Одоев (Глаголева, 1993)

Одоев (Глаголева, 1993)

Очень славное историческое прошлое имеет еще один древний город тульской земли, ставший теперь поселком, — Одоев.

Вероятно, в середине XIV века на рубеже степных необжитых земель возникло княжество Одоевское. В течение двух веков оно подвергалось то татарским набегам, то завоеванию литовскими захватчиками, пока в 1494 году не вошло в состав Московского государства. В Одоеве были построены укрепления, город стал одним из форпостов оборонительной системы. Постепенно расширялись границы Московского государства, отодвигаясь на юг, и Одоев потерял значение города-крепости. Оборонительные сооружения обветшали и разрушились, к концу XVIII века сохранился лишь земляной вал. Следы вала Можно увидеть и сегодня, вместе со рвом он отделяет современный город от места расположения древних крепостных сооружений.

В 1777 году Одоев стал центром уезда. До перепланировки по генеральному плану 1779 года в Одоеве насчитывалось 13 улиц и переулков, 17 лавок, 3 соборных церкви и 4 приходских, 3 из них каменные; 356 обывательских и 6 питейных домов в городе и 2 в уезде. В городе проживало 129 купцов и 548 мешан, 8 мастеровых людей и 164 пашенных солдата. Промышленность совсем не была развита: в городе имелся всего 1 солодовенный завод и 1 пивоварня. Зато в реке Упе водилась и ловилась всевозможная рыба: стерляди, судаки, лети, головли, щуки, плотва, всякая мелкая рыбешка, раки. Из Калуги в Одоев шли барки с пильным лесом и, «нагрузясь там пенькою и разным хлебом, возвращались назад» 44.

Историк И. Краснопевцев писал в конце прошлого века: «Живописно раскинулся город Одоев, в тени густых своих садов, к югу на левом утесистом берегу реки Упы, образовав продолговатый мыс, прилегающий к крутому оврагу иссохшего русла речки Хлевенки. По внешнему виду город Одоев, в особенности в летнее время, представляет для путешественника прелестную картину. Тенистые сады окаймляют местность, занимаемую городом, так что он весь утопает в чаще этих садов; лишь изредка там и сям из этого моря зелени выглядывают крыши городских зданий, да высятся купола церквей с сияющими при блеске солнца золотыми главами и крестами; а внизу крутого берега тихо искрится лентообразными изгибами река Упа с целым рядом незатейливых, лепящихся по ней, водяных мельниц. Живописное местоположение города и окружающие его виды в особенности хороши и резко бросаются в глаза, если взглянуть на все это с ближайших возвышенностей Тульской или Калужской дорог» 41.

Еще в прошлом веке сияли на солнце купола древних храмов: соборного Воскресенского, основанного по преданию одоевскими князьями, затем перестроенного первоначально в 1675 году и окончательно уже в 1834 году; Благовещенской церкви, существовавшей с XVII века и перестроенной в 1775 году; Богоявленской, тоже древней, менявшей место своего нахождения и окончательно устроившейся в 1794 году; Казанской 1765 года, Преображенской 1790 года и наиболее молодого храма, Троицкого, построенного в 1839 году 42. Из них сегодня только Троицкий храм отреставрирован и продолжает действовать. Совсем рядом с Одоевом и сейчас возвышается великолепная церковь Рождества Богородицы Анастасова монастыря, основанного в XVI веке князем Иваном Воротынским. Церковь построена в 1669—1675 годы на высоком, но пологом правом берегу Упы и несмотря на то, что много лет была заброшена, выглядит чрезвычайно внушительно.

Однако внешняя привлекательность города в прошлом веке была весьма обманчива, и Краснопевцев далее добавлял: «Внутренняя обстановка города не выражает того эффекта, какой представляет внешний вид его. Постоянно грязный, неправильно и дурно выстроенный, он не производит с первого же взгляда никаких приятных впечатлений» 43.

Талантливо составленный генеральный план реконструкции города не был до конца воплощен в жизнь. «Благоустройство города Одоева и по причислению его к числу уездных городов Тульской губернии надолго еще оставалось не в особо цветущем положении,— писал И. Краснопевцев.— Церкви, а равно и дома обывателей до конца прошлого [XVIII] столетия были почти все деревянные и большая часть строений жителей покрыта была соломою; да и самый город занимал небольшое пространство и был расположен вблизи нынешнего городища... Еще в начале настоящего столетия город Одоев был окружен лесами...» 45.

Помещик А. Д. Тейльс в записках 1830 года отмечал, что «город не дурен», но кругом ужасная грязь. Ему очень понравился вид, открывавшийся с крепостного вала на Калужскую дорогу, ближайшие села и усадьбы с церквями, и он сожалел, что «до сих пор не вздумали учредить сад внутри и по валам крепости» 46.

Но вернемся к описанию Одоева И. Краснопевцева. Оно очень правдиво, колоритно, и к нему трудно что-либо добавить.

В середине XIX века «город Одоев также не представлял в себе ничего цветущего. Большая часть строений были деревянные, крытые соломою; по улицам в весеннее и осеннее время стояла непролазная грязь и огромные лужи воды, от которых нередко в ночное время проезжие ломали оси своих экипажей или, увязив таковые в грязи, принуждены были прибегать к помощи жителей. В 1860 году жителям города Одоева пришлось испытать целый ряд бедствий и пожаров, происходивших вследствие поджогов со стороны злоумышленников» 47. Любопытно было бы узнать, что это были за злоумышленники и что побуждало их к поджогам (как известно, примерно в то же время по Петербургу прокатилась волна поджогов, в которых правые винили «нигилистов», а левые видели провокацию правительства... Как знать, уж не отголоски ли большой политики эти одоевские поджоги?!), но история на сей счет молчит.

В это время в Одоеве было 6 церквей, все каменные, лучшей из которых современники называли собор Воскресения Христова, построенный в XIX веке на месте бывшего древнего храма XVII века. Собор стоял посреди старого городища. Место это до сих пор носит название «Соборной горы», хотя собора там уже давно нет. Всех домов насчитывалось 565; причем только 21 дом был каменным. «Военно-статистическое обозрение» отмечало, что «городу принадлежит лучший каменный корпус, занятый городскими присутственными местами, которые расположены по найму в частных домах. Между домами, принадлежащими жителям, отличается каменный трехэтажный дом купца Толстикова».

Одоевское купечество торгует слишком на миллион рублей хлебом и пенькою, хлеб закупается в Орловской губернии и сбывается в Калуге и Вязьме; ...сало, воск, мед и щетину сбывают в Тулу. Украинский скот, голов до 1000, прогоняется в Москву... В Одоеве существует только два кожевенных и три кирпичных завода» 48. Как видим, не столько производством, сколько перепродажей, сбытом занималось одоевское купечество, но делало это неплохо. Торговое предпринимательство требовало знания грамоты, в Одоеве существовало уездное училище, и при нем раньше, чем где-либо еще в Тульской губернии, был класс для девочек. Подробнее мы поговорим об этом в следующей главе.

Цитируется по изд.: Глаголева О.Е. Русская провинциальная старина. Очерки культуры и быта Тульской губернии XVIII – первой половины XIX вв. Тула, 1993, с. 39-42.

Примечания

41. Краснопевцев И. Очерки города Одоева. Тула. 1896. С. 3.

42. Малицкий П. И. Приходы и церкви... С. 576—581

43. Краснопевцев И. Очерки города Одоева. С. 4.

44. Дильтей Ф. Г. Собрание нужных вещей... С. 75—77.

45. Краснопевцев И. Очерки города Одоева. С. 18.

46. ГАТОф. 148, on. 1, д. 3, л. 37.

47. Краснопевцев И. Очерки города Одоева. С. 19—20.

48. Военно-статистическое обозрение Российской империи... С. 132—133.

Tags
Рубрика