Сун

В 960 г. армия, участвовавшая в экспедиции против киданей, провозгласила своего командующего Чжао Куан-иня императором (960—976). С этого времени начинается более чем трехсотлетний период правления династии Сун (960—1279). Главной столицей Сунской державы до 1127 г.

[232]

был Кайфын, потом — Ханчжоу. Но воссоздать империю в прежних границах яе удалось: часть былых владений Танской династии подпала под власть соседних государств киданей и тангутов.

Первые мероприятия сунских правителей были рассчитаны на укрепление центральной власти. Должности цзедуши — некогда всевластных правителей периферии — стали по существу фикцией. Повышалась роль гражданских чиновников в противовес военным. Военная власть сосредоточивалась непосредственно в руках императора. Вместо прежней системы воинской повинности полностью утвердилась система наемных войск. Ядро армии составляли «войска запретного города» — императорская гвардия, по численности достигавшая двух третей общего контингента вооруженных сил. Осуществлялась жесткая регламентация всей финансовой и судебной деятельности в стране. Эту политику гипертрофированной централизации власти современник образно назвал «укреплением ствола и ослаблением ветвей».

Укрепление центральной власти в империи Сун по сравнению с периодом династий Суй и Тан свидетельствовало, что крупная родовитая аристократия, чья мощь оказалась подорванной крестьянской войной конца IX в. и в пору «пяти династий и десяти царств», более не в состоянии была направлять политическую жизнь страны. С этого времени в империи Сун утвердилась и господствовала строго централизованная бюрократическая система управления, основанная на теории и практике конфуцианства в его модифицированном применительно к новым историческим условиям виде.

Объединение Китая, укрепление общеимперской власти способствовали подъему хозяйства и культуры. Развитие производительных сил в сельском хозяйстве проявилось прежде всего в общем росте объема сельскохозяйственной продукции и расширении посевных площадей. Наиболее интенсивно происходило развернувшееся еще при Танах освоение земельных ресурсов в центре и на юге, главным образом в юго-восточных провинциях. К 1080 г. на юге-востоке было сосредоточено немногим более 64% всех посевных площадей страны. Совершенствовался земледельческий инвентарь. Впервые стали применять специальные салазки для передвижения по полю во время пересадки рисовой рассады. Началось выращивание новых сортов проса, пшеницы, сои и риса, в том числе высокоурожайного риса, завезенного на юг Китая из царства Чампа (на территории нынешнего Вьетнама). Хлопчатник, с которым в Китае познакомились еще раньше, теперь культивировали и во внутренних районах страны, что способствовало созданию более обширной сырьевой базы текстильного ремесла (культура хлопка и хлопкоткачества распространилась через аборигенное инонациональное население южных провинций — народности яо, ли и др.). Благодаря расширению и совершенствованию ирригационной сети в бассейне Хуанхэ, Бяньхэ и к югу от Янцзы увеличилась площадь поливных земель, повысилась урожайность.

По производству металлов сунский Китай намного превзошел танское время. Так, среднегодовая добыча железа к началу XII в. возросла вчетверо по сравнению с наивысшим показателем IX в. Потребность в железе увеличилась в связи с развитием ремесла, еще более широким распространением железных орудий в сельском хозяйстве, возросшим обращением железных денег и расширившимся производством оружия для огромной сунской армии. Столь резкий подъем производства железа в немалой степени связан с внедрением кокса в металлургический процесс. Значительно расширилась добыча меди, зо-

[233]

лота, серебра, свинца, олова и ртути. Быстро прогрессировало традиционное для Китая текстильное ремесло, чему в немалой степени способствовало техническое новшество — использование силы воды для приведения в движение прядильных станков. Впервые применили силу воды и при механизированной обработке чая в мастерских. Об успехах в производстве фарфора свидетельствует наличие в сунском Китае 28 фарфороделательных предприятий. Крупнейшим центром этой отрасли ремесла становился знаменитый Цзиндэчжэнь. Здесь впервые освоили особый вид фарфора, так называемый селадон, о котором современник писал: «Он подобен самой лучшей яшме». На верфях строились крупные суда, на которых совершались далекие плавания по рекам и морям. С начала XII в. в навигации применялся магнитный компас. Большое развитие получило книгопечатание (ксилография), возникли крупные полиграфические мастерские. В Кайфыне и других крупных городах велась оживленная книготорговля. В 40-х годах XI в. кузнец Би Шэн изобрел способ книгопечатания подвижными литерами. С этого времени наборный шрифт стал входить в употребление.

Текстильное производство и некоторые другие отрасли ремесла по-прежнему сохранялись в деревне в качестве домашних промыслов. Но процесс отделения ремесла от земледелия углублялся. Так, например, происходило отделение производства сырья (шелка-сырца и хлопка- сырца) от ткачества. Появилась особая категория «ткацких дворов». Эти крестьянские хозяйства специализировались преимущественно на шелкомотании и выплачивали налог только тканями.

