Священная римская империя Оттона I

Священная римская империя Оттона I

Оттон I воссоздает империю

«Римская империя» Карла Великого как реальное политическое образование перестала существовать с 843 года. Сохранившийся императорский титул относился с того времени лишь к той части каролингской империи, которой владел непосредственно император. Лотарь I (843—855), унаследовавший императорский титул от своего отца, фактически распространял верховную власть только на итальянские области и доставшиеся ему в удел земли между Восточно-Франкским (Германия) и Западно-Франкским (Франция) государствами — Бургундию, Эльзас, Лотарингию. 

Его преемник Людовик II (855—875) владел только итальянскими областями, а получивший в 875 году императорскую корону французский король Карл Лысый располагал властью над французским (Западно-Франкским) королевством и Лотарингией. Один из представителей династии Каролингов — Карл Толстый (885—887) — объединил на короткое время короны всех трех частей распавшейся империи и носил императорский титул. Но, оказавшись совершенно неспособным играть такую роль, был лишен всех четырех корон. В Германии его свергнул с престола побочный отпрыск немецких Каролингов Арнульф Баварский, а императорский титул присвоил герцог Сполето — Видо. В 896 году на короткое время императорской короной завладел германский король Арнульф. В дальнейшем императорский титул оспаривали друг у друга итальянские магнаты — маркграфы Фриуля и бургундские короли. В последние десятилетия перед провозглашением оттоновской империи этот титул сохранялся только в идее. Альберик, правивший Римом, не допускал никаких претендентов в «вечный город». Положение изменилось после его смерти. Рим оказался в руках его сына Октавиана, правившего под именем папы Иоанна XII. Стараниями отца ему была вручена как духовная, так и светская власть (титул 

[32]

патриция) над Римом, однако вскоре в городе снова восстановили свое господство влиятельные патрицианские семейства. Порочная жизнь молодого папы вызывала недовольство населения, что могло в любое время вылиться в уличные столкновения и стоить папе престола. Еще большую опасность для него представляли короли Италии Беренгарий и Адальберт. После ухода немцев из Северной Италии в 952 году Беренгарий восстановил свою власть над страной. Оттон I послал против него войско под командованием своего сына Лиудольфа, которого он метил в итальянские короли, но немцы потерпели поражение и Лиудольф погиб. Тем временем Беренгарий начал подчинять Сполето, а своего сына Адальберта послал на завоевание Рима. Вот тогда и последовал призыв о помощи, с которым обратился папа Иоанн XII к Оттону I. Он оказался очень кстати. Оттон пристально наблюдал за событиями в Италии. Медлить дальше было нельзя. Беренгарий, признавший когда-то себя вассалом немецкого короля, прибирал к рукам всю страну, не останавливаясь и перед Римом. Византия активизировала свою политику на юге Италии, стремясь прочно обосноваться в Салерно и Беневенте. Оттон спешно собрал князей в Вормсе (май 961 года); знать без колебаний одобрила его решение предпринять поход в Рим. На этом же собрании малолетний Оттон II был объявлен наследником престола и вскоре коронован в Ахене. В августе немецкое войско двинулось за Альпы и, не встречая серьезного сопротивления, вступило в Павию. Беренгарий и Адальберт укрылись в хорошо укрепленных замках.

Начались переговоры с папой о вступлении в Рим и коронации. По старому каролингскому обычаю Оттон принес папе «присягу безопасности», которая гласила: «Обещаю тебе [папе], что когда вступлю в Рим, сделаю все от меня зависящее для твоего и Римской церкви благополучия. Обещаю, что никогда не буду покушаться на жизнь и здоровье папы и не позволю другим, насколько это в моей власти, причинить ему какой-либо вред. Находясь в Риме, не буду ни проводить собраний, ни издавать постановлений по делам, относящимся к папе и населению города без твоего, св. отец, согласия. И все, что перейдет ко мне из собственности римской церкви, возвращу обратно. Моих заместителей, назначаемых для управления Итальянским королевством, заставлю присягнуть, что они будут твоими помощниками и защитниками вотчины св. Петра» 1.

[33]

31 января 962 года немцы вступили в Рим, и 2 февраля в церкви св. Петра папа Иоанн XII возложил на голову Оттона I корону «римских императоров». Была коронована также королева Адельгейда. Сомнительная репутация папы не смущала Оттона I и его окружение. На всякий случай вновь провозглашенный «император и август» заставил папу и римскую знать тут же принести ему присягу и дать обещание не вступать в союз с королем Беренгарием.

Так была воссоздана империя, получившая позже пышное наименование «Священная Римская империя германской нации». Надо сказать, это событие не имело широкого международного резонанса. Во французских источниках оно осталось совершенно незамеченным. Французские хронисты склонны были считать преемниками Карла Великого не «саксонских королей», а номинально царствовавших во Франции Каролингов. Англосаксонская историография тоже не заметила провозглашения империи. Короли Англии официально именовали себя «императорами», хотя и без «римского» титула. Видимо, традиция Римской империи не имела в те времена такой магической силы, какую ей пытаются теперь придать немецкие буржуазные историки. К тому же оттоновская империя не признавалась истинно «римской» ни в Византии, ни в самой Италии, где на Оттона I смотрели, как на узурпатора 2.

В территориальном отношении оттоновская империя уступала каролингской. Она включала только Германию и отдельные области Италии. Франция никакого отношения к ней не имела. Германия, правда, несколько расширилась, включив значительную часть удела Лотаря, а в XI веке — и Бургундию. Она захватила земли полабских славян и поставила в вассальную зависимость Чехию. Созданная на феодальных основах империя была лишена внутреннего единства. Господство над Италией и Римом основывалось на военной силе. Каждый германский король должен был заново его восстанавливать, устраивая военные походы за Альпы.

Вскоре после коронации Оттона I в церкви св. Петра в Риме состоялся церковный синод, на котором было утверждено основанное им Магдебургское архиепископство, полу-чившее право церковной митрополии в западнославянских землях. Это решение высшего церковного органа придавало законную силу действиям Оттона I и должно было заставить смириться тех представителей германского высшего 

[34]

клира, которые возражали против учреждения нового архиепископства. Новая церковная митрополия простирала свою власть на весь «Восток», который по прежнему церковному делению находился в сфере влияния Майнцского архиепископства, и глава его, естественно, был этим недоволен. Вместе с ним в оппозиции находился и епископ гальберштадтский, церковный округ которого примыкал к полабским славянским землям, где теперь учреждались новые епископства Магдебургской митрополии. Окончательно весь этот конфликт был улажен только в 968 г. решением Равеннского синода. В состав Магдебургского архиепископства вошли 5 заэльбских епископств: Бранденбургское, Гавельбергское, Мейсенское, Мерзебургское и Цейцское. Митрополия была признана перворазрядной (подобно Римской) и «украшена» 43 кардинальскими чинами. Архиепископом утвердили Адальберта, изгнанного незадолго перед тем из Киева, куда его направили в качестве «русского» епископа.

Новому архиепископству отводилась большая роль в христианской миссии на Востоке: оно должно было возглавить создаваемую в восточнославянских землях церковь. Папа теперь находился во власти германского императора, и от римского престола ожидали полного содействия в реализации этих планов.

Обстоятельства, казалось, складывались вполне благоприятно для распространения немецкого влияния на Во-стоке. В Чехии христианство утвердилось окончательно. В Польше крестился князь Мешко и новая религия все более укреплялась. Основанные в этих странах епископства считались частью Магдебургской епархии. Из Киева от княгини Ольги прибыло к Оттону посольство с просьбой прислать епископа и священников для христианской миссии и замещения предполагаемых церковных должностей. (Русь в это время была еще языческой, но здесь уже начало распространяться христианство из Византии. При княжеском дворе были и сторонники западной ориентации. В этих условиях римская церковь и германский император пытались конкурировать с византийской церковью.) По поручению Оттона I бременский архиепископ направил в качестве «русского» епископа некоего монаха Либериуса, который по дороге в Киев умер. Назначенный новым русским епископом монах из монастыря св. Максимина в Трире Адальберт прибыл в Киев, но успеха не имел. Князь

[35]

Святослав, ориентировавшийся на союз с Византией, отослал Адальберта обратно в Германию. Одной из причин неудачи этого заносчивого монаха была его дипломатическая бестактность. Во всяком случае попытки распространить западное церковное влияние на Руси закончились полным провалом.

Как же складывались отношения между новоявленным императором и папой? 13 февраля 962 г. Оттон I издал «Привилегию», подтверждавшую, по примеру франкских императоров, «Дар Пипина» *. В этом документе, кроме перечисления составных частей «патримонии св. Петра» (некоторые из этих объектов были вновь подарены папе Оттоном I), определяются права императора в отношении Рима и его обязанности по охране римской церкви и папского престола. Признается формально свобода канонического избрания папы «клиром и знатью римского народа» без всякого вмешательства со стороны императора и его уполномоченных. Однако вновь избранный папа до его посвящения должен был дать императору через своих посланцев заверения в лояльности и уважении всех императорских прав в Риме. Права эти, по существу, сводились к верховенству над Римом и контролю над его администрацией — церковной и гражданской. Таким образом, речь шла о зависимости папы от императора.

С этого времени императорский престол перешел в руки немецких королей. Коронация в Риме являлась, по старой традиции, обязательным условием получения императорского титула, и она совершалась папой от лица «римского народа». Это создавало прецедент для римских походов германских королей, которые с тех пор стали регулярно повторяться. Вместе с тем получение короны из рук папы ставило императора в известную зависимость от папского престола и таило в себе опасность для будущего империи.

Императорский титул поднял на время международный престиж германского короля, который уже и ранее, в результате победы над венграми, пользовался значительным авторитетом в Европе. Отгон I, считавший себя «королем всех королей», вмешивался во внутренние дела соседних государств, в частности Франции, где происходила борьба 

____

*  В 756 г. франкский король Пинии Короткий подарил папе Стефану III отвоеванные у лангобардов земли, составившие Папскую область.

[36]

между королями династии Каролингов и их могущественными вассалами Робертинами (будущие Капетинги). Выступая в качестве арбитра, он стремился сохранить неустойчивое положение во Франции как повод для дальнейшего вмешательства в ее внутренние дела. В своих гегемонистских целях император использовал господство над папством и церковью. Считая себя покровителем западной церкви, он требовал признания своего «верховного права» повелевать всем Западом.

Но для реализации этих притязаний требовалось прежде всего упрочить господство над Италией. Принятие императорского титула отнюдь не решало эту задачу. Король Беренгарий, имевший немало союзников в стране, укрепился в Апеннинах. Оттон вынужден был оставить Рим и двинуть войска против Беренгария, чтобы помешать ему захватить Северную Италию и альпийские перевалы. Этим воспользовался папа Иоанн XII, тяготившийся навязанной ему императорской опекой. Проявив недюжинные дипломатические способности (видимо, поведение немецкого короля многому папу научило), он сколотил большой анти-германский союз из итальянских владетелей, венгров и Византии и впустил в Рим своего бывшего противника, а теперь союзника, Адальберта. Папу поддержало большинство римской знати, познавшей на опыте опасность иноземного господства. Оттон I спешно вернулся в Рим и заставил представителей клира и римской знати принести присягу, что они никогда не изберут на папский престол противника императора. Вскоре был созван собор для суда над Иоанном XII, на котором председательствовал сам Оттон I. Иоанн XII не явился на это судилище и был осужден заочно. Его обвинили в убийствах, клятвопреступлении, святотатстве, кровосмешении и т. д. и объявили недостойным папского престола и вообще духовного сана. Новым папой был избран Лев VIII, до того времени занимавший высокую административную должность при королевском дворе и не имевший никакого священнического сана. Это было явным нарушением существовавшей традиции, согласно которой папой избиралось только духовное лицо, прошедшее сложную иерархию чинов. Иоанн XII не сложил оружия. Он организовал заговор, который чуть не стоил жизни Оттону I и Льву VIII. Им чудом удалось спастись бегством. В Риме хозяйничал Иоанн XII, расправляясь с немецкими ставленниками. Пострадали и те, 

[37]

кто посоветовал папе обратиться за помощью к немецкому королю. Созванный в Риме собор, состоявший в основном из тех же лиц, которые недавно осудили Иоанна XII, отменил постановление оттоновского собора как насильственно навязанное, восстановил папу во всех его правах и лишил власти антипапу Льва VIII, отлучив его от церкви. Казалось, дело Иоанна XII восторжествовало. Но вскоре он умер от апоплексического удара. Римская знать избрала папой Бенедикта V. Оттон I захватил Рим, арестовал нового папу и выслал его под стражей в Германию. На римском престоле был восстановлен Лев VIII. Не надеясь на лояльность римлян в отношении этого папы, он передал власть над городом назначенному им префекту, дав в его распоряжение солидную военную силу. Однако когда император ушел со своим войском в Германию, римляне напали на немецкий гарнизон и разбили его. Казалось, с германским господством в Риме было покончено.

Однако в 966 году Оттон I предпринял новый, третий по счету, поход в Италию. Взяв Рим, немцы устроили дикую расправу над своими противниками: тринадцать начальников вооруженных римских отрядов были повешены на главной площади, часть мятежной знати выслана в Германию, другие подвергнуты унизительному наказанию — «шествию в параде ослов». На этот раз Оттон I решил не оставлять страну, пока в ней не будет упрочено немецкое господство.

Главной опорой немцев должен был служить епископат. На епископские должности назначали представителей немецкого духовенства. Епископам раздавались земли, захваченные у противников императора, разные привилегии. Это была попытка перенести на итальянскую почву оттоновскую епископальную систему. Император стремился также привлечь на свою сторону светскую знать, раздавая земли, перешедшие к нему по «праву завоевателя», титулы и должности. Главой прогерманской партии в Италии стал маркграф тосканский Гуго, которого Оттон осыпал всяческими милостями. Значительная часть изданных в это время императорской канцелярией документов относилась непосредственно к Италии. Это дипломы на владение землями, регалиями, а также законодательные акты. Если для Германии в течение X века был издан лишь один акт законодательного характера, то для Италии их было издано шесть. Для управления Италией был создан специальный 

[38]

аппарат в составе канцлера (на эту должность назначалось обычно одно из высших духовных лиц Германии — архиепископ кельнский), императорские посланцы с широкими административными и военными полномочиями, пфальц-графы (для заведования императорским имуществом), префекты (коменданты городов) и др.

Немецкие буржуазные историки, прославляющие грабительскую политику императоров в Италии, указывают на то, что германские короли установили в этой стране порядок, ликвидировали анархию и способствовали тем самым ее хозяйственному и культурному прогрессу. Но это не соответствует исторической действительности. Вмешательство извне в происходившую в Италии политическую борьбу и установление чужеземного господства лишь разжигали внутреннюю смуту. Императорская политика покровительства отдельным борющимся группам итальянских феодалов ни в какой мере не способствовала политическому объединению. Немецкие завоеватели не помогли, а повредили государственному сплочению Италии. Намечавшийся процесс складывания самостоятельного итальянского королевства под эгидой местной феодальной династии был пресечен.

Попытки установить господство в Средней Италии и Риме столкнули немцев с Византией, которая не признавала новоявленного «римского императора», претендовавшего на равное с византийским базилевсом положение. Оттон I, стремясь добиться этого признания дипломатическим путем, не отказывался от применения военных средств. Он подчинил граничившие с византийскими владениями на юге Италии «Лангобардские области» Капуа, Беневент и Салерно, заставив их князей принести вассальную присягу. Правивший в это время Византией Никифор Фока заявил протест. Оттон I предложил уладить спор с помощью династического брака — женитьбы своего наследника От-тона на дочери императора Романа II и падчерице Никифора Фоки — Анне. Так предполагалось убить сразу «двух зайцев» — завладеть югом Италии и добиться дипломатического признания. Но не получилось ни того, ни другого. Несмотря на то, что Оттон II спешно был коронован в качестве соимператора, что должно было сделать брак более приемлемым для византийского двора, Никифор Фока после долгих проволочек отклонил брачное предложение. Немцы ответили на это вторжением в Апулию и Калабрию и 

[39]

осадой Бари (968). Надеясь на то, что это вызовет уступки со стороны византийского двора, Оттон I послал новое посольство в Константинополь во главе с известным дипломатом и историком Лиутпрандом Кремонским с обещанием снять осаду с Бари и вернуть всю захваченную у Византии территорию, если будет получено согласие на этот брак. Никифор Фока отклонил и это предложение и потребовал без всяких условий очистить территорию Южной Италии и даже Рим. Он заключил союз с итальянским королем Адальбертом, прибывшим в Южную Италию, и начал военные действия против немцев.

