Хорватские земли с VII по XIII века

Хорватские земли с VII по XIII века

Территория современной Хорватии 1 в основном была заселена славянами, несомненно, еще в VI веке. Существует, однако, мнение, опирающееся на сообщение Константина Багрянородного, что собственно хорватские племена переселились сюда только в начале VII века, заняв на первых порах лишь часть Далмации (между нагорьем Велебит и рекой Цетиной). Эту область в исторической литературе принято именовать Далматинской Хорватией. Хорватские земли между средним течением Дравы и нагорьем Капела, а иногда и Кварнерским заливом, в средневековых источниках — вплоть до XVI века обычно именуются Славонией (Sclavonia). В исторической литературе эти земли применительно к раннему средневековью условно также называют Посавской (или Паннонской) Хорватией. Из состава Славонии нередко особо выделяют территорию между Велебитом, Капелой и рекой Рашей (в Истрии); эти земли ранние источники именуют Либурнией, а позднее ее основную часть (без истрийских земель) стали называть Хорватским Приморьем.

Отдельные части территории расселения хорватов в географическом отношении существенно отличаются друг от друга. Славония представляет обширную равнину, пересеченную несколькими небольшими возвышенностями. В Далмации преобладает ландшафт высоких и средних гор, входящих в Динарскую горную систему. Далматинская часть Хорватии резко отграничена от остальной ее территории почти непроходимым нагорьем Велебит.

Географическая среда наложила некоторый отпечаток не только на хозяйственное, но и на политическое развитие отдельных частей Хорватии, несомненно, содействуя их обособленности. Это проявилось, в частности, весьма отчетливо в период возникновения у хорватов первых политических объединений.

На основании сообщений Константина Багрянородного можно предположить, что у хорватов далматинского побережья первое политическое объединение (союз племен) сложилось еще в VII веке. В начале IX века в Далматинской Хорватии уже существовало княжество, охватывающее почти всю территории между рекой Цетиной и нагорьем Велебит. В северной 

______

1. Наименовании «Хорватия» и «хорваты» (применительно к части этой территории и ее населению) впервые появляются лишь в письменных памятниках, относящихся к IX веку.

[49]

же части Далматинского побережья хорватские племена, занимавшие здесь территорию от Велебита до реки Раши в Истрии, в VII—VIII веках, видимо, не представляли политически единого целого; в начале IX века юго-запад этой территории (Гачка, Крбава и Лика) временно входил в состав княжества, образовавшегося в Далматинской Хорватии.

О внутренней жизни хорватов Далматинского побережья в этот период почти ничего неизвестно. Несомненно лишь, что уже тогда, как и в последующее время, важное значение для их развития имели взаимоотношения, особенно торговые связи, с романским населением, сохранившимся в городах (Задар, Трогир, Сплит) и на островах (Крк, Црес, Лошинь, Раб). Однако эти отношения далеко не всегда были мирными. Романскому населению Далмации приходилось отстаивать занимаемую территорию, первую очередь небольшие участки побережья вокруг городов, в упорной борьбе с проживавшими по соседству славянами. В этой борьбе романское население опиралось на поддержку Византии, стремившейся использовать далматинские города и острова в качестве баз для морской торговли и опорных военных пунктов на Адриатике. Византия, являвшаяся в это время номинальным владельцем далматинских городов и островов, передала их в непосредственное управление равеннскому экзарху (до середины VIII века).

Еще более скудные сведения, чем о далматинских хорватах, сохранились от VII—VIII веков о славянских племенах, населявших Посавскую (Паннонскую) Хорватию. По мнению большинства исследователей, посавские славяне находились в это время в зависимости от аваров. Только в конце VIII века, использовав внутренние неурядицы в каганате и нападения франков на аваров, славяне Посавья сумели освободиться от аварского господства. Согласно сообщению франкских анналов, в этой борьбе против каганата принял активное участие славянский князь из Паннонни Войномир; однако лапидарность этого известия не позволяет с полной уверенностью считать его князем посавских славян.

Освободившись от аварского господства, славянские племена Посавской Хорватии оказались под властью франков. Пытаясь подчинить остальную территорию Хорватии, франки натолкнулись на упорное сопротивление славян, которые в 799 году в битве около Трсата (Либурния) нанесли им тяжелое поражение; в этой битве погиб фриульский маркграф Эрик. Преемнику Эрика Кадалоху лишь к 803 году удалось вновь распространить власть франков на все хорватские земли. В 812 году Карл Великий окончательно закрепил за собой эти земли договором с Византией, формально являвшейся владелицей Далмации. У Византии на хорватском побережье оставались лишь города Сплит, Трогир и Задар, а также прибрежные острова.

Посавская и Далматинская Хорватия были вместе со словенскими землями отданы Карлом Великим под верховную власть фриульского маркграфа. Хорватская знать, обязанная помогать императору войском и регулярно слать ему дары, все же сохранила в своих руках непосредственное управление страной. Однако степень самостоятельности местной знати, как и характер ее взаимоотношений с франками, в Посавской и Далматинской Хорватии были различными. Ведя непрерывную борьбу с Византией за земли, прилегавшие к далматинским городам, хорвато-далматинская знать была весьма заинтересована в поддержке со стороны Франкского государства. В то же время непосредственное соседство далматинских хорватов с византийскими владениями не позволяло франкам активно вмешиваться в их внутреннюю жизнь. Положение в Посанской Хорватии было иным. Карл Великий, уделяя особое внимание укреплению восточной границы империи, после разгрома аварского каганата оставил в Паннонии и Посавье значительную часть своих войск. Вслед 

[50]

Оружие хорватов

за тем здесь, видимо, как и в словенских землях, началась раздача земель франкской военно-служилой знати. Фрапкп, стремясь полностью подчинить себе жителей Посавья, обращались с ними крайне жестоко.

Все это вызывало сильное недовольство со стороны не только широких народных масс Посавской Хорватии, но и местной знати. За время господства франков носавские славяне неоднократно поднимали восстания против своих угнетателей. Благоприятные условия для их борьбы создавало начавшееся после смерти Карла Великого ослабление Франкского государства.

Особенно мощным было восстание, вспыхнувшее в 819 году. Возглавил его князь пижнепаннонских славян, в том числе посавских хорватов, Людевит. К восстанию, как уже говорилось, примкнула значительная часть словенцев, а также тимочане, которые до этого были союзниками болгар. В том же 819 году император направил из Италии для борьбы против восставших огромное войско, но оно потерпело неудачу. Между тем Людевит Посавский, видимо, надеялся добиться мирного решения вопроса. Как сообщают источники, он вступил в переговоры с франками. Но эти переговоры не дали никаких результатов и вскоре против Людевита выступил фриульский маркграф Бальдерик. Однако ему удалось лишь несколько потеснить повстанцев в районе реки Дравы. Не оказало существенной помощи франкам и выступление против Людевита их союзника — князя Далматинской Хорватии Борлы. Оставленный в решающий момент ранее подвластным ему племенем гачан, Борпа в битве на реке Купе потерпел полное поражение и сам едва спасся бегством. Людевит, преследуя Борцу, вторгся в Далмацию и опустошил ее.

В 820 году франки вновь выступили против повстанцев; их войска, поддержанные отрядами Борны, двинулись в Посавскую Хорватию одновременно с трех сторон. Разорив страну, они, однако, не смогли сломить 

[51]

сопротивления повстанцев; франкам удалось восстановить свою власть лишь в словенских землях. Новый поход, предпринятый франками в 820 году, также был безуспешным. В 822 году они в пятый раз выступили против посавских славян. Под давлением превосходящих сил противника Людевит был вынужден оставить город Сисак и бежать на юг. Подчинив своей власти племя сербов, проживавших в верховьях реки Уны, Людевит затем отправился в Далматинскую Хорватию, надеясь, видимо, при посредничестве местной знати вступить в переговоры с франками. Здесь в 823 году он был предательски убит дядей умершего Борны Людемыслом.

Однако гибель Людевита не обеспечила франкам прочного господства в среднем Подунавье. Вскоре восточной частью Славонии овладели болгары (827 год), которым удалось поставить во главе остальных паннонских славян своего вассала князя Ратимира (829—838 годы). Лишь к середине IX века франки сумели вновь восстановить здесь свою власть; в это время западная часть Иосавской Хорватии, вероятно, входила в состав Блатенского княжества, возглавляемого союзником германского короля Людовика Немецкого князем Прибиной. В полу-вассальной зависимости от франкских правителей находились славяне Посавской Хорватии и в самом конце IX века, когда во главе их стоял князь Браслав, владения которого простирались от Дравы до Купы.

Более успешной была борьба за создание самостоятельного государства славян Далматинской Хорватии, которая в конечном итоге стала основным центром объединения хорватских земель. К середине IX в. здесь значительно усилилась княжеская власть и стала отчетливо проявляться тенденция к ее превращению в наследственную. После раздела франками Фриульской марки (828 год) хорвато-далматинские князья оказались в вассальной зависимости от королей Италии, но эта зависимость вскоре по существу приобрела номинальный характер, что создавало благоприятные условия для образования самостоятельного Хорватского государства.

Процесс объединения хорватов и создания у них независимого государства протекал в весьма сложной внешнеполитической обстановке. На IX век приходятся первые значительные столкновения далматинских хорватов с Венецией, которая постепенно становится важнейшим торговым центром на Адриатике. Серьезную угрозу для хорватов представляла н Византия, создавшая во второй половине IX в. для усиления своих позиций на Адриатике особую Далматинскую фему, в состав которой вошли города Задар, Трогир, Сплит, Дубровник и Котор, а также прибрежные острова.

Князь далматинских хорватов Трпимир (около 845—864 годов), используя ослабление Византин вследствие набегов арабов, после упорной борьбы с византийским наместником в Далмации сумел значительно укрепить своп позиции на побережье. Трпимиру удалось также расширить границы княжества на северо-востоке в результате успешных военных действий против болгар. Вскоре при одном из ближайших преемников Трпмира была окончательно ликвидирована зависимость хорватов от франков. Это произошло в 878 году, когда, воспользовавшись ожесточенной борьбой между Каролингами за итальянские владения, Византия возвела на хорватский княжеский престол своего ставленника Здеслава; при этом она передала ему право получать дань с городов и островов Далматинской фемы. Но уже в следующем году Здеслав был убит и хорватским князем стал Бранимир, в результате чего Византия лишилась верховной власти над Хорватией. Освобождению Хорватии благоприятствовали новые неудачи Византин на востоке. Стремясь закрепить самостоятельность своего княжества, Бранимир заручился поддержкой римской курии,

[52]

которая одобрила его вступление на княжеской престол.

Часть надписи с упоминанием хорватского князя Трпимира. IX век.

Главной предпосылкой создания самостоятельного Хорватского государства был процесс становления феодальных отношений, протекавший наиболее интенсивно в Далматинской Хорватии, что, несомненно, связано с уже отмеченным выше наличием здесь городов. В сочетании с позднейшими данными документы IX века (хотя достоверность отдельных из них спорна) дают основание считать, что в это время хорвато-далматинские князья владели землями, обрабатываемыми трудом зависимых людей — сервов, большинство которых было посажено на наделы. Наряду с князем, имевшим населенные сервами домениальные земли, крупными земельными собственниками, надо полагать, были жупаны, постепенно превращавшиеся в княжеских служилых людей, а также другие представители княжеского окружения, в том числе члены княжеской дружины.

Феодализация хорватского общества сопровождалась распространением христианства, появление которого в далматинских городах относится еще к периоду римского господства. По сообщению Константина Багрянородного, начало крещения славянского населения Далмации положила Византия в VII веке. Однако значение этого сообщения не следует преувеличивать. Возможно лишь, что Византии удалось в VII веке крестить отдельных представителей хорватской знати. Имеются письменные свидетельства о том, что в середине этого веки славяне в Далмации и Мстрии были язычниками. Как показывают археологические материалы, язычество у хорватов и в конце VIII века имело еще очень широкое распространение. Поворотным моментом в христианизации хорватов принято считать установление господства франков. Они подчинили Хорватию к церковном отношении Аквилейскому патриархату, усиленно насаждавшему новую религию. Видимо, уже со второй половины IX века в Хорватию стало проникать богослужение па славянском языке, понятное народным массам. Особенно широкое распространение христианство, в частности богослужение па славянском языке, получило в Далматинской Хорватии. У далматинских хорватов в IX веке имелась уже самостоятельная епископия с центром в городе Нине. Вместе с тем на территории Далматинской Хорватии постепенно начинается концентрация земельной собственности в руках духовенства.

В начале X века в период правления Томислава (около 910—930 годов) хорваты успешно отразили набеги венгров, только что переселившихся в Паннонню. В ходе борьбы против венгров Томиславу удалось распространить свою власть на Посавскую Хорватию (Славонию). Хорваты вышли победителями и в последовавшем затем столкновении с болгарским царем Симеоном. Внешнеполитические успехи Томислава нашли отражение и в признании римской курией его верховной власти над далматинскими городами. Все это выдвинуло Хорватию в число наиболее сильных 

[53]

государств на Балканах. Не случайно с именем Томислава обычно связывают превращение Хорватии в королевство (начиная с Томислава правители Хорватии, как правило, именуются королями — rex Chroatorum).

Формирование хорватского раннефеодального государства выразилось в развитии и укреплении его политической надстройки. Все основные функции государственного управления были сосредоточены в руках короля. Центром этого управления стал королевский двор-курия. Во главе придворной знати стоял мажордом, называвшийся по-хорватски «дед». Важное место в королевской курии занимал жупан-палатин (jupanus palatums, curiales comes), помогавший королю в осуществлении судебных и административных функций. В состав королевской курии входил также королевский казначей (postelnic, camerarius). Королевскую канцелярию обычно возглавлял придворный священник.

В административном отношении страна была разделена на жупании, управляемые жупанами, которые из выборных лиц постепенно превращаются в назначаемых королем чиновников. Кроме того, отдельные территории, объединявшие несколько жупаний, находились в непосредственном ведении бана — одного из наиболее важных лиц государственного управления. По имеющимся данным, в X веке Далматинская Хорватия состояла из 11 жупаний и одной бановины, включавшей Крбаву, Лику и Гачку. В XI веке, помимо этой бановины, имелась также банская область в Славонии.

Важной опорой хорватского короля было войско, прежде всего его дружина, а также отряды феодальной знати. Кроме того, в начале X века, надо полагать, значительную часть военных сил Хорватского государства составляло ополчение свободного сельского населения. Не случайно Хорватия того времени представлялась современникам мощной в военном отношении державой, способной, по свидетельству Константина Багрянородного (правда, несомненно преувеличенному), выставить до 100 тысяч пехоты, до 60 тысяч всадников, до 80 больших и 100 малых судов.

В начале X века произошли важные перемены в церковной организации Хорватского государства. Значительно укрепив к этому времени свои позиции на Балканах, римская курия начала энергичную борьбу с влиянием восточной (византийской) церкви в далматинских городах, в Хорватии и в сербской области Захумье. С этой целью в 925 году в Сплите был созван церковный собор, на котором наряду с представителями папы и местными епископами приняли участие хорватский король Томпслав и захумский князь Михаил Вишевич. Решения собора были направлены против употребления духовенством глаголической письменности и богослужения на славянском языке. Одновременно собор провозгласил подчинение Сплитской архиепископии всех окрестных епископств, в том числе и Нинской епископии, возглавлявшей хорватские церковные учреждения. А на следующем соборе, состоявшемся в 927 году также в Сплите, Нинская епископия вообще была ликвидирована. Тем самым Хорватия была лишена самостоятельной церковной организации, что привело к еще большей зависимости хорватских королей от римской курии. Вместе с тем укрепление позиций западной церкви, боровшейся с богослужением на славянском языке, отрицательно сказалось на последующем развитии хорватской письменности и литературы.

В X—XI веках происходит дальнейшая феодализация хорватского общества, выразившаяся прежде всего в росте феодальной земельной собственности.

Сохранившиеся от этого времени актовые материалы в своей совокупности убедительно свидетельствуют об интенсивном процессе концентрации земельной собственности. В них содержатся многочисленные данные о покупках земельных участков как духовной, так и светской знатью. 

[54]

Изображение хорватского государя. Сплитский собор. XI в.

Не менее важным источником роста феодальной земельной собственности, судя по этим документам, были королевские пожалования, сопровождавшиеся подчас предоставлением почти полного иммунитета. Особенно богато одаривалось земельными владениями духовенство.

Подавляющая часть жалованных грамот X— XI веков относится к монастырям. Это легко объясняется тем, что именно в монастырях и сохранилось большинство дошедших до нас документов того времени. Но в нашем распоряжении имеются также отдельные свидетельства о королевских земельных пожалованиях служилой знати. Весьма существенно, что эти земли новые владельцы обычно имели право передавать в другие руки. Вместе с тем сохранились известия о передаче хорватскими королями представителям светской знати права на сбор в свою пользу налогов с определенной территории. Однако судя по тому, что должностные лица, особенно жупаны, в X—XI веках часто менялись, право сбора налогов предоставлялось им лишь на время. 

