Корея под властью монголов

Завоевание Кореи монгольскими ханами

Впервые корейцы столкнулись с монгольскими завоевателями в связи с вторжением на полуостров киданей. Киданьское государство Ляо, подвергшись нападению чжурчженей, в 1125 году перестало существовать. Кидани принуждены были подчиниться чжурчженям, и их земли вошли в состав Цзиньского государства. Когда в связи с начавшимся натиском монголов чжурчженьское государство стало ослабевать и в 1215 году потеряло часть своих владений в Маньчжурки, кидани, жившие в Ляодуне, провозгласили своё государство Ляо восстановленным и даже назвали его Да-Ляо, «Великим Ляо». В 1216 году киданьские отряды перешли реку Амноккан (Ялу) и вторглись в северо-западную часть королевства Корё, а другие отряды киданей вторглись в северо-восточную часть со стороны Приморья, перейдя реку Туманган.

Королевством Корё в это время фактически правил Цой Чхун Хэн — один из крупнейших феодалов. Не будучи в силах сам справиться с киданями, он обратился за помощью к монголам. Чингисхан решил воспользоваться удобным случаем и послал на полуостров свои войска. Монгольские отряды быстро разбили киданей, но «помощь» дорого обошлась корейскому народу с этого момента началось вмешательство монгольских феодалов во внутренние дела корейского государства.

Завоевание монголами Кореи было непосредственно связано с их борьбой против чжурчженей. Короли Корё считались вассалами цзиньских правителей, и монголы поэтому рассматривали королевство Корё как одно из владений чжурчженей. Предлогом для отправки монгольских войск на полуостров послужило убийство в 1231 году монгольского посла по пути из Корё в Монголию. Монголы объявили правителей Корё виновниками убийства и послали на полуостров армию под командой Саритая. Монгольские отряды вторглись в Корею и подвергли её северную часть опустошению. Цой У, правивший Кореей (так же как и его отец Цой Чхун Хэн), вместе с королём бежал из столицы и укрылся в крепости на острове Канхвадо. Отразить натиск монголов правители Кореи оказались не в силах, и им пришлось откупиться от монголов большой данью. Монгольские феодалы, однако, не оставили мысли о полном подчинении полуострова. В последующие два десятилетия их отряды четыре раза вторгались в Корею. В 1259 году последний правитель из рода Цой был убит, крепость на острове Канхвадо разрушена, а наследник королевского престола увезён в Монголию как заложник. Когда король Кореи умер, его сын возвратился туда, занял престол и, признав себя вассалом великого хана, отдал всю страну под власть монголов.

Покорность короля и его ближайшего окружения по отношению к монголам не означала того, что корейский народ подчинился завоевателям. В 1270 году против монгольских захватчиков и послушного им корейского короля вспыхнуло народное восстание. Справиться с этим восстанием корейскому королю удалось лишь с помощью монголов. Под натиском монгольских сил восставшие отступили на юг и вынуждены были в конце концов перейти на Чечжудо (Квельпарт) — самый крупный остров у южного побережья Кореи. Укрепившись на этом острове, восставшие продолжали оттуда нападать на побережье. Борьба длилась до 1273 года, когда силы повстанцев были разбиты, а остров был занят соединёнными войсками монголов и послушного им корейского короля.

Корея под игом монгольских феодалов

В течение почти ста лет, с 70-х годов XIII века до 70-х годов XIV века, Корея находилась под игом монголов. Корейские короли, хотя и оставались на престоле, на деле были полностью подчинены монгольским наместникам, которые контролировали всё управление страной. Почти все короли и члены королевского дома женились на монгольских принцессах, приезжавших в Корею с многочисленной свитой. Двор был заполнен представителями монгольской знати, с которой корейская знать стала быстро сливаться.

