Лондон елизаветинской Англии

ЛОНДОН. В конце XVI века Лондон был самым большим, богатым и быстро развивающимся городом в Европе. Мало того, это был самый населенный город. Число жителей, среди которых было много иностранцев, составляло около 300 тысяч. Административная столица государства, резиденция королевы, правительства и Парламента, крупный порт, город с широко развитыми торговлей и производством, со множеством театров и типографий, место жительства самых известных художников и писателей своего времени (самым важным исключением был Эдмунд Спенсер) — уже в елизаветинские времена Лондон был огромным мегаполисом, по значению и влиянию сравнимым с Римом античной эпохи.

Происхождение названия города до конца не установлено. Londinium — название, использовавшееся в римский период, могло быть результатом латинизации какого-то кельтского топонима, возможно, Loumidonjon. Как утверждают некоторые историки и филологи, это название связано с Темзой и означает «глубокая река». Благодаря близости к морю и к устью Темзы Лондон с Античности был самым важным портом в Англии. Однако расположение города делало его уязвимым для нашествия врагов, например викингов. Поэтому Вильгельм Завоеватель, сам еще недавно совершивший нашествие на Англию, приказал построить здесь крепость Тауэр, к которой Плантагенеты добавили еще оборонительных сооружений. Там же при Плантагенетах были оборудованы королевские палаты и хранилища для казны. Кроме своей оборонительной функции, вновь востребованной, когда нашествие Армады стало реальной угрозой, во времена Тюдоров Тауэр служил тюрьмой, английским вариантом Бастилии, куда помещали и где иногда казнили важных заключенных, обвиняемых в государственных преступлениях.

Во времена Елизаветы в Лондоне был только один — Лондонский мост (London Bridge), построенный в XII веке. Однако пройти или проехать по этому мосту было не такого легко: вся проезжая часть между стоявшими по обеим сторонам домами и лавками была запружена повозками, скотом, коробейниками, зеваками и другими более-менее подозрительного вида прохожими. Поэтому большинство жителей столицы предпочитало перебираться на другой берег реки на лодках. Темза служила важным путем сообщения для всего Лондона и окрестностей, и по ней днем и ночью ходили лодки и корабли. При Тюдорах, и особенно при Елизавете, в Лондоне была сконцентрирована практически вся торговая и экономическая деятельность страны, из-за чего другие крупные портовые города, такие как Портсмут, Саутгемптон или Бристоль, утратили свое влияние и главной отраслью в них стало рыболовство. Другие порты — Дувр, Плимут, Пенденнис (в Корнуолле) или Пемброк (в Уэльсе) — имели прежде всего местное значение и поэтому меньше пострадали от конкуренции с Лондоном.

До 1534 года в черте города находились многочисленные монастыри, а за его стенами простирались монастырские земли. Когда эти владения были проданы небольшими участками, внешний вид города и особенно пригородов очень изменился, однако сами монастырские постройки были сохранены и превращены в больницы, приюты, частные дома или даже театры. Например, в помещениях доминиканского монастыря (монастырь Черных братьев, Blackfriars) на юго-западе Сити располагался театр. Появились новые роскошные постройки в тюдоровском стиле из камня или кирпича, контрастировавшие с так называемыми низкими домами (иногда достигавшими двух этажей), в которых жило рабочее население города. Это были похожие на деревенские глинобитные сооружения из дерева и смешанной с глиной соломы, сверху вместо крыши покрытые соломой. Естественно, население жило в постоянном страхе пожара, несмотря на то что еще с XIII веке существовал закон, предписывавший крыть дома шифером. По всей вероятности, закон этот никем не соблюдался.

Расположенный на северном берегу Темзы центр города, уже в описываемый период известный как Сити, представлял из себя лабиринт узких улиц — шумных, небезопасных для прохожих и зачастую зловонных, так как никакой водосточной системы тогда не было. Система водоснабжения была очень архаичной, ведь римские сооружения были разрушены и опыт римлян в этой области был давно забыт. В крупных усадьбах за пределами центра города были колодцы, а в центре дождевая вода собиралась в цистерны или доставлялась водоносами из Темзы. О чистоте этой воды говорить не приходилось.

Лондон периода правления Елизаветы I и Якова I известен нам по сохранившимся документам, гравюрам, планам и описательным трактатам, среди которых прежде всего следует назвать «Обозрение Лондона» (Survey of London) Джона Стоу — настоящий путеводитель по городу, его улицам и памятникам. Ремесленники и торговцы, занимавшиеся общим видом деятельности, проживали на одной улице. Такие улицы получали соответствующие на-звания, иногда довольно красочные, как, например, улица Иголки-с-ниткой (Threadneedle street) — улица портных *. Несмотря на Реформацию, Лондон так и остался разделенным на приходы, каждый из которых носил имя святого или святой. Из-за перенаселения и отсутствия элементарной санитарии во время правления Елизаветы несколько раз случались вспышки чумы, унесшие жизни большого числа горожан. У зажиточных лондонцев были загородные резиденции в соседних графствах, куда они удалялись на время эпидемий, но у большинства жителей, привязанных к дому и работе, зачастую не было возможности сбежать.

Рельеф местности, или, скорее, отсутствие рельефа, и «человеческая» география города в равной мере объясняют постоянное расширение Лондона. Все больше и больше людей приезжали жить в городские предместья. Некоторые предместья специализировались на определенном роде деятельности. Например, Саутуорк (Southwark) на противоположном от Сити (южном) берегу Темзы превратился в район театров, таверн и публичных домов.

В Лондоне также находились королевские резиденции: Гринвич, где родилась и умерла Елизавета, — на южном берегу Темзы — и Хэмптон-Корт — на северном, к западу от центральной части города. Из- за свойственного британцам консерватизма новые районы города оказывались за пределами юрисдикции старого города. Это, впрочем, не означает, что новые городские образования находились полностью за рамками закона, однако даже в тех случаях, когда они образовывались на месте старинных поселений, они не имели определенных границ и их население постоянно менялось, так что его точное число и состав было нелегко установить.

Опасаясь бунтов и восстаний, английские монархи жаловали лондонцам, в особенности членам гильдий, различные привилегии, а также наделяли их довольно широкой административной автономией. Мэр города избирался на срок в один год, однако правом принимать участие в голосовании обладали далеко не все жители столицы. Мэр получал почетный титул лорда и обладал большой властью в городе. Например, он собирал налоги и таможенные пошлины — очень немалые в таком крупном портовом городе, как Лондон. Когда к власти пришла Елизавета, она стала давать право взимать налог на некоторые продукты импорта, прежде всего вино, самым приближенным из своих придворных, что вызывало постоянно растущее неудовольствие горожан.

Сюами А. Елизаветинская Англия / Анри Сюами. – М.: Вече, 2016, с. 50-56.

Примечания

* В настоящее время на Треднидл-стрит в Сити находится несколько крупных банков, включая Английский банк. — Примеч. пер.

Рубрика: