Слободка: детинец (Никольская, 1987)

Слободка: детинец (Никольская, 1987)

Топография, оборонительный сооружения, стратиграфия, датировка культурного слоя

Большое Слободкинское городище, как говорилось выше, расположено на высоком правом берегу реки Навля, близ деревни Слободка (Шаблыкинский район, Орловской области) 1. Городище состоит из округлого в плане детинца (диаметром около 80 м) площадью около 4 тысяч м2 небольшого окольного города, лежащего в виде подковы за валом и рвом детинца и неукрепленного посада, занимавшего большую территорию к востоку и западу от него. Общая площадь, занятая поселением, составляет около 40 га. Окольный город, охватывающий детинец с запада, севера и востока, также имел свою систему укреплений, но менее значительную. В западной его части вал и ров сильно распаханы, в северной и восточной они лучшей сохранности (рис. 5).

При строительстве укрепленного поселения древние зодчие большое внимание уделяли не только расположению его на речных и сухопутных путях, что важно в стратегическом отношении, но и конкретной природной ситуации, рельефу местности — оврагам, ручьям. Принималось во внимание все: естественные склоны оврагов, берегов рек, граница поймы реки, так как они позволяли сократить объем работ без ущерба для достижения необходимой обороноспособности 2.

Выбор места для сооружения городища у д. Слободка был обусловлен наличием неглубокого и короткого сухого оврага, превращенного затем в ров для детинца и окольного города. Надо полагать, что укрепления обеих частей крепости рассматривались военными «инженерами» древности как единое целое.

Река Навля омывает южный склон городища, протекая в 70 м от его подножья. Над уровнем реки площадка городища возвышается на 20— 26 м (рис. 5).

Раскопки Слободкинского городища велись в течение семи полевых сезонов с 1959 по 1966 г. На таблице «№ 1 можно видеть последовательность вскрытия культурного слоя, размеры раскопанной площади по раскопам и годам и расположение раскопов на плане детинца (рис. 6, 1,2).

Прежде чем перейти к характеристике оборонительных сооружений городища, сохранившихся к началу наших раскопок, остановимся на самом раннем этапе строительства укреплений, которые удалось уло-

[21]

 

 

Рисунок 5. Городище Слободка. 1 – Ситуационный план Большого городища. 2 – Ситуационный план Малого городища. 3 – общий вид городища с юга.

[22]

Рис. 6. План Большого Слободкинского городища

А — обозначение раскопов по годам; 1— раскопы 1, 2, 1959 г.; 2 —раскоп 3, I960 г.; 3 — раскопы 4а, 4б и траншея, 1961 г.; 4 — раскопы 5, 5а, 1962 г.; 5 —раскопы 6, 6а, 1964 г.; 6 — раскопы 7, 7а, 1965 г.; 7 — раскопы 8. 9, 1966 г.; 8 — лес; 9—кустарник; 10 — не раскопанные участки; 11 — карьер…

[23]

Б — сетка раскопов по годам.

[24]

Б — сетка раскопов по годам.

[25]

Таблица 1. Городище Слободка. 1959—1962, 1964—1966 гг.

Раскоп

Год

Вскрытая площадь (кв. м)

 (кв. м)

Местонахождение раскопа на площадке детинца

 

 

 

 

 

№ 1

1959

096

 

312

Северная часть

№ 2

1959

216

Южная часть

№ 3

1960

392

 

 

715

Южная, юго-западная н юго-восточная части

№ 4

1961

125

Юго-восточная часть

№ 4А

1961

336

Западная часть

№ 4Б

1961

076

Западная часть, разрез вала

Тр. № 1

1961

178

Проведена через центр площадки

№ 5

1962

280

 

548

Западная и северо-западная части

№ 5А

1962

268

Восточная и северо-восточная части

№ 6

1964

368

 

464

Западная и северо-западная части

№ 6А

1964

072

Северо-восточная часть

№ 6Б

1964

024

Юго-восточная часть

№ 7

1965

832

 

864

Центральная часть

№ 7А

1965

032

Северо-восточная часть

№ 8

1966

060

 

132

Северо-восточная часть (на валу)

№ 9

1966

072

Южная часть (край площадки)

 

 

 

 

 

Окольный город

 

 

 

 

№ 1

1964

120

 

Западная и центральная части окольного города

№ 2

1965

060

 

 

 

 

 

 

 

Итого: 

 

 

3607

 

 

 

 

 

 

 

 

вить в процессе исследований только в южной части детинца (раскоп 3,. 1960 г.). Здесь, примерно в 10 м от современного края площадки поселения, были обнаружены два ряда обгоревших бревен, расположенных в направлении северо-восток — юго-запад (сооружение 7) и северо-запад— юго-восток (сооружение 6) и сохранившихся на длину 8 и 5 м. Расстояние между бревнами всего 0,60 м. Такое расположение бревен, (в виде «рельсов») не совсем понятно: возможно, это остатки двух параллельно расположенных стен, пространство между которыми было заполнено суглинком. Однако не исключено, что была сооружена всего одна стена, бревна которой соединялись «внахлестку» и во время пожара просто скатились вниз. Продолжением бревен сооружения служил, очевидно, плетень: мелкие ямки от кольев шли вдоль южного края городища на протяжении 3,5 м, а затем под прямым углом повертывали перпендикулярно к его склону. Стена завершалась небольшой (2Х Х2 м) клетью, также сгоревшей (сооружение 4), стены которой сохранились в виде регулярной кладки на 3—4 венца (высота 0,60 м, пл. 4— 5, раскоп 3, кв. 112) (рис. 7, 1). От верхних бревен клети сохранились только угольные полосы и угли, густо пронизавшие слой глины, на котором было поставлено сооружение. Бревна нижнего венца клети истлели, а лежавшие выше — обгорели. Систему врубки бревен проследить не удалось, так как углы сруба не сохранились. В нижнем горизонте за-

[26]

Рисунок 7. Сооружение 4/52 (фото). Оборонительная клеть (?). Цифры в числителе означают номер сооружения в раскопе, а в знаменателе – на сводном плане.

Рисунок 8. Городище Слободка. А – въезд на городище; Б – разрез площадки городища детинца до начала раскопок по линиям север – юг и запад – восток.

[27]

Рис. 9. Разрез вала городища в западной части детинца (а, б)

1 — дерн; 2 — серый культурный слой; 9 — темный культурный слой; 4 — древесный тлен; 5 — древний культурный слой; 6 — суглинок; 7 — обугленное дерево; 8— песок; 9— известняк; 10 — черный культурный слой с золой, тленом и обожженной глиной; 11 — предматерик; 12 — материк.

 

полнения клети найдено всего семь обломков гончарных сосудов и фрагмент гладкого фиолетового стеклянного браслета (пл. 4). Выше (пл. 3) в глине с углями найдено девять обломков гончарной керамики.

Рассмотренные сооружения, расположенные на границе темного культурного слоя и светло-желтого суглинка, на котором были построены укрепления, являются, по-видимому, остатком оборонительной стены и маленькой башенки, относящейся к начальному периоду строительства города. Впоследствии на расстоянии 6 м от этой стены, ближе к краю городища, были построены более мощные и сложные фортификационные сооружения, к рассмотрению которых мы и перейдем.

Сечение площадки детинца по оси север — юг и запад — восток дает представление о характере оборонительных сооружений до начала раскопок. Можно видеть, что наибольшей высоты насыпь вала достигает в северной и восточной частях детинца, где разность уровней между дном

[28]

внешнего рва и вершиной вала колебалась в пределах 6—8 м (рис. 8). Со стороны площадки детинца земляные укрепления значительно ниже — в северной и восточной частях они имели высоту 3—4 м, в западной — всего 1 м. К моменту наших раскопок вал сильно оплыл, что легко заметить, восстанавливая графически его первоначальную высоту (рис. 9, а, б). Вдоль юго-западного, южного и юго-восточного склонов площадки городища, обращенных к пойме р. Навля, он совершенно не был заметен на поверхности. Обнаружить эту насыпь, состоящую из зеленовато- или светло-желтого суглинка, а местами — глины, удалось только в профилях стенок раскопов и дополнительных бровок. Судя по этим профилям, вал почти сравнялся с современной поверхностью и его верхняя часть прикрыта только почвенным слоем 3. Находок в насыпях почти не было, за исключением нескольких обломков гончарных сосудов с линейно-волнистым орнаментом и костей животных.

[29]

Рис. 10. Юго-западный участок оборонительной стены

По-видимому, землю для сооружения вала привозили не только со стороны, но и брали также на самой площадке городища, подобно тому, как это наблюдалось в Старой Рязани 4: к тыльной части южного отрезка вала примыкает довольно глубокая выемка (глубиной до 1,60 м); однако проследить ее четкие границы не удалось, так как вал постепенно оплывал, а котлован впоследствии был застроен сооружениями.