[55]

Наряду с крупными феодалами, в Хорватии X—XI веков существовала многочисленная прослойка мелких вотчинников, выделившихся из свободного сельского населения в результате имущественной дифференциации. Это были, видимо, люди, освобожденные от части налогов и обязанные нести конную военную службу.

Основную массу хорватского сельского населения в X—XI веков составляли, как и прежде, свободные крестьяне-общинники. Источники их именуют вилланами (villani). Обычно в памятниках вилланы выступают как свободные люди, отчуждающие свою землю (аллод). Продавая свои аллоидиальные наделы, многие вилланы, несомненно, разорялись. Среди них встречаются такие, которые продают за несколько луковиц или просто за угощение своп карликовые участки. Имеются также неоднократные свидетельства о превращении свободных людей в сервов.

Однако значительной части крестьян-общинников в Далматинской Хорватии, судя по позднейшим данным, удалось сохранить свободу, а многим из них — даже добиться впоследствии привилегированного положения. В этом одна из специфических особенностей развития феодальных отношений в Далматинской Хорватии.

Основной категорией зависимого населения в Хорватии X— XI веков оставались сервы. Их труд использовался светской и духовной знатью как в домашнем хозяйстве, так и для обработки земель; в последнем случае сервы, как правило, имели свой земельный надел и скот. Есть основания считать, что в это время существовали целые села, населенные сер- вами. Правовое положение сервов было крайне тяжелым, почти ничем не отличаясь от рабского: по существу они были полной собственностью господина. Это объясняется прежде всего тем, что они попадали в зависимость так же, как и рабы, из-за долгов или в качестве пленных. Сохранились многочисленные свидетельства о покупке сервов. Вместе с тем в источниках X—XI веков появляются первые данные об изживании этого института: они содержат ряд показаний об отпуске сервов на свободу.

Крупные земельные собственники эксплуатировали также обедневших общинников, сохранявших личную свободу; при этом преобладала, видимо, эксплуатация в форме издольщины (уплаты части урожая). Важнейшей статьей дохода духовенства была десятина, собиравшаяся н от урожая и с поголовья скота.

Характеризуя развитие феодальных отношений в хорватском раннесредневековом обществе, необходимо особо оговорить, что дошедшие до нас источники относятся преимущественно к Далматинской Хорватии; документов этого времени, характеризующих социально-экономические отношения в других частях страны, почти не сохранилось. Это позволило некоторым историкам утверждать, что в Славонии вплоть до XII века господствовали родоплеменные отношения. Не исключено, что до этого времени развитие феодальных отношений в Славонии проходило менее интенсивно, чем в Далматинской Хорватии, но делать на основании умолчания источников заключение, что феодализм возник в этих частях страны лишь в XII веке, вряд ли правильно.

Особенно быстрые темпы феодализации общества в Далматинской Хорватии, как мы уже отмечали, были обусловлены прежде всего наличием здесь городов. В рассматриваемый период в Далматинской Хорватии наблюдается дальнейший прогресс в развитии городской жизни. В связи с выделением ремесла из сельского хозяйства и ростом торговли (особенно морской), здесь уже в IX веке появляются наряду с прежними новые городские центры, выросшие вокруг градов-крепостей в жупах. Наиболее значительными из этих городов были Биоград, Нин, Книн, Шибеник, Клис. Некоторые из них, возникнув на развалинах старых римских крепостей, приняли их наименования, правда, в несколько изме- 

[56]

Церковь в Нине. Около 800 г.

ненной, славянизированной форме. Население всех новых городов в своем подавляющем большинстве было славянским. Постепенно все больший удельный вес славяне приобретают в этническом составе и тех далматинских городов, где первоначально преобладало романское население.

Данные источников о внутренней жизни далматинских городов в X—XI веках довольно скудны. Но и па их основе нетрудно убедиться, что городское население в это время было значительно дифференцировано. Оно делилось на народ (populus), знать (nobiles, majores) и духовенство (clerici). Одним из основных источников доходов знати были земельные владения и скот. Яркие свидетельства о тех богатствах, которые сосредоточились в руках отдельных представителей городской знати, содержит завещание задарского градоначальника — приора (начало X века). Согласно этому завещанию, приору принадлежало, помимо целого ряда земельных участков, 5 домов, 800 голов мелкого скота, большое количество серебряных изделий, дорогих тканей и т. п. Наряду со светской знатью, не менее крупным собственником в далматинских городах было духовенство, в первую очередь различные церковно-монастырские корпорации. Особенно в этом отношении отличалось духовенство Сплита — резиденции далматинского архиепископа. Малоимущее население далматинских городов, именовавшееся народом, состояло из мелких торговцев, ремесленников, матросов и т. д.

Большинство далматинских городов, используя борьбу между различными претендентами на побережье Восточной Адриатики, добилось автономии во внутренней жизни. Городское управление сосредоточивалось в руках городской знати, избиравшей городского главу — приора и других должностных лиц.

Стремление светской и духовной знати закабалить свободное население вызывало с его стороны упорное сопротивление, смыкавшееся с антифеодальной борьбой сервов. Недаром в первом же из сохранившихся хорватских законодательных памятников (постановлениях Силитского 

[57]

церковного собора 925 года) специально установлены жестокие кары для лиц, посягнувших на жизнь своего господина.

Развитие феодальных отношений привело также к обострению противоречии внутри господствующего класса Хорватии. Вследствие усиления феодалов за счет королевских пожалований, захвата земель и военной добычи все чаще стали происходить столкновения между отдельными группировками знати, стремившимися получить в свои руки центральную власть в стране. Внутренняя борьба ослабляла государство. К тому же уже в середине X века заметно сократилась численность хорватского войска, что было, очевидно, вызвано разорением и закабалением значительной массы свободного населения.

Начался период неудач во внешней политике. Ослаблением хорватского государства не замедлили воспользоваться венецианцы, которые, как отмечал К. Маркс «открыли еще в X веке..., что господство в Адриатике может принадлежать только тому, кто владеет ее восточными берегами»  1. Особенно благоприятная обстановка для осуществления притязаний Венеции на Далматинское побережье сложилась в конце X века: в Хорватии в это время шла борьба за престол между наследниками короля Степана Држислава (969—995 годы), а Византия — номинальный владелец Далмации—вела тяжелую войну против державы Самуила (см. главу 6, стр. 73). Воспользовавшись этим, венецианский дож Пьетро II Орсеоло в 1000 году разгромил хорватский флот и захватил далматинские города и острова. Вскоре в результате междоусобной борьбы Трппмпровпчей от Далматинской Хорватии отделилась Славония.

В течение всей первой половины XI века между Хорватией и Венецией продолжалась непрерывная борьба за далматинское побережье, верховная власть над которым номинально оставалась за Византией. Но к середине XI века, когда Византия была занята тяжелой борьбой с турками-сельджуками в Азии и с норманнами в Южной Италии, далматинские города фактически уже перестали считаться с ее верховной властью. Хорватский король Петр Крешимир IV (1058—1074 годы), установив тесную связь с далматинскими городами, стал считать себя их верховным патроном, о чем свидетельствует его титул «король Хорватии и Далмации». Одним из важнейших внешнеполитических событий в период правления Петра Крешимира явилось воссоединение Далматинской Хорватии и Славонии.

Для осуществления своих внешнеполитических планов Петр Крешимир стремился найти поддержку у западной церкви, которая незадолго до этого (в 1054 году) окончательно порвала с восточной. С его согласия в 1060 году в Сплите был созван церковный собор, чтобы провести в Хорватии реформы, подобные тем, которые осуществлялись в то время папской курией в большинстве западноевропейских стран для увеличения авторитета п организационного укрепления католической церкви. На соборе был установлен новый порядок избрания сплитского архиепископа, а также подтверждены постановления, лишавшие священников права жениться и носить бороды. Большое внимание собор уделил борьбе со славянским богослужением, категорически запретив славянам, не знающим латыни, занимать церковные должности. Мероприятия но проведению в жизнь постановлений сплитского собора и, в частности, попытка закрытия церквей, в которых шло богослужение на славянском языке, вызвали сильное сопротивление в стране. Особенно широкий размах приняло движение против церковных реформ на острове Ирке, где его возглавил священник Вульф. При содействии королевской власти латинской церкви удалось подавить направленные против нее выступления, но до полного 

_____

1. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. 12, стр. 93.

[58]

[КАРТА]

Югославские земли в период раннего среддевековья.

[59]

искоренения богослужения на славянском языке было далеко: оно сохранялось в Хорватии еще в течение многих столетий.

