Османская империя в конце XV – первой половине XVII веков

Османская империя в конце XV – первой половине XVII веков

Социально-экономическое развитие Османской империи, распространившей свои владения на весь Ближний Восток, Северную Африку, Юго-Восточную Европу и угрожавшей странам Центральной и Восточной Европы, определялось прежде всего тем, что в рамках этого государства все еще продолжался процесс феодализации и вплоть до XVII века сохранялись некоторые дофеодальные институты. Разнотипность и неодновременность феодализации различных социальных прослоек приводили к тому, что здесь почти одновременно с оформлением феодальных отношений начинали проявляться и кризисные явления, которые осознавались современниками уже с конца XVI века. 

Завоевывая земли христианских народов, османы обычно уничтожали местный доосманский феодальный класс, но сохраняли сложившиеся там традиции земельно-рентных отношений. Начиная с 1487 г. для каждого административного района-санджака составлялось свое канун-наме - законоположение о земле, ее хозяйственном режиме и налогах с местного населения, в котором фиксировались те рентные нормы и формы, которые существовали до османского завоевания, но теперь они записывались как налоги в пользу нового государства (некоторые под мусульманскими наименованиями - ушр, харадж, джизье, ресм-и-чифт и т. п., другие - как особые платежи или натуральные поставки, принятые в той или иной 

местности). В западно-анатолийско-балканском регионе сохранялся уровень феодальной эксплуатации крестьянства, сложившийся в доосманскую эпоху. Несколько видоизменялись и ограничивались лишь отработочные повинности (теперь обычно 3 дня в году); ряду групп населения предписывалось, постоянное выполнение некоторых нужных государству работ (ремонт дорог, поддержание в порядке переправ и перевалов и т. п.), за что они освобождались от уплаты налогов.

Османское государство, придав сложившимся до завоевания рентным отношепию1 публично-правовой характер, стремилось сохранить их и законсервировать: на их базе формировался новый османский господствующий класс. В законодательных общегосударственных сводах, составленных в правление османского султана Мехмеда II Завоевателя (1451-1481), было зафиксировано деление всех подданных государства на два сословия: военных (аскери) и податных (реайа). Позднейшие законодательные

[142]

акты империи, в том числе и книга законов Сулеймана I Законодателя (1520-1566), сохраняли это деление. 

В состав аскери включались не только воины-мусульмане, принимавшие участие в завоеваниях христианских стран, но и мусульманское духовенство, верхушка султанского двора и государственного аппарата. Следовательно, аскери представляли собой не профессиональную (чисто военную), а социальную прослойку, включавшую всех тех, кто пе платил государственные налоги. Лишь им османские султаны жаловали земли и право на сбор в свою пользу определенной квоты государственных налогов. Лишь из них формировался османский феодальный класс. Однако эта широкая социальная общность не была единой, внутри нее шел процесс дифференциации. Султаны раздавали земли на различных условиях. Некоторые виды пожалования вели к формированию турецко-мусульманского крестьянства; однако большинство пожалований имело характер феодальных владений. 

Во второй половине XV - XVвеках султанские власти раздавали земли прежде всего воинам-кавалеристам (сипахи). Их владения, передававшиеся по наследству на условии несения наследниками кавалерийской службы, получили название «тимар». Позднее этот термин был распространен и па другие категории пожалований, имевшие, кроме того, еще и собственные названия. Размеры ренты с сипахийских тимаров записывались в султанских грамотах (бератах) и санджакских реестрах (дефтер-и-иджмал) в строго определенной денежной сумме. Сипахи обязан был выполнять в своем владении также некоторые административно-хозяйственные функции. Между сипахи и их кавалерийскими командирами устанавливалось не только военное, но и административно-территориальное и даже поземельно-налоговое подчинение. Командиры получали долю ренты с крестьянства, проживающего во владениях рядовых сипахи, и в известной степени могли контролировать отношения тимариотов и реайи. В то же время во всех сипахийских владениях отдельные виды налогов продолжали собирать и чиновники центрального фиска, что позволяло и государству контролировать доходы сипахи и выполнение ими своих административно-хозяйственных обязанностей в отношении податного населения. 

Несколько позже воинов-кавалеристов начинают получать земельные пожалования сановники центрального государственного аппарата. В XVI-XVII веках круг лиц, получавших земельное обеспечение своих должностей, значительно расширяется. Предоставляемые им земельные пожалования (хассы и арпалыки) были неразрывно связаны с определенной должностью и не наследовались, как сипахийские владения, а передавались преемникам по должностям. Размеры их намного превышали земельные владения сипахи. Они меньше контролировались фиском. Их владельцы - временные ренто-получатели, не проживавшие в своих владениях, были менее связаны с землей и крестьянством, чем сипахи. Не были они связаны и с местной территориальной администрацией района, где располагались их земли. В хассах, арпалыках и подобных им должностных владениях складывался другой тип хозяйствования, чем во владениях сипахи. Нак и в землях, находившихся в личном распоряжении султанов, в должностных владениях все шире начинает использоваться система откупов: это давало широкую возможность ростовщическим кругам и иным обладателям денежных средств приобщаться к земельно-налоговой эксплуатации крестьянства. В тимарах хотя бы формально реайа были защищены публично-правовыми нормами налоговых сборов с крестьянства, а доходы сипахи и владельцев хассов и арпалыков регламентировались государственными постановлениями; отношения откупщиков с крестьянством государственному контролю не подлежали, пределы рентной эксплуатации устанавливались между откупщиками и крестьянством на частноправовой основе.

[143]

Складывание разных типов хозяйствования во владениях различных групп османских феодалов - характерная черта османского феодального развития. Тимары сипахи и хассы-арпалыки - наиболее заметные и массовые формы различающихся между собой феодальных пожалований. Различия между ними подчеркивались еще и различными методами формирования разных прослоек феодалов.

Первоначально высшая администрация государства формировалась из мусульманского духовенства - улемов, но уже в XV веке, а особенно в XVI веке складывается особый слой османского общества - воины и чиновники капыкулу (буквально - рабы августейшего порога), не связанные на первых порах с феодализирующимся османским обществом. Многие из них происходили из военнопленных, принявших ислам. Позже капыкулу стали рекрутироваться путем девширме - принудительного набора детей христиан, проживавших в землях Османского государства. Система девширме окончательно сложилась к XVI веку. Набранных мальчиков отрывали от родителей, обращали в ислам, отдавали в турецкие семьи для обучения «турецкому языку и рабскому служению». Через несколько лет их помещали в специальную школу при дворце, где они подготавливались к военной или гражданской службе; из них формировались армейские части, состоявшие на жалованье у султана, среди которых особенно были известны пехотные войска - янычары. Из этой же категории лиц выходили и многие чиновники государственного управления вплоть до великих везиров. Существование такого своеобразного института в Османской империи в условиях уже сложившихся феодальных отношений и интенсивно шедшей феодализации собственно османского господствующего класса способствовало усилению деспотических начал в государственной структуре, порождало конфликты внутри османского господствующего класса, тормозило его превращение в подлинно феодальный класс. 

Использование капыкулу позволило султанам противопоставить их наряду с сипахи-тимариотами тюркским беям-завоевателям, действовавшим на Балканах в XIV - первой половине XV века и соперничавшим с самими османскими султанами. Ко второй половине XV века политическая самостоятельность беев была сломлена, но многие старые феодальные роды, ведущие родословную от этих беев-завоевателей, сохранили привилегированные позиции, действуя через своих ставленников капыкулу, воспитанных в их семьях, а затем выдвинутых ими на высшие государственные должности. Чрезвычайное распространение получила практика назначения на должность великих везиров многочисленных султанских зятьев-дамадов, происходивших из капыкулу. При всей своей жестокости система девширме служила все-таки для некоторой части нетурецких подданных империи специфическим путем проникновения в высшую османскую бюрократию. Например, выходец из капыкулу знаменитый великий везир второй половины XVI века, султанский дамад Мехмед Соколлу происходил из известного сербского рода Соколовичей. Процветанию этого рода в XVI-XVII веках, несомненно, способствовало то, что его представитель находился в высших слоях султанского окружения. 

Верхушка капыкулу, получая хассы и арпальши, приобщалась к феодальной эксплуатации крестьянства. Хотя связь их с землей и крестьянством была менее прочной, чем у сипахи, доходы со значительных по размерам пожалований намного превышали сипахийские. В течение XVI века нарастало соперничество между чиновниками-капыкулу и сипахи-тимариотами. Обострению этого соперничества способствовало то, что практика использования капыкулу полностью закрывала для сипахи пути в аппарат центрального управления, а также усилившаяся претензия чиновничества на часть земельного фонда, ранее предназначаемую для раздачи воинам-сипахи.

[144]

Верхушка чиновничества добивалась от султанов не только условных пожалований, но и безусловных - мюльков. Земельные мюльки жаловались довольно часто, но на землях, объявленных после завоевания государственной собственностью, поэтому султаны всегда считали себя вправе конфисковать мюльковые владения. Чтобы избежать этого, владельцы мюльков зачастую передавали свои земли в вакф, т. е. в собственность мусульманских религиозно-благотворительных учреждений, что юридически изымало их из-под власти султана. Владелец мюлька получал наследственные права учредителя вакфа и определенную долю (как правило, 20%) от доходов с пожертвованного в вакф имущества. Именно вакфы вопреки государственным изъятиям и контролю за состоянием земельного фонда позволили потомкам первых беев-завоевателей, действовавших на Балканах одновременно с османами, высшим военно-административным чинам и придворным служителям сохранить на протяжении веков свои экономические позиции. Формирование семейных наследственных вакфов особенно активно шло во второй половине XV -XVI веков. В вакфах складывались иные, чем на государственных землях, категории зависимого крестьянства. Свое происхождение многие из них вели от бывших рабов, военнопленных, беглых и бродяг. Формы эксплуатации здесь были более подвижны и изменчивы. Крестьянство в вакфах освобождалось от государственных чрезвычайных налогов и сборов. Вакфная администрация, как постоянный хозяин, была больше заинтересована в интенсификации хозяйства. Именно вакфное хозяйство начало раньше ориентироваться на рынок. 

