Россия в конце XV – первой половине XVII веков

Россия в конце XV – первой половине XVII веков

В конце XV - первой половине XVII века происходил интенсивный рост территории Российского государства. За время княжения Ивана III (1462-1505) и Василия III (1505-1533) она увеличилась в 6 раз (до 2,5 млн кв. км), превзойдя территорию Франции примерно в 5 раз, и в конце XVI века достигла по одним данным 4,3, по другим - 5,4 млн. кв. км, из которых на европейскую часть приходилось 3,9 млн кв. км. В конце XV-XVII веках большая часть страны делилась на уезды, а уезды - на волости и станы. В XVI веке уезды северо-востока и востока центральной части России - Ярославский, Галицкий, Костромской и др. - были густо покрыты лесом. Несмотря на убывание лесов в уездах вблизи Москвы, наличие лесного массива на громадном пространстве страны обусловливало

[118]

обилие вод, что несколько смягчало климат, отличавшийся ярко выраженной континентальностью. 

Наиболее плодородными почвами обладали степные районы страны, южная часть Поднепровья, восточная окраина центральной области. Худшие почвы находились на севере, в северо-восточной части Прикамья, в северной половине Западного Полесья. Почти весь центральный район, южная половина Западного Полесья и основная часть Поднепровья отличались средними по качеству землями. 

Российское государство конца XV - первой половины XVII века было полиэтническим. Великорусы являлись основной и самой многочисленной народностью России. Нерусские народы населяли преимущественно окраины. По приблизительным расчетам, численность населения в конце XV - первой половине XVII века выросла с 2-3 до7 миллионов. На росте народонаселения отрицательно сказывались различные природно-экологические и социально-политические факторы: засухи, пожары, дождливые и холодные сезоны второй половины XVI - начала XVII века, эпидемии, набеги казанцев и крымцев, военные действия в периоды Ливонской войны и польско-шведской интервенции, репрессии опричнины, постоянно возраставшее налоговое бремя и т. п. 

Средняя плотность населения России в ХVI - первой половине XVII века колебалась от 0,3-0,4 до 8 человек на 1 кв. км. Самыми густонаселенными районами в первой половине XVI века являлись междуречье Волги и Оки, бассейн Волги, южные новгородские пятины и Псковская область. Слабее были населены территории по Днепру, Северская земля, районы к востоку от средней Волги - по Каме и Чусовой. Еще пустыннее были пространства к северу от Камы и Вятки. В Двинской земле население жило главным образом по реке Двине и ее притонам, основная часть этого края была покрыта лесом. 

Типами поселений были города, внегородские слободы и рядки, внегородские монастыри и пустыни, села, сельцы, погосты, деревни, починки и пустоши. В первой половине XVI века насчитывалось до 160 русских городов, во второй половине XVI века появилось свыше 70 новых городов, из них 15 - в Сибири. В 1650 г. в России без Сибири было 226 городов, всего же - 250. В XVI веке в стране было более 200 монастырей, в середине XVII века число их достигло 482 (из них 43 бездворных). Можно предполагать, что на всей территории государства в XVI - первой половине XVII века имелось более 100 тысяч сельских поселений. В XVI веке процесс внутренней колонизации земель в некоторых районах России завершился, но оставался еще ряд неосвоенных областей. 

Для Северо-Восточной Руси был характерен скученно-гнездовой тип сельского расселения (село с «тянущими» к нему деревнями), для Севера и Северо-Запада - гнездовой. В XIV-XV веках в Северо-Восточной Руси преобладали небольшие села, окруженные большим количеством мелких деревень в 1-3 двора. В XVI - начале XVII века шел процесс сокращения деревень и увеличения числа дворов в них. Укрупнение поселений было связано с совершенствованием земледелия, внедрением унавоживания, развитием животноводства, расширением феодального хозяйства светских землевладельцев и монастырей, ростом барщины. Производилось оно главным образом по инициативе феодалов. 

Основным занятием трудового населения России XVI - первой половины XVII века было сельское хозяйство. В земледелии ведущую роль играло хлебопашество. Повсеместно была распространена рожь. Ее дополняли ячмень (жито), овес, просо, пшеница, горох, гречиха и др., из технических культур - лен и конопля. Природно-климатические условия определяли различное соотношение злаковых в разных районах страны. 

К началу XVI века трехпольный севооборот преобладал далеко не во всех уездах. Трехполье сочеталось с подсекой и перелогом. В XVI веке зна-

[119]

чительные массивы перелога имелись па западных, восточных и южных окраинах России, в центральных же уездах в конце 50-х - начале 60-х годов XVI века превалировала паровая система. 

Главным типом пахотного орудия в России XVI - первой половины XVII века была соха с полицей (отвальным устройством) или отрезом; в крестьянском хозяйстве простая соха использовалась без отвального устройства. Меньше применялся деревянный плуг. Бороны, косы, цепы и некоторые другие сельскохозяйственные орудия в начале XVII века уже приближались к типам, дожившим до ХХ века. В соху впрягалась обычно одна лошадь, в плуг - две или три. Большинство крестьянских хозяйств были однолошадными, отсюда и преобладание сохи. 

Хозяйственное разорение в 70-80-х годах XVI века и в начале XVII века привело к одичанию многих земель. Паровая система в центре и на Северо-Западе была значительно потеснена переложной и другими формами экстенсивного земледелия. В первой половине XVII века процент распаханных земель был сравнительно невелик: по 91 уезду Европейской России общий удельный вес пашни составлял около 20%. 

Урожайность зерновых и бобовых зависела от качества почвы и степени ее обработки в разных районах. В начале XVI века урожайность часто бьи1а сам-2. В конце XVI века максимальные урожаи ржи и ячменя в России не превышали сам-4-5, овса - сам-3. Повышенной урожайностью отличались плодородные районы черноземного юга. Зерно мололи на мельницах и вручную. В XVI веке появились мельницы с конным приводом. Ветряных мельниц в России XVI века еще не было. Простейшие водяные мельницы чаще всего обслуживали крестьянские хозяйства, а иногда и принадлежали крестьянам. Крупными колесными мельницами владели духовные и светские феодалы, но ими пользовались (вероятно, за плату) и окрестные крестьяне. 

При сельских и городских дворах обычно имелись огороды и сады. Огороды унавоживались. Были широко распространены капуста, лук, чеснок, огурцы, свекла, морковь, редька; из садовых культур - вишня и слива. 

Важнейшую роль в сельскохозяйственном производстве играло скотоводство. Продукты животноводства занимали второе после хлеба место среди товаров, поступавших на внутренний рынок страны. Основной тягловой силой оставалась лошадь. Для крестьянского хозяйства на северо-западе и в центре России было характерно наличие 1 лошади, 2-3 голов крупного рогатого скота, 3 голов мелкого скота. Большое количество скота содержалось на воле, беспастушно, поэтому поля огораживались. Распространение навозных удобрений способствовало введению в XVI веке стойлового содержания скота. К концу XVI века роль скотоводства увеличивается, возрастают масштабы разведения мелкого рогатого скота. Повсеместно разводилась домашняя птица - куры, гуси, утки. Развитие скотоводства носило преимущественно экстенсивный характер. 

Из промыслов, тесно связанных с крестьянским хозяйством, большую роль играли бортничество, рыболовство и охота. В некоторых местах целые волости были населены бортниками, с которых дань или оброк брались медом; известны и поселения рыболовов. Но промысловое рыболовство рыбаков-профессионалов постепенно уступает место промыслу пашенных крестьян. Расширяется организация рыбной ловли крупными феодалами, прежде всего монастырями. 

Охота была развита повсеместно, особенно в пустынных районах северо-востока со смешанным населением (русские, ненцы, коми), где она была основным занятием наряду с рыболовством. Имелись особые категории охотников - бобровники и сокольники, которые жили отдельными волостями, станами или слободнами. Бобровый промысел в XVI веке уже сильно истощился, и бобровники платили оброк деньгами или белками.

[120]

[ИЛЛЮСТРАЦИЯ]

Пахота, сев, жатва. Миниатюра из «Лицевого летописного свода». XVI в. Москва, Государственный Исторический музей. 

 

Промыслом, требовавшим значительного уровня развития техники, была солеваренная промышленность. Соляные варницы имелись в центре страны (Соль Переславская, Соль Галицкая, Нерехта и др.), в Новгородской земле (Старая Русса), в Поморье и на восточной окраине (Соль Вычегодская, Соль Камская). Соляными варницами или их долей владели: посадские люди, монастыри, реже - гости; в Соли Вычегодской - торговые люди Строгановы. На варницах применялся как наемный, так и подневольный труд. 

В XVI - первой половине XVII века в России развивались многие ремесла: черная и цветная металлургия, деревообработка, производство машин, механизмов и средств передвижения, строительство, текстильное; кожевенное, гончарное и стекольное производства, обработка кости, химические и художественные промыслы, ювелирное дело. Со второй половины XVI века начинается книгопечатание, а со второй половины XVII века производство бумаги, первые опыты которого относятся к XVI веку. 

Старейшими районами железорудной промышленности были северо-запад (Новгород) и Карелия, затем Белоозеро, Пошехонье, Устюжна Железопольская, Галич, Кострома. В XVI веке железодобыча активно ведется и южнее Москвы - вокруг Серпухова, Каширы, Тулы, Калуги. Начинается освоение железных руд Предуралья. В XVII веке поиск руды рас-

[121]

пространяется за Урал и в Западную Сибирь. Добывались обычно поверхностные руды - болотные, луговые и озерные. Разведка и добыча руд велись вручную, с помощью примитивных орудий, главным образом крестьянами. Во второй половине XVI века среди «рудовщиков» (копателей руд) встречаются и холопы. На мануфактурах XVII века копкой руды занимались также стрельцы, солдаты и казаки. Организаторами «рудяного промысла» были крестьяне, в редких случаях феодалы и государство. Большие промыслы в Предуралье принадлежали во второй половине XVI века Строгановым, которые сильно потеснили местную крестьянскую промышленность. «Железный 3авод» «на лесу» имел во второй половине XVI века Соловецкий монастырь.

В крестьянской промышленности процесс плавки руды не был механизирован: вручную раздувались мехи и осуществлялась ковка восстановленного железа, вынимавшегося из печей. Лишь в XVII веке на вододействующих заводах-мануфактурах механизируется процесс дутья и ковки, что привело к качественным изменениям производства. Стало возможным получение чугуна, а при его вторичной плавке - железа высокого качества. Россия использовала передовой опыт Западной Европы, где двухстадийный процесс производства железа был открыт в XV-XVI веках. Крупными центрами кузнечного ремесла были Москва, Новгород, Тула, Вологда и др. Велась и обработка меди. В конце XV века на Руси появились первые литые пушки. В XVI веке изготовление литых бронзовых орудий крупных калибров приобретает массовый характер. В Москве имелся специальный Пушечный двор. В XVI веке развивалось также литье медных колоколов, особенно в Пскове и Москве. Обработкой цветных металлов занимались медники и котельники. Серебряники, которые работали обычно на заказ, возродили в XVI веке ювелирный прием черни. Изготовлялись различные высокохудожественные предметы из золота и серебра - посуда, оклады для икон и др. Золотошвеи в Москве и других городах создавали произведения большой художественной ценности. 

Процветало иконописание. На севере и северо-западе была распространена резьба по кости. 

Значительного размаха в XVI веке достигло деревянное и каменное строительство. Организацией строительных работ в общегосударственном масштабе стал ведать с 80-х годов ХVI века Приказ каменных дел. С распространением кирпичного строительства связано изготовление изразцов и майоликовых плит для украшения внутренних стен. Другим видом гончарного ремесла было производство посуды. 

В XVI веке, как и прежде, грубые шерстяные и льняные ткани производились в мелком крестьянском хозяйстве. Прядением и ткачеством занимались женщины. Окраска тканей требовала довольно сложной аппаратуры, красителей и навыков, которыми крестьяне не располагали. Поэтому ткани поступали для окраски и беления к городским ремесленникам. 

В некоторых монастырях изготовлялись сунна повышенного качества, шилась одежда на продажу. Троице-Сергиев монастырь выступал также в роли скупщика крестьянской продукции. Инициатором укрупненного производства тканей являлось и феодальное государство. Уже в 1613 г. в московской Кадашевской слободе существовал «Царский двор», ведавший производством полотен. 

В XVI веке в Ярославле, Новгороде, Можайске, Туле и других городах интенсивно развивалось кожевенное ремесло. Кожевенное дело отделяется от сапожного ремесла и совершенствуется. Работа велась на заказ и на продажу. Из химических промыслов известны мыловарение, производство селитры, поташа и др. 

В первой половине XVII века в отдельных отраслях промышленного производства, прежде всего в металлургии, возникали мануфактуры, которые отличались еще неустойчивостью и нередко терпели крах, как, например,

[122]

тульские железоделательные заводы иноземцев Андрея Виниуса и Елисея Вилкенса. 

Успехи в ремесленном производстве, особенно в металлургии, обработке дерева и цветных металлов, способствовали прогрессу техники и росту производительности труда в сельском хозяйстве. 

В основе производственных отношений в русской деревне XVI - первой половины XVII века лежала феодальная собственность на землю. Различались земли частновладельческие, церковно-монастырские, дворцовые и черносошные. Класс феодалов состоял из ·двух основных сословий: светских и духовных землевладельцев. Оба эти сословия подразделялись на различные разряды и группы. Вершиной сословия светских землевладельцев был так называемый Государев двор, в котором к середине XVI века насчитывалось около 2600 человек. Сюда входили бояре, окольничие, дворяне, думные дьяки, дети боярские. Ниже находился слой детей боярских, служивших «с городом», т. е. в поуездных «городовых» корпорациях. К 1652 г. общая численность светских феодалов достигла 39 408 человек. 

По типу феодального землевладения различались земли вотчинные и поместные. Под вотчиной подразумевалась отчуждаемая наследственная феодальная собственность, под поместьем - неотчуждаемая земельная собственность, обусловленная службой сюзерену. Вотчинное землевладение прошло к концу XV веке длительный путь развития, поместное землевладение в конце XV века только зарождалось. Возникновение поместного землевладения как системы связано с земельной реформой Ивана II I в присоединенной Новгородской земле, где ряд последовательных конфискаций вотчин новгородских бояр, архиепископа и монастырей сопровождался испомещением выходцев из старинных московских вотчинных родов. В конце XV - начале XVI века поместья появились и в Тверской земле. Внедрение поместий политически было связано, таким образом, с необходимостью создания в присоединенных областях слоя особо верных государю военных вассалов. В XVI веке поместная система распространяется на всей территории Российского государства. 

Главным фондом для раздачи земель в поместья служили черносошные и дворцовые владения, иногда земли, отобранные у духовных и светских феодалов. Само дворцовое землевладение только к XVI веку стало четко выделяться из состава черносошных земель. 

Образование поместного и дворцового землевладения определялось в конечном счете социально-экономическим развитием страны и усложнением функций феодалов-землевладельцев в общественной жизни. Большой группой земельных собственников, впервые соединивших судебно-административную власть с систематической хозяйственной деятельностью, являлись монастыри и архиерейские дома, добившиеся уже в XV веке экономичесного процветания. У светских феодалов XIV-XV веков полевой барщины как таковой еще не было. Распространение поместной системы привело к развитию барской запашки, обрабатываемой главным образом холопами, при этом барское хозяйство, т. е. хозяйство самого помещика, было в XVI веке в силу своей небольшой производительности лишь потребительским, но не товарным. 

Создание поместной системы ограничивало рост монастырского землевладения, поместье нельзя было ни продать, ни отдать в монастырь. Условный характер поместной собственности помогал формированию широкого по своему составу сословия светских землевладельцев, социальной опоры образующегося централизованного государства. Сделки светских вотчинников с монастырями были поставлены под бдительный контроль правительства, в отдельные периоды приток земель в монастыри резко сокращался. 

На основе условной поместной собственности не могли возникнуть феодальные сеньории, более или менее независимые от центральной власти.

[123]

[ИЛЛЮСТРАЦИЯ]

Дворянская конница. Гравюра XVI века из книги С. Герберштейна «Записки о Московии».

В массе своей поместья представляли собой владения сравнительно небольшого размера. По позднейшим нормам Соборного уложения 1649 г., восходившим к поместно-разрядной практике XVI - начала XVII веков, мелкими считались поместья до 70 четвертей (четверть ~ 0,5 га), средними - от 70 до 200 четвертей и крупными - свыше 200 четвертей. Общее число помещиков в первой половине XVI века быстро увеличивалось. Поместная система способствовала росту феодализма вширь и вглубь. 

На первых порах она гарантировала воспроизводство и материальное обеспечение военных кадров, необходимых новой по своему типу армии феодального централизованного государства, занятого расширением своей территории и закреплением прежних завоеваний. 

В Новгородской земле поместная система полностью вытеснила светское вотчинное землевладение, но так было не везде. На основной территории государства поместье уживалось с вотчиной. К середине XVI века поместное землевладение в центре почти полностью поглотило черносошное. Большой массив черносошных земель сохранялся только на севере, в Поморье. 

У дельный вес церковно-монастырского землевладения в общем составе феодального землевладения страны был велик. Духовные феодалы владели селами, деревнями, городскими дворами, слободами в сельской местности и в городах, соляными варницами, рыбными ловлями, вели крупную торговлю, особенно солью. В XVI - начале XVII века монастырское хозяйство отличалось большей устойчивостью; чем светское, оно было больше втянуто в товарно-денежные отношения. В монастырях скапливались значительные суммы денег. 

Нуждаясь в источниках для содержания своей главной социальной опоры - служилых людей, правительство пыталось ограничивать и сдерживать рост церковно-монастырского землевладения. В 1550-1551 годы в интересах развития городских сословий правительство запрещает монастырям ставить новые слободы и новые дворы в старых слободах; в монастырских городских дворах разрешалось не тянуть государственное тягло лишь одному постоянному представителю монастыря - так называемому «дворнику». Соборный приговор 1551 г. запретил монастырям и архиереям без доклада царю покупать земли у светских вотчинников, а также принимать земли на помин души у суздальских, ярославских, стародубских князей и вотчинников Твери, Микулина, Белоозера и Рязани. Несмотря на запреты, экономическая эффективность монастырского хозяйства предопределила его дальнейший рост и развитие в конце XVI - первой половине XVII века. 

Во второй половине XVI - начале XVII века происходит кризис светского феодального землевладения. Принцип условности земельной собственности правительство пытается распространить с поместий на вотчины. Обязательность военной службы и с поместий, с вотчин была усилена Уложением о службе 1556 г. Постановления 1551, 1562 и 1572 годов приближа-

[124]

ли вотчину к поместью, всячески сокращая права отчуждения вотчинных земель в руки частных лиц и духовных феодалов и расширяя право государства на конфискацию этих земель. С 1572 г. возникает понятие пожалованной вотчины - вотчины нового типа, появившейся в результате эволюции поместной системы. 

Во второй половине XVI века правительство еще продолжает активно насаждать поместья. Казанские походы 1547-1552 годов, Ливонская война 1558-1583 годов побуждали государство лихорадочно искать пути увеличения численности служилых людей. После присоединения Казани и Астрахани состав помещиков пополнился за счет казанских и астраханских новокрещенов. Поместная линия в политике достаточно ярко проявилась и в период опричнины (1565-1572 гг.). 

К началу опричнины фонд дворцовых и государственных оброчных земель для раздачи в поместья был почти полностью исчерпан. Правительство не посягнуло на черносошные земли Поморья, поскольку экономически сильное крестьянство этого района было наиболее надежным плательщиком налогов и северные крестьяне обладали широкими правами владения землей вплоть до ее отчуждения. Со второй половины 60-х годов начинается массовое перераспределение поместных земель. Размер поместья сокращается, мелкие поместья дополняются урезками у «нетчиков», т. е. не явившихся на службу. При том, что преобладали небольшие поместья, поместные раздачи второй половины XVI века и периода Смуты привели к возникновению и ряда крупных поместий. 

Войны второй половины XVI века потребовали крайнего напряжения финансовых сил страны. С середины XVI века резко повышаются размеры налогов, устойчивость крестьянского хозяйства нарушается, что неблагоприятно отражается и на экономическом положении класса феодалов, в особенности светских землевладельцев. Число помещиков и вотчинников сокращается (значительная часть их погибла во время Ливонской войны и опричнины, часть была разорена). Экономическая эффективность поместной системы во второй половине XVI века все же не вполне утратилась. Помещичьи «усадища» (барская запашка), обрабатываемые трудом холопов, были менее подвержены разорению, чем крестьянские хозяйства. 

Законодательное установление крестьянской крепости в 90-х годах XVI века способствовало сближению всех категорий феодального землевладения, ибо оно усилило и юридически оформило неполную собственность землевладельца на личность непосредственного производителя, а следовательно, увеличило его права собственности и на крестьянские земли. Постепенно условный характер земельной собственности помещиков проявил себя как источник их незаинтересованности в расширении своей хозяйственной деятельности. Время польско-шведской интервенции и крестьянской войны начала XVII века оказалось чрезвычайно тяжелым для поместной системы. У силилась хозяйственная нестабильность. Часть поместного фонда была перераспределена в вотчину по указам 1610 и 1618 годов. В пожалованных вотчинах барская запашка обслуживалась не столько холопами, как это было в поместьях, сколько крестьянами. Новое вотчинное хозяйство уже в 20-30-х годах XVII века показало себя более жизнеспособным по сравнению с поместным. Для этого времени характерна тенденция разрушения крупного поместного землевладения. В 30-х годах XVII века поместье и вотчина представляли собой еще разные типы хозяйства и поместная система была доминирующей, но будущее было за вотчинами нового типа - пожалованными. Фонд родовых вотчин мало изменился вследствие правительственных постановлений, всячески ограничивавших возможности их отчуждения в пользу частных лиц или духовных корпораций. Образование значительных площадей вотчинного землевладения в первой трети XVII в. шло за счет пожалования выслужными вотчинами. Перевод поместья в вотчину способствовал восстановлению хозяйственной

[125]

стабильности. Соборное уложение 1649 г. разрешило обмен поместий на вотчины при условии регистрации сделок в Поместном приказе. 

Феодальная собственность на землю сочеталась с крестьянским владением землей. Первая половина XVI в. характеризуется в Новгородской земле повсеместным ростом средней запашки на крестьянскую семью. Однако в результате хозяйственного кризиса в 70-х - первой половине 80-х годов XVI века запашка крестьянского двора в новгородских пятинах сократилась в 2-3 раза и даже сильнее. В Поморье, где было крепкое черносошное землевладение, подобного сокращения не наблюдалось. В поморской деревне свободная мобилизация земельных участков влекла за собой концентрацию земли в руках наиболее обеспеченной части деревни, деревенских богатеев, и вела к обезземелению социальных низов деревни.

На протяжении ХVI века крестьяне все больше привлекались к обработке барской пашни, хотя в ряде владений еще в конце XVI - начале XVII века основными исполнителями барщины были не крестьяне, а холопы. В дворцовых, церковно-монастырских и частновладельческих землях центра в XVI веке крестьянские дворы и участки подразделялись на оброчные и барщинные. В XVII веке это деление исчезает: все дворы одного имения несут одинаковые повинности - как оброчные, так и барщинные. 

Распространение барщины находилось в прямой связи с расширением барской запашки, которое происходило неравномерно в разных районах. В первой половине XVI века размеры барской запашки в центре не превышали 14-17% всей обрабатываемой земли, а во второй половине столетия они достигли 40-50%. Следствием этого было сокращение крестьянской запашки. Дальнейший рост барской запашки наблюдается в 90-х годах XVI и в первой половине XVII века. В монастырской деревне первой половины XVII века полевая барщина стала преобладающей формой ренты. 

Кредитование крестьян феодалами-землевладельцами в XVI веке имело определенное значение для развития крестьянского хозяйства, но одновременно усиливало его экономическую зависимость от земельного собственника. Крупные монастыри чаще всего давали своим крестьянам бескабальную (обычно без процентов) сумму займа и подмогу на семена и уплату повинностей. Светские вотчинники центра предоставляли крестьянам ссуды на семена. Несмотря на льготные условия кредитования, задолженность крестьян феодалам в XVI веке росла и явилась одной из причин упадка крестьянского хозяйства. В конце XVI века бывали случаи принудительного кредитования крестьян для увеличения доходов собственника. 

В последней трети XVI века в сфере частно-феодального землевладения широко практиковался вывоз крестьян из одних владений в другие. Распространилось бегство крестьян. Часто крестьяне забрасывали тяглую пашню, обремененную налогами, и арендовали порожние или запустевшие земли внутри своей волости. Последнее было наиболее характерно для дворцовых и государственных оброчных крестьян. 

В XVI-XVII веках распространилась новая категория экономически маломощного крестьянства - бобыли, которые не несли государева тягла, а выплачивали своему владельцу более легкий оброк - бобыльщину. Бобыли занимались земледелием, ремеслом, мелкой торговлей или работали по найму. Развитие бобыльства, возможно, было связано с измельчанием крестьянских дворов. В первой половине XVI века среди бобылей преобладали лица, занимавшиеся ремеслом и торговлей, в конце XVI века основную часть бобыльской массы составляли обедневшие крестьяне. После разорения Российского государства в результате польско-шведской интервенции число бобылей резко увеличилось. По своему юридическому положению они постепенно сближались с крестьянами. По указам 1631-1632 годов бобыли стали привлекаться к несению тягла, правда, в половинном размере по сравнению с крестьянами. Рост имущественной дифференциации среди крестьян привел также к появлению не имевших самостоятельного хо-

[126]

зяйства захребетников и подсуседнинов, живших во дворах более зажиточных крестьян. 

Кроме крестьян и бобылей, в состав сельского населения входили холопы - несвободные люди, в отношении которых владелец имел вещное право. Холопы использовались в сельском хозяйстве, домашней работе, управлении, торговле, военном деле. Источники «похолопления» были разнообразны: рождение от холопов; вступление в брак с холопом или «робой»; плен (полоняники); передача по духовной или данной грамоте; продажа за долги или преступления; самопродажа, оформлявшаяся письменным актом (полные и докладные холопы); устное соглашение (добровольные холопы); служба в счет погашения процентов или основной суммы долга (служилые холопы). Полное холопство известно с середины XIV до конца XVI века; в XVI веке оно постепенно вытесняется служилым. 

Монастыри, не имевшие холопов, использовали труд так называемых «детенышей», в состав которых входили закабаленные дети крестьян и наймиты, поставленные в сходные условия. Они получали от монастыря определенное содержание. 

Значительную часть холопства составляли холопы-«страдники», обрабатывавшие господскую пашню, а иногда, особенно с конца XVI века, имевшие и свою собственную. Холопы, не посаженные на пашню, жили обычно в том же селе, где находился господский двор, хотя при этом каждая холопья семья помещалась, как правило, в своем отдельном дворе. В хозяйстве феодалов холопы исполнявшие также обязанности огородников, садоводов, мельников, скотников, занимались бортничеством, рыболовством, бобровым промыслом. Процесс слияния крепостных крестьян и земледельческих холопов в XVI веке еще только начинался, но к середине XVII века он уже значительно продвинулся. 

Распределение продуктов сельскохозяйственного труда производилось с помощью внеэкономического принуждения, осуществляемого частными или корпоративными земельными собственниками и государством. В эксплуатации каждой категории крестьянства имелись свои особенности. Черносошные крестьяне облагались только государственными налогами и повинностями, дворцовые - к тому же еще и особыми дворцовыми, а поместно-вотчинные и церковно-монастырские - также платежами и повинностями в пользу своих владельцев. 

В конце XV - начале XVI века на господской пашне преобладал не крестьянский, а холопий труд. Рента с крестьян представляла собой в большинстве случаев сочетание натурального и денежного оброка. Натуральный и денежный оброки преобладали и в первой половине XVI века, причем общая тенденция развития заключалась в увеличении процента денежных поборов. Однако рост хлебных цен в середине XVI века нередко побуждал помещиков взимать оброк с крестьян не деньгами, а натурой. 

В 60-х годах XVI века и позже происходит увеличение размеров натуральных и денежных платежей. Размер денежных платежей с крестьян сильно увеличивался за счет государственных налогов. В частности, к 1561-1562 годам налоги с новгородских земель выросли на 25%, а к 1574 г. - на 40%. Новое большое повышение налогов произошло в 80-х годах XVI века. Усилился произвол в обложении крестьян помещиком. Несмотря на параллельный рост хлебных цен, сокращавшиеся крестьянские наделы уже не могли обеспечить содержание крестьянской семьи. Во второй половине XVI века в обложении крестьян все более возрастал удельный вес государственных налогов, а удельный вес помещичьих оброков уменьшался. Доля государственных налогов в общей сумме платежей поднялась в Новгородской земле с 10% в 1540 г. до 66% в 1576 г. 

Главными государственными налогами в первой трети XVI века были дань, ямские деньги и примет (значение последнего термина неясно: он обозначал либо деньги на строительство осадных сооружений – примета,

[127]

либо дополнение к ямским деньгам). С 30-х годов XVI века к этим налогам прибавились не повсеместно взимавшиеся пищальные деньги, с 50-х - окупные, или полоняничные, деньги (на выкуп пленных). Отмена наместничьего управления в середине XVI века обусловила включение бывшего 

наместничьего корма и сопутствующих поборов в состав государственных налогов (кормленый окуп). В XVI веке собирались также казначеевы, дьячьи и подьячьи пошлины, деньги на содержание татарских и иных послов. 

В XVII веке взимаются деньги за стрелецкий хлеб, казачьи и сибирские хлебные запасы. Главными натуральными повинностями в XVI веке были посошная служба (поставка людей для военных и других работ), городовое дело, дача подвод и проводников на ям, постепенно вводившиеся засечное дело (строительство укреплений в районах южных засечных черт), ямчужное дело (изготовление селитры для получения пороха), и др. В середине XVI века городовое, засечное и ямчужное дела были переведены на деньги, что сразу сильно увеличило размер налоговых платежей, хотя в ряде случаев эти повинности взыскивались и в натуральной форме. 

Черносошные и оброчные крестьяне Двины и Поморья облагались в XVI веке главным образом денежными платежами, размер которых значительно возрос к середине XVI века. Когда к налогам был добавлен кормленый окуп, составивший 2/3 всех сборов. Объем платежей еще более увеличился в начале XVII века. Кроме того, двинское крестьянство облагалось во второй половине XVI века чрезвычайными налогами. 

Хозяйственное запустение приводило к увеличению объема ренты и налогов в расчете на крестьянский двор. Иностранцы, побывавшие в России в период опричнины, писали: «Бедный крестьянин уплачивал за один год столько же, сколько он раньше должен был платить в течение десяти лет». 

Военные расходы государства были одной из существенных причин ограничения податного иммунитета землевладельцев уже во второй половине XV века. К началу XVI века податной иммунитет светских и духовных феода[1]лов был сильно ограничен. Освобождения от основных налогов светским землевладельцам в XVI веке, кан правило, не предоставлялись. Своеобразным отступлением от этого принципа в 80-90-х годах XVI века было освобождение от налогов барской запашки помещиков, исправно являвшихся на службу. Эта исключительная мера была вызвана запустением земель и уклонением большого числа феодалов от военной службы. Иммунитетная политика в отношении монастырей и церкви не отличалась последовательностью. Некоторое расширение податного иммунитета церковно-монастырского землевладения наблюдалось уже во второй половине княжения Василия III, еще более значительное - в годы боярского правления. В 1550-1551 годы последовала отмена тарханов, т. е. грамот, освобождающих от главных податей, и тяглое население большей части вотчин духовных феодалов было принуждено к выплате всех важнейших налогов. Новые отступления от этого курса произошли в конце 50-х - начале 60-х годов, а затем в довольно широких масштабах - в период опричнины. Менее льготная политика 1572-1576 гг. сменилась выдачей большого числа тарханных грамот духовным феодалам в 1577-1578 гг., после чего опять наступает период ограничений, и в 1584 г. снова происходит отмена тарханов. Однако и в дальнейшем монастырям давались податные освобождения, особенно в период царствования Василия Шуйского (1606-1610 гг.). Более решительное ограничение податного иммунитета велось начиная с первой половины 20-х годов XVII века, когда страна стала постепенно оправляться от разрухи и разорения. 

Развитие феодализма вглубь, усиление внеэкономического принуждения и рентных обязательств крестьян приводило к ограничению их прав личности и к постоянно возраставшему подчинению феодалу, на земле которого они сидели. В результате возникшего неполного владения феода-

[128]

лов личностью крестьян стало возможно их постепенное, а затем: и окончательное прикрепление к земле как форма обеспечения власти и доходов класса земельных собственников. Уже в середине XV века для крестьян отдельных монастырских вотчин вводилось ограничение права выхода неделей до и после Юрьева дня осеннего (26 ноября по старому стилю). Срок выхода, указанный в грамотах середины XV века, был подтвержден общерусским Судебником 1497 г. По Судебнику 1550 г., закрепившему и ужесточившему эти порядки, беспошлинно и бессрочно можно было только «продаться» «с пашни» в полные холопы, т. е. переход в более тяжелую форму феодальной зависимости ничем не ограничивался. 

Временное (с 1581 г.), а затем: и бессрочное запрещение крестьянского выхода было связано с усилением крестьянской зависимости от феодалов и феодального государства, ростом налогов и ренты, хозяйственным разорением. По указу 1597 г. устанавливался пятилетний срок сыска беглых («урочные лета»). В 1607 г. был издан указ, где впервые вводились санкции за прием и держание беглых (штраф в пользу государства и «пожилое» старому владельцу беглого). Большую часть светских землевладельцев устраивали продолжительные сроки сыска беглых крестьян. В коротких сроках были заинтересованы крупные земельные собственники, переманивавшие к себе крестьян льготами и подмогой, и служилые люди южных окраин, куда шел большой приток беглых. В 1642 г. был установлен 10-летний срок для сыска беглых и 15-летний - для сыска вывезенных. Соборное уложение 1649 г. провозгласило бессрочность сыска: возврату подлежали все крестьяне, бежавшие после писцовых книг 1626 г. или переписных книг 1646-1647 годов. Но и после 1649 г. устанавливались новые срока и основания для сыска, которые касались крестьян, бежавших на окраины. 

Постоянно углублявшийся процесс отделения ремесла от сельского хозяйства обусловил в XVI - первой половине XVII века рост и развитие городов. Города являлись центрами ремесленной, торговой и административной деятельности. 

Население русских городов XVI - первой половины XVII века было весьма неоднородным по своему социальному и сословному составу. В более или менее значительных городах XVI века около 20-25% населения составляли ремесленники. В середине XVII века 60,1 % всех городских дворов принадлежало служилым людям, 31,7 - тяглым людям, 8,2% - вотчинным: крестьянам и бобылям. В городах преобладали служилые люди по прибору, набиравшиеся преимущественно из местных жителей (стрельцы, казаки, затинщики, пушкари и др.). 

Судебник 1497 г. еще не уделяет особого внимания городскому населению. Его постановление «О торговцех» касается покупателей и продавцов вообще, безотносительно к их сословной принадлежности. Возросшее значение города отражает Судебник 1550 г., различающий «торговых гостей болших», «торговых», «посадцких» и «черных» людей. В Судебнике 1550 г. штраф за бесчестье гостей устанавливается в размере 50 р., посадских людей - в размере 5 р., а черных «молодших» - в размере 1 р., т. е. черный городской человек «молодший» приравнивался по своему социальному достоинству к крестьянину или к холопу низшей категории, а посадский «середний» человек - к холопу высшей категории. Судебник 1589 г. относит штраф за бесчестье в размере 50 р. к большому гостю, штраф в 20 р.- к среднему гостю, в 12 р.- к меньшему. 

В разрядном и разметном списках 1545/46 г. о военных поставках с Новгорода и его пригородов различаются дворы гостиные (т. е. гостей), суконничьи и черные. Гости здесь выступают как социально однородная категория; среди черных людей выделяются «сильные люди» и «середние люди, которые статочны и прожитком добры». Низший слой городского населения XVI - первой половины XVII века был представлен бобылями, подсуседниками, захребетниками, наемными работниками - казаками.

[129]

Крупнейшие города первой половины XVI века - Москва, Псков и Новгород. В Пскове в 1510 г. было около 6500 дворов, в Новгороде в середине XVI века - 5477 дворов, в том числе 4355 черных тяглых. Население этих городов достигало 25-30 тысяч человек. Вследствие разорения конца XVI- начала XVII века население Новгорода и Пскова резко уменьшилось, но в целом по стране шел значительный рост городского населения, которое увеличилось с 1620 по 1640 г. на 60,5%. Крупнейшим торгово-промышленным центром середины XVII века стал Ярославль - 2871 посадский двор, за ним шли Кострома - 1726, Вологда - 1234, Казань - 1191, Нижний Новгород - 1107 посадских дворов. В Москве переписью 1646 г. был учтен 1221 посадский двор, переписью 1652 г.- 3615 дворов. По переписи 1638 г. в Москве насчитывалось 2367 ремесленников, включая подсуседников, захребетников и учеников, в действительности же ремесленников было больше. С. К. Богоявленский полагал, что в середине XVII века в Москве проживало до 200 тысяч человек и имелось до 27 тысяч дворов, из которых 1/3 (т. е. 9000) принадлежала торгово-ремесленному (прежде всего посадскому) населению, 2/3 - служилым и приказным людям, духовенству и другим категориям. населения. Однако эти цифры кажутся завышенными. 

Всего в городах Европейской России насчитывалось по переписи 1646 г. 31 574 посадских двора, по переписи 1652 г.- 41 662, служилых дворов - 64 615. Посадских людей по переписям 1646-1647 и 1652 г. было 108 000. Несмотря на то что в городах численно преобладали служилые люди, экономическое лицо города определялось в первую очередь деятельностью посадских людей. 

Города были торгово-ремесленными центрами обычно значительных по радиусу районов. Для XVI в. выявлено 210 названий городских ремесел в Новгороде - 293), для начала XVII века - до 250 различных специальностей. В составе городских ремесленников в XVI века численно преобладали те, кто занимался изготовлением съестных припасов (34 специальности), затем шли ремесленники, производившие одежду и материал для нее (32 специальности), далее - приготовлявшие предметы домашнего обихода (25 специальностей) и затем - ремесленники всех других 119 специальностей. Среди последних важнейшими были профессии, связанные с металлообработкой. 

В ремесленной среде было распространено ученичество. Кроме того, ремесленники пользовались помощью подсуседников и захребетников; в небольшом числе встречались и наемные работники, особенно в таких сферах, как кузнечное дело (в городе), производство кирпича, соляной промысел, возка железной руды с места добычи к «домницам» (где находились плавильные печи) и т. п. О расширении использования наймитов свидетельствует появление новых терминов для обозначения этого вида работников: ярыжные, ярыги. Наряду с новыми понятиями бытовал и старый термин - казаки. В источниках XVI века предусматривается возможность найма казаков для работы в сельских и городских дворах, на транспорте. 

В первой половине XVII века наемный труд довольно широко применялся на речном транспорте, например на Сух оно-Двинском. водном пути, где ярыжным платили от 13 алтын 2 денег до 1 р. 6 алтын и 4 денег за сезон (30-е годы). Наемный труд в Москве оплачивался, по-видимому, выше. В 40-х годах XVII века простой ярыга получал здесь обычно 10-11 денег в день. В первой половине XVII века становится распространенным наем работников в городские дворы зажиточных посадских людей и купцов в качестве помощников и торговых «сидельцев» на кабальных условиях, по «жилой записи», часто без права ухода. 

От первой половины XVII века сохранились данные об оплате труда ремесленников, выполнявших заказы дворцового ведомства. Весьма высоко оплачивался труд каменщиков - по 2 алтына в день. Питание обходилось

[130]

ремесленнику примерно в 100 алтын в год, на другие нужды оставалось от 150 до 321 алтына. Однако наем помещения и налоги практически съедали этот остаток. 

Ремесленники Москвы и других крупных городских центров XVI - первой половины XVII века работали не только по заказу, но и на рынок. Они изготовляли свои произведения на дому, а затем приносили для продажи сидевшим в рядах торговцам. В городах торговля производилась местными жителями в лавках, а приезжими торговцами - в гостиных дворах, которые имелись во всяком более или менее значительном городе. Приезжавшие из ближайших сел крестьяне торговали на площади, обычно один-два раза в неделю. 

Лавки в подавляющей своей массе принадлежали постоянным жителям города и распределялись между посадскими, ратными людьми и людьми, зависимыми от детей боярских и духовенства, пропорционально числу представителей в городе каждой из этих категорий. В XVI веке одно лицо чаще всего владело тремя лавками, в Пскове и Казани отдельные лица имели по 10 и более лавок. Лавки были небольшими по размеру, располагались рядами. 

В XVI веке центром торговли в Москве стал Китай-город. Вместе с тем еще во второй половине XVI века торговля по традиции велась также в Кремле. Бывали торги и в других частях города. 

В XVI - первой половине XVII века верхний слой торгово-промышленного населения был представлен гостями и членами гостиной и суконной сотен. Особое положение по своему экономическому могуществу занимали торговые люди Строгановы. Дворы в городах имели и «торговые иноземцы» (иностранные купцы). Наиболее ранний перечень гостей как представителей особой сословной прослойки дан в акте земского собора 1566 г., который называет 12 гостей. В 1650 г. их было вдвое больше - 24. С конца XVI века чин гостя стал предоставляться особой жалованной грамотой. 