Некоторые обездоленные крестьяне уходили в города, где они оседали, переходя к ремеслу или торговле. В большинстве случаев то были крестьяне, которые приобрели навыки и опыт ремесленного труда в условиях домашней промышленности. Так в сунском Китае на базе значительного прогресса городского и сельского ремесла и торговли часть разорившегося крестьянства получила возможность находить пристанище и работу в этих сферах хозяйства.

Наиболее сложные виды ремесла постепенно концентрировались в городе. Города являлись и средоточием оживленной торговли — как внутренней, так и внешней.

Число городов умножилось, выросло их население. В Кайфыне в XI—XII вв. было 1400—1700 тыс. жителей, в Ханчжоу — немногим меньше, а население Учана, Фучжоу, Цюаньчжоу, Гуанчжоу достигало 200 и более тысяч дворов. Из городов Танской империи равнозначными можно считать, пожалуй, только Чанъань и Лоян.

В X—XIII вв. Китай развернул широкие внешнеторговые сношения. Центр их переместился с сухопутных связей на морские, так как традиционные пути на северо-востоке, северо-западе и юге были утрачены. Крупнейшими пунктами заморской торговли стали Гуанчжоу и Цюаньчжоу. Сунская империя торговала более чем с 50 странами. О масштабах ее внешнеторговых связей свидетельствует и то, что в составе импорта насчитывалось до 200 видов товаров.

Государственная власть видела в городской торговле и ремеслах крупнейший и надежный источник доходов и стремилась прибрать его к своим рукам через систему монополий, что, как правило, тормозило развитие этих сфер экономики. Большую часть крупных предприятий с довольно дробным разделением  труда по операциям и углубленной специализацией мастеровых составляли казенные мануфактуры. Так, на государственных железо- и медеплавильнях, в керамических мастерских и на судоверфях в отдельных городах было занято иногда по нескольку сот ремесленников, подмастерьев, учеников и чер-

[234]

норабочих (например, на текстильной мануфактуре в Чэнду — около 700). В некоторых мастерских применялся наемный труд при сдельной оплате натурой или деньгами. По целям производства, по внеэкономическим методам использования рабочей силы, кабальным формам оплаты наемный труд был не свободным, оставался по своей сущности феодальным; наем использовался, как правило, на вспомогательных и временных работах (постройка и ремонт зданий, переноска грузов, обслуга), контроль за наймом осуществляли цехи. Подобные мастерские были еще крайне малочисленны и имелись лишь в некоторых отраслях ремесла. В целом для того времени характерно абсолютное преобладание издавна сложившегося цехового ремесленного производства. Императорские чиновники строго контролировали деятельность частных ремесленных предприятий.

Государство взимало высокие пошлины с купцов. По всей стране были разбросаны таможни. При перевозке груза, например, из Фуцзяни в столицу Кайфын взыскивались сборы, сумма которых достигала половины его стоимости. О расширении внутренней торговли и росте государственных доходов от коммерческих сделок свидетельствуют такие данные: в последней четверти X в. поступления в казну по этой статье бюджета несколько превысили 4 млн. связок медных монет (денежная единица в то время), в 20-х годах XI в.— 12 млн., а позднее достигали 22 млн.

Внешняя торговля почти всеми товарами была тоже монополизирована государством. Морские таможни существовали в 11 портах (в танский период— только одна). Пошлины доходили до 10—13% цены прибывавших из-за границы грузов и давали казне огромный доход.

Ремесленники в городах вместе с купцами по-прежнему объединялись в цехо-гильдии, появились и чисто купеческие гильдии. В общем же для китайского города того времени характерно устойчивое соединение ремесла и торговли. В середине XI в. правительство обязало даже бродячих торговцев лоточников, столь многочисленных всегда в старом Китае, вступать в ханы. В Ханчжоу в XIII в. было 414 ханов. Власти, стремясь обратить ханы в сугубо фискальные организации, все чаще вмешивались в их внутреннюю жизнь. Объединения купцов и ремесленников были связаны, как и крестьяне в деревнях, системой круговой поруки, которая использовалась правительством для наблюдения за благонадежностью, принуждения к установленным производственным обязанностям и в фискальных целях. За деятельностью мастеровых надзирали даже военные инспектора.

Тяжким бременем для купцов и ремесленников являлась практика государственных принудительных закупок — обязательной продажи товаров казне по заниженным ценам.

В самих ханах наметился процесс дифференциации — выделилась небольшая группа богатеев, стремившихся регламентировать в своих интересах производство и сбыт товаров соответствующей отрасли. Крупные торговцы обладали миллионными состояниями. Они вели ростовщические операции, нередко владели землей. Так, в Ханчжоу один влиятельный ростовщик располагал несколькими десятками ссудных пунктов с общим капиталом 10 млн. связок монет. Многие купцы-богатеи покупали высокие чиновничьи должности и занимали видные посты.

В связи с ростом товарно-денежных отношений в обращение из-за нехватки меди широко вводились железные монеты (главным образом севернее Янцзы). С конца X по начало XII в. в Китае было выпущено около 200 млрд. монет (общим весом почти 750 тыс. т). В конце X — начале XI в. появились бумажные деньги.

[235]

История стран зарубежной Азии в средние века. М., 1970, с. 232-235.

Рубрика: