Сербские земли с VII по XII века

Сербские земли с VII по XII века

Среди славян, переселившихся на Балканский полуостров в VI —VII веках, были и племена, из которых впоследствии сформировался сербский народ. Центр поселения этих племен находился в юго-западной части нынешней Сербии — междуречье верховья Дрины, Лима, Ибара и Западной Моравы. В период средневековья эта область обычно называлась Рашкой. Нынешние Черногория, Босния, Герцеговина и часть Далмации (на юго-восток от реки Цетины) объединялись в несколько географических областей — Дуклю, Травунию или Требинье, Захумье, Паганию (Неретвлянскую область) и Боснию. Эти территории были заселены племенами, которые в этническом и культурном отношениях были сходны со славянами, жившими в Рашке. Наши сведения о первых веках существования славянских племен в этих землях чрезвычайно скудны. Археологические материалы немногочисленны и трудно поддаются датировке. Письменные источники полностью отсутствуют. Впервые имя сербов упоминается в источниках, связанных с восстанием Людевита Посавского (IX век), а более подробно о них рассказывает в середине X века византийский император Константин Багрянородный, который сообщает некоторые сведения по истории славянских племен Рашки, Дукли, Травунии, Захумья. Пагании и Боснии со времени их появления в византийских владениях. Но его данные отрывочны, а иногда и противоречивы.

По свидетельству Константина Багрянородного, Дукля была расположена между Драчем и Котором. Севернее находилась Травуния, граничившая в районе Дубровника с Захумьем, простиравшимся до бассейна реки Неретвы. Далее по побережью между реками Неретвой и Цетиной лежала Пагания. включавшая также острова Корчула, Млет, Хвар и Брач. Константин упоминает о существовании шести городов во внутренних областях Сербии (Рашке), двух — в Боснии, трех — в Дукле, десяти — в Захумье и Транунии и четырех — в Пагании. По-видимому, эти города служили славянам убежищами, крепостями и центрами управления.

В приморских районах Дукли, Травунии и Захумья еще от римских времен сохранились городские центры Скадар, Улцинь, Будва и Котор. Во внутренние области Балкан и к центру Византийской империи-Константинополю от них шли торговые пути, пролегавшие и через сербские земли. Однако вторжение славян па время ослабило торговые связи приморских центров с континентальными районами Балкан. Как и в Далма-

[62]

тинской Хорватии, эти городские центры, сохраняя преимущественно романское население, развивались обособленно от внутренних областей Балканского полуострова.

Как и в других частях Балканского полуострова, в сербских землях распространение христианства среди славянских племен началось вскоре после их переселения. Инициатором христианизации в этих землях была Византия, которая рассчитывала таким путем расширить свое политическое влияние на славян. Константин Багрянородный сообщает, что крещение сербов началось еще при императоре Ираклии (610—641 годы), который послал сербам священников из Рима. Весьма возможно, что попытки Византии распространить христианство в сербских землях имели несколько большие результаты, чем в Хорватии. Христианство первоначально распространялось медленно, широкие слои населения с трудом его воспринимали и нередко вновь возвращались к язычеству. Окончательно новая религия утвердилась в сербских землях лишь во второй половине IX века при императоре Василии I, когда крестился княжеский род в Рашке (по-видимому, между 867 и 874 годами).

Уже на первых этапах распространения христианства сербские земли оказались на стыке двух церковных влияний — западного и восточного. В первое время христианство проникало главным образом с запада, о чем свидетельствуют долго сохранявшиеся остатки латинской церковной терминологии у сербов. Но между Римом и Византией шла борьба за влияние в сербских землях. К концу IX века определилось преобладание римской церкви в районах, прилегавших к Адриатическому побережью, и византийской — во внутренних сербских землях. Широкому распространению среди сербов христианства по восточному обряду содействовала в это время деятельность на Балканах учеников Кирилла и Мефодия. приведшая к распространению среди сербов понятного народу богослужения на славянском языке. В результате переход к христианской религии способствовал развитию сербской культуры, в частности письменности.

Процесс складывания феодального государства у сербов в течение раннего средневековья шел сравнительно медленно. Одной из причин этого, несомненно, являлись географические особенности мест их расселения. В Рашке, Дукле, Травунии, Захумье и Боснии не только преобладал горный рельеф, но все эти области были отделены друг от друга горными хребтами и представляли поэтому географически замкнутые территории. Хотя некоторые из сербских земель (Дукля, Травуния и Захумье) прилегали к Адриатическому побережью, они оставались мало связанными в хозяйственном отношении с торговыми центрами Адриатики, так как их основная территория была отрезана горами от побережья. Все это обусловило слабые темпы развития производительных сил у сербов, способствовало сохранению экономической и политической обособленности отдельных областей.

Центр государственного объединения сербов в течение раннего средневековья неоднократно перемещался то во внутренние, то в приморские районы.

После переселения на Балканский полуостров первыми территориальными объединениями у сербов, как и у большинства южных славян, были жупы. Жупы обычно занимали районы, ограниченные течением рек или горами и так далее. Их центрами являлись укрепленные поселения или города. Как административные территориальные единицы жупы в дальнейшем стали прочной основой Сербского государства.

По-видимому вскоре, после переселения славян на Балканский полу-остров стали создаваться и политические союзы соседних жуп во главе с князьями или банами (в Боснии). Должности жупанов, князей и банов 

[63]

постепенно становились наследственными и закреплялись за отдельными зажиточными и влиятельными родами. Постоянная борьба и военные столкновения этих сравнительно мелких союзов вели к созданию более обширных территориальных объединений. Все эти политические образования находились под верховной властью Византии. Но их зависимость от империи была незначительной п, по-видимому, сводилась к уплате дани. Признавая верховную власть Византии, сербы фактически были самостоятельными в политическом отношении.

Во второй половине VIII —первой половине IX века в центре сербских земель — Рашке существовало уже государственное объединение. В середине IX века правил князь Властимир. Константин Багрянородный сообщает и имена трех его предшественников. Славянские племена, населявшие западную часть Балканского полуострова (хорваты, сербы, захумляне, травуняне, дукляне и др.), по его словам, уже отпали от Византии, «сделались самостоятельными и независимыми, не покоряясь никому».

Складывавшемуся Сербскому государству пришлось вести тяжелую борьбу с сильными соседями — Болгарией и Византией. Усилившаяся с начала IX в. Болгария подчинила себе Срем и правобережье Дуная, после чего попыталась овладеть Сербией. Но после продолжавшейся три года войны Властимиру удалось отразить нападение болгар. Он сумел поставить от себя в зависимость и Травунию. Все это свидетельствует о том, что в середине IX века государство в Рашке было уже достаточно обширным и сильным в военном отношении.

Наследниками Властимира были три его сына — Мутимир, Строймир и Гойник, поделившие между собой владения отца. Они также успешно отразили нападение на свои земли болгар, взяв в плен сына их князя Бориса — Владимира с двенадцатью великими болярами. Это поражение заставило Бориса пойти на заключение мира с сербами. Вскоре после этого между сербскими князьями началась жестокая борьба за власть, способствовавшая ослаблению государственного единства. Византия, рассчитывая создать в лице сербов противовес все усиливавшейся Болгарии, старалась подчинить сербских правителей своему влиянию. Мутимиру удалось, по-видимому, опираясь на поддержку Византии, победить братьев, нашедших убежище в Болгарии (около 872 года).

После смерти Мутимира (около 891 года) его сыновья не смогли удержать власть и были изгнаны их двоюродным братом Петром Гойниковичем. Отразив попытки сыновей Мутимира и Строймира занять сербский престол, Петр Гойникович правил в Рашке вплоть до 917 года, когда после победы над Византией болгарский князь (позднее царь) Симеон сверг его. После этого сербский престол стали занимать ставленники болгар — Павел Бранович и Захарий Првославич, которые, однако, недолго оставались верными болгарскому царю.

В 924 году Симеон послал в Сербию крупное войско, которое совершенно опустошило страну. Значительная часть населения была уведена в Болгарию, жупаны взяты заложниками. Сербские земли вошли в состав Болгарского царства.

Другим центром государственного объединения сербов в начале X века стало Захумье, где в это время правил князь Михаил Вишевич, ведший в отношении своих соседей довольно ловкую политику. Стараясь, по-видимому, отразить попытки Петра Гойниковича укрепиться в приморских областях, Михаил Вишевич установил дружеские отношения с Симеоном и оказывал ему всевозможные услуги. Так, около 916 года он сообщил Симеону о тайных сношениях сербов из Рашки с византийцами, которые склоняли Петра Гойниковича совместно с венграми выступить против Болгарии. Этот случай свидетельствует о том, что Михаил был настолько си- 

[64]

лен, что не побоялся действовать против интересов Византии. Захумскпй князь поддерживал связи и с Хорватией.

Как уже говорилось выше, вместе с представителями захумской знати он присутствовал на церковном соборе в Сплите (925 год), решением которого захумская епископия перешла под власть зависимой от Рима Сплитской архиепископии. Это способствовало укреплению в Захумье позиций западной церкви.

После смерти царя Симеона в Болгарском царстве начался острый внутренний кризис, сопровождавшийся феодальными смутами и восстаниями. Изменившаяся политическая ситуация заставила захумского князя отойти от союза с болгарами и стать под защиту Византии. Как союзник он получил от империи высокий византийский титул.

Начавшееся ослабление Болгарии облегчило восстановление самостоятельного государства в Рашке. Вскоре после смерти царя Симеона один из членов сербской княжеской фамилии— Часлав Клонимирович,— находившийся при болгарском дворе, вместе с четырьмя сербскими жупанами бежал на родину (по-видимому, в 927 или 928 год). Опираясь на поддержку Византии, Часлав освободил сербские земли от власти болгар. Стремясь сделать сербов противовесом своим опасным соседям — болгарам и хорватам — Византия всемерно помогала восстановлению Сербского государства, которое быстро окрепло и территориально расширилось. В состав владений Часлава Клонимировича, кроме Рашки, входили Босния и Травуния.

О судьбе государства Часлава Клонимировича, как и Захумского княжества, во второй половине X века, не сохранилось никаких сведений. Можно лишь предположить, что вскоре после смерти Часлава (в 50-х годах X века) созданное им государство стало распадаться. Так, известно, что Босния в это время уже не входила в его состав.

Сохранению политической самостоятельности сербов не благоприятствовала и внешнеполитическая обстановка. Усилившаяся Византия установила свое господство в северо-восточной части Первого Болгарского царства. Возникшее в 70-е годы X в. Болгарское государство во главе с царем Самуилом вело успешное наступление на византийские владения.

В конце X века в состав государства Самуила вошли и сербские земли (…). Легкость, с которой Самуил овладел областями, населенными сербами, свидетельствует о том, что в это время они были полностью раздроблены в политическом отношении.

Падение державы Самуила в 1018 году привело к переходу сербских земель под власть Византии, которая, однако, не смогла сделать свое господство над ними столь прочным, как над расположенной ближе к центру империи Болгарией. Она ограничилась установлением вассальной зависимости сербских князей при условии уплаты ими дани и исполнении других обязательств. В церковном отношении сербские земли были подчинены Охридской архиепископии.

В XI веке центр борьбы за политическую независимость сербских земель и их государственное объединение перемещается из внутренних районов Сербии на юго-запад, в населенные сербами приморские области — Дуклю, Травунию и Захумье.

Дукля (которая с XI—XII веков стала называться также Зетой) и прилегавшие к ней с северо-запада Травуния и Захумье в IX—X веках временами находились под властью жупанов Рашки, но развивались в политическом отношении несколько обособленно.

Во второй половине X века в Дукле значительно усилилось влияние Византии, которая старалась разжечь вражду между старейшинами отдельных племен. Но Дутая сохраняла свою самостоятельность. В конце

[65]

X века в ней правил князь по имени Владимир. В это время царь Самуил напал на эту область и подчинил ее своей власти. Князь Владимир попал в плен и был уведен в столицу Самуила Преспу, где скоро женился на дочери царя, получив в управление Дуклю. Князь Владимир правил Дуклей как вассал царя Самуила; Травунией и Захумьем управлял в это время родственник Владимира Драгомир.

Византия, подчинив после 1018 года сербские земли, установила свою власть и в Дукле, которая занимала важное стратегическое положение в системе владений империи на Балканском полуострове. Но система управления, существовавшая там ранее, не была разрушена, сохранились владения местной знати, племенных старейшин и церкви.

Хотя гнет византийского правительства в сербских землях не был столь тяжелым, как в областях, расположенных ближе к центру империи, например в Болгарии, византийское господство вызвало недовольство как сербских феодалов, так и крестьянства. Окраинное положение Дукли в системе византийских владений на Балканском полуострове облегчало борьбу за независимость. К тому же во второй четверти XI века, после смерти императора Василия II Болгаробойцы, Византия вновь ослабела. Постепенное усиление налогового гнета вызывало сопротивление порабощенного населения. В 1035 году сын Драгомира Стефан Воислав поднял в Дукле восстание против Византии. Оно закончилось неудачно, и Воислав как заложник был отведен в Константинополь, а управление Дуклей передано одному из византийских полководцев. Но Воиславу вскоре удалось бежать на родину и установить свою власть не только в Дукле, но также в Травунии и Захумье.

Византия не могла без борьбы согласиться на отпадение Дукли, Травунии и Захумья. Однако мощное восстание 1040—1041 годов, охватившее почти всю западную часть Балканского полуострова, не позволило ей сразу же выступить против сербов. В 1042 году большое византийское войско вторглось из Драча в Дуклю и разграбило ее. Но войска Воислава, засев в горах, настигли возвращавшихся из похода византийцев и нанесли им жестокое поражение. После этого византийское правительство оставило попытки вернуть себе Дуклю, Травунию и Захумье. Это дало возможность Воиславу постепенно укрепить свою власть на этой территории и создать самостоятельное Дуклянское государство.

Преемником Воислава был его сын Михаил (около 1050 — около 1082 года), который, прежде чем утвердиться на престоле, выдержал тяжелую борьбу за власть со своими братьями. В первое время правления Михаил поддерживал мирные отношения с Византией, которая в это время была сильно ослаблена феодальными распрями и внешними вторжениями и поэтому стремилась не портить отношений с сербами.

Союз с империей помог Михаилу укрепить государственное объединение Дукли, Травунии и Захумья, а затем подчинить своей власти и Рашку.

Хотя Дуклянское государство давно уже было независимым от Византии, оно нуждалось в международном признании своей самостоятельности, символом чего могло стать получение сербским князем королевского титула от византийского императора или римского папы. Разрыв между западной и восточной церквами и усиление борьбы между Римом и Византией создавали для этого удобные условия.

Римский папа Григорий VII, стремившийся распространить свое влияние в балканских странах и ослабить там позиции константинопольской патриархии, в 1077 году по просьбе князя Михаила даровал ему королевский титул.

К XI веку развитие феодальных отношений в Дукле, Травунии и Захумье зашло уже достаточно далеко. Из сведений, сообщаемых в «Барском ро- 

[66]

дослове» (Летописи попа Дуклянина), можно заключить, что в это время в сербских землях сзчцествовал в значительной мере оформившийся феодальный класс. Он состоял из членов княжеских фамилий и придворной знати, жупанов, княжеских дружинников.

Феодалы владели землями с поселенными на них крестьянами, получали в управление отдельные области, где вершили суд и собирали налоги с населения. Члены военных дружин получали в вознаграждение за службу земли или права на поборы с населения. Феодальную собственность на землю имели также церкви и монастыри. Высшее духовенство в начале XI века владело зависимым населением. Таким образом, часть ранее свободных крестьян-общинников в это время уже была подчинена феодалам и несла в их пользу повинности.

Развитие феодальных отношений в Дукле, Травунии и Захумье шло несколько более быстрыми темпами, чем во внутренних районах Сербии. Большое значение для ускорения феодализации имели крупные приморские города Скадар, Улцинь, Бар, Котор, Будва и другие, которые хотя и продолжали развиваться обособленно в административном и политическом отношениях, но поддерживали торговые и политические связи с близлежащими сербскими землями, чему способствовала и начавшаяся в X—XI веке постепенная славянизация городов. Они имели собственное автономное управление, находившееся в руках местной романской и славянской знати. Во главе городской общины Котора, как, по-видимому, и других городов, стоял прпор.

Население городов и их округ состояло из свободных торговцев, ремесленников, крестьян, а также зависимых кметов, живших на землях городской знати. В городах имелись и рабы, которые использовались главным образом для домашних работ.

В Дуклянском государстве существовал и ряд небольших городков, являвшихся обычно военными укреплениями и центрами управления. Так, восточнее Скадарского озера по течению реки Дрина недалеко друг от друга было несколько небольших городов, представлявших собой, по- видимому, пограничные крепости.

В Летописи попа Дуклянина содержатся некоторые, хотя и не вполне ясные сведения о государственном устройстве Дукли. Государство делилось на несколько областей, во главе которых стояли жупаны (comes), имевшие в своем распоряжении сотников — чиновников, ведавших судом и сбором налогов, часть которых шла князю, а часть предоставлялась банам и жупанам.

При князьях и королях существовал совет, члены которого участвовали в решении важных государственных дол. В Дуклянском государстве проводились саборы, ведшие свое происхождение от народных собраний периода военной демократии.

Однако на них обычно был представлен уже не народ, а крупные феодалы и чиновники, иногда члены княжеских дружин. На саборах принимались различные законы и постановления, определялись административные и церковные границы, решались различные государственные дела. В некоторых случаях саборы избирали князей и королей из членов правящего рода.

В 70-е годы XI века Византия, потерявшая свои малоазиатские владения, которые перешли в руки турок-сельджуков, и Южную Италию, захваченную норманнами, оказалась в тяжелом положении. Между тем норманны не остановили своей агрессии. В 1081 году их грозное войско высадилось на Адриатическом побережье п осадило город Драч.

Новый правитель Дукли Константин Бодии (1082—около 1101 годов), хотя и поддерживал дружеские отношения с норманнами, не стал непосредственно вмешиваться в военные действия между ними и Византией.

[67]

Используя удобный момент, он вторгся в Рашку п передал управление ею двум верным ему жупанам — Вукану и Марку. В состав Дуклянского государства вошла в это время и Босния, где был поставлен князем некий Стефан. Таким образом, Дуклянское государство включило в свой состав все сербские земли — Зету, Рашку, Травунию, Захумье и Боснию. Бодину удалось добиться п признания римским папой церковной самостоятельности сербов — Барская епископия была превращена в митрополию, которой в церковном отношении подчинялись все земли Дуклянского королевства.

Но объединение сербских земель под властью Зеты носило временный характер и не привело к экономической и политической консолидации отдельных областей, к укреплению центральной власти. Земли, входившие в состав Дуклянского королевства, продолжали жить обособленной жизнью. Местные князья, жупаны и крупные феодалы были в них полными хозяевами и лишь номинально подчинялись власти королей. Постоянная борьба среди феодального класса и членов правящей династии, особенно обострившаяся в начале XII века, ослабляла государственное единство сербов. Вскоре после смерти Бодина, а возможно и ранее, от Зеты отпали Травуния, Захумье, Босния и Рашка. Между претендентами на зетский престол шла жестокая борьба, что позволило Византия укрепить свои позиции в сербских землях. Во внутренние дела Зеты активно вмешивался п усилившийся в это время великий жупан Рашки Вукан. Быстро сменявшие друг друга зетекие правители были обычно ставленниками Византии или рашского жупана и находились от них в полной зависимости.

Правители Захумья, Травунии и Боснии, отделившись от Зеты, также оказались не в состоянии вести самостоятельную политику. Раздробленность сербских земель делала неизбежным их поглощение сильными соседними государствами — Византией и Венгрией. В зависимость от последней попала Босния, историческое развитие которой в дальнейшем пошло самостоятельным путем. Остальные сербские земли в XII веке оказались под властью Византийской империи.

[68]

Цитируется по изд.: История Югославии в двух томах. Том I. Под ред. Ю.В. Бромлея, И.С. Достян, В.Г. Карасева, С.А. Никитина. М., 1963, с. 62-68.

Рубрика