Маскаренские острова

Маскаренские острова

В ноябре 1789 года главное управление французскими колониями в Индийском океане было перенесено из Пондишери в Пор-Луи на Маскаренских островах. В экономическом отношении они находились под контролем Ост-Индской компании. Население их делилось только на свободных и рабов; отсутствие крупного землевладения и большая или меньшая од-

[508]

нородность свободного населения островов тормозили развитие классовых противоречий и не давали поводов к резким выступлениям, так что в первое время мир не нарушался.

Первое Колониальное собрание открылось на острове Иль-де-Франс (теперь остров Реюнион) 27 апреля 1790 года. К этому времени жители островов уже знали о допущении депутатов Сан-Доминго в Национальное собрание. Через месяц делегация от Собрания сообщила генерал-губернатору графу Де-Конвэ о своем намерении взять власть в свои руки. С этого момента началась борьба между сторонниками старого и нового режима и столкновения вновь созданной национальной гвардии с гарнизоном и командами кораблей, которыми командовал граф де-Мак-Немара. Роялисты намеревались уже разогнать Собрание, когда до Иль-де-Франса случайно дошло известие о декрете 8 марта 1790 года, утверждавшем его права на существование. Морской министр де-Люгерн и в атом случае не счел нужным официально сообщить декрет.

Собрание ввело на островах муниципалитеты и избрало двух депутатов в Национальное собрание. Слухи о том, что королевская администрация помешает их отъезду, послужили причиной уличных беспорядков, во время которых был убит Мак-Немара. Но избранникам колонии не пришлось попасть - в Париж. Корабль, на котором отплыли депутаты, потерпел крушение, и оба они утонули. Их заменили проживавшие в Париже, избранные одновременно с ними, заместители.

По Конституции 21 апреля 1791 года, Колониальное собрание объявило себя единственным носителем власти на островах, другими словами, провоз-гласило их автономными. На основе Конституции было созвано второе Колониальное собрание, открывшееся осенью 1791 года. Оно предоставило политические права мулатам и свободным неграм и тем разрешило классовую проблему на островах. Прибывшие из Франции 17 июня 1791 года правительственные комиссары, — Лебуше на остров Иль-де-Франс и Тироль на остров Бурбон (теперь остров св. Маврикия), — застали острова в состоянии полного спокойствия. В свою очередь острова приняли комиссара, и тем самым вопрос об автономии получил также мирное разрешение.

Вскоре после объявления Конституции, в главном городе Иль-де-Франса Пор-Луи организовалось «Общество друзей Конституции». После 10 августа 1792 г. оно переименовалось в «Народное общество друзей республиканской свободы и равенства». Но с развитием событий наиболее передовая часть общества сочла его слишком умеренным, и некий Гийон сгруппировал патриотов в якобинское «Общество санкюлотов», получившее вместе со своими филиалами кличку «шомьеров» («хижин») по названию первого своего места собраний.

Целью шомьеров было «постоянно и всеми законными средствами работать для упрочения республиканской свободы и равенства, усваивать дух декретов Конвента, бороться со злоупотреблениями, выявлять изменников, разбивать планы злонамеренных лиц, наблюдать за политическими корпорациями».

Весть о казни короля была получена в Пор-Луи почти одновременно с известием о. начавшейся войне с Англией, открывавшей блестящие возможности каперства. Началась деятельная подготовка к снаряжению каперских кораблей. Санкюлоты потребовали от командующего вновь прибывшей из Франции эскадры адмирала Сен-Феликса поддержки и охраны их; не получив его согласия, они повели агитацию среди команды судов и достигли того, что матросы стали угрожать жизни адмирала. Он переехал на одном из фрегатов в Сен-Дени на острове Бурбон, 

[509]

где якобинцы не пользовались достаточным авторитетом, чтобы захватить его. Только после получения декрета о подозрительных (от 17 сентября 1793 года) в апреле 1794 года якобинцы Пор-Луи добились от генерал-губернатора Малартика приказа об аресте адмирала и еще нескольких лиц. Дальше этого, впрочем, дело не пошло. Шомьеры не встречали поддержки среди инертного населения, и ввести по примеру метрополии режим террора для борьбы с реакционными элементами им не удалось. Они даже оправдывались перед Конвентом тем, что «в виду изолированности островов террор не может оказать влияния на другие части республики». С получением известий о 9 термидора «Общество санкюлотов» распалось, а новая реакционная власть постановила совсем закрыть шомьеры.

[510]

Цитируется по изд.: Французская буржуазная революция. 1789-1794. Под ред. В.П. Волгина и Е.В. Тарле. М.-Л., 1941, с. 508-510