Иран в правление Дария I (Пигулевская, 1958)

Иран в правление Дария I (Пигулевская, 1958)

«Я — Дарьявуш, великий царь, царь царей, царь стран, сын Гистаспа, внук Арсама, Ахеменид; говорит Дарьявуш царь, мой отец Гистасп, его отец Арсам, отец Арсама Ариарамн, отец Ариарамна Теисп, отец Теиспа Ахемен. Говорит Дарьявуш царь. Поэтому мы и называемся Ахеменидами. Издревле мы знатны, издревле род наш царским был. 

Говорит Дарьявуш царь. Восемь из моего рода ранее царями были — я девятый. Девять нас парей в двух коленах», — так писал о себе царь Дарий в знаменитой Бехистунской клинописной надписи. Отец его упоминался в числе приближенных Кира II, а сам он двадцатилетним юно[1]шей участвовал в походе этого царя против северных кочевников. Камбиза он сопровождал в Египет в качестве начальника телохранителей.

С первых шагов положение Дария было очень трудным. Те представители знати, которые его поддерживали, требовали себе власти, их необходимо было вознаграждать, делать правителями областей и усыплять их стремления к олигархии.

Он покорил Мидию, Гаумата — лже-Бардия был убит. В этой же Бехистунской надписи об этом говорится так: «Говорит Дарьявуш царь: вот что мною сделано после того, как я царем стал. Камбуджий (Камбиз) по имени, Куруша (Кира) сын, из нашего рода — он здесь царем был. У того Камбуджия был брат, по имени Бардий — от одной матери и от одного отца с Камбуджием. Затем Камбуджий того Бардия убил. 

Когда Камбуджий Бардия убил, народу неизвестно было, что Бардий убит. Затем Камбуджий -в Египет отправился». За время отсутствия царя «народ враждебен стал, затем лжи в стране много стало: и в Персии, в Мидии, и б других странах». Тогда «маг Гаумата поднялся и народу так лгал: Я Бардий, Куруша сын, Камбуджия брат. Затем народ весь отложился от Камбуджия, к тому перешел: и Персия, и Мидия, и другие страны». Гаумата царство захватил, и «не было человека ни перса, ни мидянина, ни из нашего рода никого, кто бы у того Гаумата-мага царство отнял». Но на это отважился Дарий: «Я с немногими людьми того Га-умату убил и первейших ему преданных людей».

После этого Дарий восстановил царство, «у нашего рода отнятое», я принял меры, которые могли привлечь на его сторону массы, а именно: принадлежавшие «народу пастбища, недвижимое и движимое имущество и клановое [имущество], что Гаумата-маг у них отнял, я народу на место восстановил». Он упрочил свое положение тем, что «отнятое вернул» — восстановил Персию и Мидию и старался «дом наш восстановить, как раньше [было]».

Тем не менее в разных концах Персии имели место восстания, волнения, появлялись самозванцы, как, например, назвавшийся Навуходоносором в Вавилоне, другой, говоривший о себе: «я царь в Эламе». Бехистунская надпись дает целый список областей, которые Дарию пришлось возвращать оружием. Восстание в Эламе быстро улеглось благодаря тому, что народ не оказал поддержки ее вождю. Дарий укрепил, здесь свое положение и, стремясь сохранить его, переводил официальные документы на эламский язык (Бехистунская надпись). Пока Дарий восстанавливал порядок в Вавилоне, от него отложились Персия, Сузиана, Мидия, Ассирия, Египет, Парфия, Маргиана, Сатагидия, Скифия.

В Мидии появился самозванец, объявивший себя потомком Киаксара и принявший имя Фраорта (Кшатрита). Его удалось победить лишь после нескольких повторных походов, из которых третий, последний, был возглавлен самим Дарием. От него отложились области в центре Иранского накогорья. Восстали Парфия и Гиркания, которые удерживал отец Дария, Гистасп, назначенный их наместником. Один из верных сатрапов Дария разбил восставших в Маргиане (522 г. дон. э.). В тоже время необходимо было продолжать укрепление Персии и Мидии, в которых не раз подготовлялись новые восстания. В 517 г. Дарию пришлось бороться с вновь восставшими эламятянами и предпринять поход против саков — массагетов, «живущих за морем». Областью массагетов была местность к востоку от Аральского моря, между реками Аму-Дарьей и, Сыр-Дарьей.

Академику В. В. Струве советская и вся мировая наука обязаны новыми открытиями, благодаря которым точно локализированы отдельные скифские и сакские народы. Эти разыскания дали возможность установить и «первую точную дату истории народов СССР» (академик В. В. Струве).

Глава саков и массагетов, Скунха, изображен на рельефе Бехистунской надписи в остроконечной шапке. После победы над саками-массагетами Дарий сохранил ему жизнь, но во главе саков-массагетов поставил другого вождя. Дарию удалось, наконец, добиться спокойствия в своей огромной разноплеменной державе.

В Египте, куда он ездил искать поддержки жречества и народа, его правление встретило одобрение, и власть его там была твердой. Едва ли можно усомниться в сообщении Бехистунской надписи, что «в один и тот же год, сделавшись царем», Дарий «дал 19 сражений», вышел из них победителем и «пленил 9 царей»; ценой величайших усилий держава Ахеменидов была восстановлена.

Мировая держава должна была получить и новую организацию, которая обеспечила бы ей прочность, согласованность. Необходимо была сосредоточить управление в руках персов, урегулировать подати, которые должны были заменить подарки и подношения, установить денежную систему, наконец, реорганизовать культ и установить письменность. Все эти задачи и были осуществлены Дарием.

Цитируется по изд.: Пигулевская Н.В, А. Ю. Якубовский, И. П. Петрушевский, Л. В. Строева, А. М. Беленицкий. История Ирана с древнейших времен до конца XVIII века. Л., 1958, с. 17-18.