В острой борьбе за землю и власть между двумя основными группировками османского феодального класса - сипахи и капыкулу - к концу XVI - началу XVII в. перевес сил явно оказался на стороне капыкулу, чему способствовали и изменения в отношениях между феодалами и крестьянством. 

В первой половине XVII века происходит массовое обезземеление крестьян-райатов. Наряду с ростом налоговых сборов и произволом тимариотов этому же способствовал ростовщический гнет. В XV веке для балканских районов империи соотношение денежных и натуральных налогово-рентных сборов с крестьянства составляло 50,2: 49,8; в следующем столетии оно увеличилось в пользу денежной ренты в соотношении 60 : 40. Отработочная рента, с самого начала существования государства очень незначительная, уже во второй половине XV века была полностью заменена денежной. 

В Османской империи значительное распространение денежной ренты вело не к товаризации крестьянского хозяйства, а к усилению его зависимости от ростовщика. При этом обезземеление райата не освобождало его от государственной налоговой зависимости. Каждый райат был приписан к определенной податной единице - хане, объединявшей несколько крестьянских хозяйств и несшей коллективную ответственность за уплату то[1]го или иного налога государству. Связи райата с хане вследствие строгого финансово-полицейского контроля государства оказывались сильнее, чем связи с землей. Даже потеряв свой надел, присвоенный тимариотом или ростовщиком, крестьянин оставался прикрепленным к хане. Это способствовало тому, что он становился издольщиком на той земле, где раньше был райатом. Переписи XVI-XVII веков показывают значительное увеличение среди сельских жителей безземельных - джаба, арендующих землю. Положение крестьянина-издольщина зависело исключительно от произвола феодала, ничем не ограниченного государством. 

Положение усугублялось тем, что в XVI веке в Османской империи произошел демографический взрыв: за период 1520-1580 годов численность жителей ряда санджаков европейской части страны увеличилась более чем на 70%. Издольщина не могла поглотить все столь бурно увеличивавшееся сельское население. Появилось значительное число крестьян, вынужденных покинуть свое хозяйство, уйти с земли, превратившись в декласси-

[145]

рованные элементы, не находившие себе применения ни в деревне, ни в городе. 

Наступление на права крестьянства вели главным образом владельцы крупных тимарных владений и откупщики налогов. Рядовые же сипахи, среди которых было много мелких землевладельцев, получавших строго регламентированный государством доход, с трудом приспосабливались к новым условиям. В начале XVII века происходило массовое разорение рядовых тимариотов, чему в немалой степени способствовала и политика султанских властей, часто конфисковавших их земли. Эти земли приписывали к султанским хассам, а затем отдавали на откуп. Однако сама тимарная система не была отменена, и время от времени правительство пыталось ее упорядочить, укрупнить мелкие тимарные владения, пресечь произвол местных властей. Тимары продолжали жаловаться офицерам вновь создаваемых родов войск и вождям кочевых племен, насильственно переводимых на оседлость. Разоренные и деклассированные тимариоты не вливались в состав реайи, а сохраняли надежду вновь за какие-либо военные или иные заслуги получить тимар. Они пополняли наемные войска провинциальных правителей, вступали в шайки бродивших по стране разбойников или в качестве иррегулярных войск участвовали в османских войнах. Все это дестабилизировало социальную структуру Османской империи. Несколько упорядочить положение султанским властям удалось лишь во второй половине XVII века.

Османское государство играло значительную роль в социальной и экономической жизни страны: оно ограничивало права феодалов в их тимарных владениях, регламентировало доходы торговцев, ремесленников, даже ростовщиков. Осуществлялось это с помощью кадиев - мусульманских судей, выполнявших разнообразные функции. Они разрешали гражданские, уголовные, кредитные споры, осуществляли надзор за разверсткой и сбором налогов, контролировали вакфные учреждения, устанавливали цены на основные потребительские товары, организовывали общественные работы. фиксировали жалобы населения, доносили о них центральным властям. 

Государственная уравнительная регламентация распространялась и на ремесленное производство: без специального разрешения властей нельзя было открыть лавку или мастерскую. Устанавливались нормативы на те или иные изделия, регламентировались доходы (10-20%). Все эти ограничения препятствовали социальному расслоению ремесленников и в конечном счете замедляли развитие производительных сил. 

