Франция в конце XV – первой половине XVII века

Франция в конце XV – первой половине XVII века

С конца XV века Франция, как и другие западноевропейские страны, вступает в эпоху раннекапиталистического развития, хотя в XVI - XVII веках она не принадлежала к числу ведущих его центров. 

В XVI - XVII веках во Франции не существовало единой национальной экономики. По выражению Ф. Броделя, страна представляла собой пеструю мозаику маленьких областей, живших своими ресурсами. Но дело не только в разобщенности отдельных районов королевства: Франция была страной, где сочетались разные типы экономического развития. 

Французское королевство в XVI - XVII веках было самым населенным государством Европы: в конце XV века его население составляло 14-15 миллионов, к середине XVII века достигло 16-18 миллионов человек. Прирост населения про-

[50]

исходил неравномерно, соответствуя ритмам экономического развития страны: после бурного роста первой половины XVI века произошел спад в эпоху религиозных войн и медленный, задержанный Тридцатилетней войной подъем в следующем столетии. Относительная «перенаселенность» Франции (по сравнению, например, с Англией или Германией) во многом определила особенности развития ее экономики, особенно сельского хозяйства. 

Страна имела прекрасные природные условия для успешного развития сельского хозяйства. В силу их большого разнообразия аграрная цивилизация Франции была разнотипной. В XVII веке традиционные различии между севером и югом в сельском хозяйстве усилились: север постепенно превращался в район монокультуры зерновых, чему способствовала исключительная плодородность почвы. На юге, напротив, природные условия благоприятствова:1и развитию поликультуры и в крестьянских хозяйствах сочетались зерновые, фруктовые сады и виноградники. На этом фоне развивалась специализация мелких сельскохозяйственных районов, особенно винодельческих, а вблизи крупных городов - и огороднических. 

Основная ячейка сельской экономики - крестьянское хозяйство было весьма гибкой экономической формой, способной использовать специфику локальных природных условий, что породило крайнюю пестроту крестьянского хозяйства в стране. Главная масса пригодных для обработки при тогдашнем уровне развития агротехники земель уже была освоена, а возможности технического прогресса при господстве мелкого производства были ограничены. Французское крестьянство в условиях густонаселенной страны страдало от малоземелья. Возрастающая задолженность крестьянства, характерная для эпохи его втягивания в рыночные отношения, усугубила нестабильность его хозяйства. Его техническая оснащенность оставалась низкой, и сельская экономика развивалась замедленно. 

Большинство крестьян в XVI веке были лично свободны и владели своими цензивами на условиях вечнонаследственного держания, что было важным их отличием от английских копигольдеров и одной из причин более умеренного характера экспроприации французского крестьянства. Давность владения приводила к фактическому превращению цензив в крестьянскую собственность, хотя и обремененную феодальными и сеньориальными платежами. 

На судьбах крестьянского хозяйства тяжко сказались изменения хозяйственной конъюнктуры. Во второй половине XV - первой половине XVI века климат характеризовался некоторым потеплением и устойчивым преобладанием урожайных лет над неурожайными, а война велась почти исключительно на чужой территории и сопровождалась довольно умеренным ростом налогов. Но во второй половине и особенно в конце XVI века неурожаи следуют за неурожаями, а гражданские войны опустошают 

страну. После кратковременного мира при Генрихе IV и некоторого улучшения погодных условий в начале XVII века Франция вновь втягивается в полосу сначала гражданских, а затем и внешних войн. Рост налогов приобретает катастрофический характер и к тому же совпадает с новой серией неурожаев. Следовательно, после периода благоприятных условий для развития сельского хозяйства страна переживает примерно на столетие затянувшиеся трудности. Периодические голодовки доказывают шаткость экономического фундамента французского общества XVI-XVII веков. 

В этих условиях усиливается процесс обезземеления крестьянства. Сеньоры, горожане, а иногда и немногочисленные сельские богатеи методически скупают лучшие земли и, где позволяют хозяйственные условия, образуют средние и крупные фермы. Этот процесс в различных частях страны протекает по-разному. На севере, в районах монокультуры, крестьянское хозяйство тяжелее страдает от малоземелья и оказывается

[51]

менее устойчивым, зато организация ферм - более доходной. На юге же разносторонность крестьянского хозяйства делает его более жизнестойким. Здесь гораздо реже образуются значительные земельные комплексы подобные фермам на севере, а скупленные крестьянские наделы обычно продолжают эксплуатироваться новыми собственниками в качестве отдельных участков. 

Сеньоры и горожане сравнительно редко ведут хозяйство сами. Обычной формой эксплуатации земельных владений становится краткосрочная аренда: на севере - крупная и средняя фермерская аренда, на юге - испольщина. представляющая обычно мелкую и среднюю аренду. Если на севере фермер обычно нанимает батраков, то на юге испольщик ведет хозяйство в основном силами своей семьи. Структура деревни оказывается, следовательно, разнотипной, однако в обоих случаях налицо капиталистические или переходные к капиталистическим формы эксплуатации. В горных районах аграрные отношения характеризовались большей традиционностью, а обезземеление крестьянства происходило замедленно. Средний слой крестьянства, иногда еще довольно многочисленный на юге, в передовых областях Парижского бассейна к середине XVII века резко сокращается. Верхушку крестьянского мира составляют здесь немногочисленные «пахари», в придачу к своим цензивам арендующие у господ фермы, а иногда выступающие и в качестве сеньориальных сборщиков. 

Большинство же крестьян, не имея возможности прокормиться со своих значительно уменьшившихся цензив, вынуждены арендовать небольшие участки земли, наниматься батраками на фермы, работать на рассеянных мануфактурах. В XVII веке французское крестьянство переживает социальный кризис, его дифференциация усиливается, оно утрачивает некоторые чисто феодальные черты. Проявлением этого кризиса стали многочисленные крестьянские восстания, особенно частые па исходе религиозных войн и во второй четверти XVII века. 

Существенные перемены произошли и в жизни французского дворянства. Многие дворянские семьи разорились и пресеклись, а их сеньории скупили новые дворяне буржуазного, а иногда и крестьянского происхождения. В XVI веке процесс обновления дворянства отличался особой интенсивностью. В области Бос (район города Шартра) в 1700 году из 130 дворянских родов 52 (40%) принадлежали к старому дворянству (до 1500 года). 

В Бретани в 1668-1672 годы 28% дворянских семей документально подтвердили наличие благородных предков до 1500 года. В округе Байе (Нижняя Нормандия) в 1666 году из 592 дворянских семей 183 (30,9 %) возводили свой род как минимум к 1463 году, причем среди остальных были старые семьи, переселившиеся в эту область из других районов. До середины XVI века преобладало аноблирование по благородной земле, позднее - по должностям в государственном аппарате и посредством королевских патентов. Новые семьи отчасти вливались в состав традиционного «дворянства шпаги» (т. е. сельских сеньоров и военных), отчасти же формировали особый социальный слой «дворянства мантии» (робенов). Третируемые родовитыми дворянами как «буржуа», высокопоставленные робены тем не менее в большинстве своем юридически принадлежали ко второму, сословию. Наличие у них сеньорий также сближало их со старым дворянством. Внутри юридически единого и экономически более или менее однородного второго сословия к концу XVI - началу XVII века сложились две вполне самостоятельные и не сливавшиеся друг с другом социальные группы, что явилось важной чертой французского общества. 

Однако оскудение было уделом отнюдь не всего старого дворянства. Вдали от крупных городов, в отсталых провинциях центра и северо-запада королевства родовитые семьи сохраняли безраздельное господство. Не менее важным было то, что и в экономически развитых районах «кризис доходов» в разной мере затронул различные слои второго сословия.

[52]

Он оказался роковым главным образом для мелкого дворянства, в то время как высшая знать и многие семьи среднего дворянства сумели приспособиться к новым политическим и экономическим условиям. 

Основной костяк «дворянства шпаги» по-прежнему составляли семьи, происхождение которых было весьма древним. Именно из них сложилась в XVI веке придворная знать, сменившая на социальной вершине постепенно вымиравшие династии территориальных государей средневековья. Она сформировалась, на королевской службе, доходы от которой были важным источником ее могущества. Эти доходы имели значение и для части провинциального дворянства, все шире привлекавшегося в королевскую армию. И все же для дворянства в целом более важную роль играли земельные доходы. Повысить их удалось с помощью перестройки дворянского землевладения, осуществленной в XVI - начале XVII века. 

Французское дворянство экономически не было столь активно, как английское джентри. Но его сословная этика вовсе не возбраняла управление поместьями. Наряду с расточителями среди дворян встречались многочисленные крепкие хозяева. Уже после Столетней войны во многих сеньориях за счет заброшенных земель был восстановлен домен и на нем организованы фермы. В XVI веке такие сеньории распространялись все шире, чему способствовала скупка горожанами земли, и к XVII веку, по-видимому, преобладали уже в большинстве экономически развитых провинций. Судя по локальным данным, в стародворянских сеньориях домен был обычно крупнее, чем в новодворянских (в области Бос в середине XVII века около 177 га против 60), поскольку в руки новых собственников попадали в первую очередь мелкие поместья разорившихся дворян. Доходы сеньоров от краткосрочной аренды, капиталистической или переходной к капиталистической, с лихвой компенсировали сокращение в XVI веке реальной стоимости фиксированных сеньориальных платежей и обычно составляли большую часть земельных доходов. Французское дворянство в XVII веке, как и общество в целом, соединяло в себе феодальные и раннекапиталистические черты. 

Для городской экономики в XVI-XVII веках характерна определяющая роль торговли. Только там, где город втягивался в широкие торговые связи, особенно в международные, происходило развитие в нем раннекапиталистического производства. Крупный купеческий капитал был его главным двигателем, а широкие рынки - необходимым условием, хотя структура торговых связей Франции в XVI веке оставалась в основе своей средневековой. Национальный рынок далеко еще не сложился. Отдельные локальные рынки были слабо связаны между собой, и их относительно стабильные потребности с успехом удовлетворялись местным ремесленным производством. Лишь некоторые из них были связаны с широкой международной торговлей. 

В ХIV-XV веках Франция оставалась в стороне от главных мировых торговых путей. Старые шампанские ярмарки, до конца XIII века служившие важнейшим центром контакта северной и средиземноморской торговли, давно потеряли значение. По сравнению с Италией, Голландией, Англией и Пиренейскими странами Франция была наименее морской державой. Однако с 60- 70-х годов XV века она втягивается в систему мировой торговли благодаря итальянским банкирам и купцам, которые во главе с домом Медичи переносят в Лион из Женевы свои конторы. Умиротворенная после Столетней войны страна открывает им хорошие возможности, особенно благодаря активному покровительству Людовика XI, учредившего в Лионе ярмарки с исключительно благоприятным режимом. Выгодное географическое положение Лиона, который стоит у слияния Соны и Роны и связан речными путями с верховьями Сены и Луары с бассейном Рейна и Средиземноморьем, предопределило этот выбор. Лион превращается в XVI веке в крупнейший заальпийский центр итальянской

[53]

торговли, своего рода распределитель левантийских пряностей и итальянских шелков во Франции и других странах Европы, и складочный пункт для европейских товаров - французского полотна, нидерландских и французских сукон, немецких металлических изделий, импортируемых итальянцами. Через Лион проходило от трети до половины всего французского импорта. В купеческой олигархии Лиона прочно преобладают итальянские купцы, а французы выступают на вторых ролях. В 1569 году из 33 купцов, каждый из которых ввозил более 1 % лионского импорта, 24 были итальянцами, а среди 10 купцов, доля которых превышала 2%, итальянцев было 9. Французские купцы не имели достаточных капиталов, связей, опыта, чтобы потеснить итальянцев. И все же система, установившаяся в Лионе, была благоприятной для них. Они находились как бы в ученичестве у первейших в Европе негоциантов и получали долю в их прибылях. Внутренняя торговля оставалась в их руках, и итальянцы редко проникали дальше Лиона. Сбор товаров в королевстве и распределение импорта давали немалые прибыли французскому купечеству. 

Развитие лионской промышленности в XVI веке значительно уступает блестящим успехам лионской торговли. Основные ремесла сохраняют в целом средневековый характер, поскольку торговля ведется главным образом транзитная. Все же в 30-е годы XVI века начинают развиваться шелковые мануфактуры, расцвет которых приходится уже на следующее столетие, а в области книгопечатания город выдвигается на одно из первых мест в Европе. Большое значение имело и втягивание через посредство Лиона в систему международного рынка 3кономики некоторых областей Центральной, Восточной и Южной Франции. Сукноделие Лангедока и Пуату, полотняное производство Лионнэ, Форэ и Божоле испытали значительный подъем и начали перестраиваться на раннекапиталистический лад. 

И все же несоответствие промышленной основы процветающей внешней торговле выдает неустойчивость структур раннего капитализма в Лионе. Он ориентируется на сравнительно узкий в социальном плане рынок, ибо главным предметом торговли остаются предметы роскоши, особенно шелк и пряности, в 1569 году составлявшие соответственно 40 и 11,7% лионского импорта. Именно ввоз предметов роскоши был основой процветания лионских ярмарок. Связь интернационального рынка с локальным оставалась слабой. Наконец, масштаб деловых операций в Средиземноморье относительно скромен и купеческие компании, составленные из родственников, недостаточно мощны. С середины XVI века усилившаяся финансовая эксплуатация лионских ярмарок правительством, на рушение нормального функционирования торговых связей из-за религиозных войн и развивающаяся конкуренция нидерландской и английской экономики подрывают расцвет «итальянского» капитализма в Лионе. Купеческий капитал частично ориентируется на сферу государственных финансов, частично - на сферу землевладения. После религиозных войн Лион сохранил важное значение как крупный центр французской торговли и шелковой промышленности. Если в 1575 году в лионском шелкоткачестве было занято 220 работников, то в 1621 году - 578, а в 1660 году - 841. В XVII веке шелковые мануфактуры определяли экономическое лицо Лиона. Продолжали функционировать в XVII веке и проходившие через Лион торговые пути, соединявшие нидерландский и североитальянский экономические регионы. Но от главной сферы циркуляции богатств - Атлантики - Лион находился в стороне. 

Во второй половине XVI века в связи с развитием океанских торговых путей в Нидерландах и Англии формируются более зрелые капиталистические отношения, которым свойственны широкие масштабы предпринимательства, воплощенные в акционерных компаниях, и использование силы государственной поддержки. Они основываются на фундаменте ману-

[54]

[ИЛЛЮСТРАЦИЯ]

Лион в XVII веке. Рисунок Й. Лингельбаха. Вена, Альбертина. 

фактурного производства товаров широкого потребления, конкурентоспособность которых определяется не столько высоким качеством, сколько низкой стоимостью. Благодаря этому они теснее связывают локальные рынки с международными и стремятся к их завоеванию. 

Конкуренция Англии и Нидерландов явилась одной из причин упадка средиземноморской экономики к концу XVI века. Франция же как бы соединила в себе оба типа экономического развития. В годы религиозных войн она тяжело пережила кризис раннего капитализма «итальянского типа», но сумела выйти из него и включиться в экономический подъем Северо-Запада Европы в XVII веке. 

Роль Франции в географических открытиях и раннем колониализме была скромной. Она довольно поздно обзавелась собственными колониями. Но на протяжении XVI века, особенно после заключения мира в Като-Камбрези в 1559 году, стремительно расширяется франко-испанская торговля. Главные пути ее ведут через Бордо и Руан, и в нее втягиваются не только южные, но и северо-восточные провинции королевства. Она не всегда находится в руках французских купцов. Инициатива часто принадлежит испанцам и голландцам. Одна ко баланс этой торговли безусловно положителен для Франции: через посредство Испании, слишком слабой экономически для обеспечения своих колоний. перед французской промышленностью открываются широчайшие рынки Нового Света. На них главным образом и ориентируется французская мануфактура. 

Трудная конъюнктура религиозных войн во многом ограничивала возможности промышленного подъема. И тем не менее вплоть до 80-х годов XVI века элементы раннего капитализма продолжали вызревать. При Генрихе IV, впервые во Франции практиковавшем последовательную меркантилистскую политику, эти элементы усилились, обеспечив некоторый подъем французской экономики в первой четверти XVII века. Нестабильна и экономическая конъюнктура последующих десятилетий, по-видимому, вновь привела н некоторому сокращению производства, хотя и не столь значительному, как в конце XVI века. В стране аграрной экономики города не могли не испытывать влияния ее ритмов. Сказались также войны, налоговый гнет, ослабление протекционистской политики, конкуренция нидерландской и английской мануфактур. Но несмотря на трудности, раннекапиталистический уклад удержал свои позиции во французской промышленности, а к концу XVII века в ряде крупных и средних промышленных. городов (Лионе, Амьене, Бове) мануфактура в ведущих отраслях произ-

[55]

водства - сукноделии и шелкоткачестве - заняла главенствующие позиции. Это была преимущественно рассеянная и смешанная мануфактура, широко использовавшая труд частично обезземеленных крестьян. 

Однако далеко не все французские города пошли по такому пути развития. Многие мелкие и средние города, изолированные от широких рынков и еще в XVI веке удовлетворявшие своим ремеслом местный спрос, оказались в трудном положении в связи с конкуренцией и французской и зарубежной мануфактуры, постепенно завоевавшей локальные рынки. Начался упадок таких городов, прежде всего их ремесленного производства. Их население нередко сокращается, а масса горожан обращается к труду на земле. Так, население Шатодена (в среднем течении Луары) с середины XVI века к 60-70-м годам XVII века сократилось вдвое - до 5 тысяч; его сукноделие с середины XVII века исчезло, а доля сельскохозяйственных рабочих с конца XVI века до 1696 года возросла с 20 до 40%. Богатые шатоденские купцы торговали исключительно вином, дровами и зерном. 

Крупные промышленные центры неравномерно распределялись по Франции. Главными районами их сосредоточения были северо-восток, отчасти восток и Лангедок. По своим экономическим связям, по типу и ритмам развития они тяготеют к нефранцузским экономическим центрам. Северо-восток, включая Париж, - к Нидерландам, Лион - к Северной Италии и Швейцарии, Лангедок ориентируется на Испанию и через Марсель - на сохранившиеся средиземноморские связи. Подъем раннекапиталистической промышленности происходит в первую очередь на окраинах страны, и это отрицательно сказывается на формировании французского национального рынка, которое, несмотря на возрастание в XVII веке роли Парижа, в рассматриваемый период далеко еще не завершилось. 

Во французских городах, и в первую очередь в крупных экономических центрах, постепенно происходит формирование ранней буржуазии и пред-пролетарских элементов. Слой ремесленных мастеров, основа городской общины средневековья, переживает дифференциацию. В XVI веке они в массе своей хозяйственно самостоятельны и не связаны с раннекапиталистическими отношениями, но уже в XVII веке большинство их постепенно попадает в зависимость от купцов и «фабрикантов» - мануфактуристов, в то время как верхушка вливается в ряды буржуазии. Однако эта последняя еще далеко не похожа на буржуазию XIX века. В ее состав наряду с купцами и «фабрикантами» входят низшие чиновники, люди свободных профессий, многочисленные буржуа - землевладельцы и рантье. Еще более разнороден городской плебс, включающий наряду с разорившимися мастерами ремесел подмастерьев, поденщиков, сельскохозяйственных рабочих и многочисленных нищих. Он находился еще на самой ранней стадии процесса пролетаризации. 

В «аграрных» городах указанные процессы протекали со значительным своеобразием, поскольку мануфактура получила в них крайне слабое развитие. Однако социальная дифференциация мастеров ремесел развивалась и в них под влиянием конкуренции более крупных центров. Для буржуазных кругов здесь были особенно типичны землевладельцы и рантье, а для плебса - сельскохозяйственные рабочие. Конечно, раннекапиталистические отношения здесь были гораздо менее развиты. Но и такие города потеряли чисто средневековью черты социального строя.

Разложение средневекового городского общества приводило к многочисленным и разнообразным конфликтам, порой кровавым столкновениям в городах, где социальная атмосфера была весьма напряженной. 

Характерной чертой французской буржуазии и важной причиной отставания Франции от передовых стран раннего капитализма было стремление вкладывать капиталы в сферы землевладения и государственного долга. Укажем три основные причины этого явления. Во-первых,

[56]

перспективы развития собственно купеческого богатства были весьма ограниченны: основные торговые пути французским купцам были доступны через посредников, что препятствовало им войти в элиту европейских негоциантов. Во-вторых, сказалось влияние весьма развитой в средневековой Франции сословной идеологии, согласно которой дворянство стояло неизмеримо выше буржуазии. В-третьих, перед французским купечеством открывались благоприятные возможности вложения капиталов именно в социально престижные сферы. Они были созданы как ранним возникновением во Франции фискальной системы и значительного государственного аппарата, должности в котором постепенно становились продажными, так и своеобразным «вакуумом инициативы и ресурсов», образовавшимся во французской деревне в силу меньшей, чем в Англии, хозяйственной активности французского дворянства и немногочисленности прослойки богатого крестьянства. Поэтому в составе французской буржуазии было особенно много юристов, финансистов, землевладельцев и рантье. Верхушка этого слоя, разбогатевшая и возвысившаяся на королевской службе, 

превратилась к концу XVI - началу XVII века во влиятельное «дворянство мантии», социально изолированное от буржуазии. Однако большинство представителей этого слоя оставалось и в XVII, и даже в XVIII веке частью буржуазной среды. 

К середине XVII века Франция уже заметно продвинулась по пути капиталистического развития. Фермерская аренда на севере была главным проявлением этого в сельском хозяйстве, но и на юге испольщина приобретает черты переходной к капиталистической форме землепользования. Французское крестьянство в условиях густонаселенной страны не было богато, и даже его верхушка редко имела в собственности крупные земельные комплексы. Поэтому роль сеньории, главную часть которой обычно составлял сдаваемый в аренду домен, в генезисе капитализма была весьма велика. С этим отчасти связана и замедленность капиталистического развития французской деревни по сравнению с английской. К тому же экспроприация французских цензитариев, вечнонаследственных держателей земли, не могла быть осуществлена в столь же радикальных формах, как по ту сторону Ла-Манша. Во Франции экспроприация крестьянства была частичной, и до самой революции феодальный уклад во французской деревне оставался реальностью. 

На развитии раннего капитализма во французском городе сказались удаленность королевства от основных торговых путей, конкуренция передовых стран раннего капитализма и стремление французской буржуазии вкладывать капиталы в сферы землевладения и государственного кредита. Тем не менее XVI-XVII века были эпохой промышленного роста, хотя и прерываемого срывами. Мануфактура утвердилась в целом ряде крупных и средних городов, причем в некоторых областях производства - сукноделии, шелкоткачестве, изготовлении полотна и книгопечатании - добилась преобладания. Обычно это была рассеянная мануфактура, организованная купцами и использующая труд малоземельных крестьян городской округи. Главной особенностью развития раннего капитализма во Франции было то, что эта страна, болезненно пережив кризис раннего капитализма «Итальянского типа» в конце XVI века, сумела в XVII веке вместе с Нидерландами и Англией включиться в новый экономический подъем, который и привел к прочному развитию в ней раннекапиталистического уклада.

[57]

Цитируется по изд.: История Европы в восьми томах. С древнейших времен до наших дней. Том третий.  От средневековья в новому времен (конец XV – первая половина XVII в.). М., 1993, с. 50-57.

Рубрика