Болгария в конце XVIII – первой половине XIX века: аграрные отношения

Болгария в конце XVIII – первой половине XIX века: аграрные отношения

Военно-ленная система, господствовавшая ранее в Турецкой империи, к концу XVIII века подверглась значительным изменениям. Ленные земли — спахилук — стали превращаться в наследственные владения. Чем дальше, тем меньше военно-ленные обязанности и землевладение оказывались связанными между собою. В 90-х годах XVIII века, когда турецкие порядки наблюдал французский путешественник Оливье, феодальное временное владение фактически превратилось во владение наследственное. Требовалась лишь известная сумма денег для оформления перехода земли от отца к сыну. Произошла и другая перемена, отмеченная тем же наблюдателем. Большая часть ленных владельцев под разными предлогами уклонялась от несения военной службы. Спахии (сипахи) становились постоянными жителями в своих имениях. Они наблюдали за хозяйством, заботились о росте доходов и т. д. Временный военно-феодальный владетель превратился в наследственного помещика, не несшего, как это часто бывало, никакой военной службы.

Повысившаяся заинтересованность феодалов в приобретении земельной собственности приводила к насильственному захвату земель. Турец-кие феодалы захватывали не только свободные земли, но и государственные земли, населенные крестьянами, или закабаляли крестьян уплатой даней и недоимок по налогам, в результате чего крестьяне оказывались постоянными должниками и вынуждены были признать агу хозяином своих земель.

Захват земель совершался и в конце XVIII века. В пору кирджалийских мятежей крестьяне для спасения своей жизни и достояния нередко искали защиты у какого-либо влиятельного бея, который затем захватывал их земли. С тем, чтобы поставить крестьян в зависимость и завладеть их землей, использовались случаи, когда селу нужно было платить «кровнину» — тяжелый штраф, а денег для этого не было, эксплуати-

[216]

ровали нужду крестьян, широко применяли обман. Итог процесса захвата земель в собственность помещиками рисует налоговый турецкий документ начала 40-х годов XIX века, где отчетливо показано обезземеление крестьян. О целом ряде сел Белоградчикской околии Видинского мухасиллыка (финансового округа) в документе сказано, что крестьяне не владеют землей (полевой и луговой), а занимаются земледелием в качестве нанимателей земли 1. На землях, перешедших тем «ли иным путем в руки помещиков, последние заводили свое хозяйство. Они стали заниматься хозяйственной эксплуатацией земли. Так, в течение длительного времени складывалась так называемая чифликчийская система.

Переход к чифликчийству означал резкое ухудшение положения крестьян и возрастание их эксплуатации. «С хлыстом в руке он (ага — господин.— Ред.) заставляет крестьян бесплатно работать на принадлежащих ему землях; он заставляет продавать ему продукты сельского хозяйства, исключая вино, по ценам, назначаемым им; дает деньги взаймы для уплаты харча, а после собирает их с огромными процентами»,— так изображал отношения крестьян и землевладельца французский путешественник Оливье.

Новые формы ведения хозяйства приводили к возникновению новых отношений между крестьянином и помещиком. Одной из таких форм было кесимджийство, особенно распространенное в юго-западной части страны. Земля при этой форме отношений принадлежала помещику. Крестьянин получал в наследственное пользование небольшой участок земли. Ага определял размер оброка и повинностей крестьянина, которые заключались как в барщинных работах, так и в поборах ягнятами, овцами, маслом и т. п. Кесимджия, кроме того, платил все полагающиеся государственные налоги. Кесимджия был прикреплен к земле, не мог уйти от землевладельца, должен был быть возвращен к нему в случае ухода. Состояние кесимджии было состоянием наследственным. Кесимджийство представляло собою наиболее тяжелую форму крепостнических отношений 2.

Второй формой отношений между помещиками и крестьянами была издольщина, особенно испольничество (исполджийство, или ортакчийство). Крестьяне этой группы носили название исполджии и ортакчии (издольщики). Существо отношений здесь заключалось в том, что малоземельный или безземельный крестьянин являлся феодальным арендатором, зачастую отдававшим до половины урожая землевладельцу.

Третья форма — использование наемных рабочих. Они носили название момки (также: ратаи, аргати). Это были крестьяне, не имевшие своей земли и ставшие сельскохозяйственными рабочими. За свою работу они получали оплату частично натурой, частично деньгами. Иногда в качестве части оплаты им предоставлялся в пользование небольшой клочок земли. Жили крестьяне этой группы или в своих домах, или в жилище, предоставленном землевладельцем. Все налоги за землю, используемую момками, владелец чифлика оплачивал сам. За плату, получаемую главой семьи, обычно работали все ее члены. Женщины и дети за отбывавшуюся ими барщину получали продовольствие. Появление данной категории отношений, несмотря на наличие в них феодальных черт, свидетельствовало

______

1. Г. Гълъбов. За осяовните начала на поземелната собственост в Османската империя и слециално в България под турско владичество. «Годишник на Софийския университет. Историко-ф и дологически факултет». т. XL1II, София, 1947, стр. 28.

2. И. Иванов. Северна Македония. София, 1906, стр. 231.

[217]

о проникновении в сельское хозяйство элементов капиталистических отношений. Об этом еще яснее говорит появление наемного труда в собственном смысле слова. Сезонными наемными рабочими были жнецы и жницы, шедшие в начале XIX века из Тырновского округа в Добруджу, в Сливенский округ, из Софийского — в окрестности Константинополя и т. д. 1 Во главе каждой группы таких рабочих стоял «драгоман», бывший руководителем и организатором своего рабочего отряда.

Обезземеление крестьян являлось основной предпосылкой дальнейшего экономического развития страны, развития, шедшего в направлении зарождения и формирования элементов капитализма. «Капиталистическое производство есть высшая форма товарного производства. Товарное производство приводит к капитализму лишь в том случае, если существует частная собственность на средства производства, если рабочая сила выступает на рынок, как товар, который может купить капиталист и эксплуатировать в процессе производства, если, следовательно, существует в стране система эксплуатации наёмных рабочих капиталистами. Капиталистическое производство начинается там, где средства производства сосредоточены в частных руках, а рабочие, лишённые средств производства, вынуждены продавать свою рабочую силу, как товар» 2.

Приведенные данные показывают, что наряду с формами феодальной эксплуатации крестьян в помещичьем хозяйстве первой половины XIX века начинали появляться капиталистические формы. Они появлялись там, где наличие обезземеленных крестьян и спроса на рабочие руки со стороны землевладельцев вело к продаже крестьянами своей рабочей силы.

Указанные явления совершались в период роста товарно-денежных отношений в стране. Рост городов и торговли повышал спрос на продукты сельского хозяйства и способствовал возрастанию производства сельскохозяйственных товаров на рынок. Помещичье хозяйство втягивалось в рыночные связи, превращалось в такое хозяйство, которое систематически продавало хлеб и другие продукты своего производства.

Перемены в землевладении и сельском хозяйстве были связаны также и с внешними экономическими отношениями. Диспропорция между незначительными внутренними экономическими возможностями и широкими потребностями внешней политики побуждала турецкое правительство к поддержанию торговых связей с Европой. Во второй половине XVIII в. торговые связи значительно расширились. Кучук-Кайнарджийский договор 1774 г. и последовавший за ним торговый договор между Россией и Турцией 1783 г. открыли свободное плавание кораблей под русским флагом и по Дунаю, и через Босфор и Дарданеллы, что способствовало вовлечению в торговлю с Турцией не только русских купцов, но и греков и левантинцев, действовавших под прикрытием русского флага. Борьба Америки за освобождение от английской зависимости (1775—1783) резко увеличила английские закупки хлопка в Турции. В течение семи лет Левантийская компания скупала весь хлопок в Салониках, где в значительной части продавался болгарский хлопок. В период французской буржуазной революции Франция совершала сделки на значительное количество зерна в Варне, Бургасе, Эносе, Кон-

______

1. «Документа за българската история», т. III, София, 1940, стр. 116, 117, 177; С. Табаков. История на град Сливен, т. III, София, 1929, стр. 78.

2. И Сталин. Экономические проблемы социализма в СССР. Госполитиздат, 1952, стр. 14—15.

[218]

стантинополе, Кавалле и других городах. Вывоз зерна, хлопка и других товаров из Турции Франция продолжала и в период континентальной блокады 1.

Для развития товарно-денежных отношений в помещичьем хозяйстве имело значение уничтожение военно-ленной системы, совершавшееся на протяжении значительного промежутка времени. Еще в начале XIX века был введен возврат спахийской земли государству после смерти владельца, немного позже было запрещено создавать новые лены. В 1834 г. была проведена окончательная отмена военно-ленных отношений. Реформа уничтожила военную повинность землевладельца с предоставленной ему государством земли. Все спахии, выполнявшие свои военные обязанности, сохраняли землю в своих руках на началах собственности. Владельцы «имаретов», как называлась земля, ставшая собственностью, сохраняли право на повинности и поборы со стороны живших на их земле крестьян. Другая часть спахиев за те земли, которыми они раньше владели, но которые переходили к государству ввиду невыполнения спахиями -военной обязанности, получала пожизненную пенсию.

Развитие товарно-денежных отношений и внешней торговли продуктами сельского хозяйства заставляло помещиков переходить к новым методам ведения хозяйства — чифликчийству и к новым формам эксплуатации крестьянства.

Все названные выше группы крестьян независимо от своего положения платили государственный налог — десятину, которую собирали государственные чиновники. Фактически десятина взималась в размере не 1/10, я 1/5 части урожая. Местные власти заставляли крестьян выполнять различные работы и подводную повинность бесплатно, хотя по закону за это им обязаны были платить. Низшие агенты власти, полицейские кормились за счет крестьян, обирали их, турецкие беи заставляли их бесплатно работать на своих землях. Грабежи и нападения были обычным явлением, но каждый христианин, убивший, обороняясь, мусульманина, карался как злонамеренный убийца 2. Турецкие войска, когда они проходили через болгарские селения, грабили и разоряли жителей. Бесправие, беззащитность от произвола властей и поборов налоговых чиновников, от насилий со стороны любого турка и в первую очередь со стороны своего аги — вот что характеризовало положение основной массы крестьян.

Кроме перечисленных выше основных групп зависимого крестьянства, в XVIII веке в Болгарии имелись и некоторые другие категории крестьян.

Сохранилась небольшая группа населения, которая не находилась в зависимости от частных владельцев. Это были так называемые «раички» («раецки») или «райски» — села и земли, представлявшие собственность крестьян, свободных от помещичьей зависимости, но находившихся в феодальной зависимости от государства 3. Вплоть до освобождения в Болгарии существовали вакуфные земли и их население подвергалось тяжелому феодальному гнету со стороны турецкого духовенства. Характерным примером таких сел являлся Калофер. К нему прилегала закрепленная за селом земля — 21 тысяч га, из которой 2 тысячи га было пахотной земли, 6 тысяч — пастбища, а остальное — кустарник и лес. Жители Калофера в свое время платили мечети Сулеймание в Константинополе, которой

_____

1. Хр. Гандев. Търговската обмена на Европа с българските земн през XVIII н началс-то на XIX век. «Годншник на Софийская университет. Историко-филалогически факултет». т. XL, София. 1944. стр. 18—19.

2. «Документа за българската история», т. II. София, 1932, стр. 35.

 3. Иванов. Северна Македония, стр. 227—228.

[219]

принадлежало село, натуральную ренту. Затем она была заменена денежной рентой, а с 1850 г. этот денежный налог стало собирать правительство 1. Кроме того, жители платили различные государственные налоги.

До 1839 г. продолжали сохраняться, правда уже немногочисленные и редкие, поселения так называемой «привилегированной райи», также зависимой от государства 2.

Таким образом, в результате развития товарно-денежных отношений в феодальном строе Болгарии произошли большие изменения. Здесь развилось помещичье землевладение — чифликчийство, форма хозяйства, ориентированная на рынок. В связи с этим помещики захватывали крестьянские и иные земли и усиливали эксплуатацию крестьянства, по чифликчийское хозяйство отличалось двойственностью, свойственной переходной эпохе. В Болгарии, как и повсеместно, капиталистическое хозяйство не могло сразу возникнуть, барщинное хозяйство не могло сразу исчезнуть. Единственно возможной системой хозяйства была, следовательно, переходная система, система, соединявшая в себе черты и барщинной и капиталистической системы. «Крепостное поместье,— указывал В. И. Ленин,— должно было представлять из себя самодовлеющее, замкнутое целое, находящееся в очень слабой связи с остальным миром. Производство хлеба помещиками на продажу, особенно развившееся в последнее время существования крепостного права, было уже предвестником распадения старого режима» 3.

Большие перемены под влиянием развития капиталистических отношений совершались в деревне. Происходил процесс расслоения крестьян. Часть крестьян обезземеливалась, разорялась. Часть втягивалась в рыночные связи, обогащалась. Возникала деревенская буржуазия. Так как не все бывшие спахии сумели начать самостоятельное хозяйствование на своих землях, они продавали их. Часть таких земель стала переходить в руки деревенской болгарской буржуазии.

Весьма важное изменение в области землевладения в XIX в. заключалось в признании за христианами права на владение землей. Как показывают документы, некоторые группы болгарского населения и раньше имели в своих руках известное количество земли. Торжественный указ султана (хатт-и шериф 1839 г.), изданный под давлением великих держав, признал за христианами право приобретать землю и владеть ею. Хатт-и шериф открывал легальные возможности для роста болгарского землевладения 4.

Реформы в области землевладения вместе с тем свидетельствовали о глубоком кризисе феодальной системы. Помещичье землевладение уже не обеспечивало турецкое государство боеспособной и находящейся на современном уровне армией. Большую роль в изменениях в области землевладения играло и антифеодальное движение крестьянства. Так, например, видинское крестьянское восстание 1850 г. явилось толчком к проведению местной земельной реформы. В Видинском округе было решено

_____

1. Н. Н а ч о в. Калофер в миналото. София. 1927, стр. II.

2. Д. И х ч и е в. Материалы за историята ни под туре кото робство. •Известна на исторического дружество», 1906, кк. П, стр. 163 и сл.

3. В. И. Ленин. Соч, т. 3. стр. 158.

4. N. Michoff. Beitrige zur Handdageschichte Bulgarians, II.  «Osterreichische KcnsuI arberichte», В. I, Sofia 1943. S. 115—117. 328—333; Г. Гълъбов. За основняте начала на поземелнвта собственност... «Годишник на Софийския университет. Историко-филологически факултет», XLIII, София, 1947; П. Цончев. Из обществеиото и културно минало на Габрово. София, 1934, стр. 546 и сл.

[220]

передать крестьянам земли турецких помещиков за выкуп, уплачиваемый государством помещикам бонами государственного казначейства. Для осуществления этой меры была составлена комиссия, которой поручалось производство описания и оценки помещичьих земель. Стоимость переданной земли должна была погашаться крестьянами государству путем уплаты специального поземельного налога 1. Начало реализации этих мер относится к 1853 г., когда был выпущен первый тираж казначейских бон. Но реформа носила местный характер и распространилась лишь на Северо-Западную Болгарию.

Дальнейшие общие изменения в положении болгарского сельского населения, диктовавшиеся стремлением турецкого правительства к ослаблению внутреннего напряжения, были внесены законом 1858 г., который признал частную собственность на землю помещиков и крестьян как турок, так и христиан. В 1867 г. последовал новый закон. Этот закон касался вакуфных земель и устанавливал право наследования их земледельцами, жившими на таких землях, в пределах родства до седьмого колена. По существу говоря, он являлся признанием полной частной собственности земель в руках их держателей 2.

Все эти законы давали более твердое, нежели хатт-и шериф 1839 г., легальное основание для дальнейшего расширения землевладения зажиточной части деревни. Наиболее обеспеченные элементы не преминули воспользоваться этими законами. Продавцами земли в основном были турецкие феодалы, покупателями — зажиточные болгары. Турецкие помещики, привыкшие к грабежу, к приемам феодальной эксплуатации, шли или по пути сохранения старых отношений и условий эксплуатации, или же должны были уступать место землевладельцам-болгарам. Естественно, что раньше всего разорялись мелкие турецкие землевладельцы, не располагавшие ни достаточным количеством рабочих рук своих крестьян, ни средствами для ведения хозяйства с применением наемного труда.

К 70-м годах XIX века в Болгарии сложился ряд новых категорий крестьян. Это были, во-первых, крестьяне-собственники, выкупавшие свои земли у спахиев в порядке реформ 50—60-х годов, крестьяне, купившие земли непосредственно у турецких землевладельцев или удержавшие в своих руках земли, принадлежавшие к числу владений различных категорий райи специального назначения. Во-вторых, это были феодально зависимые крестьяне, держатели государственных и вакуфных земель и, наконец, закрепощенные спахийские крестьяне. В болгарской литературе существуют два мнения по вопросу о том, какая группа являлась основной. Одни болгарские историки полагают, что большая часть болгарских крестьян к началу второй половины XIX века была свободна от крепостной зависимости и владела землей, другие считают, что основная масса крестьян была закрепощена и лишь меньшинство являлось свободными землевладельцами 3. За отсутствием данных определить относительную численность этих групп пока невозможно.

Развитие буржуазных отношений в болгарской деревне более интенсивно протекало там, где было развито скотоводство и где турецкий гнет

_____

1. Документа за българската история», т. Ill, стр. 331. 343.

2. Legislation Ottomane ail recuell des lois, reglements, ordonnanccs, traites. capitulations et autres documents officiels de 1'Empire Ottoman par Aristarchl Bey (Grlgolre). Constantinople, v. I, 1873, p. 260—263.

3. В. Хаджиниколов. Научимте дискусиил Института за 6 ъл га река история при Българската академия на науккте. «Известия на Института за българска история». 1951. № 1—2, стр. 379-380, 386.

[221]

был слабее,— в горных областях. В XIX веке существовала значительная торговля скотом и продуктами скотоводства как внутри страны, так и за границей. Болгария была поставщиком скота на турецкие, прежде всего константинопольский, рынки. Она вывозила кожи и рога за границу. Подбалканские города Копривштица, Панагюриште, Котел и другие и прилегающие к ним села были основными районами скотоводства и скототорговли. Овчары из г. Котела кочевали со своими стадами по равнинам Фракии, по Добрудже, имели зимовья (къшли), на которых собиралось 3—6, а иногда и до 10 тысяч овец.

Во главе каждого зимовья стоял чорбаджия, хозяин зимовья и большей части овец. Остальная часть стада принадлежала пастухам — участникам «дружины», являвшимся фактически работниками у чорбаджии. Участники «дружины» разделялись на три группы: старые пастухи, подмастерья (калфи) и ученики (чираки). Все они, независимо от принадлежности к той или иной группе, должны были иметь в стаде своих овец, так как считалось, что человек, у которого не было своих овец в стаде, был бы нерадив к делу. Наиболее богатые овцеводы имели тысячи голов овец, бедные — 25—100 1. Насколько значительным было количество скота в Болгарии, видно из того, что, например, в Копривштице в начале XVIII века было 120 тысяч овец, 20 тысяч волов и 2 тысячи лошадей; в начале XIX века в связи с тяжелой политической обстановкой, вызванной междоусобно-феодальной борьбой, численность скота сократилась 2.

Торговля скотом велась прасолами, носившими название джелепн. Они собирали огромные стада скота и перегоняли его в Константинополь. В 1844 г. один из крупнейших болгарских торговцев скотом, Недялко Чалыков (Чалыкоглу), был назначен главным джелелнном. В его руках было сосредоточено все снабжение Константинополя овцами, ему были подчинены другие прасолы, которые должны были пригонять скот по нарядам главного джелепина. В помощь Чалыкову были приданы доверенный человек от цеха мясников и вооруженный охранник.

Другой представитель того же рода — Гол ям Стоян Чалыков, а также его родственники получили в 1846 г. привилегию на собирание десятины с овец и коз (беглик). В руках Чалыковых была целая армия пастухов, оценщиков, счетчиков и т. д., организованная в отряды с десятниками и сотниками во главе, одетая в особую форму, вооруженная ножами, пистолетами н ружьями, с особым командиром — Петко Доганом.

Чалыковы вскоре стали одной из наиболее богатых болгарских семей. Они установили тесные связи с турецкими правящими кругами. Чалыковы переселились в Пловдив, где построили богатые дома. Богатство, стекавшееся к ним от торговли и сбора налогов, еще более увеличивало их значение. Не только в Пловдиве, но и в Константинополе Чалыковы пользовались огромным влиянием. Они могли добиться отставки паши, смены митрополита и т. д. 3

________

1 И. Е. Г е ш о в. Овчарнте от Котленско и жътварнте от Търновско. «Периодическо списание на българското кннжовко дружество в Средец», кн. Хл ХII и XXXIII, Среден, 1890: 3. Стоянов. Записки по българските въэстання. София, 1948. стр. 5—6.