Крупное купечество сосредоточивалось в Москве. После московского пожара 1571 г. правительство свело всех «лучших» людей других городов в Москву, обескровив провинциальные посады. В конце XVI-XVII веков купечество превратилось в сословную группу, сочетавшую занятие торговлей с выполнением функции налоговых сборщиков на условиях откупа. Связь с государственным аппаратом способствовала обогащению одних и экономическому упадку и разорению других, ибо откупщики несли материальную ответственность за сбор условленной суммы налогов. Имущественная дифференциация в группах гостей, членов гостиной и суконной сотен была тем сильнее, чем выше было сословное положение и состоятельность группы в целом. В первой половине XVII века на базе развития местного ремесла и торговли стали возрождаться провинциальные посады. Там вновь появились купцы, обладавшие значительными капиталами и ведшие крупные торговые операции. 

Тяглое население большого города делилось на сотни (иногда полусотни) и слободы. Часто сотни были не только территориально-административными единицами, но и организациями, объединявшими близкие по характеру деятельности группы ремесленников и торговцев. Во многих случаях улицы и концы назывались по профессии ремесленников, населявших эти места. Горожане разных сословий занимались не только ремеслом и торговлей, но и огородничеством, садоводством, в некоторых городах - хлебопашеством. 

Москва как город имела ряд специфических черт. В нее переводились наиболее искусные, опытные мастера из других городов. В ней сосредоточивались и иностранные специалисты-ремесленники, приезжие или специально выписанные из-за границы, а также пленные. В Москве имелись некоторые предприятия мануфактурного типа - Пушечный двор, Монетный двор, пороховая мельница. Кадашевсная и Хамовная слободы, где

[131]

жили ткачи, представляли тип рассеянной мануфактуры. Москва была главным центром не только внутри-русского рынка, но и обмена с иностранцами. Царя не без основания называли первым купцом страны. Царская казна заключала сделки с иностранными купцами на большие суммы денег и имела право отбора лучших товаров. В Москве жили крупнейшие русские купцы, обладавшие значительными капиталами. Наконец, в Москве были более, чем в других местах, обострены классовые и социальные противоречия, что нашло, в частности, выражение в московском восстании 1648 г. 

Прогресс производства и углубление общественного разделения труда привели на рубеже XV -XVI веков к усилению развития товарно-денежных отношений. Увеличение товарности сельского хозяйства в известной мере стимулировалось и ростом денежных налогов, ради уплаты которых крестьянам приходилось продавать не только излишки, но и часть необходимого продукта. Монастыри не стали в этот период значительными поставщиками хлеба на рынок, нередко они сами закупали хлеб, излишки продавались в небольшом количестве. Торговля монастырей хлебом расширяется только в XVII веке. 

Нет данных и о том, что вотчинники или помещики XVI века занимались производством товарного хлеба. В отличие от Прибалтики XVI века, где основным поставщиком хлеба на рынок являлось помещичье хозяйство, в России в тот же период барское хозяйство было натуральным и удовлетворяло лишь потребности самого феодала, его семьи и дворни. Таким образом, основным поставщиком хлеба на рынок могло быть только крестьянство, вынужденное продавать хлеб и другие сельскохозяйственные продукты для уплаты все возрастающих налогов. Продажа крестьянами части необходимого продукта и запасов семенного хлеба, приводя к нестабильности крестьянского хозяйства, способствовала вместе с тем втягиванию все большего числа крестьян в процесс расширения хлебного рынка. Рост налогов уже в конце 40-х годов XVI века привел к резному увеличению количества товарного хлеба, что вызвало бурное оживление местных рынков. Вся выгода от высоких хлебных цен доставалась не крестьянству в целом, а лишь его небольшой зажиточной верхушке, имевшей хлебные запасы и деньги для скупки хлеба по дешевым ценам в урожайные годы. Производство товарного хлеба в России XVI века было настолько ограниченным, что зерно почти не поступало на внешний рынок. 

Из городского купечества в XVI и особенно в первой половине XVII века выделились скупщики сельскохозяйственных продуктов, приобретавшие товар у крестьян мелкими партиями. Так, скупка льна для продажи за границу производилась пудами, полупудами. 

Продажа продуктов животноводства осуществлялась по преимуществу крестьянами. И в этой сфере действовали скупщики, без участия которых было бы невозможно осуществлять сбыт продуктов животноводства иностранным купцам. Очень важную роль в развитии внутреннего рынка играла торговля солью, рыбой, медом. Наиболее крупными продавцами соли в XVI веке являлись монастыри, имевшие жалованные грамоты на беспошлинный провоз и продажу соли. Торговали солью и представители других категорий населения. Крупная торговля солью способствовала установлению связей между отдаленными рынками и процессу образования всероссийского рынка. 

Расширение в первой половине XVII века производства хлеба, особенно в плодородных уездах черноземного центра, и увеличение его выброса на внутренний рынок, а также рост обращения товарных масс в целом приводили к дальнейшему повышению роли водных путей и речного транспорта. Производство хлеба в Европейской России настолько увеличилось, что стало возможным часть его направлять в Сибирь для довольствия тамошних служилых людей. С 20-х годов XVII века казна начала продавать

[132]

хлеб довольно значительными партиями некоторым европейским странам. 

В XVI - первой половине XVII века происходит постепенное увеличение объема ремесленной продукции, предназначавшейся для вольного сбыта, возрастает роль скупщика. В первой половине XVII века намечается процесс перерастания ремесла в мелкое товарное производство. Некоторые ремесленники выступают одновременно и в роли продавцов своих изделий. Характерным становится сочетание работы на заказ с работой на рынок. 

Показателем интенсивного развития мелкого товарного производства и торговли в городах служит рост количества торговых помещений, из которых местами крупной торговли являлись чаще всего лавки, местами мелочной торговли - скамьи, шалаши и т. п. Хотя «Свод» богатейших торговых людей в Москву в 70-х годах XVI века нанес урон развитию местной торговли, он все же не прервал этот процесс в целом. Политические потрясения, которые испытал в XVI веке. Новгород, также не смогли приостановить расширения в нем торговой деятельности посадских людей. Число лапок в Новгороде увеличилось с 700 в начале XVI века до 850 на рубеже XVI-XVII веков. В Пскове, по данным 80-х годов XVI в., было около 1250 лавок, амбаров и т. п. помещений. В Москве только в Китай-городе, по переписи 1626 г., насчитывалось 1368 торговых мест. В тот же период их было в Нижнем Новгороде 574, в Туле - 386, в Суздале - 236. 

Торговые люди, в первую очередь москвичи, отличались большой предприимчивостью и хорошим знанием рыночной конъюнктуры. Ассортимент товаров одного купца был обычно очень разнообразен. Для контроля за торговыми людьми правительство издало в первой половине XVII века ряд указов. В указе 1626 г. приставам предписывалось следить за распределением торговцев по рядам в соответствии с разновидностью их товаров. Указ этот плохо выполнялся, поскольку такая строгая регламентация не устраивала торговых людей. 

Важным показателем развития ремесла и внутренней торговли в XVI - первой половине XVII века был рост ремесленных сел, сельских торжков, рядков и ярмарок. В качестве мотива открытия в селе торга обычно указывалось на отдаленность села от города и торгов. Возникновение торговых сел уменьшало пространственный разрыв между городами как центрами торговли и способствовало образованию предпосылок всероссийского рынка. 

Причиной появления торгово-ремесленных поселений, как и развития городов, было усиливавшееся отделение ремесла и торговли от сельского хозяйства. На базе промыслов возникли Соль Камская, бывшая в XVI веке пригородом Чердыни, Новая Русса, носившая первоначально название Новой Соли, Устюжна Железопольская и др. Развитие ремесла в подмонастырных поселениях привело к образованию Тихвинского посада, посада около Псково-Печерского монастыря, способствовало торгово-промышленному росту с. Клементьева под Троице-Сергиевым монастырем и т. д. На посадах и в ремесленных селах стали проводиться торги, обычно раз в неделю. 

В больших торговых селах наблюдается наличие нескольких, а иногда и многих ремесленных специальностей. Продукция сельских ремесленников, как и городских, приобретает частично товарный характер. Доходы таможни в торгово-промышленных селах колебались от 38 до 150 р. в год, что было намного меньше доходов городских таможен. 

Отдельные ярмарки существовали в России уже в XVI веке, в первой половине XVII века число их увеличивается. Макарьевская ярмарка под Нижним Новгородом стала с 20-х годов XVII века одним из центров складывания всероссийского рынка. Через брянскую Свенскую ярмарку она имела связь с украинским рынком. 