Некоторое укрепление Хорватского государства при Петре Крешимире, достигнутое отчасти ценой уступок католической церкви, имело временный характер. В условиях наступившей после его смерти анархии Хорватия лишилась всех своих приобретений на побережье. В 1075 году значительную часть далматинских городов и островов заняли норманны, а затем эти города и острова были захвачены Венецией.

Между тем в борьбе за хорватский престол одержал победу бывший бан Дмитрий Звонимир (1075—1089 годы), который опирался на поддержку римской курии, в связи с чем должен был принять вассальную зависимость от папы. При содействии последнего Звонимиру удалось присоединить к Хорватии далматинские города. Однако во время междоусобицы, начавшейся сразу же после смерти Звонимира, эти города вновь перешли в руки венецианцев.

Новая междоусобица, вспыхнувшая в Хорватии после кратковременного правления последнего Трпимировича — Степана (1090—1091 годы), повлекла за собой вторжение в страну венгерского короля Ладислава (Ласло), у которого искала поддержки часть хорватской знати; формальным основанием для притязаний Ладислава на хорватскую корону служило его родство с Дмитрием Звоннмиром. Войска Ладислава, не встретив организованного отпора, заняли всю Славонию и достигли побережья. Однако полностью подчинить Хорватию венграм помешала Византия. Восстановив свою власть в большей части Далмации, она поддержала противников венгерского короля в Хорватии. Одновременно византийское правительство организовало вторжение куман (половпев) в Венгрию. В результате Ладислав был вынужден отказаться от своих планов в отношении Хорватии. Последствием его похода в хорватские земли было появление в Славония самостоятельного Загребского епископства, основанного им в 1093 году.

Неудача Ладислава, однако, не поколебала намерения венгерской знати распространить свою власть на хорватскую территорию и тем самым получить выход к Адриатическому морю. В 1097 году преемник Ладислава Коломан (Кальман) предпринял поход в Хорватию. В горах к югу от реки Купы он нанес решительное поражение войскам последнего хорватского короля Петра, павшего на поле боя. Вслед за тем венгры двинулись к морю и заняли Биоград. Но в 1099 году венгры потерпели жестокое поражение в Галицком княжестве от русских и куман, вследствие чего Коломан был вынужден отозвать своп войска из Хорватии.

Между тем у отдельных представителей хорватской знати, а также у значительной части населения далматинских городов все более возрастала тяга к соединению с Венгрией. Многолетняя непрекращающаяся борьба с Венецией наглядно показала хорватским феодалам, какими тяжелыми последствиями чревато для них венецианское господство. В то же время было совершенно очевидно, что без помощи более сильных союзников Хорватское государство, раздираемое внутренними противоречиями, ослабленное длительными войнами, не в состоянии отстоять свою независимость. Не могла хорватская знать рассчитывать и па помощь Византии, которая в последние годы XI века была занята борьбой с турками-сельджуками и норманнами, а также урегулированием отношений с участниками первого крестового похода.

В 1102 году Коломан вновь двинул войска в Хорватию, где в это время в связи с прекращением правящей династии господствовала феодальная анархия. Страна оказалась зажатой к тисках между венграми и венецианцами, стремившимися расширить свои владения в Далмации. В этих усло- 

[60]

виях, не имея надежды на помощь со стороны других государств, хорватская знать предпочла пойти на переговоры с королем Венгрии.

Последний, видимо, не рассчитывая лишь с помощью оружия надолго сохранить свою власть в Хорватии, и прежде всего в ее далматинской части, также был заинтересован в поддержке со стороны хорватской знати. В результате, как полагало большинство исследователей, в 1102 году был заключен хорватско-венгерский договор, о чем, правда, прямо свидетельствует лишь один документ, составленный к тому же не ранее XIII века. Вместе с тем многие современные историки считают, что дошедшее до нас свидетельство о договоре хорватской знати с Коломаном недостоверно.

Но так или иначе, несомненно, что в 1102 году подавляющая часть хорватских земель, в том числе и в Далмации, оказалась под властью венгров. В течение 1105—1107 годов Коломан подчинил также далматинские города и острова. Таким образом, в начале XII века под властью венгерских королей оказалась вся территория Хорватии, потерявшей свою независимость н а многие столетия.

[61]

Цитируется по изд.: История Югославии в двух томах. Том I. Под ред. Ю.В. Бромлея, И.С. Достян, В.Г. Карасева, С.А. Никитина. М., 1963, с. 49-61.