Казахстан: археологическая изученность [на 1960 год]

Казахстан: археологическая изученность [на 1960 год]

На необъятных просторах Казахстана много самых разнообразных археологических памятников— богатых и ярких документов, раскрывающих историю племен и народов, населявших его в древности, и повествующих о жизни человека здесь, начиная с эпохи палеолита, Ценность их особенно велика, поскольку дошедшие до наших дней письменные источники содержат очень мало сведений и не раскрывают многих сторон истории.

Изучение археологических памятников Казахстана имеет большое значение для истории не только нашей республики. Древние племена, жившие здесь, постоянно соприкасались с племенами сопредельных территорий — Сибири, Средней Азии, Поволжья и Урала. Сейчас уже нельзя сколько-нибудь серьезно заниматься ни одним из вопросов, связанных с проблемами истории, этногенеза, истории культуры, не привлекая данных по археологии Казахстана.

Широко развернувшиеся в годы Советской власти археологические исследования в Казахстане в значительной степени основываются на материале, накопленном наукой в дореволюционное время.

Первые сведения о памятниках мы встречаем в Чертежной книге Сибири, составленной в 1701 г. Семеном Ремезовым 1, и атласе к ней, переизданном в 1937 г. Академией наук СССР. Их следует считать началом картографирования археологических памятников Казахстана.

Следующие по времени интересные сведения по археологии имеются в отчетах работ Северных экспедиций, организованных Российской Академией наук, одной из задач которых было «осветить историю дотоле неизвестных стран».

Выполняя это задание, Г. Ф. Миллер с самого начала своих работ в Сибири и сопредельных областях Восточного, Северо-Восточного и Центрального Казахстана не только регистрировал археологические памятники, но и производил раскопки в ряде мест, в частности в Семипалатинской и Павлодарской областях. По окончании их он составил богатую коллекцию различных древностей 2.

Сведения о курганах и могильниках Семипалатинской и Павлодарской областей имеются и в работах И. Г. Гмелина 3, X. Барданеса 4.

Интересные и по существу первые описания развалин городов содержатся в докладных записках А. Муравина и И. Гладыщева, проектировавших ставку Абулхаирхана 5.

Присоединение Казахстана к России, включение его в экономику последней, естественно привело к широкому изучению края. К моменту присоединения Казахстан представлял собой страну, слабо исследованную даже в географическом отношении. Ученые, посетившие ее, невольно становились энциклопедистами и в своих работах (отчетах и специальных исследованиях) сообщали немало интересных

и важных сведений по истории и культуре прошлого 1. Поэтому не случайно, что в многочисленных и разнообразных по своей тематике трудах географов, геологов, натуралистов, геодезистов, топографов имеются сведения об археологических памятниках: древних горных выработках, курганных могильниках, остатках городов, поселений, мазарах, рисунках и надписях на камнях, каменных бабах и т. п.

______

1. Чертежная книга Сибири, составленная Тобольским сыном боярским Семеном Ремезовым в 1701 г. СПб. 1882, а также см. указ. I — № 338.

2. См. указ. I — № 467.

3. См. указ. I — № 503.

4. См. указ. I — № 89.

5. См. указ., I— № 600.

[09]

С этой точки зрения для археологов представляют значительный интерес работы Г. Ф. Спасского. Среди них следует отметить «Записки о сибирских древностях» 6, содержащие сведения о курганах в районе Бухтарминской крепости, описания развалин Семи палат, Аблайкита, Джалин-Обо, Белян-аны, Джанкента, Джетыкалы, Татагая, Джуван-аны и других, а также «Собрание сведений о Сибири и странах, сопредельных с оной» 7.

Немало интересных сведений имеется в трудах П. И. Рычкова 8, П. С. Палласа 9, И. П. Шангина 10, А. Левшина 11, А. К. Гейнса 12, П. И. Пашино 13.

Многие из них одновременно были и собирателями древностей. Однако нужно отметить, что в основном они лишь регистрировали памятники, просто упоминая или приводя их поверхностное описание.

Со второй половины XIX века в изучение края активно включается Русское географическое общество и особенно его Западно-Сибирский отдел.

Многочисленными поисками памятников археологии занимался Н. А. Абрамов (Семиречье и Семипалатинская область). В его общегеографических работах сохранились описания могильников около городов Капала, Лепсинска, по ремам Караталу и Коксу, по старому тракту Омск—Семипалатинск, древних выработок и рисунков на камнях в районе г. Капала, укрепления на р. Чингильды, архитектурного памятника Козы Корпеш и Баянслу 14.

Значительное количество сведений содержится в работах С. И. Гуляева 15, И. Я. Словнова 16, А. Копалова 17 и др.

О древних рудниках, местах разработок цветных и редких металлов сообщают А. Г. Влангали 18, Э. И. Эйхвальд 19 , В. Ковригин 20, Михайлов 21, А. Габриель 22, И. Мушкетов 23, В. Н. Вебер 24 и др.

Со второй половины XIX века изучением памятников древности Казахстана стала заниматься Археологическая комиссия. Вхождение в состав Российской империи новых и обширных с богатым прошлым областей, как Крым, Кавказ, Казахстан и Средняя Азия, способствовало расширению и активизации деятельности Археологической комиссии и росту количества специальных учреждений, занимающихся археологией (Исторический музей, Московское археологическое общество, различные отделы общества).

Однако на первом этапе работа Комиссии носила случайный характер, на страницах ее изданий появлялись лишь отдельные заметки, сообщавшие о памятниках старины или случайных находках 25. Более подробно были освещены семипалатинские древности И. А. Армстронгом 26 и ламой Галсан Гамбоевым 27.

С 1862 г. начинается новый период в изучении древностей Казахстана, связанный со специальным обследованием памятников и описанием их в работах В. В. Радлова, в частности древностей Сибири, окрестностей г. Семипалатинска, по р. Каркаре, района городов Алма-Аты, Капала и Сергиополя 28. Начатую работу он продолжал и в последующие годы: в 1866 г. было раскопано пять курганов близ г. Семипалатинска, три — около г. Павлодара, осмотрены могильники в районе поселков Кокпекты и Бухтармы и развалины Аблайкита 29.

В 1869 г. В. В. Радлов раскапывал курганы около пос. Тургень 30.

Результаты его многочисленных археологических исследований впоследствии были обобщены в капитальном труде «Древности Сибири» 31.

В 1867 г. по поручению Археологической комиссии совершил поездку на юг Казахстана востоковед П. И. Лерх. Он осмотрел и частично изучил развалины городов нижнего (Янгикнет, Дженд и др.) и среднего течений р. Сыр-Дарьи (Сауран, Туркестан, Сыгнак и укрепление Мыр в районе Туркестан — Сауран).

________

6.  См. указ. I — № 782.

7. См. указ. I — № 785.

8. См. указ. I —№ 677, 678.

9.См. указ. I —№ 538.

10. См. указ. I —№ 879.

11. См. указ. I — № 391.

12. См. указ. I —№ 172.

13. См. указ. I — № 592.

14. См. указ. I —№ 1—8.

15. См. указ. I —№ 218, 219.

16. См. указ. I — № 725.

17. См. указ. I —№ 351.

18. См. указ. I —№ 163.

19. См. указ. I —№ 886.

20. См. указ. I —№ 503.

21. См. «Горный журнал», 1871, № 1, с. 119.

22. См. указ. I — № 169.

23. См. указ. I — № 477.

24. См. указ. I —№ 153.

25. См. указ. I — № 3, 5, 281, 287, 369, 475, 679 и Др.

26. См. указ. I — № 62.

27. См. указ. I —№ 380, 381, 751, 758,

28. См. указ. I — № 762.

29. См. указ. I —№ 761.

30. См. указ. I — № 645.

31. См. указ. I — № 635.

[10]

В его небольшом по объему труде, посвященном результатам поездки 32, дается анализ письменных источников, описание встреченных памятников и рассматриваются вопросы отождествления развалин городищ (Сауран, Сыгнак) с их историческими именами. Одновременно П. И. Лерхом были произведены небольшие раскопки на городище Джанкент.

В 1884 г. по разрешению Комиссии ведут раскопки Ф. Д. Нефедов в Тургайской степи 33, в 1889 г. — Э. Ю. Петри 34 и С. Н. Назаров 35 в Кустанайской области, А. Н. Харузин 36  — в Западном Казахстане, Н. Н. Пантусов — в Семиречье, Е. Ф. Каль — в Джамбулской области, 37 в 1894 г. — А. В. Селиванов в Акмолинской и Кокчетавской областях 38.

Большую роль в изучении и популяризации памятников старины сыграли русские художники-профессионалы и любители — О. В. Вележаев 39, Д. Л. Иванов 40, Н. Знаменский 41 и др. Среди них особо выделяются работы В. В. Верещагина, посетившего районы Южного Казахстана в 1867—1868 и в 1869— 1870 гг. Кроме прекрасных зарисовок древностей, он произвел небольшие раскопки на городище Джанкент 42 и собрал большую коллекцию предметов древности.

Большим поборником изучения истории и культуры среднеазиатских народов был В. В. Стасов. Он первый поставил перед русскими учеными задачу удержать за собой первенство в деле исследования народного искусства Средней Азии. «... Стыдно будет, — писал он, — если мы узнаем среднеазиатское искусство не по тем материалам, которые у нас под руками, а по материалам, свезенным иностранцами из Средней Азии в Париж, Лондон или Берлин...» 43 В целом ряде своих статей В. В. Стасов высказывает мысли о самобытности искусства народов Средней Азии, считает, что местные археологические памятники представляют не меньший интерес, чем римские и греческие древности. «...Отчего старому городу около Джанкента не быть нашей Помпеей!» — восклицает он в рецензии на книгу Н. Симакова «Искусство Средней Азии» 44.

Во второй половине XIX века развернулась деятельность собирателей древностей — коллекционеров таких, как И. А. Кастанье, А. И. Добросмыслов, И. Т. Пославский и др. Некоторые из них затем стали членами Туркестанского кружка любителей археологии и Оренбургской ученой архивной комиссии. Коллекция, собранная А. И. Добросмысловым, была выставлена даже для ознакомления. Часть ее (22 предмета) впоследствии поступила в Оренбургский музей 45.

Изучением памятников старины занимался профессор Томского университета В. М. Флоринский. В музей, организованный при университете, поступали отдельные вещи из Казахстана 46.

Дважды памятники старины Казахстана были предметом обсуждения на археологических съездах. На IV съезде в г. Казани (1884 г.) зачитывались записки «О древних памятниках, сохранившихся в Верненском уезде» и «О буддийском памятнике на берегу р. Или, называемом теперь Тамгалы-Тас» 47. Следует отметить, что в период подготовки к съезду была составлена первая археологическая карта и даны краткие сведения к ней по трем уездам Семиреченской области: Иссыккульскому, Верненскому и Капальскому. Сама карта, а также фотоснимки и рисунки Тамгалытаса, выполненные Ларионовым и Малышевым, экспонировались на съезде 48.

Второй раз памятники древности демонстрировались на XII археологическом съезде при обсуждении вопроса о каменных бабах 49.

В это время появляются первые работы, в которых пытаются делать обобщения из собранных в курганах материалов. Среди них следует назвать работы В. В. Радлова «Аборигены Сибири» 50 и Н. М. Ядринцева «Описание сибирских курганов и древностей» 51. Последний, характеризуя могильники Барабинской и Кулундинской степей и Алтайского горного округа, высказал мнение об их близо-

______

32. См. указ. I — № 394—396.

33. См. указ. I —№ 491.

34. См. указ. I —№ 610.

35. См. та м же.

36. См. указ. I — № 849.

37. См. указ. I — № 767.

38. См. указ. I — № 640

39. См. указ. I — № 592.

40. См. указ. I — № 268, 269.

41. Альбом рисунков Н: Знаменского хранится в Центральном музее Казахстана в г. Алма-Ате.

42. См. указ. I —№ 156—158.

43. В. В. Стасов. Собрание сочинений. Т. II, СПб, 1894, с. 782.

44. «Художественные новости», 1883, № 4, с. 132.

45. Б. В. Лунин . Из истории русского востоковедения и археологии в Туркестане. Ташкент, 1958, с. 39.

46. См. указ. I —№ 49.

47. См. указ. I —№ 382, 383.

48. Н. Н. Пантусов . Археологические памятники в Семиречье и Кульджинском крае. «Туркестанские ведомости», 1879, № 43.

49. «Труды XII археологического съезда». Харьков, 1902.

50. См. указ. I — № 633.

51. См. указ. I — № 889.

[11]

сти к могильникам Киргизской степи и Семиречья.

В конце 90-х годов XIX века в связи с возросшим интересом к изучению древностей и увеличением числа краеведов, любителей археологии появляется ряд научных обществ, осуществляющих учет археологических памятников и их первичное изучение. Выявлением и изучением памятников Северного и Западного Казахстана стала заниматься Оренбургская ученая архивная комиссия; памятниками Южного Казахстана и Семиречья — Туркестанский кружок любителей археологии, а Восточным и Северо-Восточным Казахстаном — Западно-Сибирский отдел Русского географического общества, с 1902 г. его Семипалатинский подотдел.

Организации Туркестанского кружка предшествовала большая краеведческая и собирательная работа многих из ее будущих членов, а также поездка крупного востоковеда В. В. Бартольда в Среднюю Азию и Казахстан (1893—1894 гг.). Им были осмотрены археологические памятники на территории от г. Чимкента до г. Джамбула, на берегах рек Таласа, Чу, Или. В отчете В. В. Бартольд дал не только обзор и сводку исторических сведений о Семиречье, но и краткую характеристику памятникам, изучил вопросы отождествления развалин городищ с их историческим названием. В этих отчетах он выдвинул вопрос о Таразе как об одном из крупнейших средневековых городов Казахстана 52.

В Туркестанский кружок, насчитывающий иногда более ста человек, входили представители высшей военной администрации, военные, директора и преподаватели средних учебных заведений, чиновники. Серьезно, с большим интересом археологией занималась лишь только часть из них. Это были настоящие энтузиасты, собиравшие важные и нужные для науки сведения в условиях постоянного надзора со стороны царской администрации, ставившей перед кружком определенные цели, направленные не на изучение подлинной истории Казахстана. Это видно из выступления в день открытия кружка его председателя Туркестанского генерал-губернатора, заявившего, что кружок должен изучать историю «...колыбели арийской культуры, которая была разрушена и которую теперь царское правительство призвано восстановить» 53.

Однако прогрессивно настроенная часть членов кружка в своей научно-краеведческой работе старалась сделать как можно больше для изучения истории края. Предметами обсуждения на заседаниях кружка были вопросы, связанные с конкретными археологическими памятниками (развалины поселений и городов, могильники, наскальные рисунки, надписи, мазары, эпиграфические и нумизматические материалы, каменные бабы и т. п.), переводы источников, легенды, религиозные культы, вопросы древнего орошения; обсуждались итоги проведенных раскопок. Результаты всей деятельности кружка публиковались в специальном его издании в «Протоколах заседаний и сообщений».

На территории Казахстана кружком проводились раскопки на городище Отрар (А. Кларе и А. Черкасов), но они носили кустарный характер и свелись лишь к извлечению предметов. Основные выводы отчета А. Кларе и А. Черкасов сделали на основе письменных источников, а археологический материал использовали только как иллюстрацию 54. Следует учесть, что в то время методика раскопочных работ в России была еще не разработана и стояла на очень низком уровне.

Среди активных членов кружка, посвятивших себя изучению древностей Казахстана, нужно отметить В. А. Каллаура, Н. Н. Пантусова, Н. П. Остроумова, А. А. Диваева, И. В. Аничкова, А. А. Семенова.

Н. И. Пантусов с 80-х годов XIX века становится неутомимым исследователем Казахстана, активным собирателем сведений об археологических памятниках Семиречья. Будучи востоковедом по специальности, он не только собирает, описывает и систематизирует их, но и постоянно публикует. Его статьи и заметки, а также отдельные сообщения о находках древностей печатаются в «Отчетах Археологической комиссии», «Протоколах Туркестанского кружка любителей археологии», «Трудах Казанского университета», «Туркестанских ведомостях». По инициативе Н. Н. Пантусова на двух языках издается ряд специальных распоряжений по охране древностей Семиречья 55.

Особый интерес Н. Н. Пантусов проявлял к изучению наскальных рисунков и надписей, к расшифровке их, привлекая к этой работе специалистов-востоковедов, в частности А. Позднеева.

Не менее тщательно он фиксировал все нумизматические находки 56. Являясь членом-корреспондентом Археологической комиссии

_______

52. См. указ. I — № 94.

53. См. указ. I —№ 403.

54. См. указ. I — № 337.

55. См. указ. I —№ 1006.

56. См. указ. I — № 730, 73% 733, 736, 737, 767.

[12]

Н. Н. Пантусов систематически уведомлял ее о всех случайных находках, большинство из которых отправлял в комиссию на определение.

В 1882 г. он сообщил о находке жертвенника с рельефным изображением животных 57, в 1885 г. — о кладе вещей из пос. Алексеевки 58, в 1886 г. — о медном кувшине из пос. Чилик 59, в 1895 г. — о находке бронзового сосуда около г. Алма-Аты 60.

В 1890 г. он описал и сфотографировал наскальные рисунки в районе г. Капала (ущелья Кзылагаш и Кепели) 61. В последующие три года Н. Н. Пантусов осматривает, описывает и фотографирует археологические памятники среднего течения р. Курты (наскальные рисунки, могильники, каменные бабы) 62, в 1897 г. — рисунки в горах Чулак 63, в 1898 г. — памятники б. Канальского уезда (могильники у пос. Лугового, около перевала Алтын-эмель), камни с изображением бурхана у пос. Абакумовки 64, подробно описывает камни с надписями и изображениями бурханов, известные под названием Тамгалыташ (р. Или), и могильники поселков Сарканд и Джангизагаш 65, а в 1901 г. — камни с надписями около пос. Подгорного 66.

По поручению Археологической комиссии в 1889 г. он проводит раскопки трех курганов: двух из них на правом берегу р. Весновки, а одного между реками Карасу и Большой Алматинкой 67. В 1890 г. в целях проверки сведений, полученных от военного инженера П. С. Нечогина 68, Н. Н. Пантусов раскапывает несколько курганов в урочище Кзылагаш (к северо-западу от г. Капала) и осматривает наскальные рисунки в ущельях, идущих от р. Кзылагаш, на вершинах гор Байкулак и в ущелье Карыпче 69.

Неутомимым исследователем археологических памятников в течение почти четверти века был В. А. Каллаур. Кроме описания памятников, он энергично боролся и за организацию их охраны. Уже с первых лет деятельности Туркестанского кружка любителей археологии В. А. Каллаур становится его постоянным членом, ежегодно доставляя много новых и интересных сведений о Таласской долине и прилегающих к ней районов Сыр-Дарьи 70.

Во время своих поездок он собрал значительные сведения об остатках древних поселений, городов и укреплений и попытался воссоздать старую караванную дорогу из древнего Тараза в Восточный Туркестан 71. К посвященной этому вопросу статье была приложена карта, на которой наряду с тогдашними наименованиями местностей и населенных пунктов, были даны их предполагаемые древние названия. Для этой работы он использовал древние арабские дорожники, изданные Н. Ф. Петровским 72.

В 1900—1901 гг. он собрал и нанес на карту развалины древних городов, крепостей и

курганов, находившихся в Сауранской и Приречной волостях Перовского уезда 73 и впервые, по мнению В. В. Бартольда, правильно определил местоположение городов Ашнаса и Сыгнака.

В. А. Каллаур собрал материал по исторической топографии и топонимике, сопоставил названия и места расположения памятников древности с их названиями и местоположением в работах древних авторов. Эти сведения он опубликовал в статьях «Древние местности Аулие-Атинского уезда на древнем караванном пути на запад от Аулие-Ата к границе Чимкентского уезда» 74 и «Развалины древних крепостей по реке Яны-Дарье» 75.

Много внимания уделял В. А. Каллаур памятникам архитектуры. Совместно с И. В. Аничковым они описали колонну из селения Бесагаш 76. Им охарактеризованы мазары Аулие-Ата Карахана 77, Ак-Кесене 78 и Кок-Кесене 79, Сырлы-там 80, Манаса. В. А. Каллаур обратил внимание исследователей на мазар Айша-биби, дополнил приведенные П. И. Лер-

________

57. См. указ. I — № 730.

58. См. там же.

59. См. там же. №

60.  См. указ. I — № 769.

61. См. указ. I —№ 767.

62. См. указ. I —№ 558.

63. См. указ. I —№ 548.

64. См. указ. I — № 549.

65. См. указ. I — № 565.

66. См. указ. I — № 556.

67. См. указ. I — № 562, 766.

68. См. указ I —№ 1006.

69. См. указ. I — № 767.

70. См. указ. I — № 295, 300—304

71. См. указ. 1—№ 301.

72. Н. Ф. Петровский. Древние арабские дорожники по среднеазиатским местностям, входящим в настоящее время в состав русских владений. Пособие для разыскивания древних путей и местностей. Ташкент, 1894.

73. См. указ. I — № 296—298.

74. См. указ. I — № 300.

75. См. указ. I —№ 311.

76. См. указ. I — № 53.

77. См. указ. I —№ 307.

78. См. указ. I —№ 310.

79. См. указ. I —№ 305.

80. См. указ. I —№ 312.

[13]

хом 81, Д. Л. Ивановым 82 и В. В. Бартольдом 83 описания Акырташа записью народной легенды 84.

В ноябре 1896 г. он сделал одно из важнейших для науки открытий: обнаружил в верховьях р. Талас камень с орхонскими надписями 85.

Наряду с осмотром остатков древних городов и поселений В. А. Каллаур фиксировал и остатки древних оросительных сооружений, в частности арыка Калмак в низовьях р. Талас 86, оросительной системы около развалин Кутликента, Майрама, Аккургана на левом берегу р. Сыр-Дарьи 87, плотины на р. Коктал 88.

После осмотра развалин в б. Перовском уезде он сравнил развалины Тубесыоюк (Касым-ата) с Барчинлыгкентом, Коп-Рабата с Рабатом, Шорнак и Сидак с Тураром и Зирахом, Майрам с Шагльджаном, Кумян с Баладжем, Алгырсалгыр с Берукетом и Кызкала с Джендом 89 и сделал вывод, что они тождественны.

Н. П. Остроумовым были обследованы место находки клада монет около пос. Мамаевки, надгробный памятник в пос. Балыкчин 90, проведены раскопки курганов в могильнике около городища Жувантобе и в городищах Таяк-Салды и Альванкенд 91. А. А. Диваев, занимаясь в основном изучением фольклора, уделял внимание и памятникам археологии. Им опубликованы статьи о мазарах Кок-Кесене 92 и Хорхут-ата 93, сделан перевод жалованной грамоты, данной Тимуром Туркестанской мечети 94.

Интересные сведения об археологических памятниках сообщали периодически и другие члены кружка: И. Т. Пославский — об орудиях  каменного века в горах Каратау и каменных бабах в верховьях р. Ушкарасу 95; Н. В. Руднев — об остатках городов и поселений по левобережью р. Сыр-Дарьи 96; В. П. Лаврентьев — о могильниках в окрестностях г. Джамбула 97; В. П. Панков — о пещерах и курганах близ г. Джамбула 98 и И. В. Аничков 99, Комаров 100  — о других памятниках окрестностей г. Джамбула.

Большую учетную работу провел В. Д. Городецкий. Кроме опубликованных им описаний ряда памятников 101, он составил рукописный каталог всех известных ему лично и по литературным данным археологических памятников Семиречья и случайных находок на этой территории 102.

Много интересных исследований памятников древности Северо-Восточного, Восточного и отчасти Центрального Казахстана проведено Западно-Сибирским отделом Русского географического общества и любителями-краеведами Семипалатинска, а затем работниками организованного в 1883 г. Семипалатинского музея.

При активном участии Е. П. Михаэлиса при музее был открыт археологический отдел, созданный первоначально на основе принесенных в дар музею его личных коллекций. В нем существовал отдел каменных орудий (Ф. Н. Педащенко). Среди лиц, пополнявших коллекции музея, необходимо отметить Ф. И. Альбрехта, В. Г. Герасимова, В. К. Галимонта, М. С. Сухотерина 103.

Западно-Сибирским отделом Географического общества организовывались специальные поездки для сбора сведений о древностях, описания памятников, а также для проведения раскопок. Большими энтузиастами в этом деле были Н. Коншин, В. Никитин, А. В. Адрианов, Б. Каменский, А. Белослюдов, Ф. Педащенко 1, В. Словцов.

Так, например, Н. Коншиным был составлен большой перечень археологических памятников Семипалатинской области 104 и района между городами Павлодаром и Каркаралинском. В. Никитин сообщал о курганных могильниках, наскальных изображениях, каменных бабах и других древностях 14 волостей б. Каркаралинского уезда. Самым интересным в археологическом отношении районом он считал Чингизские горы 105. Им же был написан один из первых очерков по истории Семипала-

_______

81. См. указ. I —№ 394.

82. См. указ. I — № 268.

83. См. указ. I — № 94.

84. См. указ. I —№ 294.

85. «Протоколы заседаний и сообщения членов Туркестанского кружка любителей археологии». Год второй, 1897, Ташкент, с. 1—2.

86. См. указ. I — № 302.

87. См. там же.

88. См. указ. I — № 297.

89. См. указ. I — № 296.

90. См. указ. I — № 527.

91. См. указ. I — № 523.

92. См. указ. I — № 237, 239.

93. См. указ. I — № 235, 238.

94. См. указ. I — № 236.

95. См. указ. I —№ 616, 617.

96. См. указ. I — № 665, 666.

97. См. указ. I — № 376.

98. См. указ. I — № 545, 546.

99. См. указ. I — № 53, 54.

100. См. указ. I — № 346, 348.

101. См. указ. I — № 191—195.

102. Рукопись хранится в Институте истории, археологии и этнографии АН КазССР, ф. 2, д. 3.

103. См. указ. I — № 675.

104. См. указ. I —№ 349, 350.

105. См. указ. I — № 495, 496.

[14]

тинской области, в котором использовались и археологические материалы 106.

Около тридцати лет неутомимым исследователем Восточной, а затем Западной Сибири являлся А. В. Адрианов. Параллельно с регистрацией и подробным описанием памятников он производил и раскопки. В его капитальном труде «К археологии Западного Алтая» 107 обобщена вся работа за 1906—1911 гг. Все встреченные им памятники описаны и систематизированы по определенным группам: курганы, кольцеобразные выкладки, фигурные выкладки, писаницы, каменные бабы, древние выработки. Здесь же опубликован материал раскопок курганов близ пос. Караш, на р. Майэмир, под Солнечным белком, около пос. Чернового и на правом берегу р. Каракабы.

В 1903 г. Ф. Н. Педащенко собрал интересную коллекцию вещей в окрестностях г. Семипалатинска, в том числе 72 предмета из камня, 54 из бронзы, 8 из железа, большое количество обломков глиняной посуды 108.

В 1904 г. по поручению Семипалатинского п/о Географического общества Н. Коншин и А. Л. Зуев совершили несколько поездок в окрестности г. Семипалатинска 109, в 1909 — 1910 гг. Г. И. Бокий 110 осмотрел древности Чиликтинской долины и произвел там раскопки.

В 1910 г. В. Н. Каменским совместно с A. Белослюдовым и В. Пилетичем была проведена на средства Русского комитета по изучению Средней и Восточной Азии экспедиция для раскопок курганов в Семипалатинской области, в ней приняли участие студенты горного института Г. Бокий, Н. Бобков. Раскопки памятников производились в разных пунктах: B. Каменский исследовал курганы в урочище Малый Койтас, на р. Кзылсу и Караозек, близ пос. Караджал; Н. Бобков — в урочищах Эйгенбулак, Ашутасбулак и Базарка; Г. Бокий — в долине р. Чиликты, а В. Пилетич — около оз. Маркаколь и на р. Курчуме. К сожалению, материалы этой интересной экспедиции остались неопубликованными. Коллекции и предварительные отчеты участников экспедиции хранятся в музее антропологии и этнографии АН СССР 111.

В 1911 г. В. А. Обручев совместно с Н. Н. Павловым обследовал места древних выработок на золото в Калбинском хребте 112.

В начале XX века в изучение археологических памятников активно включается Оренбургская архивная комиссия. Членами ее проводится большая работа по учету и охране памятников. С этой целью издается ряд постановлений, а также рассылаются специально составленные анкеты по сбору сведений. Это существенно пополнило список учтенных памятников. Оренбургская ученая архивная комиссия провела значительно больше раскопок, чем Туркестанский кружок и Западно-Сибирский отдел. При Комиссии существовал музей, на базе которого впоследствии был создан Центральный музей Казахстана.

Особо среди членов Архивной комиссии следует отметить И. А. Кастанье, который, кроме регистрации, осмотра, описания археологических памятников, проводил и раскопки курганов. В 1904 г. он раскопал 6 курганов в бассейне р. Жаксы-Каргалы (в 45 км от г. Актюбинска) 113, в 1909 г. — один курган 114, а в 1911 г. — два в б. Актюбинском уезде 115 и дал подробное описание хода раскопок и материала, обнаруженного в курганах. И. А. Кастанье осмотрел и изучил большое количество могильников, архитектурных сооружений, остатков поселений 116.

Одновременно И. А. Кастанье проводил первичную классификацию и составлял подробный перечень всех известных до 1910 г. археологических памятников Казахстана по типам и областям. В его труде «Древности Киргизской степи и Оренбургского края» 117 подводится итог изучению древностей Казахстана, который не потерял своего значения и в наше время. В этой работе имеется интересный «Этюд о каменных бабах» с большим количеством иллюстраций 118.

Сводному труду И. А. Кастанье предшествовали узко локальные историко-археологические работы А. Попова «Несколько слов по археологии Тургайской и Уральской областей» 119, А. Аниховского «Древние курганы-мо-

____

106. См. указ. I — № 493.

107. См. указ. I — № 28.

108. См. указ. I — № 593.

109. См. указ. I — № 687.

110. См. указ. I — № 532.

111. См. указ. I — № 105.

112. Н. Н. Павлов . Предварительный отчет о летней командировке в 1913 г. в Усть-Каменогорский уезд Семипалатинской области. «Известия Геологического комитета», 1915, т. XXXIV, с. 353—383.

113. См. указ. I —№ 324.

114. См. указ. I— № 325.

115. И. А. Кастанье. Отчет о раскопках двух курганов в Уральском уезде летом 1911 г. ТОУАК, 1913, т. 29,  с. 73—83.

116. См. указ. I — № 320-322, 327.

117. См. указ. I — № 318.

118. См. там же.

119. См. указ. I — № 608.

[15]

гильники в Кустанайском уезде Тургайской области» 120, А. Попова и И. Кастанье «Обзор археологических раскопок в Оренбургской губернии и Киргизской степи» 121, Р. Г. Игнатьева «Городища и курганы Оренбургской губернии» 122, «Летопись Семипалатинского п/о Западно-Сибирского отдела РГО» (1902 — 1910 гг.) 123, статьи Н. Лыкошина 124 и отчеты Туркестанского кружка любителей археологии 125.

Из других неутомимых исследователей Северо-Западного и Западного Казахстана следует назвать А. Л. Аниховского, проводившего раскопки в б. Тургайском и Актюбинском уездах 126, И. В. Аничкова, систематически сообщавшего о различных интересных случайных находках 127, А. Попова 128, Д. Панкова 129, Н. А. Добросмыслова 130, а также многих топографов и чиновников, постоянно информировавших Комиссию об обнаруженных памятниках древности и случайных находках. Имена многих из них до нас не дошли, но среди известных нам нужно упомянуть Б. А. Скалова, В. В. Карлсона, С. П. Баннова 131.

Работа этих обществ проходила в тесном контакте с работой центрального археологического учреждения страны — Археологической комиссией, которая выдавала открытые листы на право проведения археологических раскопок, а затем публиковала итоги их в своих отчетах. От имени Комиссии, кроме перечисленных выше лиц, раскопки производили в 1894 г. В. Селиванов около г. Кокчетава и Атбасара 132; в 1898 г. — Г. Васильев у с. Б. Владимирович в Павлодарской области 133, в 1905 г. — Н. Козырев в Акмолинской области 134, в 1911 г. — Ю. П. Аргентовский близ г. Петропавловска 135, в 1914 г. — Н. Я. Бортвин в 8 км к юго-западу от г. Петропавловска 136.

Систематически публиковались сведения о случайных находках, а в приложениях к известиям Археологической комиссии (хроника и библиография) — сообщения о заседаниях обществ с аннотацией заслушанных докладов и выдержки из местных газет, сообщавшие разного рода материалы по археологии Казахстана.

Изучением памятников и сбором коллекций занимались крупные ученые востоковеды В. В. Радлов, П. С. Савельев, В. Розен, В. В. Бартольд и археологи Н. В. Веселовский, А. А. Спицын, а позднее В. А. Городцов.

В архиве А. А. Спицына древности Казахстана составляют более 30 дел 137.

Большое значение в деле изучения истории нашей республики имели исследования В. В. Григорьева 138 и В. В. Бартольда. Из работ последнего значительны такие труды, как «К истории орошения Туркестана» 139, содержащей интересные сведения из письменных источников о древних городах, «Отчет о поездке в Среднюю Азию с научной целью в 1893— 94 гг.» 140  и «Туркестан в эпоху монгольского нашествия» 141.

Несмотря на огромные заслуги В. В. Бартольда в деле изучения древностей Казахстана, он оставался позитивистом и смотрел на развитие истории как на процесс периодических подъемов и спадов, отводя при этом главную роль арийским народам. Периодизацию истории В. В. Бартольд строил на основе теории завоеваний с решающей ролью при этом внешних факторов и культурных заимствований.

Большое внимание к памятникам старины своей родины проявил первый казахский ученый востоковед Ч. Ч. Валиханов. В его трудах можно найти сведения об археологических памятниках, встреченных им во время его поездок.

Из приведенного краткого и неполного перечня работ дореволюционных исследователей и краеведов видно, что они сделали большой вклад в археологию Казахстана и оставили значительный фактический материал. Проведенный ими учет и описания многочисленных памятников и предметов древности не утратили своего значения и в наши дни. Целый их ряд со временем совершенно разрушился или

________

120. См. указ. — № 49.

121. См. указ. — №. 609.

122. См. указ. — № 275.

123. См. указ. — № 687.

124. См. указ. — № 402.

125. См. указ. — № 403.

126. См. указ. — № 49—52.

127. См. указ. — № 55—58.

128. См. указ — № 611.

129. См. указ. — № 544.

130. См. указ. — № 243.

131. См. указ. — № 587, 720, 721

132. См. указ.  — № 640.

133. См. указ.  — № 644.

134. См. указ. [ — № 728.

135. См. указ. — № 641.

136. См. указ. -№ 642.

137. О. Н. Б о ч. Архив А. А. Спицына. «Советская археология», 1948, вып. X, с. 21—52.

138. О скифском народе саках. «Журнал Министерства народного просвещения», 1881, ч. 217, сентябрь — октябрь, с. 24—67; Караханиды в Мавераннахре. «Труды Восточного отдела РАО, 1868 т. XV.

139. См. указ. I — № 92.

140. См. указ. I — № 94.

141. См. указ. I — № 97.

[16]

настолько видоизменился, что сохранившиеся сведения являются для нас единственным источником ознакомления с ними.

Археологические работы, проведенные в Казахстане в дореволюционный период, положили только начало сбору и накоплению археологического материала, регистрации и описанию памятников; раскопочные работы в то

время проводились лишь от случая к случаю. В результате этого территория Казахстана по-прежнему оставалась огромным «белым пятном» на археологической карте страны.

Великая Октябрьская социалистическая революция, открывшая новую эру в истории человечества, ознаменовала небывалый подъем культуры и науки в нашей стране. Исследованием древностей в республике стали заниматься советские археологи, поставившие перед собой цель — воссоздать наиболее точно древнюю историю края.

Советская археология Казахстана отличается от дореволюционной археологии принципиально новыми: качествами. Это прежде всего историзм — переход от вещеведения и типологического описания к увязыванию археологического материала с конкретной историей развития человеческого общества, с историей развития производительных сил и производственных отношений определенного общества.

Второй отличительной особенностью является переход от кустарщины и любительства в археологии к большим многолетним стационарным экспедиционным работам, организованным на научной плановой основе. И, в-третьих, в отличие от дореволюционной археологии Казахстана, исследования которой замыкались в узкие рамки средневековья, для археологии советского времени характерен большой хронологический диапазон работ, расширение хронологических границ археологических работ от самого древнейшего периода истории — палеолита и неолита — до позднего средневековья.

В первые же годы своего рождения Советское государство уделяло особое внимание вопросам охраны археологических памятников.

Уже в 1918 г. Совет Народных Комиссаров издает декрет о регистрации всех монументальных и вещевых памятников старины и искусства, в 1919 г. учреждается Государственная академия истории материальной культуры (ГАИМК).

На окраинах Советской России возникают самостоятельные научно-краеведческие учреждения для изучения и охраны памятников истории, культуры и искусства.

В ноябре 1920 г. в Ташкенте организуется Туркестанский комитет по делам музеев и охраны памятников старины, искусства и природы (Туркомстарис, позднее Среднеазкомстарис), ставивший своей целью не только охрану, но и изучение памятников старины на территории Средней Азии и Казахстана.

Свои работы Туркомстарис координировал с востоковедческими центрами страны и в первую очередь с Российской академией истории материальной культуры (разрядом Средней Азии).

В 1922—1923 гг. была проведена экспедиция в г. Туркестан для обмера мечети Ахмета Ясави. В том же году П. П. Иванов осматривает развалины в селении Сайрам. В своих статьях он дает их детальное описание, приводит полную сводку исторических сведений о Сайраме и отождествляет развалины с городом Испиджабом 142.

В 1924 г. В. Д. Городецкий опубликовывает итоги обследования оседлого поселения, расположенного на старых речных выносах р. Малой Алматинки 143.

В 1925 г. развалины Сайрама посещает М. Е. Массой. В своей статье «Старый Сайрам» он обобщает результаты всех исследований и ставит под сомнение вопрос о тождестве Сайрама с Испиджабом 144.

Позднее М. Е. Массовом были обследованы некоторые археологические памятники на территории г. Джамбула и в верхнем течении р. Талас.

В 1925—1927 гг. археологические экспедиции в Западном Казахстане организует Общество по изучению Казахстана совместно с Нижне-Волжским научно-исследовательским институтом и Саратовским облмузеем 145.

Большое значение для изучения археологических памятников Северо-Западного Казахстана имеют раскопки М. П. Грязнова и М. Н. Комаровой 1926 г., работавших в составе антропологического отряда Казахстанской экспедиции, организованной Особой комиссией по обследованию союзных и автономных республик Академии наук СССР. Ими были

_________

142. См. указ. I — № 220, 221.

143. См. указ. I — № 194.

144. См. указ. I — № 453.

145. См. указ. I —№ 671, 672.

[17]

зарегистрированы курганы, кольцевые ограды, выявлены стоянки эпохи неолита и ранней бронзы. М. П. Грязнов дал классификацию раскопанных памятников, отнеся их к андроновской культуре с двумя ее локальными вариантами 146.

Некоторые работы случайного характера проводились на территории Павлодарской области. Так, П. Дравертом был осмотрен грот с писаницами около оз. Джасыбай, в 7 км к северо-западу от с. Баян-Аул. На восточном берегу озера он собрал коллекцию нуклеусов, ножевидных пластинок, наконечников стрел, скребков, кусков шлака и медных предметов. Аналогичный материал он обнаружил на оз. Сабунды, а в 5 км к юго-востоку от с. Баян-Аул отметил большую курганную группу 147.

Интересные сведения о курганах этой области сообщает и И. А. Чеканинский 148.

В 1930 г. археологическую разведку в северных областях Казахстана проводил Б. Н. Граков. В центральной части современной Актюбинской области им было выявлено и занесено на карту более 500 памятников, большинство из них относилось к эпохе бронзы 149.

Примерно в это же время большую собирательскую и регистрационную работу в Акмолинской области возглавил Л. Ф. Семенов, результаты которой он обобщил в своем сводном труде 150. В районе г. Кокчетава раскопки памятников эпохи бронзы и ранних кочевников проводила группа геологов — П. И. Преображенский, Б. Н. Жданов и др. 151

Большую научную ценность имеют работы 1930—1936 гг. О. А. Кривцовои-Граковой в Кустанайской области по раскопке поселения, могильника и жертвенного места эпохи бронзы у пос. Алексеевского 152.

В отличие от своих предшественников О. А. Кривцова-Гракова производила раскопки отдельного комплекса одновременных памятников, изучение которого имело особо важное значение для решения вопросов хозяйства, быта, материальной и духовной культур племен, живших здесь.

М. П. Грязнов на Алтае, в Восточном Казахстане (сейчас это распространяется на Центральный и Северный Казахстан) выделил три хронологические группы: раннюю бронзу, среднюю и позднюю. Кроме того, он отмечает для средней и поздней бронзы самостоятельное развитие культуры, отличной от культуры Минусинской котловины 153.

В отличие от М. П. Грязнова Б. Н. Граков указывает, что андроновская культура с локальными изменениями распространена от Минусинской котловины до окрестностей г. Оренбурга 154.

Археологическим памятникам юга Казахстана посвящены работы М. Е. Массона «Мазар Ахмета Ясави», в которой ставится вопрос о тождестве Туркестана и Шавгара 155, «Монетные находки, зарегистрированные в Средней Азии в 1930—1931 гг.», где анализируются монеты из клада, обнаруженного в Чаяновском районе 156.

В 1932—1933 гг. работами экспедиции ГАИМК под руководством П. С. Рыкова было положено начало исследованию древностей Центрального Казахстана 157. Участниками экспедиции—М. П. Грязновым, М. И. Артамоновым и другими — были открыты и обследованы поселения и могильники эпохи бронзы, курганы скифского времени, могильные сооружения XVII—XIX вв.

В этом же году Государственная академия организует экспедицию под руководством Б. Н. Гракова в район строительства Южно-Уральской ГЭС 158. Экспедиция обследовала зоны затопления и подтопления Губерлинской, Орской, Ирыклинской и других ГЭС и плотин. В результате работ были произведены разведочные раскопки в трех могильниках, относящихся к разным хронологическим периодам.

Вклад в изучение памятников Центрального Казахстана внесла естественноисторическая Бетпакдалинская экспедиция, руководимая В. А. Селевиным (1935 г.), которая в безводной степи зафиксировала ряд точек с находками кремневых и металлических орудий, обломков глиняных сосудов и осмотрела встреченные архитектурные сооружения — мазары 159.

В этом же году были начаты первые работы по изучению памятников прошлого на территории Восточного Казахстана. Экспедиция

_______

146. См. указ. I — № 216.

147. См. указ. I — № 244.

148. См. указ. I — № 857.

149. См. указ. 1—№ 1083.

150. См. указ. I — № 695.

151. См. указ. I —№ 1106 1108.

152. См. указ. 1 - № 364, 365.

153. См. указ. 1 — № 212.

154. См. указ. I — № 200.

165. См. указ. 1 — № 446.

156. См. указ. I — № 447.

157. См. указ. I — № 674.

158. См. указ. I — № 201.

159. См. указ. I — № 690.

[18]

ИИМК АН СССР под руководством С. С. Черникова в течение 1935—1937 гг. обследовала и изучила древние рудные разработки на медь, олово и золото, а также проложила большие разведывательные маршруты по рекам Иртышу, Курчуму, Кзылсу. В результате работ С. С. Черникову удалось установить типы древних выработок, технику проходки их, формы и типы орудий, применявшихся при добыче и обработке руды. Большая часть обследованных древних выработок была датирована эпохой бронзы. На материалах этих поездок С. С. Черников составил первую археологическую карту этого района с нанесением всех обследованных им археологических памятников 160.

С целью изучения района, прилегающего к г. Степняку, С. С. Черников в 1938 г. совершил рекогносцировочную поездку, в результате которой открыл и обследовал ряд поселений эпохи бронзы, собрал подъемный материал с древних разработок на золото, позволивший датировать последние 1 тысячелетием то н. э. 161.

Ведущее место в археологических работах 30-х годов на территории республики занимают экспедиционные исследования в Семиречье и на юге Казахстана, организованные ИИМК АН СССР совместно с Казахским филиалом Академии наук СССР под руководством А. Н. Бернштама. Хотя зачастую они носили рекогносцировочный характер, для них характерно изучение древностей самых различных эпох: выявляются памятники племен эпохи бронзы, усуней и кангюй, Западно-Тюркского каганата, а также ранние оседло-земледельческие поселения и феодальные города, расположенные в бассейнах рек Талас, Чу, Сыр-Дарья.

Исследования А. Н. Бернштама внесли много нового и интересного в археологическое изучение Казахстана и дали большой научный материал, позволивший осветить важные вопросы древней истории края. Кроме учета археологических памятников, экспедиции проводили; раскопки на городищах Тараз, Кулан, Чультобе и курганов в могильнике Берккара и др. 162

В эти же годы А. Н. Бернштам обследует курганные группы в окрестностях г. Алма-Аты 163.

В 1938 г. С. В. Киселев совместно с Карагандинским облмузеем организует археологическое изучение местности Бесоба, Жана аула в Карагандинской области. В результате этих работ было зафиксировано большое количество археологических памятников: колец с земляными насыпями, курганов с каменными насыпями, курганов с «усами» и выкладок из камней. Кроме разведывательных работ, были произведены раскопки в Бесоба, давшие интересный материал по эпохе бронзы 164.

В целях охраны памятников Южного Казахстана в 1938 г. в г. Джамбуле организуется во главе с Г. И. Пацевичем Археологический пункт, который более 10 лет регистрировал древности, руководил раскопками и сбором случайных находок на территории древнего города Тараза и его окрестностей. Пунктом были организованы экспедиции в южные районы Джамбулской области и в район среднего течения р. Чу 165, которые обследовали и нанесли на карту памятники материальной культуры, расположенные вдоль караванного пути от средневекового Тараза (г. Джамбул) до Испиджаба (с. Сайрам), т. е. развалины городов, крепостей, поселений и курганные могильники. Кроме того, ими были разведаны предгорья северного склона гор Уш-Була-ктау, Койке-Бильтау и горы Джебаглы 166.

С 1939 г. начинаются экспедиционные работы А. Н. Бернштама по систематическому изучению древностей Семиречья: проводятся большие разведывательные работы, раскопки на городищах Тараз, Койлык, Талгарском и других, курганов в могильниках около пос. Каргалинки, Кара-шокы, Джуантобе. В результате их А. Н. Бернштам смог наметить размещение памятников в долине р. Или, уточнить путь В. Рубрука 167. В своих работах, исходя из итогов экспедиций и используя материалы случайных находок, он изложил краткую историю Илийской долины с III тысячелетия до н. э. до XIV—XV вв. 168

С 1941 г. по 1945 г. археологические работы на территории Казахстана были временно прекращены в связи с Великой Отечественной войной.

После ее победоносного окончания они возобновились на территории республики в более широких масштабах.

_____

160. См. указ. I — № 40, 863, 866, 867.

161. См. указ I —№ 861, 872.

162. См. указ. I —№ 82, 131, 948.

163. См. указ. I —№ 133.

164. См. указ. I — № 424.

165. См. указ. I — № 948.

166. См. указ. I —№ 23, 951.

167. См. указ. I —№ 130.

168. См. указ. I — № 125, 128.

[19]

Одним из главных факторов, способствовавших расширению археологических работ, явилась организация в республике в 1945 г. самостоятельного отдела археологии при Институте истории Казфилиала Академии наук СССР.

С этого времени все археологические работы на территории Казахстана проводятся под руководством этого отдела. Сбор материала идет по трем основным проблемам древней истории: первобытнообщинному строю и причинам его разложения, сложению классового общества и развитию феодальных отношений в Казахстане.

В 1946 г. Институт истории, археологии и этнографии Академии наук Казахской ССР организует Центрально-Казахстанскую экспедицию под руководством А. X. Маргулана, положившую начало систематическому и всестороннему изучению памятников древности Центрального Казахстана. За 10 лет работы экспедиция провела широкую разведку районов Центрального Казахстана, северных склонов Каратау и юго-западной части Павлодарской области. В результате их были обследованы археологические памятники разных хронологических эпох: стоянки эпохи неолита, поселения и могильники эпохи бронзы, курганные могильники ранних и поздних кочевников, наскальные изображения, каменные изваяния и архитектурные памятники VIII—X и XIX— XX вв. Кроме разведок, производились большие раскопочные работы памятников эпохи бронзы в могильниках Атасу, Бугулы, Бегазы, Аксу-Аюлы и курганов с «усами» VII-—V вв. до н. э. Большой научный интерес представляют открытые экспедицией поселения эпохи бронзы Атасу, Бугулы и другие, характерной особенностью которых является то, что стены их жилищ заставлены вертикальными каменными плитами 169. На материалах этой экспедиции была произведена хронологическая классификация памятников эпохи бронзы 170 и ранних кочевников, живших на территории Центрального Казахстана 171.

Большую работу по археологическому изучению района г. Джезказгана проделал Н. В. Валукинский. Им обследованы участки рудных разработок на медь, а также собраны большая коллекция каменных и костяных орудий, обломки глиняных сосудов и т. д. 172.

В 1945—1958 гг. началось археологическое изучение Кзыл-Ординской области. Хорезмская экспедиция АН СССР под руководством С. П. Толстова провела большие разведывательные и раскопочные работы. Ею были зарегистрированы сотни памятников, относящихся к разным периодам — от середины I тыс. до н. э. и до начала XIX в., в том числе памятники Джетыасарской группы, состоящей из десятков городищ и курганных групп вокруг них и вдоль сухих протоков Куван-Дарьи.

В 1948 г. начались большие стационарные раскопки на городище Алтын-Асар, в результате которых были обнаружены строительные конструкции. На основе найденного материала изучались некоторые вопросы, связанные с хозяйством и общественным строем племен, живших здесь, 173 было установлено, что жизнь на городище началась в первых веках до н. э. и продолжалась до V—VI вв. н. э.

С 1957 г. Хорезмская экспедиция организовала раскопки городищ Бабиш-Мулла и Чирик-Рабат. С 1947 г. начинает работать Восточно-Казахстанская археологическая экспедиция под руководством С. С. Черникова, организованная ИИМК АН СССР совместно с ИИАЭ АН КазССР. Основной задачей экспедиции было выявление и исследование археологических памятников, расположенных в зоне затопления Усть-Каменогорской и Бухтарминскон ГЭС.

В результате десятилетней работы был накоплен богатый материал, относящийся к различным хронологическим эпохам. Большой научный интерес представляют находки палеолитических орудий у с. Канай, у пос. Свинчатки и в пещере у с. Пещера; раскопки стоянки неолитического времени у с. Усть-Нарыма, поселений эпохи бронзы у сел Малокрасноярского, Трушникова.

В 1955 г. ВКАЭ экспедицией были проведены большие разведочные работы в зоне затопления Шульбииской ГЭС и в Семипалатинской области, в результате которых выявлены и нанесены на карту поселения эпохи бронзы, курганные могильники. Эта экспедиция наметила основные контуры развития древней истории Восточного Казахстана 174.

_______

169. См. указ. I — № 425, 426, 428, 429, 431, 433—435, 438.

170. См. указ. I — № 39.

171.  См. указ. I — № 291, 292.

172. См. указ. I —№ 147—149.

173. См. указ. I —№ 700, 701, 805, 817.

174. См. указ. I — № 199, 417, 670, 859, 860, 865, 868 — 871, 969.

[20]

В 1947 г. в Абаевском районе Семипалатинской области было раскопано несколько курганов эпохи бронзы научным сотрудником Центрального музея Казахстана Л. К. Нифонтовой 175.

В Южном Казахстане возобновляет свои исследования экспедиция, руководимая А. Н. Бернштамом. Она провела большие разведывательные работы по рекам Сыр-Дарье, Арыси, Келесу до Ташкентского оазиса на юг и до р. Чу на север. В результате работ было зафиксировано и нанесено на карту большое количество курганных могильников, отдельных поселений, городищ; произведена съемка планов, дано научное описание памятникон, собран подъемный материал с городищ. Кроме разведывательных работ, с целью выяснения генезиса поселений были произведены стратиграфические раскопки на городищах Актобе, Алтынтобе, Тарсатобе, Мардан-Куюк, Пчакчитобе, Куйрюктобе и др. Изучение полученного материала позволило определить основные периоды в жизни поселений, городов и сделать вывод, что на территории Южного Казахстана они возникли в ходе развития производительных сил автохтонного древнего общества, существовавшего здесь, а не в результате колонизации, как утверждали некоторые исследователи. Собранный материал дал возможность сравнить современные развалины с городами и поселениями, упомянутыми в письменных источниках, а также выяснить взаимоотношения оседлых и кочевых племен. С этой целью экспедиция производила раскопки курганных могильников около Кандытогай, на Бурджарах, Тамде, Шегнаксае и др. 176

В 1948 г. в Кустанайской области у с. Садчикова экспедицией Государственного исторического музея, руководимой О. А. Кривцовой-Граковой, было раскопано поселение эпохи Бронзы 177.

Начиная с этого же года возобновилось систематическое обследование Нижнего Поволжья и прилегающих к нему районов Западно-Казахстанской области. Работы были организованы Саратовским государственным университетом совместно с Саратовским областным музеем под руководством И. В. Синицына. Экспедиция провела большие разведывательные работы, а также раскопала памятники, давшие материал, начиная с эпохи бронзы и кончая золотоордынским временем 178. В 1953 г. в связи с намечавшимся строительством оросительных каналов Институт истории, археологии и этнографии АН КазССР направил в Западный Казахстан экспедицию под руководством Т. Н. Сениговой, которая обследовала районы г. Уральска, оз. Раим, Камыш-Самарских озер, рек Большой и Малый Узеней. Кроме разведки, были проведены раскопки 20 курганов и собран с дюнных стоянок подъемный материал 179 .

В следующем 1954 г. Институт истории, археологии и этнографии АН КазССР организует Илийскую экспедицию, руководимую К. А. Акишевым. Она проводила эти работы в зоне затопления Капчагайской ГЭС. Основной ее задачей явилось выявление и нанесение на карту всех археологических памятников, находящихся в зоне затопления, и проведение разведочных раскопок. В результате работы экспедиции были обследованы правый и левый берега р. Или, зафиксировано и нанесено на карту большое количество памятников — могильников, стоянок, поселений. Большая часть исследованных памятников датируется усуньским временем 180.

Особым этапом в истории археологического изучения Казахстана являются работы 1954—1956 гг. в районах освоения целинных земель. Они сыграли большую роль в процессе дополнительного сбора материала к археологической карте Казахстана.

За три гола в районах целинных земель республики работало в обшей сложности 10 археологических экспедиций, которые охватили разведкой 10 из 15 областей Казахстана. В результате их были открыты и нанесены на карту сотни новых памятников, относящихся к разным периодам древней истории, раскопано около 600 курганов, собран большой антропологический материал, проливающий свет на вопросы этногенеза казахов 181.

С 1955 г. на территории Актюбинском области археологические работы проводит Западно-Казахстанский отряд Института истории материальной культуры АН СССР, руководимый В. С. Сорокиным. Перед отрядом также была поставлена задача обследовать памятники, подвергающиеся уничтожению или частичному разрушению. В. С. Сорокиным пол-

_____

175. См. указ. I — № 498.

176. См. указ. I — № 10—16, 19, 21, 22, 24—26, 115, 119, J 32, 371, 422.

177. См. указ, I — № 366.

178. См. указ. I —№ 715—719.

179. См. указ. I — № 704.

180. См. указ. I —№ 17, 33, 36, 38, 370, 416.

181. См. указ. I —№ 23, 32, 35, 37.

[21]

ностью закончено исследование могильника эпохи бронзы Тастыбутак и начаты раскопки поселения этого же времени 182.

В 1955—1956 гг. преподавателем КазПИ И. И. Копыловым были проведены раскопки усуньских могильников у по с. Алексеевки, в ущелье Капчагай на р. Или и на Талгарском городище 183.

В этом же году к северо-западу от Аральского моря аспирантом Института этнографии АН СССР А. В. Виноградовым было обследовано около 20 пунктов с находками кремневых орудий, относящихся к позднему этапу кельтеминарской культуры 184.

Крупным открытием 1956 г. являются находки орудий эпохи палеолита, обнаруженные Г. А. Ярмаком на такырах левобережья р. Коктал в Джамбулской области. Большая часть из них относится к мустьерскому времени, а отдельные предметы — даже к более раннему периоду 185.

В этом же году отряд Семиреченской экспедиции, руководимый А. Г. Максимовой, обследовал курганные могильники сакского (VII—VI вв. до н. э.) и усуньского времени (III в. до н. э. — III в. н. э.) в районе с. Чилик и Талгарского городища 186.

В следующем году этим же отрядом производились раскопки в урочище Каракудук (Чу-Илийские горы). Им были исследованы: детский могильник эпохи бронзы (конец II тыс. до н. э.), курганы ранне-кочевнического времени (рубеж нашей эры) и погребения XV в. Большой интерес представляют открытые в ущелье Тамгалы многочисленные наскальные изображения 187. Археологи Г. А. Кушаев и А. М. Оразбаев раскопали на территории г. Алма-Аты один из разрушенных курганов позднесакского времени 188.

С 1957 г. возобновляются стационарные работы Южно-Казахстанской и Илийской археологических экспедиций. Южно-Казахстанская экспедиция, руководимая Е. И. Агеевой, продолжила свои исследования на средневековом городище Баба-ата и на курганных могильниках в его районе. Илийская археологическая, экспедиция под руководством К. А. Акишева раскопала могильники усуньского времени и начала работу на сакском могильнике Бес-Шатыр 189.

На территории Южного Казахстана С 1957 г. стал работать руководимый А. X Алпысбаевым Каратауский палеолитический отряд. В 1957—1958 гг. были открыты новые местонахождения эпохи нижнего и верхнего палеолита, собран большой подъемный материал кремневых орудий — ручные рубила, скребки. Особый.интерес представляют обнаруженные отрядом пещерные стоянки с культурным слоем 190.

Большую помощь в изучении археологических и архитектурных памятников Казахстана оказали местные краеведы О. Н. Гомзина, братья Белослюловы, Л. Ф. Семенов, Е. К. Покровский, Е. Е. Ясенецкая и специалисты других областей знаний: географ т. Омяров, зоологи А. А. Слудский, В. С. Бажанов. М. Д. Бирюков, К. П. Параскив, геологи И. П. Новохатский, Н. Г. Федин, Н. М. Владимиров и другие, учителя П. Белан, Г. Г. Иванов, Е. Пономарева, а также местное население.

Из случайных находок различных лет необходимо отметить находки из Павлодарской области: наконечник Стрелы с прямым основанием из нефрита, найденный в 1925 г. на западном берегу оз. Джала-Улы 191, бронзовый клин из района полиметаллического месторождения Майкаин в 1931 г. 192, обломки глиняных сосудов у сел Подпуска и Павловки 193, захоронение человека у с. Башмачного в 1938 г. с богатым инвентарем (костяной наконечник копья, 8 костяных наконечников стрел, каменный брусок, лук и два глиняных пряслица) 194.

В 1936 г. геологом Быковым в районе с. Убага (Кустанайская область) были обнаружены кремневые сколы, скребки, ножевидные пластинки, фрагменты керамики 195. На правом берегу р. Буланты, в 15—20 км ниже Байконурских угольных копей он заметил наскальные изображения 196.

Участниками краеведческого похода в Чилийских горах Алма-Атинской области в 1936 г. открыты наскальные изображения маралов, волков, лисиц, горных козлов, охотни-

________

182.  См. указ. I — № 773.

183. См. указ. I — № 355.

184. См. указ. I —№ 162.

185. См. указ. I — № 896. 186

186. См, указ.. I—№ 413.

187. См. указ. I — Ж.411. 188

188. См. указ. I —№ 32.

189. См. указ. I — № 33.

190. См. указ. I — № 43.

191. См. указ. I — № 424. 192

192. См. указ. I—№ 1016.

193. См. указ. I-— №. 424. 94

194. См там же

195. См. указ. I —№ 1017. 96

196. См. указ.1 —№ 424.

[22]

ков с луками 197. На Дачной улице г. Алма-Аты была найдена римская монета, что послужило поводом для организации раскопок 198. Геолог Г. А. Яншин открыл крупную энеолитическую стоянку Саксаульскую, сборы на которой проводились и в последующие годы (1944 г.) 199.

В районах г. Казалинска и ст. Саксаульской геологами и географами в 1948 г. был собран большой подъемный материал по эпохе неолита 200. В том же году в 15 км от г. Алма-Аты (в районе Дома отдыха ЦК КПК) найдены 6 медных котлов, на одном из них имелся гофрированный обруч, заканчивающийся двумя скульптурными изображениями головок горного козла 201. В 1951 г. из Павлодарской области из района рек Оленты и Куртуозек поступили каменные орудия, собранные геологами С. М. Бандалетовым и М. Ф. Никитиным 202.

На правом берегу р. Иртыш, в 2 км выше пос. Лебяжьего в 1951 г. геологом В. В. Лавровым было раскопано захоронение эпохи бронзы 203.

В 1952 г. геолог В. Ф. Петрунь в районе р. Тамды, при впадении ее в р. Сары-Тургай в Карагандинской области, обнаружил две стоянки эпохи неолита и собрал с них подъемный материал 204.

Около оз. Половинного Северо-Казахстанской области А. И. Семенов в 1952—1953 гг. раскопал курган с земляной насыпью, давший интересный материал по эпохе ранних кочевников 205.

В эти же годы изучением наскальных рисунков в Чулакских горах Алма-Атинской области занимался П. И. Мариковский, отметивший у живших здесь племен различные приемы охоты: облаву с загонщиками, охоту с собаками, с ручными барсами и т. д. 206

 В ущелье Чимбулак Алма-Атинской области в 1953 г. зоологом Н. И. Суворовым были зарегистрированы также наскальные изображения 207. В том же году в районе пос. Иссык пионерами был обнаружен клад вещей, среди них имелись медные котлы, медные блюда, медный жертвенник и железный светильник 208.

В районе санатория «Каменское плато» около г. Алма-Аты местное население открыло клад вещей эпохи бронзы 209. На берегу р. Ишим, недалеко от г. Акмолинска в 1953 г. краеведом В. Д. Солочинским было обследовано поселение эпохи бронзы 210. Во время земляных работ в 1955 г. около пос. Железинки были обнаружены остатки погребения неолитического времени 211. Около г. Алма-Аты на территории санатория «Турксиб» в 1957 г. во время строительных работ был найден клад вещей эпохи бронзы (серпы, копье, долото и до.).

На территории ботанического сада АН КазССР (г. Алма-Ата) во время работ были обнаружены погребения эпохи бронзы и каменная баба тюркского времени.

Разведочные археологические работы закончились в 1956 г. В настоящее время археологическим обследованием охвачены в основном все области республики.

Только в результате разведочных работ стало возможным изучение целого ряда уникальных памятников материальной культуры, получивших широкую известность за пределами Казахстана. В Центральном Казахстане — это грандиозные плиточные ограды Бегазы, Сангуыра и Улутау; многочисленные поселения Атасу и Бугулы, давшие новый, до сих пор неизвестный тип жилищ, стены которых обложены гранитными плитами; каменные курганы Корпетая с их величественными менгирными сооружениями из трехметровых каменных плит; монументальные надмогильные сооружения могильников Нуртай, Бель-Асар и Ельшибек, позволившие судить об уровне развития строительной техники того времени, и многие другие.

В Семиречье — это огромные так называемые царские курганы могильников Бесшатыр, Тургень и Кегень, достигающие в высоту 20 м и своими конструктивными особенностями не уступающие знаменитым курганам скифских парей Причерноморья и Приднепровья и являющиеся древнейшими памятниками архитектуры Казахстана. Большую научную ценность представляют наскальные писаницы, открытые в Чу-Илийских горах. Это целая древняя картинная галерея, воспроизводящая не только хозяйственную сторону жизни древних обитателей Семиречья, но и дающая перво-

_______

197. См. указ. I — № 659.

198. См. указ. I — № 464, 465, 543, 664.

199. См. указ. I — № 839, 840, 844.

200. См. указ. I — № 842.

201. См. указ. I — № 442.

202. См. указ. I — № 412.

203. См. указ. I — № 379, 547.

204. См. указ. I —№ 597.

205. См. указ. I —№ 693.

206. См. указ. I — № 439—440.

207. См. указ. I — № 18.

208. См. указ. I —№ 442.

209. См. указ. I — № 233;

210. См. указ.-I—№ 345.

211. См. указ. I — № 23, 83.

[23]

классный материал для изучения духовной культуры.

В Южном Казахстане—это многочисленные развалины древних городов и впервые открытые на территории республики стоянки первобытного человека, жившего сотни тысяч лет назад.

Находки кремневых орудий шельско-ашельского времени, открытие первых палеолитических стоянок являются крупнейшими достижениями археологических работ, равными по своему научному значению открытиям на холме Сатани-Дар в Армении, в пещере Тешик-Таш в Узбекистане и в пещерах Крыма и Украины.

В 1957 г. археология Казахстана вступила в свой новый этап развития: перешла от разведочных рекогносцировочных работ к многолетним стационарным раскопкам.

Вся экспедиционная работа проводилась с целью разработки следующих основных тем: «Древняя культура племен Центрального Казахстана», «Очерки древней истории Южного Казахстана» и «Кочевые племена Илийской долины рубежа нашей эры».

Намеченные темы охватывают многие вопросы истории и культуры племен и народностей эпохи первобытнообщинного строя, классового общества раннего периода и феодальных отношений на территории Казахстана.

Составленная археологическая карта дала возможность определить основные районы республики для проведения крупных экспедиционных исследований. При выборе районов для работ учитывалось, что различные районы древнего Казахстана в определенные исторические эпохи неравномерно развивались и периодически становились центрами зарождения своеобразной материальной культуры, вызванной к жизни развитием производительных сил общества.

Наиболее интересными в этом отношении районами были определены Центральный и Южный Казахстан и Семиречье.

Центральный Казахстан, как показали многолетние археологические работы А. X. Маргулана, может дать первоклассный материал для изучения вопросов истории и культуры первобытнообщинного строя и процесса его разложения. Здесь сосредоточено; большое количество различных памятников (могильники, поселения, древние рудные выработки, писаницы) этого времени, особенно много погребений, стоянок и поселений эпохи бронзы. Такое явление, несомненно, не случайно. Центральный Казахстан был не только центром развития и распространения, но и, по-видимому, одним из центров зарождения андроновской культуры.

В период зарождения и становления культуры ранних кочевников центром сложения и оформления материальной культуры кочевых племен, в частности сако-усуньских древностей, становятся районы Семиречья. По скоплению памятников этого времени Семиречье является многообещающим районом. Поэтому не случайно, что его территория определена для многолетних экспедиционных исследований, как основной район, где наиболее реально может быть решена проблема сложения классовых отношений в древнем Казахстане.

В средневековье ведущими культурными центрами Казахстана были районы Южного Казахстана. В этот период в долинах рек Сыр-Дарья, Чу, Таласа возникает целый ряд оседло-земледельческих поселений и городов.

Наличие большого количества развалин поселений и городов послужило причиной выбора района Южного Казахстана для стационарных археологических раскопок по сбору материала для решения вопросов о развитии феодальных отношений на территории средневекового Казахстана и для выяснения вопросов взаимоотношений оседлого и кочевого населения и роли к частников в развитии городской культуры.

Трехлетние (1957—1959 гг.) стационарные работы дали первые положительные результаты: привели к открытиям большого научного значения и доказали правильность выбора районов для проведения многолетних исследований.

Особое место в итогах стационарных работ занимают успехи в изучении палеолита Казахстана.- В результате поисковых работ археолога X. Алпысбаева в районах хребта Большого и Малого Каратау были обнаружены первые на территории Средней Азии и Казахстана нижнепалеолитические стоянки первобытного человека и во многих пунктах собраны крупные грубо обработанные ручные рубила — первые орудия, сделанные руками человека. Научное значение этих находок огромно.

Каратауские стоянки нижнего палеолита свидетельствуют о заселении первобытным человеком территории Казахстана еще сотни тысяч лет тому назад.

Большую научную ценность представляют наземное бревенчатое сооружение — усыпальница сакского вождя, раскопанное в одном из больших курганов в могильнике Бес-Шатыр (р. Или), и катакомбные захоронения Чарда-

[24]

ры (р. Сыр-Дарья), принадлежащие племенам кангюй.

Значительные научные успехи достигнуты в области средневековой археологии.

В 1959 г. полностью закончены раскопки оседло-земледельческого поселения Актобе и городища Баба-ата в Южном Казахстане. В результате работ были обнаружены прекрасно сохранившиеся жилые помещения дворцового типа с купольными перекрытиями и здания с коробовыми сводами, свидетельствующие о большом опыте и мастерстве строителей, о высоком уровне техники строительства крупных и сложных по архитектурному решению зданий. Полученные материалы позволяют также восстановить планировку и архитектурное оформление средневековых городов Южного Казахстана.

* * *

Благодаря многолетним археологическим исследованиям были прослежены основные этапы исторического развития человеческого общества на территории Казахстана в древности. Эти научные достижения явились результатом упорного и настойчивого труда казахстанских археологов, результатом благоприятных условий, в которых развивалась археология Казахстана в течение 40 лет, и той заботы и поддержки, которую оказывают науке советский народ и Советское правительство.

В результате археологических исследований на территории республики была выявлена самобытная культура племен и народностей, населявших территорию Казахстана в разные периоды древней истории. Яркая и высокая для своего времени культура древних племен, являющихся далекими предками казахского народа, свидетельствует о том, что племена древнего Казахстана сами были творцами своей истории, своей красочной и самобытной культуры. Большую роль при этом играли широкие связи, культурное влияние и постоянное общение с племенами и народами соседних стран.

Не менее важным достижением археологии является установление непрерывности развития человеческого общества на территории Казахстана, начиная с самого древнейшего периода истории — с эпохи палеолита.

Находки последних лет палеолитических каменных орудий в Южном и Восточном Казахстане включают Казахстан в общий ареал распространения палеолита на территории СССР, дают возможность проследить жизнь человечества, начиная с его детства.

Археологическими работами установлено, что со времени верхнего палеолита жизнь на территории нашей республики продолжалась непрерывно. Развивающиеся производительные силы первобытного общества привели к зарождению микролитической культуры эпохи неолита и энеолита.

Более высоким этапом исторического развития древних племен является культура эпохи бронзы, открытая во всех районах Казахстана. В этот период уже имеются районы сравнительно густозаселенные и малоосвоенные, намечаются ведущие районы андроновской культуры и ее окраины, получает развитие пастушеское скотоводство, приступают к выработкам многочисленных месторождений меди, олова, золота в Джезказгане, на Калбе и Нарыме, в Степняке, а в конце периода зарождаются первые признаки имущественного неравенства, из когда-то единого рода выделяется патриархальная семья, положившая начало семейной собственности — первому зачатку частной собственности.

Культура племен эпохи бронзы является одной из ярких страниц древней истории Казахстана. Развитие производительных сил этого периода подготовило предпосылки перехода к кочевому скотоводству, что почти на три тысячелетия определило специфику исторического развития Казахстана. Племена эпохи бронзы явились той основой, на которой спустя тысячелетие, в результате позднейших смешений и напластований, сложился антропологический тип современных казахов.

Значительные успехи достигнуты также в изучении истории сложения племенных союзов и развития оседло-земледельческой городской культуры на территории Казахстана.

Результаты археологических работ последних лет внесли много нового в историю оседлых поселений и городов Казахстана. Одними из сложных вопросов истории в средние века были и остаются вопросы генезиса городов. Существовавшая в науке старая точка зрения на эти вопросы связывала развитие земледельческой культуры, торговли и ремесла, а также само зарождение городской культуры в Казахстане с деятельностью колонизаторов, выходцев из Согда.

Однако последние археологические материалы позволяют по-новому ставить вопросы генезиса городов. Они говорят о том, что осед-

[25]

лые поселения и города южных районов Казахстана являются продуктом развития производительных сил самого общества. Особенностью дальнейшего развития городской культуры является тесное взаимодействие, с одной стороны, земледельцев и ремесленников — вчерашних кочевников, при определенных условиях и обстоятельствах всегда готовых перейти к кочевому образу жизни, и, с другой — кочевников-скотоводов, пополняющих ряды городских жителей.

Таким образом, развитие городов и кочевых хозяйств представляет собой единый процесс развития экономики и культуры средневекового Казахстана.

Большую роль в развитии городов играло влияние культурных центров — Согда, Хорезма.

Таковы состояние изученности и некоторые итоги археологического исследования территории Казахстана за прошлый период.

Несомненно, что будущие работы обогатят историческую науку новыми открытиями и создадут научную базу для исследования истоков самобытной культуры казахского народа.

[26]

Цитируется по изд.: Археологическая карта Казахстана. Реестр. Алма-Ата, 1960, с. 9-26

Рубрика