В XVI веке шло накопление капиталов не только в городах и торгово-ре-

[133]

месленных селах и посадах, но и в поморской деревне. Представители богатой верхушки крестьян Двинского уезда широко скупали земли у своих обедневших соседей, владели обширными рыбными ловлями. Однако в стране, где развитие феодализма шло еще по восходящей линии, в направлении закрепощения крестьян, имущественное расслоение в северной деревне не могло привести и возникновению капиталистических отношений. 

Наметившаяся в XVI и углубившаяся в XVII веке порайонная специализация ремесел не была абсолютной, но она, безусловно, способствовала развитию торгового обмена между областями. В этом процессе особую роль играли торговцы, осуществлявшие связь одного областного рынка с другим, главным образом купцы-скупщики, но иногда и производители, выезжавшие торговать своим товаром в более или менее отдаленные места. 

Общий подъем внутренней торговли в XVI - первой половине XVII века нашел отражение в росте цен и увеличении доходов таможен. За XVI век цены на сельскохозяйственные продукты возросли в 3-4 раза, на изделия ремесла - вдвое. Основные волны повышения цен в XVI веке приходятся на 20-30-е, 50-е годы, конец 70-х - 80-е годы. В 60-х годах, а затем в первой половине 90-х годов наблюдается понижение цен. Цепы на ремесленные товары понижались слабее, чем цепы на продукты земледелия. Обороты внутренней торговли на городских рынках первой половины XVII века неуклонно росли, о чем свидетельствует увеличение доходов таможен. Таи, доход нижегородской таможни вырос с 12 183 р. в 1615 г. до 33 335 р. в 1645 г., т. е. почти втрое за 30 лет. 

Однако развитие внутренней торговли в XVI - первой половине XVII века замедлялось воздействием феодальных отношений. Недостаточно был развит кредит. Ссуды давались под большие проценты (обычно 20%). Торговые операции и проезд облагались многочисленными пошлинами. Все торговцы делились на местных, иногородних и «иноземцев», под которыми в таможенных грамотах подразумевались жители не Московской, а других русских земель и зарубежья. В наименьшем размере пошлины взимались с местных, в наибольшем - с «иноземцев». От пошлин в ряде случаев особыми жалованными грамотами освобождались привилегированные торговцы - прежде всего монастыри. 

В 1653 г. Торговый устав упразднил все разнообразные таможенные пошлины и заменил их единой «рублевой» пошлиной, составлявшей для русских купцов 5%, а для иностранцев 6% стоимости товара. Прежние проездные пошлины отменялись, иностранцы должны были платить 2 % стоимости товара за привоз и вывоз. Унификация таможенных пошлин и проведение принципов протекционизма в отношении русских купцов свидетельствуют о весьма значительном уровне развития внутренней торговли и середине XVII века. 

В XVI - первой половине XVII века Российское государство вело торговлю со многими европейскими странами. Торговые связи с ганзейскими городами, Скандинавией, Прибалтикой, Великим княжеством Литовским и др. были дополнены в середине XVI века торговлей с Англией и Голландией, с 80-х годов XVI века - с Францией. Торговля велась через балтийские порты (Ревель, Рига, Нарва), Смоленск, со второй половины XVI века ­ также через устье Двины и мурманское побережье. Особое значение приобрел Архангельск, построенный в 80-х годах XVI века в устье Двины и ставший основным портом для торговли с Англией и Голландией. Связи с этими странами во второй половине XVI - первой половине XVII века играли первенствующую роль в русско-западноевропейской торговле. Посредническая торговля, особенно при участии голландцев, способствовала товарообмену с Испанией и другими странами, с которыми не было прямых регулярных торговых отношений. В Англии для торговли с Россией и Персией была основана специальная торговая компания, получившая в 1555 г. учредительную королевскую грамоту; она сразу же стала

[134]

известна под неофициальным названием Русской или Московской компании. Во второй половине XVI века и позднее эта компания пыталась монополизировать русский внешний рынок. Особенно острую борьбу с англичанами вели голландские купцы. 

Состав товаров, ввозившихся в Россию и вывозившихся из нее, отличался большим разнообразием. Ввозились ткани, металлы и металлические изделия, в том числе деньги, предметы вооружения, драгоценности, продукты питания, химикалии и лекарственные вещества, стеклянная утварь, бумага, некоторые меха и др. Среди тканей главное место занимали сукна различных сортов и разного происхождения. Даже самое дешевое импортное сукно стоило в конце XVI века дороже самого дорогого местного сукна. Импортировались некоторые шелковые (атлас, бархат и др.) и хлопчатобумажные ткани (миткали, киндяки), по их удельный вес в западном ввозе не идет в сравнение с удельным весом сукон. Только в середине XVII века сукна были несколько потеснены голландским полотном. 

Из металлов в Россию ввозились железо, медь, свинец, олово, а также золото и серебро в монете, слитках и изделиях. Несмотря на наличие собственной железодобычи, Россия нуждалась в железе и изделиях из него. Железо, стальные ножи, ножницы, замки, иголки, булавки и т. п. в значительном количестве привозили шведские, голландские и английские купцы. Испытывая острую потребность в цветных металлах, особенно в меди для литья пушек и колоколов, Россия, не имевшая тогда собственных разработок цветных металлов, была крайне заинтересована в привозе этого товара. Ввозились также медная и железная проволока, колокола, паникадила и т. п. Главным поставщиком металлов в Россию была Англия, чем и объясняется особенная устойчивость ее торговых привилегий во второй половине XVI - первой половине XVII века. Чеканка денег и денежное обращение в России зависели от привоза серебра. 

Российское государство XVI - первой половины XVII века вело длительные войны и испытывало известную нехватку оружия. В Россию ввозились некоторые разновидности огнестрельного (мушкеты, самопалы) и холодного оружия (алебарды, протазаны), ядра, порох, формы для литья пушек, доспехи (панцири). 

В числе привозных драгоценностей находились самоцветы и жемчуг, посуда и предметы утвари, среди продуктов питания - пряности и специи, фрукты, вина, пиво, сельдь, соль. Импортировались также стекло и зеркала. Из химических товаров предметом ввоза были квасцы, купорос, ртуть, киноварь, чернильные орешки, горячая сера, краски, сулема, бура, ярь, белила, мыло (испанское), из мехов - французские лисицы, выдры и ильки. 

Основными статьями западного вывоза из России были предметы земледелия, охоты, животноводства, рыболовства, морского и некоторых других промыслов. Весьма важную часть русского экспорта составляла пушнина. Русские купцы закупали в разных городах и селах, а затем продавали иностранным купцам конский волос, свиную щетину, гусиный пух, войлок. Особенным вниманием иностранных купцов пользовались кожи и кожевенные изделия. Экспортировались и продукты животноводства - сало, мясо, масло и др. 

Из продуктов земледелия уже в XVI веке в большом количестве вывозились лен и пенька. В ХVI - первой половине XVII века экспортировались также греча, льняное семя и растительное масло. Продавались за рубеж и продукты обработки технических культур: канатная пряжа, канаты. С 20-х годов XVII века значительную роль па мировом рынке стал играть русский хлеб, что связано с подъемом земледелия и увеличением товарности сельского хозяйства. Объектами торговли были рожь, ячмень, пшеница. В 30-х годах XVII века у голландцев даже возник план перенесения остзейской: хлебной торговли в Российское государство.

[135]

Западноевропейские купцы покупали в России в большом количестве продукты морского промысла и рыболовства: моржовую кость («рыбий зуб»), ворвань, акулий и тресковый жир, кожи морских животных, икру, так называемый «рыбий клей», рыбу ценных сортов - треску, палтус, семгу. Очень существенными предметами вывоза были мед и воск. За границу направлялись мачтовый лес, лиственничная губка, кап (застывший березовый сок), солодковый корень, продукты использования и переработки древесины: смола, смольчуг, вар, зола, поташ. Шли на экспорт также алебастр и слюда. Велась транзитная торговля персидским шелком, нефтью и ревенем. 

Преимущественным правом товарообмена с иностранными купцами обладала государева казна. Она объявляла «заповедными» те товары, на которые хотела иметь монопольное право приобретения или продажи. Ими были благородные металлы, собольи меха, воск, хлеб (зерно), смола, льняное семя, икра, персидский шелк и ревень, частично поташ. В общем торговом обороте значительная сумма приходилась на долю царя. 

