Меланезия: народы ее населяющие

Меланезия: народы ее населяющие

Меланезия (здесь этот регион рассматривается в узком его понимании, о котором говорилось выше) имеет весьма сложный этнический состав населения, хотя все же уступает в этом отношении Папуасии. В Меланезии проживает более 200 этносов. Так же как в Папуасии, они подразделяются по языку на две основные группы: народы, говорящие на австронезийских языках, и народы, говорящие на папуасских языках. Однако соотношение этих групп в Меланезии иное, чем на Новой Гвинее: здесь резко преобладают австронезийско-зычные группы (свыше 0,6 миллиона человек), папуасов же сравнительно немного (несколько больше 70 тысяч).

Все распространенные в Меланезии австронезийские языки относятся к восточно-австронезийской, или океанийской, ветви. Океанийская ветвь распадается на ряд групп, крупнейшей из которых является восточно-океанийская. Народы, говорящие на языках восточно-океанийской группы, живут на северных и центральных островах из архипелага Новых Гебрид, островах Банкс и юго-восточных островах из группы Соломоновых. К восточноокеанийской группе относятся по языку и так называемые «внешние полинезийцы» — население небольших полинезийских колоний на некоторых периферийных островах Меланезии (Тикопиа, Реннеля и др.). Народы, относящиеся по языку к другим группам океанийской ветви, расселены в некоторых районах Новой Гвинеи, на архипелаге Бисмарка, островах Д'Антркосто и Тробриаи, архипелаге Луизиада, в северо-западной части Соломоновых островов, в южной, а отчасти и в северной части архипелага Новых Гебрид.

Этносы, говорящие на папуасских языках (в Меланезии представлена восточнолапуасская надсемья), обитают на архипелаге Бисмарка (главным образом на северо-востоке Новой Британии), некоторых из Соломоновых островов (Велья-Лавелья и др.).

Народы Меланезии невелики. Самый крупный из них — толаи на Новой Британии насчитывает около 90 тысяч человек, численность же большинства других этносов составляет лишь несколько сот или несколько тысяч человек.

Среди коренного населения Меланезии преобладает меланезийский антропологический тип, для которого характерны темная кожа, толстые губы, широкий нос, умеренно курчавые волосы, среднеширокое лицо.

Большую часть коренного населения Меланезии (кроме папуасов и полинезийцев) принято называть меланезийцами, хотя, как уже отмечалось, эта группа не имеет генетического характера.

Основное занятие меланезийцев — ручное земледелие. Важнейшие из возделываемых культур — ямс, таро, кокосовая пальма, хлебное дерево, банан, пизанг, саговая пальма. Кокосовая пальма является сейчас главной товарной культурой. В последние десятилетия добавился ряд новых культур: какао-бобы, маниока и др.

В Меланезии распространена подсечно-огневая система земледелия: подготовка нового участка к посеву напоминает аналогичную процедуру в Папуасии.

Вторая по значению отрасль экономики — рыболовство (почти исключительно морское), причем на небольших островах эта отрасль иногда служит единственным средством существования. Рыболовные снасти весьма разнообразны: различные сети, верши, корзины, заколы, крючки. Рыбу бьют также острогой, стреляют в нее из лука, травят ядом. Рыбо-

[47]

ловство в Меланезии считается исключительно мужским занятием. Охота а связи с бедностью животного мира никогда не имела существенного значения. Главный объект охоты — птицы, охотничьим оружием служат копье и лук со стрелами.

В Меланезии до контактов с европейцами были известны три вида домашних животных: свинья, собака м курица. Сейчас на острова завезены также крупный рогатый скот, овцы, козы.

Строительство хижины. Новые Гибриды.

 

Из отраслей ремесла, которое к моменту европейской колонизации лишь начинало обособляться в самостоятельное занятие, весьма развито плетение из растительных волокон циновок, корзин, сумок и т. п. Ткачество подавляющему большинству меланезийцев (кроме жителей архипелага Санта-Крус и некоторых других мелких островов) было неизвестно и вместо тканей часть меланезийцев изготовляла из отбитой колотушками древесной коры особую материю — тапу. Слабое развитие получило и гончарство, на многих островах оно совсем отсутствовало. Интересно отметить, что гончарством занимаются только женщины.

В предколонизационный период меланезийцы, так же как и другие народы Океании, не знали металла. Производимые ими орудия и оружие изготовлялись из камня, раковин, черепаховых панцирей, костей, зубов животных и, конечно, из дерева и бамбука. Главным каменным орудием был искусно отполированный и вправленный в деревянную рукоять топор. Из боевого оружия больше всего была распространена палица. Применялись также копье, лук и стрелы, праща, боевой топор, кинжал. В настоящее время традиционные орудия довольно быстро уступают место покупным изделиям, изготовленным из железа и других современных материалов.

Меланезийцы до сих пор остаются в основном сельскими жителями. Они живут либо в многодворных деревнях, либо в поселках-однодворках.

В большинстве случаев меланезийские традиционные дома прямоугольные в плане. Как 

[48]

правило, крыша у них массивна и нависает над стенами. По форме она двускатная, слегка выпуклая. В качестве кровельного материала используются листья пальмы, банана или пандануса. Стены делаются из плетня, циновок, травы, досок, бамбука, тростника У Иногда стен нет совсем и жилище состоит из крыши на столбах. Встречаются дома на каменных фундаментах. Гораздо реже, чем прямоугольные, строят овальные и круглые в плане хижины (Новая Британия, Новая Ирландия). Кроме жилищ для отдельных семей в Меланезии прежде были широко распространены весьма вместительные мужские дома.

Сейчас наряду с традиционными жилищами, которые пока преобладают, в меланезийских деревнях и особенно в городах можно встретить также дома, построенные по европейскому плану или с применением современных строительных материалов. В них живут иностранцы и обеспеченные аборигены.

Из средств передвижения важнейшее значение по-прежнему сохраняют лодки. На Новых Гебридах до сих пор используются однодеревки, выдолбленные из ствола хлебного дерева. Имеются также крупные, сшитые из досок лодки. Весьма характерен для Меланезии балансир — прикрепленное поперечными жердями бревно, придающее судну устойчивость. Лодки снабжены веслами, однако иногда имеется и парус.

Одежда меланезийцев в доколониальные времена была минимальной. Кое-где она отсутствовала совсем. В большинстве же случаев одеждой служили набедренные повязки, передники, юбочки, пояса с пучком травы спереди. Они изготовлялись из тапы, травы, листьев, циновок и другого материала.

В одежде элементы нового потеснили традицию гораздо существеннее, чем в жилище. В меланезийских поселениях можно встретить немало людей, одетых в современный европейский костюм. Вместе с тем а деревнях, особенно во внутренних районах островов, по-прежнему широко бытует традиционная одежда. Сохраняются кое-где в Меланезии и традиционные украшения (гребни, серьги, ожерелья, браслеты и т. д.), причем их носят преимущественно мужчины.

Пищу меланезийцу приносит прежде всего его хозяйство. Свиное мясо, как, впрочем, и мясные продукты других видов, употребляются редко. Зато довольно часто аборигены едят рыбу. Мясо и рыба приготовляются обычно в земляной печи. Огонь прежде добывался почти повсюду «выпахиванием» (трением острым концом палочки вдоль дощечки). Сейчас используют покупные спички. Что же касается состава пищи и способов ее приготовления, то здесь традиция держится очень прочно.

По уровню общественного развития меланезийцы превосходили папуасов, но заметно уступали своим восточным соседям — полинезийцам. В целом можно сказать, что основная часть меланезийцев (не считая фиджийцев и новокаледонцев) находилась на ранней стадии разложения первобытнообщинного строя.

Большие споры вызывает среди ученых вопрос о наличии в Меланезии племен. Если не считать Новой Каледонии и Фиджи, то племенная организация существовала только на южных островах архипелага Новых Гебрид, выделявшихся вообще более высоким уровнем социального развития. В других местах племена существуют лишь в качестве этнических общностей; известны и острова, главным образом небольшие, где племен совсем нет, а бытуют рано сложившиеся этнотерриториальные общности.

Наиболее характерной общественной организацией является сельская община. Внутри общины выделяется ""несколько больших семей, которые могут принадлежать к разным родам. Собственность на все земельные угодья обычно общедеревенская, однако каждая семья или отдельное лицо, обработавшие конкретный участок, сохраняют право на эту землю в течение всего времени, пока ее возделывают.

Род на большинстве островов Меланезии (кроме ее южной части) — материнский. Повсюду строго соблюдается обычай экзогамии. Жена обычно поселяется в общине мужа.

Разложение первобытнообщинных отношений в доколониальной Меланезии проявилось, в частности, в заметном имущественном и со- 

[49]

циальном неравенстве. Выделились богатые «большие люди» (часто вожди), скопившие немалые материальные ценности. Накоплению богатств способствовал широко развитый обмен (в этом отношении Меланезия превосходила все другие районы Океании). Роль всеобщего эквиваленте при обмене на некоторых островах играли связки отшлифованных раковин, циновки и ряд других изделий. Особая форма ритуального обмена — кула — сложилась на островах Тробриан: сделанные из раковин браслеты и ожерелья все время обменивали друг на друга, в результате чего они постоянно циркулировали по всему архипелагу.

В ряде районов Меланезии материнский род распался, сменившись отцовским родом. Средством борьбы с материнско-родовыми устоями, а также органом общественной власти выделившейся богатой верхушки стали «мужские союзы» — своеобразные внеродовые объединения мужчин. Терроризируя население, члены мужских союзов держали в повиновении не вступивших в союз общинников и использовали это для дальнейшего своего обогащения.

Установление колониального господства ускорило шедший в Меланезии процесс разложения первобытного общества. Колониальная администрация делала все от рее зависящее, чтобы утвердить взамен отмирающих традиционных устоев нормы буржуазного общественно-семейного быта.

Подобные же мероприятия проводились и в области духовной культуры, в частности в религии. Сейчас подавляющее большинство населения Меланезии христианизировано. На Новых Гебридах христиане (пресвитериане и др.) образуют 84% населения, а на Соломоновых Островах (англикане и др.) — даже 95%. Однако христианизация в ряде случаев имеет здесь, как и на Новой Гвинее, поверхностный, формальный характер.

Наиболее типичным традиционным верованием Меланезии является вера в некую без-личную силу «мана». Мана, по представлениям меланезийцев, присуще разным предметам и явлениям природы, о (дельным могущественным людям, их душам после смерти, а также всевозможным духам. Распространение получили также анимистические верования, культ предков, разные формы магии. Меланезийцам не были известны великие боги, возвышавшиеся над общим сонмом духов. Культ отправляли колдуны, гадатели, шаманы и т. д.

В отличие от фольклора папуасов меланезийский фольклор не столь тесно связен с религиозными верованиями. Он представлен мифологическим эпосом, где повествуется о культурных героях (часто в этой роли выступают братья — «умный» и «глупый»); рассказами типа быличек о встречах людей с духами; сказками, анекдотами, историческими преданиями.

Традиционное изобразительное искусство Меланезии хорошо сохранилось вплоть до нашего времени. Искусство это носит в значительной мере прикладной характер. Так, тщательно орнаментируются разные предметы утвари, лодки, оружие. Орнамент сильно стилизован, он может наноситься красками или резьбой. Из дерева вырезают статуи, головы, а также маски и наголовники. Прежде художественная пластика была тесно связана с культом.

Самобытно и меланезийское музыкальное искусство. Мелодический строй обычно основан на пятиступенной гамме. Из музыкальных инструментов представлены ударные — барабаны или чаще гонги, и духовые — рог из раковины, разного рода флейты. Музыка всегда сопровождает плески, в которых обычно присутствует изобразительный элемент (имитируются трудовые операции, военные действия и т. д.).

[50]

Цитируется по изд.: Этнография. Под ред. Ю.В. Бромлея и Е.Г. Маркова. М., 1982, с. 47-50.

Рубрика