Война шла с переменным успехом. Но вскоре положение изменилось. В Константинополе произошел очередной дворцовый переворот. Никифор Фока был свергнут и убит; на престол вступил Иоанн Цимисхий, который и возобновил брачные переговоры. Вместо принцессы Анны в жены Оттону II была предложена племянница Цимисхия Феофано, царское происхождение которой до сих пор некоторыми историками оспаривается. Византия отказывалась от своих прав на Беневент и Капуа, а также от притязаний на Среднюю Италию и Рим. Юг Италии — Апулия и Калабрия — оставались под властью Византии. На таких условиях и было подписано соглашение. В апреле 972 года был заключен брак между Оттоном II и Феофано, которая вскоре была коронована в Риме. Этим решался вопрос о признании Византией императорского титула германских королей. Были улажены территориальные споры между Византией и Германской империей в Италии, хотя, как мы дальше увидим, это ни в какой степени не обеспечивало подчинение Южной Италии. Положение в Италии становилось еще более запутанным.

Феодальная монархия в Германии во времена Оттона I заметно окрепла. Об этом свидетельствует тот факт, что после его смерти переход престола к его наследнику семнадцатилетнему Оттону II не вызвал особых осложнений. Последний был коронован как германский король пятилетним ребенком, а как император — в двенадцатилетнем возрасте. Но тем не менее молодому императору уже в первый год правления пришлось столкнуться с оппозицией знати. Баварский герцог, двоюродный брат короля, Генрих Сварливый пытался сколотить в Южной Германии независимую монархию. В это время Баварское герцогство простиралось от Майна до Адриатики, включая, кроме собственно Бава-

[40]

рии, будущую Австрию, Штирию, Каринтию, Крайну, итальянские марки Верону, Аквилею, Истрию. На севере под верховной властью герцога находилась примыкающая к Баварии область Нордгау. Генрих Сварливый намеревался завладеть Швабским герцогством, выдав замуж сестру Гадвигу (вдову швабского герцога Бурхарда II) за своего вассала. Но Оттон II решил помешать этому, назначив швабским герцогом своего племянника Оттона. Он не разрешил также баварскому герцогу взять в свое непосредственное владение область Нордгау. Тогда Генрих Сварливый организовал вместе с епископом фрейзингенским Абрагамом заговор против короля и привлек к нему чешского князя Болеслава II и польского князя Мешко I. Оттон II сумел предупредить выступление заговорщиков и при поддержке большинства немецких князей нанести поражение своим противникам. Правда, попытка окончательно подчинить Чехию окончилась провалом. Вторгнувшееся в эту страну немецкое войско было разбито. Но после того как на Магдебургском гофтаге в 978 году заговорщики были осуждены и подвергнуты заключению, чешский князь Болеслав II возобновил вассальную присягу немецкому королю, получив от него богатые подарки. Генрих Сварливый потерял баварское герцогство, которое перешло под управление швабского герцога Оттона. Но из Баварии были при этом выделены и превращены в самостоятельные имперские лены герцогство Каринтия, маркграфство Австрия, баварское пфальцграфство и бургграфство Регенсбург. Столь успешное подавление заговора Генриха Сварливого свидетельствует, что германский король имел надежную поддержку феодалов внутри страны.

Снова вспыхнула война с Францией за Лотарингию. Французский король Лотарь III, помирившийся со своим могущественным вассалом графом Гуго Капетом, предпринял попытку вернуть Лотарингию. Он поддержал сыновей бывшего лотарингского герцога Регинара III, боровшихся за отцовское наследство. Оттон II заключил союз с братом французского короля Карлом, оспаривавшим трон Франции, и назначил его герцогом Нижней Лотарингии. Сперва французы имели большой успех. Они захватили Ахен и чуть было не пленили находившихся там Оттона II и императрицу Феофано. Однако в дальнейшем ходе войны французское войско потерпело поражение, немцы подступили к Парижу и оса-

[41]

дили его. Нижнелотарингский герцог Карл занял Лан и объявил себя королем Франции. Но под Парижем немцы потерпели поражение и вынуждены были очистить французскую территорию. В мае 980 г. произошло примирение. Лотарь III и Оттон II встретились для переговоров и, по словам хрониста Рихера, «обменявшись рукопожатиями и поцелуями», дали друг другу клятву в дружбе и верности. Гегемонистские планы императора в отношении Франции провалились окончательно.