2. Ж. Натан. Ииономическа история на Бълларяя. София, 1949, стр. 55. По данным 1864 г., во всем Тырновском санджаке было 444 тыс. овец, в Русевском — 559 тыс. (В. Тодоров-Хн нд алов. Принос към българската история. Вилинского въэстание и предшествувалите го събнтня. (Новооткрити документа). «Годишкик на Народната библиотека в София за 1924—1925 година». София, 1926, стр. 182—183).

3. «Документа за българската история», т. II, стр. 285—288, 300; Н. С т а н е в. Болгария под иго. София, 1947, стр. 140—141.

[222]

Гуртовщики-джелепи и откупщики налога с мелкого рогатого скота (овец, коз) — бегликчии были не только торговцами и сборщиками налогов. Они владели землей, домами, ссужали деньги за проценты, выступали в качестве торговцев и ростовщиков. Поручение им таких ответственных постов в Турецкой империи свидетельствовало о доверии к ним со стороны султанского правительства. Недялко Чалыкова турецкое правительство высоко ценило. Он был крупным торговцем, богатым и заметным человеком еще и до назначения его на пост главного прасола. На этом примере особенно ярко видно, как в Болгарии совершались образование и рост сельской буржуазии, представителей которой болгары называли широко бытовавшим турецким словом — чорбаджия.

Очень хорошо известны чорбаджии другого небольшого городка на северных склонах Старой Планины — Елены. «Чорбаджии были верховными представителями в Еленском округе перед турецкими и греческими властями. Сборщики государственных налогов, они налагали свои личные, которые были вдесятеро тяжелее государственных. Всякий райя должен был работать в чорбаджийском имении, доставлять материал для постройки чорбаджийского дома, мельницы, сарая, ограды и т. д., подносить подарки чорбаджию из всяких своих продуктов, которые удваивались, когда чорбаджия женил сына или выдавал замуж дочь» 1.

Обогащение чорбаджиев совершалось путем использования и феодальных и капиталистических методов эксплуатации.

Чорбаджия так вел хозяйство на своей земле, что сосед-бедняк не видел уже пользы от своего участка. Он оказывался вынужденным продать свое поле богатому соседу и продавал его за цену, какую назначал чорбаджия. Бывали случаи, когда богачи захватывали хорошие земли бедняков, давая им взамен худшие. Чорбаджии присваивали себе также и общинные земли.

Чорбаджии города Елена установили порядок, в силу которого всякий крестьянин должен был брать деньги взаймы у чорбаджия под рост. Тот, кто этого не делал, считался человеком сомнительным и подвергался гонениям. Если крестьянин имел деньги, он должен был отдавать их на сохранение чорбаджию, но уже без всяких процентов. Если же деньги были нужны крестьянину, он должен был объяснять, что он хочет купить, а если чорбаджия имел то, что желал крестьянин, он навязывал это ему, занося продажу в свои записи и начиная сложные расчеты, представлявшие ячейку кабальной сети, которую начинал плести чорбаджия. Крестьяне не могли свободно покупать или продавать что-либо друг другу. Всякая сделка продажи совершалась при свидетелях и утверждалась чорбаджием 2.

Распоряжаясь самовластно общинными землями, чорбаджии также бесконтрольно распоряжались и общинными средствами. Чорбаджия Божил в г. Котеле взял полностью в свои руки доходы города и не давал никому отчета в их расходовании. Другие держали в своих руках церковные кассы и распоряжались ими как хотели. Третьи, собирая в городе государственные налоги, столь же свободно оперировали полученными

______

1. Ю. Гръичаров. Произход и епоха на еленеяите чорбаджии. Цит. по вступит, ст. М. Димитрова к I тому Съчи нения яа X. Ботев (София. 1945), стр. 77.

2. А. Мошнин. При-Дунайсхая Болгария (Дувайский вилайет) «Славянский сборник», т. II, СПб., 1877, стр. 375.

[223]

Суммами 1. Закон 1857 г. о сельских чорбаджяях в Тырновском округе обязывал чорбаджиев представлять денежный отчет 2. Подобного рода попытки делались и в других местах.

Самой крепкой нитью, дававшей возможность чорбаджию держать население в полной от себя зависимости, было ростовщичество, широко развитое в болгарском городе и селе. Нередко болгарские крестьяне были вынуждены уступать свою землю под залог за деньги, занятые у заимодавца-ростовщика, т. е. у того же чорбаджия. Подобные сделки очень часто приводили к потере земли не выкупившим ее в срок должником 3. Таким образом, если у одной части крестьян земли захватывали турецкие феодалы, то другая часть крестьян в это же время обезземеливалась растущей болгарской буржуазией. Результатом этого процесса было возрастание числа разоренных, обезземеленных крестьян, а с другой стороны — рост болгарской буржуазии.

Выраставшая болгарская землевладельческая и торгово-ростовщическая буржуазия (чорбаджии) в значительной своей части была связана с турецким государственным аппаратом. Из числа чорбаджиев назначались сборщики налогов, чорбаджии стояли во главе городского и сельского самоуправления. Они представляли болгарское население в административных и судебных органах. Такое положение усиливало значение чорбаджиев и вело к их сближению с турецкими правящими кругами. Вокруг вопроса о том, чем являлись чорбаджии и каково было их место в социально-экономических отношениях того времени, в научной литературе идет спор. Н. Станов признал чорбаджийство новым классом, который «пробивает путь между греками и турками, благодаря своей зажиточности и услугам по отношению к своему народу и турецкому государству»  4. Ж. Натан в книге о болгарском возрождении указывал, что «чорбаджии... составляли богатую группу землевладельцев и представителей ростовщического капитала города и деревни»  5. В то же самое время он отделял чорбаджиев от других групп торговцев и промышленников, как какой-то особый класс, переходный от феодального к капиталистическому.

Нам представляется, что для такого определения чорбаджиев нет серьезных оснований. К. Маркс отчетливо показал, что ростовщичество и торговля характерны для всех докапиталистических формаций, что ростовщический капитал сам по себе не изменяет способа производства. Он разрушает и уничтожает феодальное богатство и феодальную собственность лишь там, где имеются в наличии остальные условия для развития капитализма 6. Связь чорбаджиев с феодальным строем Турции не составляет существа явления. Его существом является очерченная выше экономическая роль чорбаджиев, как представителей кулацкого землевладения и торгово-ростовщического капитала.

Но при характеристике чорбаджиев следует, конечно, учитывать и ту своеобразную роль, которую они играли в системе турецкого государственного управления. Как сборщики налогов, низшие агенты турецкой администрации, болгарские ростовщики помимо власти своего капи-

______

1. М. Димитров. Указ. соч., стр. 81—82.

2. С Бобчев. Канун-наме от 1857 г. за чорбаджнлъка в Търновскич санджак. «Списание на Българската Академия на науките. Клон историко-фклологмчеи и философско-обществен», кн. XXIX, София, 1923, стр. 87.

3. П. Цончев. Из общественого и културно минало на Габрово, стр. 566—557.

4.  Н. Станев. България под иго, стр. 144.

5. Ж. Н а т а н. Болгарское возрождение, стр. 153.

6. См. К. Маркс. Капитал, т. III, стр. 610—611.

[224]

тала, имели влияние, приобретенное ими как представителями власти. Специальный закон, опубликованный в 1857 г. для Тырновского округа, так определял роль и значение сельских чорбаджиев: на годичный срок жители села избирали чорбаджия как представителя и доверенное лицо, являвшееся в то же время низшим представителем государственной власти. В его обязанность входил сбор государственных налогов, а так же сбор средств на содержание церкви, училища и на оплату самого чорбаджия. Положение сельского и городского болгарского буржуа в качестве агента, турецкого правительства приводило к установлению связей между ним и турецкими господствующими кругами, превращало значительную часть чорбаджиев в слуг турецкой власти и предателей своего народа.

От вопроса о существе чорбаджийства как социального явления следует отличать вопрос о термине чорбаджия. В разное время, в зависимости от разных обстоятельств, содержание этого термина было не одинаковым. Нередко чорбаджиями называли буржуазию и состоятельных людей вообще. Болгарские революционеры обозначали им худшие элементы буржуазии, связанные с турецким феодальным режимом.

[225]

Цитируется по изд.: История Болгарии. Том I. Под ред. П.Н. Третьякова, С.А. Никитина, Л.Б. Валиева. М., 1954, с. 216-225.

Рубрика