Румыния: на подступах к централизованному государству

Румыния: на подступах к централизованному государству

Михаил Храбрый 

(1593-1601)

Михаил Храбрый. Михаил Храбрый родился в придунайском купеческом городе Тыргул де Флоч, расположенном у устья реки Яломицы, где его мать содержала трактир. В молодости он был беден, так что один его современник-иностранец писал, что Михаил возвысился «из пыли земной». В дальнейшем он вел обширную торговлю на родине и в задунайских странах и нажил себе некоторое состояние.

В портах и на ярмарках Востока он научился турецкому и греческому языкам. Затем вернулся в Малую Валахию к дяде, богатому боярину Яне, обладавшему обширными связями в Константинополе. В 1584 г. двадцатишестилетний Михаил женился на богатой вдове, помещице Станке, обладательнице многочисленных имений в Малой Валахии. Увеличив приданое жены покупкой двадцати одного имения, Михаил стал одним из крупнейших земельных собственников Малой Валахии, заняв такое же положение, как и знатные бояре из рода Бузеску, с которыми он состоял в родственных отношениях.

Таким образом Михаил вошел в ряды бояр Малой Валахии и вскоре выдвинулся. После назначения его дяди Яне великим баном Крайовы Михаил стал баном уезда Мехединц, что явилось началом его карьеры как сановника. Впоследствии Михаил занимал видные посты в совете господаря, в котором в должности великого бана постоянно присутствовал его дядя. Когда Александр Злой стал господарем Валахии, Михаил был в совете представителем дяди, проживавшего тогда в Константинополе.

Возведение на престол Александра Злого вызвало недовольство валашских бояр, ибо он был «неизвестным пришельцем» и ввел к тому же в состав государственного совета бояр, приехавших с ним из Константинополя. Устранение из совета старых и влиятельных бояр, в особенности бана Крайовы Яне, привело к тому, что они ополчились против Александра Злого и устроили заговор. Но заговор был раскрыт. Заговорщики были перерезаны, «как скот». Михаил спасся, так как до него вовремя дошел слух о замыслах господаря. Он бежал в Трансильванию к Сигизмунду и затем направился в Константинополь, где находился его дядя Яне. Во время скитаний его сопровождали два виднейших боярина Малой Валахии — Строе Бузеску и Раду Флореску

[132]

Между тем для Турции, возобновившей войну с Австрией, было важно, чтобы в покоренных странах царило полное спокойствие. Жалобам бояр на Александра Злого турки придали серьезное значение, так как в создавшейся обстановке восстание в Валахии могло иметь неблагоприятные последствия для Турции. Требования бояр были удовлетворены, и на престол Валахии получил назначение выдвинутый ими кандидат — бан Михаил, представленный султану как «отпрыск господаря», потомок Патрашку Доброго. Этому назначению содействовал дядя Михаила, бан Яне. Одним из могущественных покровителей Михаила в Константинополе был также и Андроник Кантакузино 1.

Среди народов Балканского полуострова, стонавших под игом Турции, назревало восстание. Замешанный в этом движении Андроник Кантакузино оказывал поддержку Михаилу, надеясь иметь в его лице опору в случае нужды. Михаил пользовался также поддержкой Сигизмунда Батория и одного английского агента в Константинополе. Михаил вступил на престол как представитель крупных бояр, связанных с Кантакузино.

Отношения с соседними странами. Вступление Михаила Храброго на трон состоялось в обстановке, благоприятной для сплочения сил европейских стран против Турции. Испания первой выступила против Турции, чтобы вырвать из ее рук восточную часть бассейна Средиземного моря. В своем выступлении против Турции Испания могла рассчитывать как на Австрию Габсбургов, состоявших в родственных связях с королем Испании Филиппом II, так и на все силы Германской империи. При дворе императора Рудольфа II большим влиянием пользовались иезуиты, призывавшие императора к крестовому походу против Турции.

К Христианской, или Священной, лиге, образовавшейся для борьбы против турок, примкнули: римский папа, Испания, Австрия, германские государства и несколько итальянских герцогств. Англия и Польша состояли в дружественных отношениях с Турцией и выступали против намечавшегося разгрома Оттоманской империи. В феврале 1594 г. после долгих колебаний и с целым рядом оговорок к Лиге присоединился трансильванский князь Сигизмунд Баторий. А в августе 1594 г. в Лигу вступил и господарь Молдавии Арон Воевода, которого убеждали присоединиться к Лиге две специальные тайные миссии: одна от имени папы (она продолжала затем свой путь до Киева) и другая от имени германского императора (эта миссия заключила с Ароном Воеводой союзный договор).

_________

1. Андроник Кантакузино — влиятельный греческий сановник в Константинополе, родственник Яне и Михаила Храброго. — Прим. ред.

[133]

В отличие от правителей Молдавии и Трансильвании Михаил Храбрый не стал дожидаться предложений. К тому же Лига обошла его, считая, что он «слишком связан с турками». Однако Михаил Храбрый сам послал делегацию бояр к Сигизмунду Баторию и молдавскому господарю Арону Воеводе с просьбой считать и его среди борцов против Полумесяца.

Это выступление Михаила было, безусловно, следствием того факта, что во второй половине XVI века все больше усиливался фискальный гнет Турции, от которого страдал не только трудовой народ, но и сам господарь и часть бояр, доходы которых резко сократились. В то же время выступление Михаила Храброго отражало стремления к национальной независимости. В одном из своих более поздних посланий господарь Михаил пишет:

«В моей стране я мог бы жить тихо и спокойно, ни о чем не беспокоясь и не испытывая никакого страха, если бы я не был движим моей верностью христианству».

Что касается бояр, то многие из них надеялись, что борьба против Турции приведет к росту их богатств.

Бояре. Бояре намеревались воспользоваться воеводой для достижения своих целей. Обладая большой силой в стране и пользуясь покровительством выдвинутого ими господаря, они сразу после его вступления на трон приступили к насильственному захвату земель мелких земельных собственников и стали обладателями еще более крупных латифундий. Существуют многочисленные документы, которые разоблачают это ограбление крестьян. Экономическая мощь бояр сильно возросла и зависимость господаря от них усилилась.

После завоевания Михаилом Трансильвании алчные взоры бояр обратились на тамошние поместья. Бояре и Михаил решили оставить Трансильванию за собой и «е уступать ее императору, который утверждал, что она принадлежит Габсбургам, поскольку завоевана по его призыву, и что он оплатил наемные войска. Сначала Михаил собирался отказаться от Трансильвании и пойти на уступки, чтобы иметь поддержку императора в дальнейшей борьбе против Турции. Но бояре, движимые личными интересами, переубедили его, заявляя, что Валахию будет трудней защищать, если будет отдана Трансильвания. На деле же они стремились к захвату больших доходных имений в Трансильвании.

Таким образом, при Михаиле Храбром бояре сильно укрепили свое экономическое и социальное положение. Но они достигли этого в ущерб родной стране, народу и самому господарю.

Крестьяне. Накануне начала борьбы против Турции казалось, что для народа, наконец, наступают лучшие времена. Михаил созвал народ и сжег перед ним списки и реестры долгов, причи-

[134]

тавшихся Турции, обещая простить все налоги; при этом он заявил, что «точно так лее, как он освободил себя от долгов, он освобождает и подданных от всякого бремени». Но на деле по отношению к крестьянам ему приходилось проводить ту политику, которую диктовали ему бояре. К тому же растущая нужда в деньгах для ведения войны с Турцией привела к тому, что обещания Михаила остались неосуществленными.

Нехватка денег для военных нужд и ненасытная алчность бояр и их погоня за землями разорившихся свободных крестьян привели к тому, что многие из этих последних стали крепостными. Деревни, оказавшиеся не в состоянии платить налоги, переходили во владение бояр. Одновременно опустели многие деревни, население которых бежало.

В течение еще долгих лет после княжения Михаила в совете господаря рассматривались многочисленные тяжбы бывших свободных крестьян, которые жаловались, что при Михаиле бояре насильно захватили их земли и незаконно закрепостили их самих. Нередко бывали случаи, когда деревни переходили во владение господаря за неуплату налогов.

Число свободных крестьян резко сократилось, а эксплуатация крепостных усиливалась. Поэтому в Валахии при Михаиле происходили многочисленные крестьянские восстания.

Имя Михаила связано также с так называемым «прикреплением Михаила». Этот декрет, устанавливавший, что «всякий крепостной, где бы он ни был обнаружен, остается навеки крепостным там, где он находится», был издан в 1595 г., вслед за походом Синан-паши против Валахии, когда многие крепостные покинули имения, в которых работали, и разбежались.

Следовательно, «прикрепление Михаила» не вводило крепостничества в Валахии, поскольку оно существовало задолго до этого. По-видимому, оно просто закрепило впервые в законодательном порядке существовавшее уже положение. По мнению ряда историков, это мероприятие устанавливало, что крепостные, разбежавшиеся с поместий бояр, не подлежат возвращению, а остаются во владении тех бояр, у которых они обосновались после побега. Это распоряжение, возможно, было продиктовано господарю Михаилу крупнейшими боярами Малой Валахии, которые стремились сохранить за собой больше крепостных, поскольку последние бежали из Валахии преимущественно в Малую Валахию, хотя прежде бояре требовали возвращения бежавших из имений крепостных, как ими было предусмотрено ранее в договоре с Сигизмундом.

Города. Михаил, которой был некогда торговцем, проявлял особый интерес к экономической жизни города. Он старался создать новые города (например, он основал город Плоешти). Но

[135]

поскольку он княжил относительно недолго и часто вел войны, то не смог обеспечить нужной для торговли безопасности городов. Наоборот, его войны привели даже к разрушению многих городов, что и побудило его заняться главным образом их восстановлением.

Церковь. Желая заручиться помощью церкви в борьбе против Турции, Михаил проявлял особую заботу о делах церкви. Он одарял митрополию, епископства, монастыри и церкви. В 1596 г. состоявшийся в городе Тырговиште синод принял решение о реорганизации монашеской жизни, так как в монастырях установились «обычаи, не соответствующие святым правилам» и монастырскому уставу. Реорганизация была проведена в отношении управления монастырским имуществом и в подборе игуменов.

В столичном городе Альба-Юлии (Балград) Михаил воздвиг большую православную церковь. Впоследствии она стала кафедральным собором митрополии православных румын в Трансильвании.

В городе Марамуреше Михаил основал православное епископство. Тем из православных священников Трансильвании, которые числились крепостными, Михаил даровал свободу. Он оказывал помощь также католикам и лютеранам, желая заручиться их поддержкой в борьбе против Турции.

Войско. Войско набиралось по старому обычаю и было организовано по территориальному принципу. «Войска Крайовы» состояли из жителей Крайовы и соседних областей — Жиу и Мехединц — и находились в личном распоряжении своих командиров, местных бояр. Кроме этих войск существовала конница, которой поручалась охрана границ. Но основной и постоянной вооруженной силой являлись наемники, кадровые солдаты, обученные владеть и пользоваться огнестрельным оружием — передовой техникой того времени. Наемные войска набирались из иностранцев, служивших за жалованье. Как явствует из документов, среди наемных войск Михаила числились «гайдуки, доробанцы и катаны»; первые из них были сербы и болгары, а остальные — венгры и казаки.

В войсках Михаила с самого начала его княжения были также гайдуки. Они пришли из-за Дуная, где у них имелись хорошо организованные отряды, ведшие борьбу за освобождение балканских христиан от мусульманского ига. Поэтому они предлагали свои услуги по дешевой цене или вовсе отказывались от жалованья. В войсках Михаила они состояли в отдельных отрядах, во главе которых были начальники из их же числа (Баба Новак, Дели Марку). С этими отрядами и с весьма немногочисленным валашским войском, состоявшим из коренных жителей, Михаил

[136]

начал восстание против Турции. Вначале, по старинному обычаю, он попробовал поднять весь народ, чтобы создать «большое войско» (caste mare), но призыв Михаила ко всему народу не имел успеха, так как Михаил, будучи выразителем интересов бояр, не дал крестьянам свободы, столь ожидаемой ими. Таким образом, имея в своем распоряжении лишь небольшое местное войско, переданное ему боярами, Михаил призвал из-за Дуная наемные добровольные отряды. Результаты его побед могли бы быть гораздо более прочными, если бы он опирался на широкие крестьянские массы и имел всенародное «большое войско».

Впоследствии Михаил получил денежные средства от германского императора Рудольфа II, что позволило ему пополнить наемные войска конными гусарами, пешими трабантами и запорожскими казаками, которых он призвал к себе на службу. Установлено, что для этой цели он получил большую помощь и от русского царя Федора. Все же наемные войска насчитывали всего лишь 10—13 тысяч человек.

Война с Турцией. Выступление господаря Михаила против Турции началось с мятежа, организованного в Бухаресте в ноябре 1594 г. Турки-кредиторы, жившие в Бухаресте и его окрестностях, были вызваны в казначейство под предлогом уплаты долгов. Над ними была учинена кровавая расправа — ни одного турка не осталось в живых. Та же участь постигла и турецкий отряд в Бухаресте, под надзором и охраной которого находился господарь Валахии. Действовавший в согласии с Михаилом господарь Молдавии Арон Воевода истребил всех турок е Яссах. Михаил же обрушился на придунайские турецкие крепости Джурджу, Хыршову, Силистру, Шиштов и Рахову, обратив турок в бегство. Крепости эти были сожжены.

В Константинополе немедленно решили наказать восставших господарей, вместо которых султан назначил других: Богдана, сына Янку Сасу, вместо Михаила и Стефана Сурду вместо молдавского господаря Арона. Татарские отряды, которые турки перебросили из Венгрии для операций против Михаила, и турецкое войско, сопровождавшее вновь назначенных господарей, чтобы возвести их на престол, были разбиты в уезде Влашке, вначале в местности Путиней, затем у Станешть и у Шерпашешть, где Михаил атаковал хана и погнал его по льду через замерзший Дунай. Валахи перешли Дунай и подожгли Рущук, а в низовьях Дуная ограбили город Браилу, который при Раду Паисие (1535—1545) был захвачен турками и превращен в райю 1. В Брайле была захвачена огромная добыча стоимостью свыше миллиона золотых. Кроме того, бан Михаил разгромил турецкий

_____

1. Райя — город, непосредственно управляемый турками. — Яр«л. ред.

[137]

отряд близ Силистры. За этими победами последовало вторжение Михаила на юг — он дошел до Балканских проходов.

В это время честолюбивый Сигизмунд Баторий назначил господарем Молдавии гетмана Стефана Развана. Таким образом, Михаил лишился верного союзника, которого он имел в лице Арона, господаря Молдавии.

Поход Синаи-паши. Битва при Калугарени (1595). Мятеж Михаила глубоко потряс Оттоманскую империю не только в военном отношении, но и в политическом и экономическом. В политическом отношении мятеж Михаила являлся заразительным примером для балканских народов, порабощенных турками, и мог побудить их к восстанию. Признаки этой опасности уже начали проявляться.

В экономическом отношении выступление Михаила имело не меньшие последствия. В результате прекращения поставок скота и хлеба из румынских княжеств иссякли запасы продовольствия, что повлекло за собой неимоверную дороговизну в Стамбуле. А отказ от уплаты дани, возросшей еще на 30 тысяч золотых, нарушил бюджет турецкой казны как раз в такое время, когда турки больше всего нуждались в деньгах для войны с Австрией.

Поэтому султан решил жестоко наказать Михаила и превратить румынские княжества в турецкие пашалыки. С этой целью была подготовлена многочисленная армия под командованием Синан-паши, отличившегося в походах Сулеймана Великолепного. Одновременно Турция прекратила военные действия в Венгрии.

Перед лицом страшной угрозы Михаил оказался один. Он видел теперь единственную надежду в Сигизмунде Батории и направил к нему делегацию из бояр для заключения союзного договора.

В 1595 г., вопреки инструкциям Михаила Храброго, бояре подписали от его имени союзный договор с трансильванским князем Сигизмундом Баторием. Бояре были недовольны, что господарь оставил в совете нескольких представителей Константинополя. Они потребовали их устранения, но это требование не было удовлетворено. Тогда делегация бояр, посланная для заключения договора с Сигизмундом Баторием, желая добиться удовлетворения своих корыстных требований, отдала страну в подчинение трансильванскому князю, превратив господаря в вассала Сигизмунда. Они добились таким образом замены турецких сановников и в государственном совете местными боярами. Вследствие того, что бояре признали Сигизмунда верховным властителем Валахии, Михаил Храбрый не мог больше без согласия нового сюзерена отстранять бояр, присуждать их к смертной казни за измену и конфисковывать их имущество. В то же время бояре обеспечили себе неприкосновенное владение имениями на основании грамот, полу-

[138]

ченных от Сигизмунда. Бояре добились того, что иностранцы лишались права обладать недвижимой собственностью в Валахии а государственные доходы были поставлены под контроль бояр причем бюджет княжества надлежало представлять на утверждение трансильванского сейма и лично Сигизмунда, за которыми закреплялось право устанавливать сумму, отчисляемую из государственных доходов лично для господаря Валахии. В этом договоре бояре оговорили право возвращать силой крепостных, если они осмелятся бежать из помещичьих имений.

Кроме статьи, в которой указывалось, что «юрисдикция митрополита Тырговиштского распространяется на все румынские церкви, находящиеся во владениях его сиятельства Сигизмунда Батория», все остальные статьи договора были унизительны для Валахии и ее господаря. Но опасность была велика и близка, поэтому Михаил был вынужден принять вассальные условия Сигизмунда за обещание оказания военной помощи (май 1595 г.).

Однако эта помощь не была ему оказана. Михаил один, с небольшим войском, вынужден был выдержать натиск Синан-паши. После месяца упорного сопротивления на Дунае, в течение которого Михаил не дал возможности турецким полчищам переправиться через реку, он отступил со своим немногочисленным войском в Калугарени — между Джурджу и Бухарестом, где подыскал выгодную позицию для лагеря. Эта позиция была защищена сзади возвышенностями, поросшими густыми лесами, а спереди — болотистой поймой реки Няжлов. Такое расположение позиции не давало туркам возможности развернуть крупные силы для атаки на широком фронте.

Сражение, состоявшееся 13 августа 1595 г., было выиграно Михаилом, который проявил при этом недюжинные способности полководца и отличное знание военного искусства. В болотах реки Няжлов погибло много турецких солдат, а сам Синан-паша, упавший с коня во время происшедшего при отступлении замешательства, чуть было не погиб в болоте — его во-время спас один из его воинов. Среди трофеев, захваченных Михаилом, оказалось и большое зеленое знамя Магомета, пользовавшееся у мусульман особым почетом. Весть о поражении Синан-паши окрылила надеждой народы Европы. Подобно Мирче и Стефану, Михаил со своим небольшим войском вновь доказал, что многочисленные турецкие войска не были непобедимыми.

Но блестящая победа, одержанная при Калугарени, не могла решить исход войны. Борьбу нужно было продолжать до окончательного изгнания врага, заставить его отойти за Дунай. Между тем, после сражения войско Михаила было изнурено, а свежих подкреплений не было. Турецкие же войска постоянно пополнялись. Положение осложнилось также и происками некоторых бояр против Михаила.

[139]

Вследствие этих затруднений Михаил решил отступить в горы и дожидаться помощи от Сигизмунда, а также и от господаря Молдавии Стефана Развана. Преследуя Михаила, Синан-паша захватил столицу Валахии Тырговиште. Он возложил управление Валахией на турецкого губернатора и назначил в селах турецких старост, т. е. поступил так, как если бы княжество уже было превращено в пашалык.

Михаилу удалось лишь в октябре встретиться с Сигизмундом в Стоенешть (уезд Мусчел) и получить от него долгожданную военную помощь. От господаря Молдавии нечего уж было ожидать помощи, так как за это время Стефана Развана сменил Иеремия Могила, который был враждебно настроен к Михаилу.

Вдохновителем вновь предпринятого похода против Турции был опять-таки Михаил, так как Сигизмунд Баторий больше председательствовал, чем руководил походом.

Вскоре был освобожден Тырговиште (18 октября 1595 г.), а затем и второй столичный город — Бухарест. Синан-паша не был в состоянии выдержать натиск «проклятого и неистового Михаила», как он называл его в одном из донесений, стараясь оправдаться.

Но сильнейший удар был нанесен войскам Синан-паши при переправе через Дунай у Джурджу. Турецкие войска, настигнутые у реки, не могли отступить в боевом порядке, поскольку мост через Дунай был разбит меткими орудийными выстрелами.

Большое число турок погибло в водах Дуная. После осады, длившейся несколько дней, была взята крепость Джурджу. Таким образом, временно был положен конец подчинению Валахии. При прощании с Михаилом в Гергице (уезд Прахова) Сигизмунд засвидетельствовал ему свое дружелюбие, «поблагодарив господа-бога» за то, что он помог им спасти их страны от турецкой напасти.

Разрушения, причиненные войной. Во время войны города и деревни, расположенные на пути продвижения турецких войск, были подвергнуты грабежам и пожарам, а население уведено в рабство. Так, при последнем наступлении у Джурджу Михаилу удалось спасти около восьми тысяч уведенных в рабство валахов. Одновременно опустели даже и те деревни и города, через которые турецкие войска не проходили. Население бежало главным образом в Малую Валахию. Некоторые утверждают, как мы уже писали, что именно после этого похода Михаил принял решение, согласно которому крепостные, бежавшие из Валахии с помещичьих земель, должны остаться крепостными «навеки там, где они находятся».

Подлинной причиной этого указа Михаила было, во-первых, стремление помещиков Малой Валахии заставить работать на себя крепостных, бежавших из Валахии, а во-вторых, желание бояр

[140]

закрепостить тех свободных крестьян, которые рассеялись повсюду из страха перед турецким нашествием. Для того чтобы ликвидировать последствия опустошительного вторжения турок, Михаил начал принимать решительные меры, создавая новые деревни и города (Плоешти и др.). По прошествии всего лишь года один купец писал: «Валахия снова полна всякого добра и народа, как будто бы и не было никакой войны».

Заключение мира с Турцией. После нескольких набегов, совершенных в 1596 г. отрядами 1валахов по ту сторону Дуная, а именно на Бабадаг, Видин, Плевку и Никополь (набег на Никополь возглавлялся лично Михаилом), был заключен мир. По сути дела Михаил оставался один в борьбе против Турции. Он не мог рассчитывать на непостоянного Сигизмунда Батория, не мог возлагать надежды и на помощь германского императора Рудольфа II (1552—1612), поскольку формально между ними не было заключено договора о союзе. Что же касается Христианской лиги, то она оказалась довольно слабой, тем более что незадолго до этого христианские войска были разгромлены турками в Венгрии. В Молдавии княжил ставленник Польши — Иеремия Могила, при котором находился его брат Семен, претендент на трон Валахии. В Валахии положению господаря угрожали происки бояр, которые натравливали на господаря то Австрию, то татар, которых поддерживали турки. Все эти причины побудили Михаила принять навязанные Турцией условия мира, обеспечивавшие ему признание его господарем Валахии. Но он все еще возлагал большие надежды на Габсбургскую империю, с помощью которой хотел создать централизованное государство, которое должно было состоять из Валахии, Трансильвании и Молдавии и являться мощным заслоном против Турции.

Отношения с Россией. Михаил Храбрый надеялся и на помощь русского царя Федора. Получить эту помощь было трудно, так как к тому времени поляки овладели Украиной. Ему все же удалось послать в Москву для переговоров священника Луку — протоиерея города Бузау. Вернувшись, Лука передал, что царь Федор дал торжественное обещание оказать Михаилу помощь в борьбе против любого врага. Царь послал Михаилу деньги для восстановления церквей, разрушенных турками, и для оплаты наемных войск, чтобы продолжать войну с Турцией.

При вступлении на престол царя Бориса его посол в Праге передал находившемуся там же посланнику Михаила Храброго, что царь радуется победе, одержанной Михаилом над турками, и желает ему победы и в дальнейшем для полного истребления врага.

[141]

Завоевание Трансильвании. Двойственная политика Сигизмунда Батория, который дважды покинул престол Трансильвании, была одинаково опасна как для Германской империи, так и для Михаила. Между тем в июне 1598 г. в монастыре Дялу Михаил заключил с послами императора Рудольфа II союзный договор. Он признал суверенитет императора Рудольфа без обязательства уплаты дани или каких-либо податей. Император отказывался от вмешательства во внутренние дела Валахии. Михаил обязывался вести борьбу за изгнание турок и других врагов из пределов Трансильвании, Валахии и венгерских земель, а для этого император Рудольф должен был ему оказывать помощь деньгами, чтобы выплачивать жалованье пяти тысячам наемных солдат, и, в случае необходимости, присылать ему войско. В то же время в Венгрии и Трансильвании Михаилу были отведены замки, в которых он мог укрыться в случае, если будет вынужден покинуть родину.

Вскоре после этого Сигизмунд Баторий, который еще до того покинул трон и уступил Трансильванию императору Рудольфу, вернулся и потребовал вернуть ему трон. Ему в этом не было отказано, но он вторично отрекся от престола в пользу своего двоюродного брата — польского кардинала Андрея Батория, открытого друга Турции и непримиримого врага господаря Михаила. С первого же дня вступления на престол Андрей Баторий, ссылаясь на договор, заключенный с Сигизмундом, заявил, что считает себя властелином Валахии, и потребовал от Михаила, чтобы он покинул трон. Как выразился Михаил, «у нас похолодело сердце, когда мы узнали об этом требовании». Андрей Баторий рассчитывал при этом на помощь молдавского господаря Иеремии Могилы, так как полагал заменить Михаила Семеном Могилой, братом Иеремии.

Михаил испросил у императора Рудольфа разрешение выступить против нового неприятеля. С валашским войском он вступил через перевал Бузау в Трансильванию и дошел до города Брашов. Сражение состоялось недалеко от города Сибиу, у селения Шелимбар, где Михаил соединился с другим отрядом валахов, прибывшим из Малой Валахии под командой братьев Бузеску, и одержал победу (18 октября 1599 г.). Спасавшийся бегством кардинал Андрей Баторий был настигнут и убит одним секлером. Однако за этот поступок Михаил приговорил убийцу к смертной казни. Валашский господарь двинулся затем к столице Трансильвании Альба-Юлии, куда вступил под звуки барабанов и труб (1 ноября 1599 г.). Созванный им сейм признал его «наместником императора» или «вождем государства». Так завершилась первая фаза создания централизованного государства.

Однако, завоевав Трансильванию, Михаил не освободил многочисленных румынских крепостных, которые работали в поместьях

[142]

крупных венгерских земельных собственников. Крепостные оказали ему радушный прием, надеясь, что им будет дарована свобода, но Михаил не только не дал им свободы, но заставил повиноваться господам и тех, которые к моменту его вступления в Трансильванию восстали против своих поработителей. Только румынские священники были освобождены от крепостных повинностей. Михаил был поборником интересов класса помещиков, не делая в этом различий между венграми и румынами. Своих бояр он вознаградил, назначив их в трансильванский сейм, а некоторых из венгерских и саксонских дворян стремился приблизить, подарив им румынские деревни, которые восстали в момент его прихода.

Завоевание Молдавии. Император не торопился признавать, как ожидал Михаил, что последний является исконным правителем Трансильвании с вассальными обязательствами перед Германской империей. Несмотря на то, что Михаил еще не вполне утвердился в Трансильвании, он был вынужден двинуться против Молдавии, так как ее господарь вступил в союз с бежавшим Сигизмундом Баторием, который стремился натравить трансильванских дворян на Михаила. Завоевание Молдавии произошло быстро и без кровопролития. Весной 1600 г. Иеремия Могила бежал в Польшу. Однако молдавские бояре рассматривали Михаила как завоевателя, угрожающего их привилегиям. Бояре не желали иметь сильного господаря, поскольку это могло привести к ослаблению их позиций.

Оставив в Молдавии небольшой государственный совет из бояр, Михаил поспешил вернуться в Трансильванию, где его положение было далеко не прочным. К этому времени местное дворянство уже сговорилось втайне с полководцем Георгием Бастой, императорским губернатором в Верхней Венгрии. Баста жаждал стать наместником императора в Трансильвании и поэтому стремился устранить Михаила. Но ему не удалось привести в исполнение свой план: угрозы Михаила вынудили его отвести войска. Михаил достиг вершины славы, теперь он мог именовать себя «господарем Валахии, Трансильвании и всей Молдавской земли».

Неудачи Михаила Храброго. Битва под Мираслау. Попытка Михаила создать централизованное государство не удалась. Михаил не облегчил положения крепостных — румын и венгров, если не считать, что по требованию господаря им были предоставлены сеймом «пастбища для лошадей, быков, свиней и молодого скота, кроме овец». Кроме того, валашские бояре, приспешники Михаила, намеревались оттеснить на второе место дворянство завоеванных земель. Дворянство Трансильвании не хотело терпеть этого соперничества.

[143]

Вскоре после возвращения Михаила из Молдавии венгерские магнаты собрались в Турде, на поле Кристиш, и решили поднять восстание против него. Их отряды объединились с войсками генерала Басты, ожидавшего удобного момента. Мятежное дворянство принесло присягу императору. На сторону мятежников перешли и те венгерские дворяне, которым Михаил предоставил высокие должности. Многочисленное и хорошо вооруженное войско генерала Басты было встречено Михаилом у Мираслау, близ холмистой местности недалеко от города Аюд, где он выбрал удобную позицию. Однако Михаил допустил ошибку, покинув эту позицию и двинув свои отряды вслед за частью неприятельских войск, которая притворилась отступающей. В это время на него обрушился мощный удар с флангов, который он оказался не в состоянии выдержать. Михаил отступил, переправившись через реку Муреш. При переправе много воинов утонуло.

Битва была проиграна, и Михаилу пришлось отступить с многочисленным войском к городу Альба-Юлии, а оттуда к городу Фагарашу, где он встретился со своим сыном Николаем Патрашку, выступившим ему на помощь из Валахии. Но возобновить военные действия против Басты оказалось невозможным, так как стало известно, что потеряна и Молдавия, С помощью польского канцлера Замойокого Иеремия Могила вернулся в Молдавию и захватил власть, изгнав немногочисленное войско, оставленное там Михаилом Храбрым. Теперь Михаилу угрожала потеря и Валахии. Получив помощь из Польши, Иеремия Могила продвинулся к Бузау, желая захватить престол Валахии для своего брата Семена.

Защита Валахии. Оказавшись в тяжелом положении, Михаил заключил перемирие с Бастой. Он заявил, что отказывается от управления Трансильванией, и оставил заложниками свою жену и детей. Затем он сделал последнее усилие отстоять престол Валахии. С немногочисленным отрядом, всего лишь в несколько сот человек, Михаил дерзнул выдержать натиск вражеских войск, но одолеть их ему не удалось; он был окончательно побежден у Наени (уезд Бузау) и у Букова на реке Теляжен. Поляки и турки проникли в Бухарест и посадили на престол Валахии Семена Могилу, на сторону которого перешли даже самые преданные Михаилу бояре — братья Бузеску.

Пробираясь по горным долинам, Михаил потерпел поражение на реке Арджеш. Наконец, он добрался до Вены. Он говорил, что считает себя вправе просить у Рудольфа II не убежища, а справедливости, так как он не нарушал присяги.

Гораслау. Убийство Михаила. Но Михаил напрасно ожидал справедливости. Пытаясь доказать, что он заслужил другую участь, Михаил направил императору меморандум, но на него

[144]

не обратили внимания. Однако наследовавшие события в Трансилывании заставили Рудольфа II вспомнить о существовании Михаила. Действительно, венгерская знать, избавившись от Михаила, снова вспомнила о Сигизмунде Батории и, призвав его на престол, изгнала Басту, приближенного императора Рудольфа II. Император, решив изгнать из Трансильвании Сигизмунда, помирил Михаила и Басту и поручил им обоим привести в исполнение этот план.

В битве у Гораслау на реке Сомеш (3 августа 1601 г.) войска Сигизмунда были разгромлены, а их командующий бежал в Молдавию. Баста, движимый желанием присвоить одному себе лавры одержанной победы и остаться единственным правителем Трансильвании, решил убить Михаила, для чего искал случая с ним поссориться. Он потребовал у Михаила сдать захваченные у Сигизмунда знамена и признать его, Басту, правителем Трансильвании. В этом Михаил ему отказал. Тогда Баста предложил ему воздержаться от продвижения к Фагарашу (там была семья Михаила, которую он хотел освободить) и отложить это до момента, когда Сигизмунд будет настигнут и схвачен, на что Михаил выразил согласие. Несмотря на это, 9 августа 1601 г. на рассвете убийцы, подосланные Бастой, ворвались в палатку Михаила в его лагере, недалеко от Турды, и убили его. Вместе с валашским господарем погибла и небольшая группа преданных ему людей, пытавшихся защищать его и оставшихся верными ему до смерти. Труп Михаила был обезглавлен. Его тело осталось непогребенным на поле, а его голову носили по лагерям, чтобы убедить всех воинов в том, что он мертв. Впоследствии голова Михаила была доставлена на родину и похоронена в монастыре Дялу. «Честное туловище покоится на полях Турды», говорится в надгробной надписи, высеченной на каменной плите его могилы.

Значение деятельности Михаила Храброго. Михаил Храбрый княжил недолго, всего лишь восемь лет, но за этот период его имя прочно вошло в историю румынских княжеств. Его деятельность знаменует пробуждение национального достоинства и стремление к независимости. Попытка создать централизованное государство в борьбе за независимость от турецкого гнета, в которой он имел временный успех, послужила стимулом для его преемников.

Во внутренней политике Михаил отстаивал классовые интересы крупных бояр, к которым он принадлежал сам. Он пытался содействовать развитию городов и торговли, но мятежи и войны никак не могли обеспечить необходимые для этого предпосылки. Крестьянство продолжало при нем подвергаться эксплуатации бояр, а число крепостных, в результате проведенных им мероприятий (прикрепление к земле), возросло. Этим объясняется тот

[145]

факт, что он не пользовался поддержкой широких крестьянских масс. Не имея этой опоры, Михаил не смог одержать победу над боярами, предававшими интересы родины, и над всеми остальными врагами и в результате был побежден.

[146]

Цитируется по изд.: История Румынии. Под ред. М. Роллера. М., 1950, с. 132-146.

Рубрика