Осложнилось положение в Италии. Римская знать, возглавляемая семейством герцогов Крещенциев, опираясь на помощь Византии, изгнала поставленного Оттоном I папу Бенедикта VI и возвела на папский престол Бонифация VII. Но он вскоре был изгнан пронемецкой партией и нашел убежище в Константинополе. В 981 году Оттон II предпринял свой первый поход на Рим, не встретив здесь серьезного сопротивления. Вокруг него собралось в Риме множество германской, итальянской и французской знати. Среди прочих были будущий французский король Гуго Канет и будущий папа Сильвестр II — Герберт из Ауриляка  *.

Оттон II готовился к войне за Южную Италию, которая формально принадлежала Византии, но подвергалась постоянным нападениям со стороны сицилийских арабов змира Абуаль Касима. Отношения оттоновской империи с Византией после смерти Иоанна Цимисхия заметно ухудшились. Новые ее правители — евнух Василий и соимператоры Василий II и Константин VIII, не находившиеся ни в каких родственных связях с императрицей Феофано, подозрительно относились к. немцам и старались не допустить их проникновения в Южную Италию. Столкновение немцев с арабами в Южной Италии было для Византии большим выигрышем. Не заключая формально союза с фатимидским эмиром, византийские правители поддерживали арабов против немцев. 

Оттон II начал наступление и занял Тарент. Но в горах Калабрии около Капо-Колонне немецкое войско, 

_____

* Герберт из Ауриляка — известный ученый своего времени. Он обучался в одном из арабских университетов Испании; его стараниями в Европе начали применять арабскую десятичную систему цифр. Некоторое время он занимал кафедру архиепископа Реймского, потом был учителем и наставником Оттона III, позже занимал кафедру равенского епископа.

[42]

одержавшее перед этим победу, неожиданно подверглось нападению легкой арабской конницы и было почти целиком уничтожено. Оттон II чудом спасся от арабского плена. Он бежал на греческий корабль и чуть не попал в плен к византийцам. Ему с трудом удалось вплавь добраться до берега. Однако это поражение не охладило воинственного пыла Оттона II. Он начал готовиться к новому походу в Южную Италию. Из Германии должны были прибыть новые подкрепления. Согласно сохранившейся в документах разверстке, составленной, видимо, на основе решения собрания немецких князей (по мнению отдельных историков, на этом собрании председательствовал сам Оттон II, спешно прибывший из Италии), епископы и аббаты должны были направить 1504 панцирных воинов, а светские господа — 586. Совершенно ясно, что с таким войском невозможно было вести войну с арабами и византийцами. Речь шла только о подкреплении, которого, по-видимому, Оттон II так и не дождался. Летом 983 года он двинулся снова на юг Италии, но успеха не имел. В декабре 983 года Оттон II внезапно умер в Риме. Незадолго перед этим его трехлетний сын Оттон III был провозглашен на собрании немецкой и итальянской знати в Вероне немецким королем и отправлен для коронации в Ахен.

Германское феодальное государство при Саксонской династии добилось значительных успехов в проведении своей агрессивной политики. На востоке от Эльбы огнем и железом были подчинены разрозненные племенные княжества полабских и серболужицких славян. Немецкое духовенство из вновь основанных заэльбских епископств Магдебургской митрополии должно было помочь делу завоевателей с помощью «духовного оружия» — обращения язычников-славян в христианскую веру. Но это наталкивалось на упорное сопротивление населения, отстаивающего свою независимость. Немецкие завоеватели прибегали к жестокому насилию, истребляли военную верхушку славян. Они пытались использовать меж-племенную рознь, внося раздоры и не допуская консолидации славянских народностей. Однако упрочить свое господство немецким феодалам не удалось. Безуспешными оказались попытки германских императоров распро-

[43]

странить свое влияние на Польшу. Столь же безрезультатными оказались попытки императоров подчинить Данию. Установившаяся на время зависимость датского короля от Оттона I рухнула сразу же после смерти последнего. Датчане, воспользовавшись смутой в Германии, вторглись в 974 году в Шлезвиг и Нордальбингию. Правда, Оттону II удалось их вытеснить и восстановить положение на Севере. В Дании в это время окончательно установилось христианство, и датские епископства вначале были подчинены Бременскому архиепископству. Король Гарольд даже обещал платить дань Германии. Но в 983 году, когда началось восстание в славянских землях, датчане снова выступили. Пронемецки настроенный король Гарольд Синезубый был свергнут Свенном Твескайгом. Датчане разрушили немецкие крепости в Шлезвиге, уничтожили находившиеся там гарнизоны и опустошили пограничные области на Нижней Эльбе. Так окончилось немецкое господство на Севере.

В 983 году началось всеобщее восстание славян. Лютичи овладели крепостями Гавельберг (Гана) и Бранденбург (Бранибор) и разрушили их. Ободриты под командованием своего князя Мстевоя не только уничтожили в своей стране немецкие гарнизоны, но и опустошили пограничную немецкую территорию, разрушили Гамбург. Современник событий историк Титмар Мерзебургский писал: «Они настигали наших повсюду, как убегающего 8веря; ведь наши злодеяния вызывали у нас страх и смятение, а у них порождали силу и отвагу» s. Немцам удалось остановить славянское наступление только западнее Эльбы, на р. Тангер, где были собраны значительные военные силы. С немецким господством в землях лютичей и ободритов почти повсюду было покончено. Немецкие гарнизоны истреблены, церкви разрушены, духовенство перебито или изгнано.

Освободительная борьба полабских славян против немецкого господства усилила антинемецкие настроения во всем западнославянском мире и способствовала этнической и политической консолидации славянства. Но, с другой стороны, борьба язычников-славян против христианства способствовала созданию временного антиязыческого союза немецких феодалов с польскими князьями, принявшими недавно христианство и рассматривавшими его как орудие укрепления их власти и средство внеш- 

[44]

ней экспансии. Совместными силами они пытались подавить антихристианскую освободительную борьбу лютичей и вернуть к христианству полабских и поморских славян. Но союз вскоре распался, так как и та, и другая сторона стремилась установить в полабских землях свое господство.

Когда Оттон II умер, его трехлетний наследник Оттон III был уже избран в короли и коронован в Ахене. В Германии началась борьба за опекунство, дававшее право на власть. Бывший баварский герцог Генрих Сварливый освободился из заключения и потребовал, чтобы малолетний король, который находился на воспитании у архиепископа кельнского, был передан под его опеку. Однако большинство немецкой знати не поддержало его домогательств. Тогда Генрих Сварливый провозгласил себя королем и возобновил союз с князьями Чехии и Польши, а также заключил соглашение с ободритским князем Мстевоем.

Борьба за опекунство усложнилась. Свои притязания заявил и французский король Лотарь III, приходившийся дядей малолетнему Оттону III. Его поддержала лотарингская знать, настроенная против Генриха Сварливого. Но большинство немецкой знати, возглавляемой архиепископом майнцским, поддержало законных опеку-нов: мать — императрицу Феофано и бабушку — Адель- гейду. Генрих Сварливый заключил союз с французским королем, чтобы завоевать престол с помощью военной силы (французскому королю он обещал Лотарингию). Лотарь III вторгся в Лотарингию, осадил Камбре и Люттих и захватил Верден. Чтобы расстроить этот военный союз, Феофано решила привлечь на свою сторону Генриха Сварливого и вернула его Баварское герцогство вместе с отторгнутыми от него итальянскими марками Вероной и Аквилеей. Это окончательно успокоило мятежного герцога и положило конец смуте, угрожавшей целостности и самостоятельности Германии.

