Дербент: присоединение к России

Дербент: присоединение к России

22 ноября 1803 г. русские войска вступили в Ганджинское ханство. Правящие круги Ирана использовали это как повод для объявления войны России. 23 мая 1804 г. везир Ирана предъявил ультиматум князю Цицианову с требованием вывести русские войска «из ханств Азербайджана». При этом правящие круги Ирана, а вслед за ними и реакционные круги западноевропейских держав обвиняли Россию в развязывании войны, хотя задолго до этого Иран при поддержке Англии деятельно готовил агрессию на Кавказ. Конечно, русско-персидская война была захватнической для обеих сторон, но Россия в этой войне объективно играла прогрессивную роль, способствуя подъему освободительного движения азербайджанского, армянского и других народов Закавказья против шахской Персии.

Русско-персидская война началась летом 1804 г., когда шахские войска вторглись в Северный Азербайджан. Возлагая большие надежды на поддержку народов Кавказа, шах разослал феодальным владетелям Азербайджана и Дагестана призывы выступить объединенными силами против России, за что обещал «каждому лезгину по 100 рублей серебром». С аналогичными призывами к горцам Дагестана обратились и правящие круги Турции, обещая «каждому по курушу в день». Подрывную деятельность на Кавказе вели и англо-французские эмиссары. Однако настойчивые призывы зарубежных агрессоров не имели успеха.

Первые же столкновения с иранцами показали превосходство русского оружия. Русские войска успешно продвигались на юг, встречая поддержку местного населения.

Успехи русских войск в Закавказье оказали известное влияние и на горцев Дагестана. Ряд владетелей и старшин союзов сельских обществ Дагестана вновь обратились к кавказскому командованию. Так, в 1806 г. к телавскому капитан-исправнику прибыла депутация от Дидойского союза сельских обществ. Возглавлявший депутацию Абакар Муртузалиев объявил, что уполномочен и послан от своего общества сообщить, что «все жители 12 деревень возымели намерение присоединиться к российскому подданству и просят о принятии всех в оное, желая в верности дать присягу». В ответ на запрос телавского капитан-исправника гражданский правитель Грузии А. М. Литвинов предложил ему выяснить истинное намерение просителей и, если оно совпадает с предъявляемыми Россией требованиями, отпра-

[17]

вить их в Тбилиси для дачи присяги. «Они, — доносил капитан-исправник,— желают вступить в подданство России по двум причинам: дабы обитать под владением монарха, славно превознесшегося непобедимым оружием и благосклонностью к верноподданным, и чтобы не возобранный был им пропуск ездить для торговли в край, под державою России находящийся». Со своей же стороны они дают «обещание служить с выгодами российскому правительству... в благодарность же за принятие... дают из первейших семейств от каждой деревни по 2 человека аманатами», а также обязуются принять и исполнить все условия, которые предложит Россия. После всего этого из числа горской депутации были отобраны несколько человек и отправлены в Тбилиси, где они дали клятву на вечное подданство России.

С началом русско-персидской войны находящиеся в неприязненных отношениях с Россией Шихали-хан дербентский, Сурхай-хан казикумухский и беглый грузинский царе[1]вич Александр по указке шаха Ирана пытались организовать выступление горцев против России. Шихали-хан пред[1]принял попытку поднять антирусское выступление в Южном Дагестане, но табасаранцы отказались помочь ему. Призывы Сурхай-хана также не нашли отклика среди подвластного ему населения. Учитывая это, Сурхай-хан разослал во все концы Дагестана преданных лиц, с тем чтобы из разных горских аулов собрать людей, и обещал платить каждому по 45 руб.

В итоге ценой больших затрат, тщательно скрывая цели сбора, Сурхай-хан все же сумел собрать ополченцев. С набранным войском он прибыл на границы Грузии. Судя по письму Сурхай-хана старшине пограничного с Грузией союза сельских обществ Магомеду Вузурлу, у него был сговор с аварским ханом и с грузинским царевичем Александром, «которые на сих днях должны прийти и соединиться, и по тому договору дербентский Шихали-хан и шемахинский Мустафа-хан... заодно»; тех же владельцев, которые были не на стороне Сурхай-хана, он предполагал изгнать из их владений. Наступление против русских войск должно было быть начато после прибытия шахских войск в Ганджу. И действительно, в июле 1806 г. в сел. Карамурат, в 80 км от Елисаветполя, прибыли Гусейн-Кули-хан, царевич Александр, Насиб-бек шамшадильский и все бежавшие в Иран аглары с шахским четырехтысячным войском. Однако, не решаясь до прибытия основных шахских войск, возглавляемых Аббас-мирзой, сразу же напасть на Елисаветполь, они «занялись привлечением народа на свою сторону, рассылая письма, фирманы» и т. п.

Однако совместное выступление шахских войск и ополченцев, возглавляемых Сурхай-ханом, Шихали-ханом и дру-

[18]

гими анти-русски настроенными феодалами Дагестана, не состоялось. Этому помешало вступление в Дагестан русских войск под командованием генерал-лейтенанта Глазенапа.

Жители приморского Дагестана, как и в 1796 г., оказывали посильную помощь продвигающимся русским войскам. Они починили или отстроили заново мосты. Через «быструю реку Сулак учредили достаточное число паромов, так что через сие... неутомимое старание все войско с тяжелой артиллерией и обозом безостановочно прошло». Многие горцы Дагестана изъявили желание участвовать в войне на стороне России и были зачислены на службу в русские войска.

В районе Бойнака к войскам Глазенапа присоединился отряд шамхала Тарковского Мехти-хана. Жители Дербента, узнав о приближении русских войск, изгнали Шихали-хана из Дербента и, выбрав правителем Али-Пенах-бека, отправили навстречу русским посланцев с изъявлением (преданности России. Когда русские войска подошли к Дербенту, «жители огромною толпою вышли к русским» и преподнесли им ключи от города.

21 июля 1806 г. русские войска без боя вступили в Дербент. Жители города были приведены к присяге «на вечную верность и подданство России». За оказанную верность русское командование объявило дербентцам благодарность и освободило их от подводной повинности. 23 августа 1806 г. 

Дербентское ханство было передано в управление Тарковскому шамхалу Мехти. «Сверх жалования, — говорилось в грамоте, данной шамхалу, — какое получаете вы на содержание в готовности войск на службу нашу и для обороны вашего владения, позволяем вам пользоваться всеми доходами ханства Дербентского по прежним правам и обычаям, за исключением города Дербента и доходов оного, которые должны поступать в нашу императорскую казну».

3 октября 1806 г. русские войска под командованием генерала Булгакова без боя заняли Баку. Оставив в городе гарнизон и возложив управление на генерал-майора Гурьева, генерал Булгаков выступил к Кубе. Когда русские войска приблизились к городу, к генералу Булгакову обратился Шихали-хан с просьбой простить «ошибки» и привести его к присяге. Заняв без боя Кубу, генерал Булгаков отстранил Шихали-хана от управления ханством, назначив наиба Хаджи-бека. Шихали-хану было разрешено безвыездно проживать в выбранной им деревне. Но вскоре он, нарушив данное обещание, собрал партию своих приверженцев и ушел с ними в Казикумух.

Между тем генерал Булгаков, достигнув сел. Цахур, отправил адъютанта Кравцова и майора Тарасова к Сурхай-хану для приведения его к присяге. Сурхай-хан отве-

[19]

чал, что он готов «с чистосердечным усердием повернуть себя с детьми своими и со всем своим владением в вечное подданство русскому скипетру», но отказывался подписать предлагаемые Россией условия.

Затянувшиеся переговоры закончились в декабре 1806 г. Сурхай-хан в присутствии генерал-майора Лихачева дал присягу на верность России и обязался платить России ежегодно по 3 тысячи червонцев.

[20]

Цитируется по изд.: История Дагестана [в четырех томах]. Том II, М., 1968, с 17-20.

Рубрика