Таким образом, народные массы Кореи оказались под двойным гнётом — собственных феодалов и иноземных захватчиков. Монгольские феодалы, управляя Кореей, меньше всего думали о подвластной им стране. Власть над нею они стремились использовать только в собственных интересах. Все свои заботы монгольские наместники направили на превращение полуострова в базу для дальнейших завоеваний. Целью завоевания на этот раз была последняя из ещё не покорённых стран Восточной Азии — Япония. Монголы сформировали из корейцев вспомогательные отряды. Важнейшие районы Кореи были поставлены под непосредственный контроль монгольских военачальников, монгольские отряды заняли все сколько-нибудь значительные пункты. Были проведены и стратегические дороги, использовавшиеся как для курьерской, так и для почтовой службы. Однако всё это оказалось напрасным.

Падение ига монгольских ханов в Корее

С того времени, как обнаружилось общее ослабление Монгольской империи, стало меняться и положение в Корее. В 1359 году корейскими войсками были разбиты монгольские гарнизоны в районе современного города Енхин в провинции Южный Хамгёндо, являвшиеся главной опорой монгольской власти в Корее. Под влиянием этого успеха король поспешил упразднить внешние знаки подчинения монголам: отменил летосчисление по годам правления монгольских императоров в Китае и ликвидировал введённую при монголах номенклатуру должностей. Достигнутой в 1359 году победе в значительной мере содействовал один из феодалов названной провинции, Ли Хван Чжо, выступивший против монголов. В награду ему были пожалованы 10 тысяч крестьянских дворов и пост командующего войсками. Это послужило началом возвышения дома Ли.

Когда в 1368 году пала власть монгольских завоевателей в Китае, это нашло отражение и в Корее. В 1369 году корейский король Конмин официально отказался считать себя вассалом великого хана. Ликвидация зависимости от монголов сопровождалась обострением внутренней борьбы. Во вторую половину царствования Конмин подпал под влияние представителя буддийского духовенства, всесильного временщика Син У. Это привело в 1374 году к дворцовому перевороту, во время которого были убиты Син У и сам король. С этого момента почти на два десятилетия корейский двор стал ареной борьбы разных партий и групп, приведшей в конечном счёте к падению самой династии.

Однако в пёстрой картине происходивших тогда дворцовых переворотов, возвышений и падений различных временщиков нельзя видеть только борьбу придворных клик. Неправильно было бы рассматривать столкновения этих групп исключительно в свете борьбы за влияние в Корее правительства великого хана и императоров Минской династии. В действительности в Корее шла борьба между старой феодальной знатью, интересы которой выражала так называемая «старая партия», и служилым дворянством, т. е. мелкими и средними феодалами, объединявшимися вокруг так называемой «новой партии». Эта борьба шла за власть в государстве, за земельные богатства, за феодально-зависимых крестьян. Один из современников этих событий, выражая точку зрения служилого дворянства, предлагал в своём проекте аграрной реформы восстановить государственную собственность на землю в целях лишения крупных феодалов их земельных владений и провести, таким образом, перераспределение земель в стране. Борьба  между феодальной знатью и служилым дворянством определяла и внешнеполитическую ориентацию «старой партии» на монголов и «новой партии» — на Китайскую империю, в которой опорой монархии являлось служилое дворянство, а феодальная знать была оттеснена на задний план. В 1389 году Ли Сон Ге (сын Ли Хван Чжо), стоявший во главе «новой партии», возвёл на королевский престол её ставленника Конъяна, который оказался последним королём династии Коре. В 1392 году группой заговорщиков — офицеров дворцовой гвардии, принадлежавших к «новой партии», Конъян был свергнут с престола и королём провозглашён Ли Сон Ге. Так началось правление династии Ли (И) в Корее. Через год было изменено название государства — оно стало именоваться не Корё, как раньше, а Чосон. Его столицей с 1396 года стал город Ханъян, нынешний Сеул.

Новый король Ли Сон Ге (Тхечжо, 1392—1398), возглавлявший «новую партию», хотя он сам и происходил из старой знати, был поставлен перед необходимостью ради сохранения своей власти пойти на удовлетворение требований «новой партии». Крупные земельные владения феодальной знати были конфискованы и распределены среди средне- и мелкопоместного дворянства. В результате новый король получил в стране сильную опору, которая и позволила упрочиться династии Ли.

Цитируется по изд.: Всемирная история. Том III. М., 1957, с. 537-539.

Рубрика: