Богородицк

Богородицк

Дедилов находился на полпути из Тулы в Богородицк. Богородицк тоже входил когда-то в систему оборонительных сооружений русского государства. На месте сторожевого пункта на берегу реки Уперты в 1663 году начали строительство крепости, которая в следующем году получила название города Богородицка. По народному преданию город получил свое название от растущей в тех краях «богородичной» травы, по-другому называвшейся «богородичные слезки» и вошедшей в герб города. Спустя 100 лет Богородицк стал собственной волостью Екатерины II, утратив при этом статус города. Волость предназначалась для незаконнорожденного сына Екатерины графа А. Г. Бобринского. В 1777 году во время образования Тульского наместничества Богородицк вновь стал городом, причем уездным.

Городские слободы были перенесены на другую сторону реки, а на освободившемся месте был создан дворцово-парковый ансамбль. Проект дворца и парка императрица поручила составить выдающемуся русскому архитектору И. Е. Старову (1745—1808). Дворец был заложен в 1771 году, вчерне готов к 1778 году. Личного участия в строительстве дворца И. Е. Старов не принимал, руководство точным исполнением проекта было поручено присланному из Петербурга архитектору Я. А. Ананьину. Одновременно с дворцом по проекту И. Е. Старова 

[27]

была выстроена и Казанская церковь. Проект парка, выполненный Старовым в регулярном стиле, осуществлен не был.

Некоторые исторические подробности из жизни Богородицка мы можем почерпнуть у В. А. Левши на: «Старинный город Богородицк сначала находился под ведомством Приказа большого Дворца, впоследствии же Конюшенной Канцелярии; наконец состоял посадом и в 1765 году был в числе Дворцовых волостей поручен в особливое управление Генерал-Поручику Князю Сергею Васильевичу Гагарину.

В 1777 году Богородицк восстановлен и вошел в число городов Тульской губернии. Находится он на правом берегу Лесного Уперта, на местоположении ровном. Прежнее строение его состояло в трех слободах: Купеческой и Стрелецкой, да по левому берегу на нагорной стороне упомянутой реки в слободе Пушкарской. Но в 1779 году, по плану Высочайше конформированному, весь город расположен на левом берегу реки, и обывателями его сделаны жители помянутых слобод, из коих многие живут в построенных ими уже по плану домах. Часть же бывшего города, оставшаяся на правом берегу, наименована селом» 23.

Описание Богородицка последней четверти XVIII века мы находим в мемуарах А. Т. Болотова, бывшего с 1776 по 1796 год управляющим царской волостью. «Богородицк составлял тогда ни село, ни город, а некакой междуумок между ними,— писал А. Т. Болотов о Богородицке 1776 года. — В старину был он городом с деревянною рубленою крепостью, и живали в нем, по обыкновению других городов, воеводы, имевшие свою городскую канцелярию, а купцы ратушу. Но как заведен был в волости сей большой казенный конский завод, то уничтожено было воеводское городское управление, и живали тут управители при заводе со своими конюхами и конюшенными служителями. Когда же завод конский тут уничтожен и волость сия исключена из дворцовых и переименована в собственную императрицыну волость, и соединена с купленною Бобриковскою волостью, то уничтожено и все относящееся до конского завода, и из бывшего правления основано уже тогдашнее особое волостное. Купцы же остались жить в домах своих по-прежнему, имели хотя также свою ратушу, но во многом зависели от управителей тогдашних, как первенствующих особ во всем тогдашнем селении...» 24.

А. Т. Болотов приехал в Богородицк в тот момент, когда только начались работы по приспособлению города к роли царского имения. Внешний вид его быстро менялся. «При въезде в оный я и не узнал почти его,— писал богородицкий управитель, — столь многие и большие перемены произошли уже в оном с того времени, как я его и первый раз видел [в 1773 г.]. На месте бывшего тогда пакостного гостиного двора и лавочек увидел я уже превеликую площадь и посреди оной воздвигнутую огромную и вчерне уже совсем почти отделанную церковь; а вместо прежних кой-каких негодных зданьишек внутри земляной крепости и подле колокольни стояли уже высокие каменные 

[28]

здания, составлявшие некоторый род замка, а позади их, на берегу пруда, немалой величины дом каменный, также дворцом называемый... Чрез все сие весь Богородицк ровно как ожитворился и вместо прежнего ничего не значащего села имел уже вид города».

Еще сильнее Богородицк преобразился уже во время пребывания там Болотова, в 1770—1780-х годах. Болотов писал в воспоминаниях, что принял непосредственное участие в составлении регулярного плана города и именно благодаря ему Богородицк получил «правильный», красивый вид: вместо кривых улочек бывших слобод на противоположном дворцу берегу Большого пруда на реке Уперте расположились пять лучеобразных улиц, ориентированных на царский дворец, господствовавший над городом. Улицы как бы расходились веером по осям пяти окон овального выступа здания. Они были названы в честь особ царствовавшего тогда императорского дома: Екатерининская, Павловская, Мариинская, Александровская и Константиновская 25.

Строительство дворца было закончено в 1784 году. Всего за два года, в 1784 и 1785 годы, А. Т. Болотов создал около дворца великолепный пейзажный парк, один из шедевров русского национального паркового искусства 26.

Дворцово-парковый ансамбль в Богородицке имел довольно сложную и живописную структуру. В центре комплекса на высоком берегу пруда расположился дворец в классическом стиле. Высокий цокольный этаж на западном фасаде, обращенном к городу, спускался двумя полукруглыми лестницами и террасами к воде. Над ним возвышались два этажа, заканчивавшиеся невысоким бельведером с круглой балюстрадой и смотровой площадкой. Композиционным центром здания был овальный зал, выступавший за линию фасада во всю высоту дворца. Декоративная отделка здания была проста и лаконична, но именно она сообщала всему облику дворца классическую изысканность: нижний цокольный этаж был обработан горизонтальными рустами, оконные проемы, обрамленные наличниками, помещались в неглубокие ниши, над ними располагались филенки. Выстроенный из белого камня, дворец, благодаря игре светотени при чередовании оконных проемов, наличников и филенок, имел вид величественный и в то же время чрезвычайно легкий. Восточный фасад здания был украшен изогнутыми лестничными спусками на подъездную аллею, которая, проходя через замкнутый внутренний двор и въездные ворота, вела к границе парка. Въездная башня с одним полукруглым арочным пролетом заканчивалась колокольней с высоким шпилем, превосходившим по высоте дворцовое здание. В средней двухэтажной части башни, расположенной над аркой, помещалась волостная канцелярия. Здания въездной башни и дворца соединялись между собой двумя Г-образными служебными корпусами, которые ограничивали территорию внутреннего двора, придавая всему комплексу вид «замка».

За пределами единого дворцового комплекса располагалось еще 

[29]

несколько зданий. В первую очередь необходимо назвать здание упоминавшейся уже Казанской церкви, построенной юго-восточнее дворца на берегу небольшого прудика по проекту И. Е. Старова в классическом стиле. Западный, северный и южный фасады здания были украшены портиками, опиравшимися на четыре колонны дорического ордера и увенчанными треугольными фронтонами. Восточный фасад имел три апсидных выступа. Мощный и невысокий световой барабан венчался простым и строгим куполом. В оформлении интерьера церкви принял участие А. Т. Болотов. Белокаменная церковь, хорошо сохранившаяся, эффектно отражается в водной глади пруда.

Неподалеку от Казанской церкви в 1784 г. было выстроено здание волостного училища — первого в Тульской губернии учебного заведения для крестьянских детей. Подробнее об этой школе будет рассказано в следующей главе.

Немного в стороне от центральной части парка располагался небольшой дом, где жил А. Т. Болотов с семьей. Этот дом, построенный после пожара 1782 г., до наших дней не сохранился.

Все перечисленные постройки являлись своего рода композиционными центрами живописного парка. Как уже говорилось, парк был создан в пейзажном стиле. А. Т. Болотов, используя лучшие достижения английского пейзажного паркового искусства, создал прекрасный образец русского национального парка, впервые сформулировал и воплотил в жизнь некоторые его оригинальные черты.

Главным принципом построения богородицкого парка А. Т. Болотов сделал выявление и подчеркивание достоинств естественного ландшафта. Местность вокруг дворца располагалась высоко над водной гладью Большого пруда и была изрезана оврагами. Низменные места Болотов решил заполнить водой, создав грандиозную водную систему. Найдя источники воды на значительном расстоянии от создаваемых прудов, Болотов соорудил три искусственных водовода, проявив несомненный инженерный талант.

К северо-западу от дворца была расположена самая красивая часть парка, в центре которой находился Нижний пруд, отделенный от Большого пруда плотиной, обсаженной деревьями. Нижнему пруду Болотов придал несколько изогнутую и удлиненную форму, соорудив искусственные заливы и полуострова, насыпав небольшие холмы по берегам, что подчеркивало живописность берегов. Посреди пруда он расположил маленькие островки, один из которых украсил мраморным бюстом, на другом высадил березовую рощу и соединил его перекинутыми мостиками с берегами. На одном из берегов был сооружен небольшой фигурный павильон с удобными скамейками, так называемая «Вечерняя сиделка», откуда открывался чудесный вид на парк вечером. Дно пруда, как и дно водостоков, было выложено синей глиной, в пруду плавали карпы. Несколько выше Нижнего пруда располагался «купальный» водоем, возле которого находилась «Полуден- 

[30]

ная сиделка» — еще один маленький павильончик со скамейкой. Чуть в стороне находился «Павильонный» водоем с красивым круглым павильоном на берегу. Тропинка, проложенная вдоль всех этих живописных мест, открывала взору гуляющего все новые прекрасные виды, вызывавшие различное настроение, предлагала отдохнуть в укромных уголках.

Созданию определенного настроения способствовали рощицы и цветники, для которых Болотов использовал преимущественно растущие в этих местах породы деревьев и сорта цветов, располагая их так, чтобы они производили наиболее выгодное впечатление различными сочетаниями цветовой гаммы и формы растений, соседством с водной гладью. Пейзажный парк, проникнутый идеями сентиментализма, должен был вызывать у зрителя чувства то мечтательной грусти и раздумья, то тихой радости и восхищения. Для этого Болотов не скупился на выдумки. Он специально планировал «меланхолические» или «смеющиеся» сцены, «острова уединения», «рунны» и «лабиринты». От Нижнего пруда тропинка вела к самым интересным затеям парка.

Обнаружив на крутом берегу Большого пруда значительные отложения песков, спрессованных в плотную глыбу. Болотов сделал в них искусственные пещеры, гуляя по которым, можно было любоваться красотою песков различных оттенков: розовых, зеленоватых, желтых, кофейных, кроваво-красных на белом фоне, со всевозможными прожилками, пятнами, полосами и вкраплениями. Снаружи входу в пещеры был придан вид развалин древнего здания с окнами, дверями, крыльцом, остатками колонн, архитектурных деталей — так называемая «руина». Рядом с «руиной» был устроен ревущий водопад: для этого были привезены огромные «дикие» камни, образовавшие скалистые утесы: вода из небольшого пруда над пещерами, проходя через специально устроенный шлюз, несколькими потоками низвергалась к подножию скал и перед входом в пещеры уходила под землю. Тут же находилась каменная пристань со смотровой площадкой, откуда можно было любоваться катающимися по пруду на лодках и видом на город.

Выйдя через каменные ворота по дорожке у самой воды Большого пруда к фигурным террасам, спускавшимся от дворца, гуляющие проходили еще одно удивления достойное место — подземный вход в старую богородицкую крепость, обнаруженный Болотовым при расчистке крутых склонов холма над прудом и бережно сохраненный.

Северную часть парка занимала «Эхоническая долина». В ней был устроен каскад из нескольких прудов, название долине дал небольшой павильон — «Жилище Эхи» (именно так звучало в XVIII века слово «эхо»). Здание, построенное из дерева, имело вид старинного каменного строения, начавшего слегка разрушаться. Обшивка павильона из сухого гладкого теса создавала необычайный акустический эф- 

[31]

фект, что чрезвычайно удивляло гостей парка и веселило изобретательного управляющего.

Неистощимый выдумщик, Болотов устроил в парке «обманные» здания, «развалины старинного монастыря», гроты, шутливые фонтаны, которые неожиданно обливали гостей водой и заливали ближайшее пространство, лишая оказавшихся в ловушке на маленьком островке возможности перебраться на сушу. Свои выдумки Болотов неустанно демонстрировал, желая развеселить гостей, но при этом внимательно следил за тем, чтобы никто всерьез не пострадал и не обиделся.

К северо-востоку от дворца часть парка была устроена в регулярном стиле. Деревья были высажены по сторонам строгих прямоугольников, внутри которых располагались аллеи, тропинки, боскеты и цветники. В духе французских парков Болотов устроил затейливый лабиринт, обсадив кустарником переплетенные колья, в центре соорудив небольшой курган со статуей на пьедестале. Лабиринт был довольно сложной формы, и, по словам Болотова, «никто не мог войти в него, не ошибаясь множество раз на распутиях». Однако существовал, он недолго, всего несколько лет, так как быстро «наскучил» своему создателю, который все больше увлекался идеями пейзажных парков.

Первоначально в регулярном стиле был устроен сад вокруг дома, в котором Болотов жил с семьей. Там также были всевозможные затеи, например, фонтан в виде гуся. Спустя некоторое время он изменил планировку сада, придав ему вид «прекрасно-натуральный», т. е. пейзажный. Тенистые аллеи перемежались в нем с солнечными полянками, цветниками, дерновые и деревянные «лежанки» и «отдыхательницы» звали к мечтательному созерцанию окружающих красот или к отдыху с любимой книгой в руках.

Центральный дворцово-парковый комплекс был лишь частью хорошо организованных ландшафтных пространств, занимавших значительную территорию. В полутора километрах на северо-восток от дворца располагалась так называемая «Церерина роща» — небольшой лесок, получивший имя римской богини плодородия Цереры, так как был создан вокруг «хлебного магазина» — амбара, куда ссыпали зерно. Этот уголок был организован Болотовым в первые годы пребывания в Богородицке, еще до появления главного парка, и именно в его создании отразилась эволюция увлечений Болотова сначала регулярными парками, а затем пейзажными. На первом этапе работ он прорезал естественным образом росший лес многочисленными дорожками и «прошпектами» так, чтобы в конце них открывался вид на какие-нибудь зрительные ориентиры — дворец, церковь, въездную башню. Позже Болотов изменил геометрически правильные аллеи, сделал их более естественными, расположил внутри лесных зарослей живописные площадки, цветники, скамейки, откуда открывался чудесный вид на расположенный вблизи пруд. В окрестных

[32]

лесах были прорублены аллеи, расчищены старые дорожки, устроены площадки дня пикников. Был также заложен еще один парк, похожий на естественный лес, но расположение его теперь неизвестно.

После смерти Екатерины II в 1796 года Богородицкая волость стала собственностью графа А. Г. Бобринского. А. Т. Болотов не пожелал оставаться управляющим и подал в отставку. Граф редко бывал в усадьбе, предпочитая жить в Петербурге, и дворцово-парковый ансамбль медленно начал приходить в запустение.

В 1820-х годах Богородицк имел уже не очень привлекательный вид: «Небольшой городок сей можно употребить картине, составленной из яркого света и самой темной тени, — писал А. Глаголен.— На луговой стороне обширного пруда видишь собрание хижин и изб, крытых соломою, по другую сторону, на плоском холму великолепный дом Графа Бобринского и обширный сад, который в прошлом столетии почитался чудом здешнего края. Напрасно будем искать здесь следов прежней пышности и роскоши; но печать изящного вкуса надолго еще останется неизгладимою» 27.

В 1840-х годах в имении произошел пожар, в результате которого погибла обстановка и фресковые росписи залов дворца. А. П. Бобринский, владелец богородицкой усадьбы в те годы, внук первого графа, восстановил дом, привел в порядок парк, даже несколько расширив его. У города, однако, уже не было блестящего будущего.

В середине XIX века «Богородицк ни в каком отношении еще нельзя назвать значительным городом,— рапортовал составитель «Военно-статистического обозрения Российской империи».— Прежде положение его на одном из важных трактов Империи (на старом Воронежском), по крайней мере обещало ему лучшую будущность; но теперь с открытием нового Воронежского тракта Богородицк лишен и этой надежды». В 1852 г. в Богородицке было 3 каменных церкви, 27 домов каменных и 434 деревянных, 36 лавок, значительное количество питейных заведений — 6 трактиров, 2 винных погреба и 6 питейных домов; было, правда, и уездное училище на 150 учеников, городская больница на 12 кроватей и одна аптека. В городе проживало 5666 человек, из них более четырех тысяч было причислено к мещанскому сословию. «Гостиного двора нет, и большая часть лавок помещается в собственных домах торговцев. Лучшие здания выходят на главную площадь (теперь ул. Пролетарская) или обращены к пруду, на реке Уперте... С главной площади, на которой находятся собор (Троицкий, построенный в 1816—1821 годы и на сегодняшний день не сохранившийся) и присутственные места, расходятся во все стороны радиусами прямые и широкие улицы; они вымощены камнем только в местах низких и топких, а как город лежит на черноземной почве, то весною и осенью в нем бывает большая грязь» 28.

Вот так-то. Унылая картина!

В годы Великой Отечественной войны город Богородицк был пре-

[33]

вращен в руины. Сильно пострадал и дворец Бобринских. От него осталась практически одна полуразрушенная коробка, которую после войны предполагалось снести. Дворец и парк были спасены и восстановлены усилиями жителей Богородицка. Теперь в Богородицком дворцово-парковом ансамбле располагается музей, где частично воссозданы дворцовые интерьеры середины прошлого века, имеются экспозиции, рассказывающие об истории дворца и усадьбы, об их создателях И. Е. Старове и А. Т. Болотове.

Парк на сегодняшний день восстановлен пока только в общих чертах. Вновь высажена въездная аллея, внутри замкнутого двора разбиты клумбы. Вместо хозяйственных построек въездную башню и дворец соединяет между собой кирпичная стена. На месте многочисленных прудов сохранились лишь небольшие овраги, пологие холмики указывают на расположение стоявших там когда-то павильонов и беседок. Некогда крутой склон Большого пруда густо зарос деревьями и только выступающие кое-где глиняные и песчаные породы напоминают о парковых «затеях» Болотова. На месте погибшей Церериной рощи посажена новая, повторяющая планировку прежней, в центре нее установлен обелиск.

Территория музея обнесена оградой с воротами, стилизованными под XVIII век. На воротах установлена мемориальная доска. Однако, не все здания дворцово-паркового комплекса теперь принадлежат музею. Казанская церковь вновь возвращена прихожанам, здание бывшего волостного училища принадлежит художественной школе и городской библиотеке. Но парк и дворец в центре него производят и сейчас неизгладимое впечатление. Посетителей музейного комплекса встречает фигура А. Т. Болотова, выполненная скульптором А. Чернопятовым и поставленная на живописной поляне.

[34]

Цитируется по изд.: Глаголева О.Е. Русская провинциальная старина. Очерки культуры и быта Тульской губернии XVIII – первой половины XIX вв. Тула, 1993, с. 27-34.

Примечания

23. Левшин В. А. Исторические, статистические и камеральные известия... С. 54.

24. Болотов А. Т. Записки Андрея Тимофеевича Болотова: 1737— 1796. Тула, 1988. В 2-х тт. Т. 2. С. 26—27.

25. Болотов А. Т. Жизнь и приключения... Т. 3. С. 609, 612, 777— 778.

26. Там же. Т. 3. С. 1137. 1145, 1163, 1181 и др.; Любченко О. Н. Есть в Богородицке парк. Тула, 1984.

27. Глаголев А. Записки русского путешественника... С. 35.

28. Военно-статистическое обозрение Российской империи... С. 140—142.

Tags
Рубрика