Государство Газневидов (ИСЗАвСВ, 1970)

 В 60-х годах X в. при дворе Саманидов видную роль играл полководец Алп-Тегин, принадлежавший к верхам гулямов — тюркской гвардии. Алп-Тегин обладал несметными богатствами; его военные силы составляли 2700 тюркских гулямов. При саманидском дворе Алп-Тегина постигла опала, и он бежал в Газну, где основал независимое владение. После него там утвердился гулям Себук-Тегин, родом тюрок. Он и стал основателем династии Газневидов. Себук-Тегин (977—998) весьма значительно увеличил свое владение. Быстрый рост Газневидского государства и его расцвет связаны с деятельностью сына Себук-Тегина — Мах-муда Газневи (998—1030).

Завоевательная политика Махмуда Газневи

В 999 г. под ударами тюрков Караханидов пало Саманидское государство. Воспользовавшись этим, Махмуд захватил области к югу и юго-западу от Аму-Дарьи, прежде принадлежавшие Саманидам. Хорасан, Табаристан, Систан и нынешний Афганистан вошли в состав государства Газневидов. В 1017 г. Махмуд завоевал Хорезм, в 1029 г. отнял у Буидов Рей, Казвин и Исфахан с их областями. В состав его государства вошли также Кашмир и Панджаб (западная часть Северной Индии). Главным объектом 17 военных походов Махмуда стала именно Северная Индия.

Все его походы шли под лозунгом «священной войны» против «идолопоклонников»-индусов. Он грабил богатые города, в частности Мультан и Дели, уводил в рабство множество людей, захватывал колос-сальную добычу. В результате только одного похода Махмуд вывез из Индии на 20 млн. дирхемов денег и драгоценностей, 57 тыс. рабов и 350 слонов. Однако все эти огромные богатства, из которых большую часть получил сам Махмуд, не способствовали подъему производительных сил в его государстве. Только на незначительную часть награбленной добычи в своей столице Газне он построил великолепные мечеть и медресе.

Причиной военных успехов Махмуда была прежде всего политическая раздробленность Индии, а также хорошо вооруженная и дисциплинированная армия, основное ядро которой составляли гулямы- тюрки; кроме них в войско Махмуда входили хорасанцы, афганцы, арабы и другие народности. С помощью гвардии гулямов-тюрков Мах-муду удавалось осуществлять обширные завоевания и одновременно держать в повиновении народные массы в своих обширных владениях.

В войсках Махмуда служили и добровольцы, которых звали гази («борцы за веру»). Это были разоренные и обнищавшие крестьяне; в надежде на добычу они охотно шли в дальние походы. Привлекая в свою армию крестьян, Махмуд проводил определенную, выгодную ему социальную политику. Он старался заглушить классовые противоречия и ослабить недовольство народных масс.

Внутренняя политика Махмуда Газневи

Махмуд стремился укрепить центральную власть, создать административно-налоговый аппарат, обеспечивающий бесперебойное поступление налогов в казну. Государственный аппарат Газневидского государства был сходен с аббасидским. Даже языком делопроизводства вместо персидского Махмуд сделал арабский. Добыча, привозившаяся из походов, была велика, но ее не хватало на содержание армии, двора и всей военно-феодальной верхушки. Тяжесть налогов — обычных и различных чрезвычайных — падала на народные массы. Придворный летописец Мах-муда сообщает, что подданных «обдирали, как баранов».

Недовольство народных масс ростом налогов, злоупотреблениями и вымогательствами чиновников проявлялось в форме различных сектантских учений. Широкое распространение получила пропаганда секты карматов. Махмуд подавлял эти движения с невероятной жестокостью. В Хорасане, Рейе, Ширазе, даже в далеком Мультане еретиков убивали, вешали, побивали камнями.

В резкой оппозиции к Махмуду была иранская городская знать, включавшая местных феодалов-землевладельцев и крупное купечество, связанных с оптовой (международной) и внутренней торговлей. Ее недовольство вызывали проводимая Махмудом политика укрепления государственной земельной собственности, его опора на тюркскую военно-феодальную знать, захватившую выгодные должности в армии и управлении.

Махмуд умер в то время, когда социальные противоречия были еще скрыты под внешним могуществом его государства. Он был выдающимся полководцем и правителем, удачливым дипломатом. Огромная энергия и ясный ум в сочетании с жестокостью и деспотизмом были отличительными чертами его характера. Он был образован, знал арабский язык.

Сын и преемник Махмуда Масуд (1030—1041) не унаследовал его способностей. Изнеженный и развращенный с молодости, Масуд, вступив на престол, не занимался государственными делами. После смерти Махмуда мощь газневидского государства стала быстро падать в результате обострения внутренних противоречий, ослабления армии, сепаратизма феодалов, разложения государственного аппарата. Сокрушительный удар нанесло газневидскому государству последующее сельджукское завоевание.

История стран зарубежной Азии в средние века. М., 1970, с. 335-336.