Значительное развитие городской жизни в Османской империи в XV - XVII веках - следствие континуитета порядков до османских времен и вместе с тем характерная черта османского феодализма. Хотя на Балканах в этот период наблюдаются резкие колебания в росте городов и численности городского населения, что было связано с военными действиями, изменением торговых путей и т. п., общая тенденция развития состояла в сохранении городов и их немусульманского в подавляющем большинстве населения. В то же время в крупных городах заметно возрастал и турецкий, мусульманский компонент, что происходило вследствие концентрации в городах османской администрации, а также более интенсивно протекавшего там процесса исламизации и ассимиляции местного населения. Однако даже в Стамбуле, столице империи, где все население значительно обновилось, не замечалось стремления к созданию замкнутого мусульманского общества.

Османский город находился в феодальной зависимости от государства: оно определяло размеры и способы сбора налогов с горожан, вырабатывало нормы торговой и ремесленной жизни города. В государственных предписаниях были значительные заимствования из доосманской практики городской жизни, однако оформлено это было османским законодательством, служило консервации городских традиций и удовлетворению потреб-

[146]

[ИЛЛЮСТРАЦИЯ]

Стамбул в XVI века. Фрагмент. Париж, Национальная библиотека. 

 

ностей государства и армии. Города в Османской империи не имели собственного самоуправления и единого муниципального устройства. Они делились на отдельные кварталы, управление которыми строилось по религиозному признаку. 

К XVII веку до Османской империи докатилась общеевропейская «революция цен». Пик роста цен приходится на первое десятилетие XVII века. Путем прямого государственного вмешательства цены на товары первой необходимости удалось удержать на близком к прежнему уровне. Целью османской регламентации цен, торговли и ремесленного производства была забота о снабжении крупных городов, особенно Стамбула. Каких-либо протекционистских взглядов в отношении местного производства в мусульманских экономических представлениях того времени не существовало. 

Начиная с 1535 г. велись переговоры о торговых привилегиях в Османской империи французским купцам: соглашение, предоставившее им льготные условия торговли (низкие ввозные пошлины, право экстерриториальности, освобождение от налогов), было впервые подписано Францией в 1569 г. Несколько позже аналогичные льготы (капитуляции) были получены и другими европейскими странами. Капитуляции сыграли отрицательную роль в судьбе Османской империи, создав условия для установления ее экономической зависимости от европейского капитала. Однако в XVI веке эти соглашения, дарованные иностранцам как милость султана и отвечавшие принятой у мусульман внешнеторговой доктрине, не являлись признаком какой-то экономической несамостоятельности.

[147]

Значительного поощрения султанских властей была удостоена транзитная торговля. С XVI века Османская империя полностью контролировала все ближневосточные участки важнейших караванных торговых путей, по которым издревле шли в Европу такие азиатские товары, как шелк и пряности. Включение османов в мировую посредническую торговлю пряностями хронологически совпадало с началом португальской морской торговли этими товарами. При возраставших европейских потребностях в пряностях караванная торговля еще долго успешно сосуществовала с морской. В торговле пряностями и шелком энергично действовали представители различных народов, населявших Османскую империю, которые постепенно вытеснили венецианцев, а затем и купцов других итальянских городов. Изменилась и направленность этой торговли: она в результате соперничества с Португалией сдвинулась на северо-восток; большое значение начинают приобретать торговые пути через Молдавию, Львов, Крым. Интересы посреднической торговли во многом определяли и направления внешнеполитической активности Османской империи в Европе.

Анализ тенденций социально-экономического развития Османской империи в конце XV - первой половине XVII века показывает, что развитие османского общества в этот период определялось становлением феодальных отношений, сосуществованием различных феодальных типов хозяйствования, вовлечением в процесс феодализации новых групп османского населения, активной ролью государства, оказывавшего воздействие на социальную жизнь страны. Общая картина феодального развития характеризовалась развитием вширь, исчезновением архаических дофеодальных отношений. В этих условиях османское господство над балканским и другими европейскими районами, прошедшими до завоевания значительный путь феодального развития, означало для них определенный социальный регресс, который усугублялся политическими, культурными и религиозными противоречиями. 

Социальные изменения, порожденные османским владычеством, происходили не только в тех районах, где была произведена значительная ломка социальных структур доосманского периода, но и в пограничных районах: Валашском, Молдавском, Трансильванском княжествах и некоторых районах Северного и Восточного Причерноморья, которые были включены в Османскую империю на вассально-даннических условиях.

[148]

Цитируется по изд.: История Европы в восьми томах. С древнейших времен до наших дней. Том третий.  От средневековья в новому времен (конец XV – первая половина XVII в.). М., 1993, с. 142-148.