах, находившихся под господством Ильханидов. предвидя блестящее будущее новых бейликов, оказывали особое уважение семьям беев и тем самым приобрели определенный авторитет. Основав в центрах бейликов свои обители, мевлеви добились ослабления влияния неисламских суннитских элементов. Эти процессы были общими, особенно в Западной Анатолии, где начади образовываться бейлики.

Против Сельджукидов, зажатых в Центральной Анатолии и примявших господство Ильханидов, выступили преданные им на словах туркменские беи. Они воспользовались также политическим кризисом в Византии, где ослабло влияние центральной власти, и начали бурную деятельность в Западной Анатолии, в результате которой образовались малые государства. Караманиды, объявившие себя наследниками Сельджукидов, стали хозяевами в центре старого государства и возвысились над остальными бейликами. Претендуя на статус наследников Сельджукидов, Караманиды вели активную политику в отношении других туркменских бейликов. Самой важной особенностью их деятельности явилось то, что они дополнили элементами собственных структур порядки классического средне-восточного государства. Использование тюркского языка впервые в качестве официального станет примером для других возникающих бейликов и откроет путь многим важным процессам, продолжающимся до настоящего времени. Нет никаких сомнений в том, что эта практика наилучшим образом будет претворена в Османской империи. В последней четверти XIII века единственными соперниками Кароманидов были Гермикяногуллары, обосновавшиеся на границе с Византией в районе Кютахьи. Когда Гермияногуллары, сумевшие распространить свое господство до Западной Анатолии, согласно тюркской традиции разделили земли между членами семьи, сила их ослабла, и в районах их бывшего влияния образовались мелкие независимые государства. Так, например, бейлики Кореси, Айдын и Сарухан вели военные действия на море, аналогично действовал и бейдик Ментеше; в районе Синопа и Кастамону располагался эмират Джамдаридов, в Восточном Причерноморье на границе Трапезундской империи — беи Чепни, в районе Антальи — бейлики Хамид и Теке, в Центральной Анатолии — Эретна и государство кадия Бурханеддина, в Восточной и Южной Анатолии — Рамазаногуллары и Дулкадирогуллары И среди всех этих эмиратов находился маленький бейлик, поначалу совсем незаметный, зажитый между Гермияном и Джандаридами. Это был Османский бейлик, где постепенно складывалась структура, которая станет играть новую роль в Западной Анатолии. Так зарождался процесс, который в будущем повлияет ив ход мировой истории.

Цитируется по изд.: История Османского государства, общества и цивилизации. Том 1, под ред. Экмеледдина Ихсаноглу, М., 2006, с. 3-5.

Рубрика