Иностранные купцы и торговые компании стремились добиться от русского правительства различных привилегий и преимуществ. В XVI - первой половине XVII века их права определялись не только межгосударственными договорами, но и специальными жалованными грамотами. Впервые грамота такого рода была выдана в 1517 г. датским купцам. Ряд жалованных грамот получили английская Московская компания (начиная с 1555 г.), голландские купцы (начиная с 1600 г.). Наиболее принятой формой торговли с иностранцами была торговля оптом. Иностранцам предписывалось иметь дело прежде всего с казной, затем - с купцами, но не непосредственно с товаропроизводителями и потребителями. При торговле оптом расчет производился не наличными деньгами, а товаром. Поэтому внешняя торговля носила преимущественно меновой характер. Об известной примитивности торговли с иностранцами свидетельствует ее ярмарочный характер: торговля велась обычно с момента прихода иностранного судна с товаром до Семенова дня Летопроводца (1 сентября). Русские купцы выезжали в страны Западной Европы в редких случаях. Как правило, они не ездили дальше Прибалтики и Скандинавии. Поэтому активность торговли в большой степени зависела от инициативы иностранных купцов и компаний. 

В середине XVII века некоторые голландские купцы состояли в числе русских гостей и, живя в Амстердаме, выполняли торговые поручения царя: таким образом они приравнивались к русским купцам и платили пошлины в половинном размере. Уже на рубеже XVI-XVII веков голландские купцы экономически преобладали над английскими в русской торговле, а в XVII веке фактически заняли прежние позиции англичан. Ассортимент их товаров был шире и разнообразнее, они охотнее предоставляли кредиты, да и сами вложения их в русскую торговлю значительно превосходили английские. 

Баланс торговли западных стран с Россией на Балтике и Белом море был пассивным, т. е. стоимость экспорта из России на Запад превышала стоимость импорта в Россию с Запада. Поэтому наряду с товарами западные купцы ввозили и деньги. В торговле с западноевропейскими купцами участвовали торговые люди многих русских городов и уездов. В одних торговля велась непосредственно, в других скупщики приобретали товар для последующей продажи их иностранным купцам в таких крупных центрах международной торговли, как, например, Архангельск или Новгород. Развитие русского внутреннего рынка и рост местного купечества привели н обострению в первой половине XVII века противоречий между русскими и иностранными купцами. С 20-х годов XVII века русские купцы начинают подавать коллективные челобитные правительству с жалобами на засилье и злоупотребления иностранных купцов. У русских купцов накопилась

[136]

большая сумма долга иностранным купцам. В середине XVII века она составляла около 22 тысячи р. Челобитные 1646 и 1649 годов касались всех иностранцев, в том числе и англичан. В 1649 г. под предлогом осуждения казни короля Карла l в Англии царь Алексей Михайлович отменил привилегии английских купцов, оставив за ними лишь право торговли в Архангельском порту. Эта мера, направленная против англичан, способствовала дальнейшим успехам на русском рынке их главных конкурентов - голландцев. 

Из восточных стран Российское государство торговало с Казанским и Астраханским ханствами (до 1552-1554 гг.), со среднеазиатскими ханствами, Ногайской ордой, Крымом, Турцией и Ираном. Среди предметов вывоза из России различались товары отечественного происхождения и изделия западных стран. В группе русских товаров ремесленного производства значительную часть составляли кожи, отличавшиеся хорошей выработкой (юфть и др.), предметы вооружения, в том числе огнестрельное оружие, весьма редкое на Востоке, деревянные, серебряные и железные изделия (особенно топоры и ножи); меньшее место занимали ткани и швейные изделия, вино, водка. Из продуктов местных промыслов экспортировались меха, мед и воск, соль, ловчие птицы, моржовая кость, слюда и краски. В небольшом количестве вывозились зерно, мука, сало, масло. Предметами посреднической торговли России с Востоком были западные сукна, бумага, стекло, ртуть, железо и цветные металлы - олово, медь, свинец. 

В очень ограниченных масштабах велась торговля ясырем, т. е. пленными. Восточным купцам разрешалось покупать не более 10 пленных; русских людей и пленных, принявших православие, продавать запрещалось. В 1566 г. было категорически запрещено продавать пленных «немцев», обученных ремеслу. Продажа пленных производилась главным образом в Касимове, Переяславле-Рязанском, Нижнем Новгороде и Свияжске. 

Ввоз в Россию из стран Востока отличался разнообразием товаров. Ввозились многие виды тканей - шелковых (камка, тафта, атлас, бархат и др.) и хлопчатобумажных (бязь, пестрядь), ковры, шелк-сырец, хлопок, некоторые виды ножи (юфть, сафьян), пряности, изюм, чернослив, миндаль, орехи и сахар, рис, рыба, москательные товары (краски, камедь, квасцы), нефть, употреблявшаяся главным образом в качестве растворителя в живописной технике, ладан, мыло, благородные металлы - золото и серебро (в монетах), изделия из них, драгоценные и цветные намни, жемчуг. У Ногайской орды Россия покупала в большом количестве лошадей и в несколько меньшем - овец. Второстепенными объектами русского ввоза с Востока были предметы вооружения и конского снаряжения, военные музыкальные инструменты, посуда. При посредничестве среднеазиатских и иранских купцов поддерживался товарообмен со странами Восточной и Юго-Восточной Азии. Непосредственные торговые отношения России с Индией завязались в середине, а с Китаем - во второй половине XVII века. Предметами посреднической торговли России с Западом были также восточные товары, как шелк-сырец и нефть. 

В пределах России импортные восточные товары распространялись неравномерно: предметы роскоши имели узкий рынок сбыта среди верхушки господствующего класса. Дешевые сорта шелковых материй, хлопчатобумажные ткани, некоторые виды пряностей, краски, камедь, квасцы, нефть проникали в различные слои общества. Торговый оборот России с восточными странами был несравненно меньше, чем с западными. На рубеже XVI-XVII веков торговый оборот с Западом достигал 150 тысяч р., а с Бостоном - немногим более 4 тысячи р. 

В торговле с Бостоном, как и с Западом, казна располагала преимущественным правом приобретения привозных товаров, ряд товаров находился в ее монопольном ведении. Уже в первой половине XVI века вывоз из стра-

[137]

ны драгоценных металлов - золота и серебра - был сильно затруднен, а во второй половине XVI в. полностью запрещен. Ограничениям подвергался и вывоз оружия. В распоряжении казны находился также вывоз собольих мехов и кожи. Русская царская торговля велась как на восточных рынках, так и в пределах Российского государства. 

К середине XVI века восточным купцам разрешалось свободно приезжать только в пограничные русские города, а пункты, где им позволялось торговать, определялись особо. В первой трети XVI в. турки и татары имели право торговать в поселке Холопьем (в Угличском уезде), куда во время ярмарки собирались люди из самых отдаленных мест. Название Холопьего торга говорит о том, что именно здесь когда-то шла распродажа ясыря - пленных, оказавшихся в положении холопов.

«Повольным» торгом восточные купцы могли заняться лишь после завершения торговых сделок с казной. Но при этом купцам, приезжавшим в Россию с казенным товаром, запрещалась розничная торговля и закупка русских товаров непосредственно у их производителей. Они должны были вступать в торговые сношения с русскими купцами при содействии специально приставленных к ним торговых людей, переводчиков и приставов. Казенная торговля освобождалась от таможенных пошлин, операции же с частными лицами подлежали таможенному обложению. Только в Сибири восточным купцам разрешалось торговать беспошлинно. 

С русской стороны в торговлю с Востоком было втянуто прежде всего среднее и мелкое купечество. Именно оно преобладало в торговых поездках в Крым, Турцию, Иран. Крупные купцы типа Строгановых направляли на Восток своих приказчиков. 

В целом эволюция социально-экономических отношений России в XVI - первой половине XVII века была весьма сложной. С одной стороны, шел процесс развития феодализма вглубь и вширь, который приводил к закрепощению крестьян и увеличению прав землевладельца на личность непосредственного производителя. С другой стороны, в России происходил бурный рост товарно-денежных отношений, намечалось превращение ремесла в мелкое товарное производство, возникали мануфактуры, возрастало значение наемного труда, увеличивался обмен между областями и с зарубежными странами. Развитие феодализма не могло приостановить развития товарно-денежных отношений; но и последние пока еще никак не угрожали устоям феодальной собственности на землю и принципу внеэкономического принуждения.

[138]

Цитируется по изд.: История Европы в восьми томах. С древнейших времен до наших дней. Том третий.  От средневековья в новому времен (конец XV – первая половина XVII в.). М., 1993, с. 118-138.

Рубрика