Нигерия в 1967 году: операции на Среднем Западе

Нигерия в 1967 году: операции на Среднем Западе

Вторжение мятежников на Средний Запад подтвердило правоту офицеров нигерийской армии и федеральных чиновников, выступавших против сложившегося положения, при котором федеральное правительство должно было финансировать и снабжать воинские части Среднего Запада, но не могло осуществлять оперативное руководство ими. Сбылись худшие предсказания: федералистам был нанесен удар в спину. В армейских кругах Лагоса все происходящее считали предательством и верхом нелояльности со стороны старших офицеров Среднего Запада. Часто цитируемое заявление подполковника Д. Эджура о том, что он не позволит превратить свой штат в поле боя, утратило всякий смысл; к этому времени война уже разоряла его штат, а сам он стал беглецом и беспомощным наблюдателем.

В Лагосе была наспех сформирована 2-я дивизия. Она состояла по большей части из конторских служащих, радистов, инструкторов по физическому воспитанию и новобранцев из Икеджи, имеющих за плечами всего несколько дней обучения.

Дивизия немедленно двинулась на фронт, погрузив по возможности большее количество снаряжения на реквизированный транспорт. Недостаток подготовки и дисциплины в этом разношерстном соединении восполнялся энтузиазмом молодости.

Дивизия состояла из трех бригад под командованием майора Алани Акинринаде и подполковников Френсиса Айшиды и Годвина Алли. Тылом дивизии командовал я. Оперативный план предусматривал наступление на Бенин с двух сторон: на юге — через Оре, а на севере — через Западный штат южнее Окене.

Бенин был взят 22 сентября 1967 г. Хотя на южном направлении наступление 11-й бригады со стороны Оре и было остановлено противником, взорвавшим мост через реку Овена, но после захвата Бенина остальными частями 2-й дивизии мятежники обратились в бегство.

[52]

Я немедленно собрал все оборудование по наведению мостов, которое было в Западном штате, и армейские саперы совместно с рабочими министерства общественных работ штата начали восстанавливать переправы через Овену. Когда мы строили самую длинную из них, какой-то беглец-мятежник выстрелил неподалеку от моста. Среди гражданских началась паника, и, несмотря на прочесывание близлежащего леса и усиление охраны, которая могла бы справиться с пробивавшимися к своим мятежниками, вернуть людей на строительство было почти невозможно.

После ликвидации мятежников, прятавшихся в Бенине, 2-я дивизия начала подготовку к наступлению на Асабу. Непосредственно перед штурмом Бенина к дивизии присоединился майор Огбемудиа, едва успевший спастись при нападении мятежников на Средний Запад. Его преданность и профессиональная компетентность были неоспоримы, и, несмотря на колебания Лагоса, полковник Муртала Мохаммед назначил его военным администратором штата; позже он был окончательно утвержден главнокомандующим на должность военного губернатора.

После взятия Бенина началось наступление на Восток. Теперь наши войска вынуждены были действовать в районах, населенных ибо, и враждебные акции против нас предпринимались не только мятежниками, но и гражданским населением. Продвижение продолжалось, хотя и более замедленными темпами. Упорное сопротивление было оказано в Оваши-Укву и Ибусе — на родине некоторых старших офицеров армии мятежников, — но самыми тяжелыми были бои за школу святого Патрика в Асабе. Эта оборонительная позиция была хорошо подготовлена противником — Асабу они хотели удержать любой ценой. 7-я и 6-я бригады в рукопашном бою захватили школу святого Патрика, являвшуюся, по сути дела, ключом к Асабе.

Штаб дивизии в Умунеде руководил подготовкой 8-й бригады к форсированию Нигера. В это время произошел печальный случай: солдаты 8-й бригады, не поставив в известность старших офицеров, казнили около 50 гражданских лиц, заподозренных в шпионаже. Это случилось после того, как федеральные войска понесли тяжелые потери, подвергшись неожиданному нападению мятежников.

Под руководством своего командира, отличавшегося редким упорством, энергией и остротой мышления, хотя и негибкого тактика, 2-я дивизия добилась отличных результатов, очистив за 6 недель от мятежников Запад и Средний Запад. На протяжении всей этой операции в неибоговорящих районах Среднего Запада жители очень тепло приветствовали федеральные войска, собираясь толпами вдоль дороги и с криком ’’Единая Нигерия” поднимая в воздух кулак или указательный палец. Это

[53]

очень поддерживало боевой дух солдат, которым приходилось вести упорные бои с противником. Учитывая то обстоятельство, что дивизия была сформирована наспех, результаты ее боевых действий можно назвать великолепными.

При проведении операций в ибо-говорящих районах необходимо было изменить тактику, что дивизия, в ряде случаев с опозданием, и пыталась сделать. Примером этого может служить опыт 8-й бригады по форсированию Нигера. Еще до начала войны было совершенно очевидно, что подготовка и снаряжение нигерийской армии не позволяют проводить крупные операции по форсированию водной преграды. В начале 1967 г. по распоряжению главнокомандующего я принимал участие в безуспешной попытке закупить в Европе специальное оборудование для этого. Не является военным секретом, что даже при идеальных условиях форсирование реки под огнем противника — очень сложное дело, а без необходимого снаряжения и при плохой под[1]готовке солдат и офицеров это может стать и вовсе невозможным. Командир 2-й дивизии проявил решительность, инициативу и находчивость, собрав все паромы, действующие в стране, в район Асабы. Однако штаб армии и штаб главнокомандующего весьма обоснованно предложили перенести эту операцию в район Иды, где сопротивления оказано бы не было; наступающие

[54]

части смогли бы двинуться на юг к Ониче по территории, занятой 1-й дивизией. Но полковник Муртала Мохаммед решил пойти на значительный, хотя и продуманный риск, который можно было бы охарактеризовать, как ненужное удальство. С другой стороны, если бы операция под Асабой удалась, что едва не произошло, она вошла бы в историю войны как одна из самых успешных. Но попытка закончилась неудачей, и Мохаммеду пришлось нести за это ответственность.

12 октября 1967 г. под руководством самого командира дивизии первый отряд высадился на восточном берегу. Однако он не получил ожидаемой поддержки: паром, на котором находилась вторая группа штурмового отряда, сломался и мятежники усилили сопротивление. Будь первый отряд достаточно дисциплинирован и четко управляем, чтобы удержать плацдарм, который он захватил практически без боя, подкрепление все же удалось бы успешно перебросить с западного берега. Вместоэтого солдаты ворвались в Оничу, и, пока они грабили все, что им попадалось под руку, мятежники перешли в контратаку.

Все смешалось на восточном берегу: солдаты и офицеры поодиночке пытались спасти свою жизнь. Некоторые прыгали в реку, другие пробовали прорваться на север, к Иде, многие бежали на юг и попадали прямо в руки мятежников, но лишь единицы избежали смерти или плена. Среди них были капитан Эджига, переправившийся обратно в лодке-долбленке, и несколько человек, умеющих плавать.

Накануне я прибыл в дивизию с обычной инспекцией в сопровождении полковника Бисаллы и стал очевидцем этой трагедии. Рано утром мы приехали в штаб дивизии в Умунеде и разбудили командира дивизии, руководившего всю ночь высадкой. Не скрывая торжества, он рассказал нам об успехе операции и предложил убедиться в этом лично. Я беспокоился за сохранность переправы через Нигер и, оставив Бисаллу в штабе, поспешил к парому в Асабе. Настроение там было подавленное, и в воздухе чувствовалось приближение беды. Увидел я и сломанный паром, из-за которого не удалось перебросить подкрепление на тот берег. Вскоре на лодке приплыл капитан Эджига и с ним еще несколько раненых солдат. Он рассказал нам о происшедшем на той стороне, а я немедленно проинформировал об этом командира дивизии в Умунеде.

Солдаты 2-й дивизии были по большей части новобранцы, плохо обученные и малодисциплинированные. После провала первой высадки они были так напуганы, что вторая попытка форсирования Нигера под командованием капитана Басси Иньянга была обречена на неудачу с самого начала, а третья, во главе с Акинринаде, чуть не вылилась в бунт. Она привела также к открытому конфликту между Акинринаде и командиром

[55]

дивизии, в результате чего подполковник был вынужден покинуть свою часть. Следует отметить, что многие офицеры, командовавшие войсками, захватившими плацдарм, имели очень слабую подготовку. Командирами батальонов они были назначены по необходимости. Так, например, майор Арему был офицером службы просвещения и не имел никакой военной подготовки. Но он хотел быть пехотным офицером, и его поставили командовать 82-м батальоном, бывшим в числе частей, форсировавших Нигер. Арему мятежники захватили в плен, подвергли пыткам, заставили выступить по Радио Биафры и затем расстреляли.

После трех неудач командир дивизии согласился прекратить дальнейшие рискованные и дорогостоящие попытки пере[1]правиться на восточный берег у Асабы и принял рекомендации штаба главнокомандующего. Это послужило уроком для всей нигерийской армии. Неудача отсрочила окончание войны на несколько месяцев. Муртала реорганизовал и доукомплектовал свою дивизию и в январе 1968 г. форсировал Нигер у Иды. 23 марта 1968 г. после кровопролитного боя ему удалось захватить Оничу.

Традиционная тактика наступления, основанная на движении войск и приданной им техники по дорогам плотным строем, дорого обошлась 2-й дивизии во время марша на Оничу: дивизионная транспортная колонна, груженная боеприпасами и снаряжением, в районе Абагана попала в засаду. Выпущенная из миномета мина попала прямо в цистерну с горючим, и вся колонна была уничтожена. Тем не менее захват Оничи укрепил военные позиции федералистов на Среднем Западе.

[56]

Цитируется по изд.: Обасанджо О. Нигерия в огне. Гражданская война в Нигерии 1967-1970 гг. М., 1984, с. 52-56.

Рубрика