Кавказская Албания: социально-экономическое устройство

Кавказская Албания: социально-экономическое устройство

Земледелие и скотоводство

Основной отраслью хозяйства албан — как и скотоводство в равнинной части Албании, так и в горах — было земледелие?

По данным Страбона, албаны обрабатывали почву деревянным плугом, вероятно близким по конструкции к современному горскому «пуруцу». Более поздний автор, Моисей Хоренский, сообщает о посевах ячменя — традиционной культуры, возделываемой в Дагестане еще с эпохи бронзы. Эти сведения письменных источников подтверждаются и археологическими данными. Так, в результате раскопок Урцекинского городища было обнаружено большое количество обуглившихся зерен пшеницы, ячменя и льна. Особый интерес вызывают находки обгорелых зерен пшеницы в городском некрополе среди вещей, имеющих отношение к тризне. Это наводит на мысль о существовании у местного населения земледельческого культа. О развитии земледелия говорят и хорошо сохранившиеся террасы, которые в албанское время возводились не только в горах, но и в нижнем предгорье (Урцеки). Следует отметить, что наиболее плодородные террасы в Дагестане издревле располагались в ее горно-долинной части и представляли собой мощные отложения речного ила. 

Эти наносы весьма благоприятны для разведения садов и особенно винограда, который культивировался уже в то время наряду с грецким орехом и гранатом.

О развитии земледелия и виноградарства в Албании свидетельствуют и находки больших глиняных сосудов, предназначенных для хранения зерна и вина, а также кувшинов для разлива вина (Тарки, Карабудахкент, Шаракун, Урцеки).

Другой ведущей отраслью албан было скотоводство. Развитию скотоводства способствовали хорошие альпийские пастбища в горной части Албании и заливные луга предгорий.

В составе стада албан наряду с крупным рогатым скотом большой процент составлял и мелкий (овцы, козы, свиньи). Находки скелетов лошадей во многих могильниках (Тарки, Хабада, Ругуджа и Урцеки) свидетельствуют о возросшей роли лошади в быту албан. Огромная по тому времени конница албан (32 тысячи всадников) могла выставляться только при высоком уровне развития коневодства. Большую роль в жизни албан, согласно данным письменных источников, игра[1]ли громадные албанские овчарки. Есть основания полагать, что именно в эту эпоху завершилось выведение новой породы собак — кавказских овчарок, игравших большую роль в жизни горцев, занятых животноводством).

На высоком уровне стояла обработка продуктов животноводства, о чем говорит повсеместное распространение различной посуды специального назначения (для разлива и хранения молока и молочных продуктов, маслобойки, сосуды, употребляемые в сыроварении, и т. д.).

Значительного развития на территории Албании достигло ремесленное производство. Появляются новые отрасли ремесла, такие, как производство стекла, рыбьего клея, мазей, обработка полудрагоценных камней и др. Сдвиги наметились также в традиционных видах ремесла: ткачестве, керамическом производстве и в обработке металлов.

В этот период изготовлялись шерстяные, льняные, а возможно, и хлопчатобумажные ткани. Широкой известностью пользовалась мягкая ткань, изготовляемая из верблюжьей шерсти. На высоком уровне стояла окраска тканей — мареной, кошенилью и другими натуральными красками.

Многочисленные глиняные сосуды албанского времени, обнаруженные на территории Дагестана, отличаются высоким качеством обжига и выработанностью форм: изящные кувшины с водосливными носиками, маленькие ритуальные сосудики, кухонные горшки и огромные пифосообразные сосуды, предназначенные для хранения зерна и жидкостей, ангобировались и украшались резным и налепным орнаментом. По технологическим особенностям и форме орнаментации эта керамика близка к аналогичной керамике Восточного Закавказья и свидетельствует о родстве материальной культуры различных районов Албании. Керамика албанского типа преобладает над серолощеной сарматской не только в таких памятниках местных культур, как Шаракун, Мугерган, Урцеки, Гапшима, Верхний Гоцатль, Галла, Мекеги, Нижнее Чугли, Верхний Дженгутай, но и в памятниках, где наиболее отчетливо прослеживается сарматское влияние (Тарки). К местной керамике относятся красноглиняные изящные одноручные кувшины с цилиндрическим горлом, биконические чашки, миски с загнутым внутрь краем, молочники-маслобойки, сосуды типа гусятниц и др. В памятниках первых веков нашей эры широко распространена красная и белая ангобированная керамика, столь характерная и для закавказских памятников этого времени.

В тот же период в Албании достигла расцвета металлообработка. Применяя сложный инвентарь, ремесленники Албании изготовляли различные наконечники копий и трехперые черешковые стрелы, ножи, тяжелые обоюдоострые кавалерийские мечи, а также различные орудия труда. Область применения металлов увеличивается. Известная специализация наблюдается и в ювелирном деле. В могильниках албано-сарматского времени наряду с привозными золотыми изделиями (серьгами, браслетами) встречаются и изделия местных ювелиров. Таковыми являются золотые серьги с небольшими утолщениями на конце (Таркинский могильник), различные бронзовые, реже серебряные пряжки, бляшки, розетки, головные булавки с гвоздевидными и петлевидными шляпками, туалетные ложечки и петельные височные привески с расходящимися концами, обнаруженные в Таркинском, Хабадинском, Карабудахкентском, Урцекинском и других могильниках. При их изготовлении применялись такие технические приемы, как литье, ковка, клепка и т. д.

Есть основания полагать, что в ремесленном производстве широко применялся труд рабов. Особенно широко применялся труд зависимых и рабов при возведении громадных фортификационных сооружений, опоясывающих Урцекинское городище и другие крупные поселения городского типа, и в строительстве земледельческих террас.

В древней Албании существовали города — центры ремесла и торговли. Из них 29 перечислены Клавдием Птолемеем. Хотя в настоящее время на территории Дагестана и Азербайджана известны развалины городов албанского времени, тем не менее отождествление их с албанскими городами, о которых упоминают письменные источники, крайне затруднительно. Основная масса выявленных археологами городищ Дагестана албанского времени расположена в при[1]морском предгорном Дагестане.

Известно, что главным городом Албании был город Кабалака, отождествляемый с современной Кабалой (Северный Азербайджан). Другие албанские города — Телеба, Гелда, Албана, — видимо, находились в приморской части Дагестан, между реками Самур и Сулак. Бакрия, Нига, Тагоде, Даглана располагались во внутренней части Албании.

В результате археологических исследований в Дагестане за последнее время выявлен ряд древних городов албанского времени, которые имеют облик античных городов. Наиболее известный из них — Урцеки. В албанское время это был город, по планировке соответствующий античным городам сих традиционными элементами — цитаделью, посадом и прилегающей округой.

В строительных остатках оборонительных сооружений чувствуется влияние парфяно-сасанидской строительной техники. Массовый археологический материал — белая и красная ангобированная керамика, а также часть металлических изделий обнаруживает значительную близость к закавказской. Несмотря на то что в городе наряду с ремесленниками и торговым людом проживало и население, связанное с сельским хозяйством, весь облик памятника позволяет утверждать, что это был крупный торгово-ремесленный центр с преимущественным развитием керамического производства.

Наличие среди гончарных изделий больших групп однотипной керамики позволяет сделать вывод об известной специализации среди гончаров. Это подтверждается и многочисленными знаками на керамике — метками мастера, причем очень часто в качестве меток использовались знаки письменности. Все это свидетельствует о больших успехах древних и средне[1]вековых гончаров.

Города Албании были не только военно-административными пунктами и ремесленными центрами, но и важнейшими торговыми базами на древних путях, ведущих с Ближнего Востока на север и с запада в Индию.

Страбон писал, что албаны «не имели склонности к торговле». Археологические материалы, напротив, рисуют картину оживленного обмена и усиления торговых связей на базе меновой торговли на территории Дагестана и Северного Азербайджана в первых веках нашей эры. Так, при раскопках Таркинского, Карабудахкентского и Урцекинского могильников были найдены изделия из разноцветного стекла, граната, коралла, а также голубой египетской пасты. Все эти предметы завезены из стран, прилегающих к Средиземному морю, — Сирии, Палестины, Египта.

Особый интерес представляет находка клада античных монет в окрестностях совхоза им. Герейханова (Касумкентский район). Здесь было найдено несколько десятков селевкидских монет. Эта находка свидетельствует о широком хождении античных монет на территории древней Албании.

На связи с севером указывают находки янтарных украшений: бус и пронизок, обнаруженных во время исследования Таркинского и Урцекинского могильников. В обмен были вовлечены не только районы равнинного Дагестана. Интенсивными были и связи горного Дагестана с близлежащими кавказскими и более отдаленными странами юга. Стеклянные и сердоликовые бусы, раковины из Индийского океана, а так[1]же изделия из перламутра были найдены и при раскопках Хабадинского и Шаракунского могильников, а изделия из голубой египетской пасты — в Гапшиме (Сергокалинский район) и в Гоцатле (Хунззхский район).

В свою очередь из Албании, как отмечали еще античные авторы, вывозили в сопредельные и отдаленные страны рыбу, клей, ткани из верблюжьей шерсти. Последние пользовались широкой известностью за пределами Албании.

Археологические данные, полученные при раскопках в Дагестане за последние годы, указывают на постоянные связи с Поволжьем и Приуральем, где были найдены характерные только для Дагестана изделия — височные петлевидные привески с расходящимися концами. В свою очередь из Поволжья и Приуралья были привнесены на территорию древ[1]ней Албании типично сарматские формы сосудов и некоторые типы оружия.

Оживление торговых связей, рост городов, а также римская агрессия и нашествие сармато-аланских племен способствовали объединению Албании, сближению племен и образованию государственной власти.

Процесс политического объединения Албании подмечен еще Страбоном, который пишет, что царь Албании «теперь один над всеми владычествует, а прежде над каждым (народом) со своим языком имелся свой царь». К I веку н. э. власть царя, очевидно, стала наследственной, так как источники наряду с царями в качестве командующих войсками упоминают и их братьев.

В этот же период наблюдается и политическая консолидация племен Кавказской Албании. В рамках этого объединения в I веке н. э. складывается молодое албанское государство, обладающее значительной политической и экономической мощью.

Государственная власть была настолько крепкой и сильной, что могла в минуты военной опасности мобилизовать колоссальные людские и материальные ресурсы. Это была эпоха наивысшего расцвета албанской державы.

Цитируется по изд.: История Дагестана [в четырех томах]. Том 1, М., 1967, с 108-113.