С восстановлением внутреннего мира в стране, немецкие феодалы попытались вернуть под свою власть полабских славян. В 985—987 годы в союзе с чешскими и польскими князьями они предприняли завоевательный поход в Лужицкие земли, в результате которого были снова подчинены Мейсенская (Мисьненская) и Лаузитская (Лужицкая) марки (часть Лужич перешла к Поль-

[45]

ше). В 991—997 годы было предпринято несколько завоевательных походов против лютичей, однако все попытки подчинить это воинственное племя окончились провалом. За помощь против полабских славян Германия должна была поддержать Польшу в войне против Чехии за Шлонск (Силезию), в результате которой эта область была присоединена к Польше. Польский князь Мешко I, однако, вовсе не намерен был сохранять внешнеполитическую зависимость от Германии. В 991 году он перенес столицу государства ив Познани, на которую распространялась сюзеренная власть немецкого короля, в Гнезно, находившийся формально под верховным покровительством папы. Наследовавший ему Болеслав Храбрый, укрепив свою единоличную власть, порвал всякую зависимость от Германии и стал главным соперником германского короля в подчинении полабских славян.

В развернувшейся борьбе за французский престол императрица Феофано попыталась восстановить немецкое влияние, поддержав одного из претендентов. После внезапной смерти Лотаря III королем Франции стал его сын Людовик V Ленивый, который спустя год умер, не оставив прямых наследников. Ближайшим преемником был дядя короля Карл Лотарингский — давнишний союзник германского короля. Его всячески поддерживала Феофано. Но когда французская знать избрала королем герцога Иль-де-Франса Гуго Капета, Феофано признала его, получив обратно Верден, незадолго перед тем занятый французами. Тем не менее германский двор продолжал покровительствовать Карлу Лотарингскому, стремясь таким образом оказывать давление на французского короля. Однако вскоре Карл Лотарингский попал в плен к Гуго Капету, который его так и не выпустил на свободу. Попытка восстановить немецкое влияние во Франции снова окончилась провалом. Капетинги, несмотря на их слабую власть в стране, ревниво оберегали внешнеполитическую независимость. 

Феофано, правившая как королева-мать, проводила довольно энергичную политику как внутри страны, так и во внешнеполитической области. Немецкие историки отмечают ее незаурядный политический и дипломатический талант. На документах она подписывалась с титулом: «Феофано, божьей милостью императрица» или даже: «Феофаниус, божьей милостью император». После ее 

[46]

смерти в 991 году опекунство перешло к Адельгейде, шестидесятилетней бабушке Оттона III, отстраненной в свое время Феофано от германских дел и находившейся в Италии в качестве итальянской королевы. В 994 г. Оттон III в возрасте четырнадцати лет вступил в самостоятельное правление Германией и империей. К тому времени он был уже довольно образованным для своих лет юношей, владел, кроме немецкого, итальянским, латинским и греческим языками. Этот молодой император был склонен к мечтательности и религиозному аскетизму. Видимо, не без влияния его матери (византийской принцессы) Феофано, его воображением овладела идея воссоздания Древней Римской империи во всем ее величии как мирового универсалистского христианского государства. Себя он считал подвижником, предназначенным небом для такой великой миссии. Германия представлялась ему глухой провинцией. Он должен восседать в Риме и повелевать оттуда всем миром. Предприняв в 995 г. вместе с чешским и польским князьями безуспешный завоевательный поход против славян и опустошив земли ободритов, он оставил Германию и всецело отдался осуществлению своих имперских замыслов. Управление германским королевством он передал в руки своей тетки Матильды — аббатисы Кведлипбургского монастыря, наделив ее титулом «патриции».

[47]

Цитируется по изд.: Колесницкий Н.Ф. «Священная римская империя»: притязания и действительность. М., 1977, с. 32-47.

Примечания

1. Monumenta Germaniae Historica (далее: MGH). Legum Sectio IV. Constitutiones et acta publica imperatorum et regum (далее: Con- stitutiones...), t. I. Hannoverae, 1893, № 10—12, p. 21.

2. См.: L6we H. Kaisertum und Abendland in ottonischer und fruhsa- lischer Zeit—«Historische Zeitschrift», 1963, Bd. 196, H. 3, S. 541.

3. MGH. Scriptores rerum Germanicarum (далее: Scriptores...), Nov. ser. t IX. Berlin, 1935, p. 120.