Западная Беларусь под властью Польши

Западная Беларусь под властью Польши

Социально-экономическое положение западно-белорусских земель. По Рижскому договору от 18 марта 1921 г. западно-белорусские земли вошли в состав Польши. Их разделили на Полесское, Новогрудское, Виленское и Белостокское воеводства, поветы и гмины. Была создана польская администрация, действовавшая при поддержке густой сети полицейских учреждений - пасторунков.

Западная Беларусь, которую польские власти называли «восточными кресами», оказалась в тяжелом положении. Хозяйство, разрушенное войной, не восстанавливалось, приходило в упадок. Среди промышленных предприятий преобладали продовольственные и деревообрабатывающие. В 1938 г. промышленность края давала в 9 раз меньше продукции, чем промышленность БССР, хотя до раздела обе части имели одинаковый уровень развития и были почти равными по территории и количеству населения.

Западная Беларусь превратилась в аграрный придаток промышленных районов Польши, в рынок сбыта продукции, источник дешевого сырья и рабочей силы. На ее территории господствовал иностранный капитал. В 1922 г. польское правительство продало английским и французским предпринимателям права на вырубку Беловежской пущи и других лесных массивов. Табачное производство было передано в аренду итальянским, а спичечное - шведским производителям.

[372]

Очень тяжело жилось в деревне. Около половины земельного фонда принадлежало помещикам или другим крупным владельцам, составлявшим менее 1% жителей сельской местности. Много земли было в собственности католической церкви. Кроме того, за заслуги в советско-польской войне 1919— 1920 гг. польские власти раздавали крупные наделы западно-белорусских земель осадникам - бывшим офицерам и чиновникам. Они были хорошо организованы, вооружены и выполняли полицейские функции в отношении местного на[1]селения. На территории Западной Беларуси было расселено около 10 тысяч осадников.

Польское правительство проводило камасацию (земле[1]устройство). Крестьян принуждали переселяться на хутора. Однако чтобы наладить хуторское хозяйство, нужны были огромные средства, которых у бедняков и середняков не было, поэтому при камасации их земли переходили к кулакам и осадникам. Проводилась парцеляция - продажа мелкими кусками части государственной и помещичьей земли крестьянам по завышенным ценам. Было ликвидировано право крестьян на совместное с помещиками пользование сервитутами (выгонами, выпасами, сенокосами и другими угодьями).

Крестьяне Западной Беларуси страдали от малоземелья и безземелья. В начале 1930-х годов среди сельского населения Западной Беларуси крестьяне-бедняки составляли около 70%, середняки - 23%, зажиточные крестьяне, осадники, шляхта - более 6%.

В поисках заработков обедневшие крестьяне эмигрировали в страны Западной Европы, Северной и Южной Америки. С 1925 по 1938 г. из трех воеводств Западной Беларуси на постоянное жительство в другие страны выехало более 78 тысяч человек.

Тяжелое социальное и экономическое положение дополнялось полицейским террором. По всей территории «восточных кресов» зверствовали карательные экспедиции, которые назывались пацификацией (утихомириванием). Во время пацификаций полицейские разрушали избы крестьян, уничтожали их имущество, проводили массовые экзекуции. После такого раз[1]боя жителям деревень запрещалось зажигать вечером свет, собираться группами, ходить в другие деревни. Ведущая роль в проведении террора принадлежала тайной политической полиции - дефензиве. Она широко использовала методы провокаций, поклепа, устрашения и физических издевательств.

[373]

Национально-освободительное, крестьянское и рабочее движение. Политические партии и организации. Тяжелое положение трудящихся толкало их на борьбу за социальное и национальное освобождение. В 1921-1925 гг. эта борьба носила характер партизанской войны. Партизаны поджигали усадьбы помещиков, поместья осадников и чиновников, осуществляли нападения на полицейские участки. Число партизан доходило до 6 тысяч человек. В 1924-1925 годы ими было проведено около 280 боевых операций. Наиболее известными организаторами партизанской борьбы на территории Западной Беларуси были коммунисты К.П. Орловский, С.А. Ваупшасов, В.З. Корж, А.Н. Рабцевич.

Польские власти вынуждены были ввести чрезвычайное положение в крае. Повсюду действовали военно-полевые суды и зверствовали карательные экспедиции. Репрессиями и террором польским властям удалось задушить партизанское движение на территории Западной Беларуси.

Руководителями национально-освободительной борьбы являлись Коммунистическая партия Западной Беларуси (КПЗБ), созданная в 1923 г., другие партии и организации. КПЗБ боролась против подчинения края иностранному капиталу, за само[1]определение Западной Беларуси и ее воссоединение с БССР, за демократические права и восьмичасовой рабочий день, конфискацию помещичьих земель и раздел их без выкупа между крестьянами, упразднение осадничества, за школу на родном языке, установление рабоче-крестьянской власти, против национального гнета.

В 1925 г. была создана Белорусская крестьянско-рабочая громада (БКРГ) - массовая легальная революционно-демократическая организация. К началу 1927 г. число ее членов достигло 120 тысяч человек. Программа Громады включала требования самоопределения Западной Беларуси, создания крестьянско-рабочего правительства, передачи земли крестьянам без выкупа, ликвидации осадничества, отделения церкви от государства, организации школы на родном языке.

В 1926 г. в Польше произошел государственный переворот, в результате которого была установлена военно-буржуазная диктатура во главе с маршалом Ю. Пилсудским.

Напуганное размахом национально-освободительной борьбы и созреванием революционной ситуации правительство Польши в январе 1927 г. разгромило Белорусскую крестьянско-рабочую громаду. 490 ее руководителей и активистов, и среди

[374]

них Б.А. Тарашкевич, С.А. Рак-Михайловский, П.П. Волошин и П.В. Метла, были привлечены к судебной ответственности и брошены в тюрьмы.

В годы мирового экономического кризиса 1929-1933 годов положение трудящихся Западной Беларуси еще больше ухудшилось. Забастовки рабочих приняли политический характер. Наиболее массовыми были выступления рабочих деревообрабатывающей промышленности, лесорубов и возчиков в Беловежской пуще, а также в Слонимском повете. Наблюдались случаи захвата рабочими предприятий.

Яркой страницей освободительной борьбы в деревне явилось вооруженное восстание крестьян Кобринского повета в августе 1933 г. Против аграрной и налоговой политики польских властей мужественно боролись крестьяне деревень Заполье Кореличской гмины, Осташино Новогрудского повета, Бараново Гродненского повета, Леплевка Брестского повета. Всего за 1931-1933 годы произошло более 460 выступлений крестьян, в которых участвовало 140-150 тысяч человек.

Одним из проявлений крестьянского движения стала забастовка нарочанских рыбаков. Для тысяч крестьян-бедняков, живших на берегах Нарочи, ловля рыбы являлась единственным средством существования. Однако польское правительство, установив высокую арендную плату, передало озеро дирекции государственных лесов, которая запретила рыбакам свободный лов рыбы. Забастовка началась весной 1935 г. В ней участвовало около 5 тысяч крестьян из более чем 40 окрестных деревень. Крестьяне избрали забастовочный комитет, создали дружины самообороны, прогоняли охрану и не допускали к озеру штрейкбрехеров, которые согласились с польскими правилами ловли рыбы. Благодаря настойчивости забастовщиков, власти вынуждены были пойти на уступки. Когда крестьяне возобновили лов рыбы, они не отважились применить репрессивные меры.

В 1930-х годах ведущая роль в организации борьбы трудящихся Западной Беларуси по-прежнему принадлежала КПЗБ. В 1934 г. в ее рядах насчитывалось 4 тысячи коммунистов, при этом около 3 тысячи членов партии постоянно находились в тюрьмах. В рядах КПЗБ были воспитаны крупные организаторы революционного движения - И.К. Логинович, А.С. Славинский, В.З. Хоружая, Н.С. Орехво, С.О. Притыцкий, В.З. Царюк и др.

Приход к власти в Германии Гитлера, принятие в Польше в 1935 г. новой конституции, ликвидация остатков демократа-

[375]

ческих свобод, заключение в тюрьмы и концентрационный лагерь Береза-Картузская тысяч коммунистов и оппозиционно настроенных людей коренным образом изменили политическую ситуацию. Многие политические партии и организации стран Европы, в том числе Западной Беларуси и Польши, стали на путь создания единого народного антифашистского фронта, фронта борьбы против реакции, фашизма и войны.

О солидарности трудящихся Западной Беларуси с рабочими и крестьянами других стран в борьбе против единого врага - фашизма - ярко свидетельствует тот факт, что 137 ее уроженцев сражались в рядах интернациональных бригад в Испании. Солидарность трудящихся Западной Беларуси и Польши проявилась в массовой кампании за спасение жизни С.О. Притыцкого.

Вместе с тем на развитие национально-освободительного и революционного движения отрицательное влияние оказал необоснованный роспуск в августе 1938 г. Коминтерном Коммунистической партии Польши и ее составной части - Коммунистической партии Западной Беларуси, а также вынесение советскими властями смертного приговора многим руководителям Компартии Западной Беларуси как «агентам польской дефензивы». Обвинение против них было ложным. Доброе имя КПЗБ, ее руководителей и деятелей национально[1]освободительного движения было реабилитировано в 1956 г.

Религиозная жизнь. Неоуния в Западной Беларуси. После восстановления в 1918 г. Польши как государства ее территория была объявлена Ватиканом миссионерской территорией, на которой должна была проводиться работа по распространению новой унии - неоунии (новой по сравнению с Брестской церковной унией 1596 г.). В соответствии с неоунией продолжался процесс объединения православной и католической церквей и создания на базе этого униатской церкви. В суды представлялись необоснованные иски о возвращении католикам православных храмов, монастырей и церковного имущества. Из 500 существовавших в крае православных церквей к 1924 г. более 300 были превращены в католические и униатские храмы. Униатскому духовенству гарантировалась оплата труда при условии, что оно принесет присягу на верность Польше.

Униатских миссионеров готовили в Люблине (Польша) и Дубне (Волынь). В Альбертине (около Слонима) иезуиты основали униатский монастырь, а также школу миссионеров. Для распространения унии среди белорусов альбертинские

[376]

иезуиты издавали на белорусском языке журнал «Да Злучэньня». В 1932 г. польское правительство под нажимом Ватикана приняло тайное решение о том, что «задача склонения Востока в католичество, так же как и в прошлые столетия, остается и далее «исторической миссией» польского государства».

Вместе с тем униаты были лишены права проводить миссионерскую деятельность. Польские власти чинили препятствия восстановлению униатской церкви в белорусском национальном русле, а также попыткам белорусизации католического костела в Западной Беларуси. Усиливалось насильственное склонение православных в католичество и униатство.

Под давлением польских властей епископат православной церкви в Польше склонялся к разрыву канонической связи с Московским патриархатом. В этих условиях Константинопольский патриарх Григорий VII пожаловал православной церкви Польши автокефалию. В 1925 г. Синод православной церкви в Польше официально объявил православную церковь автокефальной в составе Константинопольского патриархата, что содействовало сохранению православия на западно-белорусских землях.

Западно-белорусская культура в 1920-1930-е годы. Польские власти не признавали белорусской нации и ставили целью искоренить национальное сознание белорусов, ополячить их. Статистические данные о национальном составе населения Западной Беларуси фальсифицировались, к полякам относи[1]ли почти всех белорусов-католиков и многих православных. На самом деле в Новогрудском, Полесском и Виленском воеводствах белорусы составляли 67% населения, а не 22,5%, как утверждала официальная польская статистика, поляки - соответственно 12-13%, а не 42%.

До захвата Польшей в Западной Беларуси работали 359 белорусских школ, учительские семинарии в Свислоче и Бору[1]нах, белорусские гимназии в Новогрудке, Несвиже, Клецке, Радошковичах и Вильно. В 1938/39 учебном году в Западной Беларуси не осталось ни одного белорусского учебного заведения. Однако следует отметить, что и польских школ было не[1]достаточно. Около 13% детей школьного возраста нигде не учились, 43% населения в возрасте свыше 10 лет было неграмотным. Интеллигенции из числа коренного белорусского на[1]селения насчитывалось совсем мало.

В государственных учреждениях не разрешалось использовать белорусский язык, белорусов не брали на государствен-

[377]

ную службу. Не было белорусских театров, закрывались не[1]многочисленные клубы, библиотеки, избы-читальни, созданные в предыдущие годы белорусской общественностью. Запрещались прогрессивные газеты и журналы.

Важную роль в жизни Западной Беларуси в 1920-1930-е годы сыграло Товарищество белорусской школы (ТБШ) - массовая культурно-просветительская организация, созданная в 1921 г. В начале 1930-х годов ТБШ насчитывало около 500 кружков и 30 тысяч активистов. Товарищество боролось за грамотность на[1]селения, за открытие новых и сохранение существующих белорусских школ, создавало клубы, библиотеки, избы-читальни, издавало учебники, песенники. Активно работали среди населения драматические кружки, созданные местными отделами ТБШ. В тяжелых условиях национального угнетения было подготовлено и воспитано значительное число представителей белорусской творческой интеллигенции. Это - общественный деятель Б. Тарашкевич, музыкант и руководитель народного хора Г. Ширма, певец М. Забейда-Сумицкий, поэты Е. Скурко (Максим Танк) и В. Тавлай, писатель Ф. Пестрак и многие другие деятели культуры. Во второй половине 1930-х годов деятельность Товарищества белорусской школы была запрещена.

[378]

Цитируется по изд.: Новик Е.К., Качалов И.Л., Новик Н.Е. История Белоруси. С древнейших времен до 2010 г. Минск, 2011, с. 372-378.