Дагестанская АССР в 20-е годы: госаппарат

Дагестанская АССР в 20-е годы: госаппарат

Система органов власти и управления Дагестана как автономной республики была установлена конституцией ДАССР, принятой в 1921 году. Высшим органом государственной власти в республике стал Вседагестанский съезд Советов, а в период между съездами – Центральный Исполнительный Комитет (ЦИК) ДАССР. Консти-

[155]

туция определяла круг вопросов, рассматриваемых съездом самостоятельно и решаемых совместно с центральными органами РСФСР.

На сессиях ЦИК формировалось правительство — Совет Народных Комиссаров, — руководившее всей хозяйственно-политической и культурной жизнью республики. В него входили председатель и народные комиссары (первоначально существовали наркоматы внутренних дел, юстиции, просвещения, здравоохранения, социального обеспечения, земледелия, продовольствия, финансов, труда, рабоче-крестьянской инспекции, Совет народного хозяйства, Дагестанский краевой военный комиссариат), при каждом из которых действовала коллегия. Положения об отдельных наркоматах, принятые в 1922—1923 годы, устанавливали место каждого комиссариата в общей системе органов государственной власти и управления, конкретизировали его права.

12 июля 1924 г. Президиум ЦИК ДАССР образовал Народный Комиссариат внутренней торговли. В декабре 1922 г. была создана плановая комиссия при Дагэкономсовете. После его упразднения в сентябре 1924 г. изучение производительных сил республики и общее планирование народного хозяйства проводилось плановой государственной комиссией.

Местными органами власти и управления в Дагестане были окружные и участковые съезды Советов, сельские и городские Советы и соответствующие исполкомы. При окружном исполкоме функционировали отделы народного образования, военный, земледелия, здравоохранения и др. Они подчинялись исполкому и соответствующему наркомату.

Постепенно изменению подвергалась судебная система в республике. На первых порах здесь наряду с советскими судами, действовавшими лишь в городах, сохранялись и шариатские суды (сельские и окружные), возглавлявшиеся шариатским отделом Народного Комиссариата юстиции ДАССР. Их нельзя было просто ликвидировать, прежде население должно было убедиться в преимуществе новых советских судов, оценить их роль защитников интересов трудящихся. Уже в 1922 г. в соответствии с желанием населения права шариатских судов ограничивались рассмотрением только гражданских дел по согласию сторон. В 1927 г. постановлением; ЦИК и СНК шариатские суды, как потерявшие всякое значение, были упразднены. Высшим судебным органом Дагестана являлся Главный суд.

Первоначально органы управления на местах были очень слабы. Работу их в ауле затрудняли низкий культурный уровень населения, его многонациональность и многоязычие, отсутствие подготовленных кадров, нехватка средств для своевременного снабжения селений материалами и литературой

[156]

на местных языках, бездорожье, плохая связь центральных органов с большинством аулов, наконец, феодально-патриархальные пережитки. Все это использовали враждебные Советской власти элементы, классовые враги, усилия которых были направлены на изоляцию коммунистов от бедноты. Кулаки и муллы выдвигали контрреволюционный лозунг «Советы без коммунистов».

Перед центральными органами республики встала сложная задача — нормализовать деятельность местных органов. Этот вопрос рассматривался в июле 1922 г. на сессии ЦИК ДАССР, постановившей наладить более тесные связи центрального аппарата с окружными и местными исполкомами, урегулировать отношения между ними и наркоматами.

Пленум Дагестанского обкома РКП (б), состоявшийся 26 января 1923 г., отметив политическую неподготовленность руководящего состава, слабость партийно-политической работы на местах, недостаточность контактов центра и низовых -органов власти, признал необходимым оживить работу последних.

В дальнейшем обком и ЦИК не раз возвращались к проблемам советского строительства, основной из которых оставалось укрепление низовой ячейки пролетарской диктатуры. Расширение прав аульских советов и исполкомов значительно приблизило аппарат власти к населению.

Огромную роль в укреплении низовых органов и в разоблачении классовых врагов играли так называемые беспартийные конференции крестьян, в работе которых принимали участие батрачество, беднота, середняки.

Такие конференции проводились в Даргинском, Кюринском, Аварском, Андийском, Кайтаго-Табасаранском и других округах Дагестана; в аулах, участках и районах — два раза, в округах — один раз в год. Их итоги служили материалом для решений партийных и советских органов, которые обязывали нижестоящие организации и советско-хозяйственный аппарат проводить в жизнь главные предложения беднейших слоев деревни.

Круг вопросов, разбиравшихся на беспартийных конференциях, был весьма широк. К примеру, на конференции Курахского участка Кюринского округа (начало 1924 г.) обсуждались заветы Ильича, международное положение, земельная политика Советского правительства, финансово-налоговая политика в ДАССР, деятельность сельскохозяйственной кооперации и пр. В резолюции, принятой по докладу «Заветы 

Ильича», говорилось: «Конференция беспартийных масс считает своим долгом в настоящий момент как никогда тесно связаться с партработниками на местах в деле укрепления основ рабоче-крестьянского правительства и пополнения рядов РКП (б) честными сознательными крестьянами от сохи, чем

[157]

ускорить осуществление заветов вождя мирового пролетариата» 19.

В решениях по другим вопросам отмечалась правильность земельной политики Советского государства, ибо «она намного подымет мощь крестьянского хозяйства»; признавалось необходимым «организовать в селении Курах участковое ЕПО (Единое потребительское общество) и объединить функции сельскохозяйственной кооперации с организуемым ЕПО».

На конференции Мекегинского участка Даргинского округа помимо прочих рассматривались вопросы, связанные с землепользованием. Постановление, принятое там, отразило специфические нужды дагестанских крестьян, приветствовавших Советскую власть «в лице ее земельных органов за то, что она всячески содействует беднейшему крестьянству поднять сельское хозяйство, предоставляя земельные и сельскохозяйственные орудия, которых крестьянство при царской власти было лишено» 20.

Для проведения беспартийных конференций в округа, участки и районы выезжали руководящие партийные и советские работники республики (в частности, Н. Самурский и А. Тахо-Годи), представители профессиональных союзов, а также рабочие крупных предприятий. Они рассказывали о положении пролетариата, о смычке города и деревни, брали на себя обязательства по оказанию помощи сельской бедноте. Затем в аулах обычно начинался сбор сельскохозяйственных продуктов, которые распределялись по различным промышленным предприятиям республики как дар крестьян рабочим.

Беспартийные горцы всесторонне знакомились с жизнью государства, его политикой, строительством и сами постепенно вовлекались в советское строительство. Так, крестьяне, присутствовавшие на конференции в Лакском округе, записали: «Считать вполне правильным и необходимым включение в пленумы окрисполкомов не менее 50 процентов беспартийных крестьян, а в члены Дагестанского ЦИК не менее 15 крестьян. Конференция обещает правительству усилить свою работу в сельсоветах» 21. Принимая решения по различным социально-экономическим вопросам, беднота не только непосредственно участвовала в выполнении хозяйственно-политических задач, стоявших перед республикой, но и избавлялась от влияния враждебных элементов.

Работа партийных и советских организаций в беднейших слоях деревенского населения давала хорошие результаты. 

Активность этих слоев особенно проявлялась в период выборных кампаний. Если в первые годы Советской власти тре-

_____

19. Архив Даг. обкома КПСС, ф. 1, оп. 5, д. 108, л. 16.

20. Там же.

21. Там же, д. 85, л. 25.

[158]

бовались большие усилия, чтобы убедить бедняков пойти на предвыборное собрание, причем там они не решались открыто выступать и из страха перед кулачеством и духовенством нередко сами проваливали свои кандидатуры в Советы, то в 1926—1927 гг. подобные случаи бывали крайне редко, разве только в самых отдаленных и глухих уголках. Беднота становилась определяющей силой в общественной жизни аула, непосредственной опорой партии и Советской власти на селе. 

В Гунибском округе, например, она заставила кулаков удалиться с собрания и исключила зажиточных крестьян из списка кандидатов, кое-где она резко критиковала деятельность Советов (как это было в Тляратинском районе), отказывалась вносить суммы на содержание муллы, заявляла отвод отдельным кандидатам на том основании, что они подпали под влияние кулаков.

Данные о выборах в сельские Советы показывают, что в 1926 г. в них участвовало на 19,7% избирателей больше, чем в 1924 г. С каждым годом увеличивалось число депутатов: в 1922 г. в сельсоветы прошло 3376, в 1924 г. — 4879, а в 1926 г.— 10 712 человек, среди них 1004 женщины.

Материалы относительно состава местных органов власти в Дагестане свидетельствовали о значительном авторитете партии. Крестьяне демонстрировали свое доверие к ней, избирая в Советы коммунистов.

Росло число их среди председателей сельских Советов. В 1926 г. 41 % делегатов окружных и районных съездов Советов и 69% членов исполкомов и их председателей были коммунистами.

Важнейшее значение для развития советской демократии имело приближение государственного аппарата к трудящимся массам, привлечение их к управлению государством. «Сущность Советской власти, — указывал В. И. Ленин, — состоит в том, что постоянной и единственной основой всей государственной власти, всего государственного аппарата является массовая организация именно тех классов, которые были угнетены капитализмом» 22.

Проводившаяся партией и правительством перестройка государственного аппарата, активное участие в социалистическом строительстве широких слоев населения требовали создания новых кадров административных работников. В национальных районах в прямой связи с этой проблемой находилась проблема коренизации управленческих органов, т. е. укрепления их представителями коренных национальностей, людьми, хорошо знавшими местную жизнь, язык и быт. Ины-

_______

22. В. И. Ленин, Тезисы и доклад о буржуазной демократии и диктатуре пролетариата. 4 марта, — Полное собрание сочинений, т. 37, стр. 500.

[159]

ми словами, первоочередной становилась задача подготовки национальных кадров.

По мере углубления социалистических преобразований руководство народным хозяйством усложнялось, а это требовало совершенствования государственного аппарата. В автономных республиках он строился по образцу аппарата РСФСР, при этом структура центральных учреждений механически переносилась в аналогичные учреждения республик. Необходимо было удешевить содержание управленческих и хозяйственных органов, придать им большую гибкость, приспособить к местным условиям. В Дагестане этими вопросами занималась специальная комиссия, организованная Президиумом ЦИК ДАССР 13 октября 1923 г. Ей было предложено пересмотреть штаты соответствующих органов в целях их упрощения и удешевления.

Огромную работу по проверке состояния государственного аппарата республики, упорядочению делопроизводства и отчетности провела рабоче-крестьянская инспекция (РКИ). Деятельность ее приобрела большое практическое значение особенно ввиду нехватки квалифицированных специалистов: способствовала упразднению лишних звеньев на предприятиях и в учреждениях, освобождению их от негодных работников.

Немаловажную роль сыграли систематически назначавшиеся обследования центрального и низового аппарата. По результатам этих обследований вносились конкретные предложения, касавшиеся улучшения структуры государственных и хозяйственных органов.

Вся работа РКИ направлялась Дагестанским обкомом партии и строилась в тесном контакте с Дагестанской контрольной комиссией (ДКК) партии. Новый этап в деятельности рабоче-крестьянской инспекции наступил в связи с принятием ленинского плана реорганизации РКИ и созданием в соответствии с решением XII съезда ЦКК — РКИ. В Дагестане объединение партийного и государственного контрольных органов было произведено на основании постановления V областной партийной конференции в апреле 1924 г.

Рабкрин как государственный орган способствовал решению важной задачи — подготовке преданных Советской власти кадров, вовлечению широких масс в управление государством. Участвуя в работе секций РКИ при Советах, групп содействия и постов РКИ на предприятиях, в бюро жалоб, трудящиеся осуществляли контроль над деятельностью предприятий и учреждений, проводили массовые ревизии, обследования, изучали заявления, сигнализирующие о злоупотреблениях, проявлениях бюрократизма и т. д. Однако работников коренных национальностей в аппарате и управленческих органах было крайне мало.

[160]

Недостаточно активно проходило выдвижение наиболее достойных представителей местных рабочих и крестьян на руководящие должности.

Пленум Дагестанского обкома в феврале 1926 г. констатировал засоренность государственных органов чуждыми элементами, медленную коренизацию аппарата, низкий процент членов партии в нем и указал, что выдвижение новых кадров из числа рабочих и крестьян «как метод, способствующий качественному улучшению государственного аппарата, должно занять первенствующее место в повседневной работе партийных органов»23.

Президиум Даг. ЦИК в связи с этим предложил местным и центральным учреждениям республик подвести некоторые итоги. Материалы, полученные ими, были отнюдь не утешительными. Партийные, профсоюзные и хозяйственные органы действовали несогласованно, от случая к случаю, кандидатуры на собраниях не обсуждались; отдельные работники вообще не понимали сущности выдвижения.

Сами рабочие нередко просили отозвать их на производство, считая выдвижение чуть ли не наказанием: им приходилось сталкиваться с недоброжелательным отношением со стороны «специалистов», не хотевших делиться с ними знаниями, а поддержка администрации не всегда чувствовалась.

Президиум Даг. ЦИК наметил ряд мероприятий по борьбе с бюрократизмом в советском аппарате, по улучшению материального положения выдвиженцев, их подготовке и т. д.

______

23. Архив Даг. обкома КПСС. Ф. 1, оп. 7, д. 1, л. 59.

[161]

Цитируется по изд.: История Дагестана [в четырех томах]. Том III, М., 1968, с 155-161.

Рубрика