Раскопки в детинце Слободки выявили его четкую планировку. Внешнее кольцо обороны составляла высокая земляная насыпь, которая в древности опоясывала всю площадку детинца.

Внутри вала (раскопки которого велись широкими площадями на нескольких участках почти по всему периметру площадки городища) открыты деревянные конструкции 5. Это была стена, состоящая из дубовых бревен (частично истлевших), толщиной 0,2—0,3 м и длиной от 4 до 5 м, соединенных между собой в обло; в западной части детинца сохранилось 3—4 венца стены (на высоту 0,60—0,70 м), выявленной па протяжении 24 м (рис. 10). Юго-западная часть стены имела ширину 3,5 м, т. е. 2 мерных сажени, а длина секций равна одной, двум и трем мерным саженям (рис. 11, 1, 2). В южной части длина открытого участка стены составляла 20 м, в ней насчитывалось ют одного до 8 венцов. Стена делилась поперечными стенками на отдельные секции шириной около 4 м (рис. 12). Таким образом, эти укрепления служили каркасом земляной насыпи, предохранявшим ее от оползания. (Первое, нижнее бревно этой бревенчатой стены имело своим основанием древний, балтский культурный слой.) Мощная дубовая стена, связанная с верхней частью внутри-вальных конструкций, выходила, очевидно, на поверх-

[30]

Рис. 11. План (1) и реконструкция (2) юго-западного участка оборонительной стены. Рисунок и реконструкция Г. В. Борисовича.

 

ность вала. В южной части, площадки детинца открыты остатки квад-ратной в плане башни, расположенной в том месте, где западная и южная стены вала пересекались под прямым углом 6. Таким образом, в детинце Слободки как бы сочетаются две планировочные схемы регулярных планов крепостей — прямоугольная и кольцевая. Зачистка южного края площадки городища показала также, что все надвальные конструк-

[31]

Рис. 12. Раскопки южного участка стены и развала башни I (1, 2)

 

ции рухнули вниз по склону и сохранилась только глиняная подушка укрепления.

На юго-востоке в насыпи вала также открыты остатки дубовых обугленных клетей, сооруженных из толстых бревен: четко виден угол одного сруба и части стен другого, уходящего за пределы раскопа (рис. 13, 1, 2; рис. 14, 1, 2).

В восточной части детинца истлевшие бревна стены прослежены на длину 10 м. Здесь стена отстояла от края площадки городища на 4 м. На самом гребне вала были открыты остатки еще одного обгоревшего бревенчатого сооружения—башни, возвышавшейся над валом и обвалившейся в восточном направлении, т. е. по внешнему склону вала. При расчистке были хорошо видны чаши-вырубки в бревнах-узлах двух поперечно соединенных бревенчатых стен. Любопытно, что в одном из бревен продольной стены были зафиксированы две чаши-вырубки с интервалом 0,5 м друг от друга, причем в обеих чашах были обнаружены

[32]

торцы — обломки бревен поперечных стен, длина которых здесь была около 4 м (рис. 15).

Вполне возможно, что под защитой этой башни, находился въезд в окольный город, проходивший по дну оврага и рва. Такое прикрытие въезда башней, известно, например, по раскопкам В. В. Седова в Воищине 7.

Параллельно обгоревшей стене, шедшей по гребню вала, вдоль внутреннего склона его насыпи были обнаружены остатки еще одной стены, бревна которой почти истлели. Расстояние между этими двумя линиями укреплений составляло 4 м. Стена делилась поперечными бревнами на отдельные отсеки также длиной 4 м. Таким образом, можно заключить, что в восточной части городища каркас насыпи вала составляли бревенчатые дубовые клетки размером 4X4 м. Подобные оборонительные сооружения известны во многих древнерусских городах X—XIII веков. 8 (рис. 15).

Возможно, что подобная система фортификации шла по всему пери-метру площадки детинца; об этом свидетельствует, например, разрез насыпи вала, проведенный в западной части площадки (раскоп 4Б) (рис. 9); несмотря на то что здесь вал сильно оплыл и вершина его, возможно, была частично срезана, в профилях раскопа можно видеть остатки обугленных деревянных конструкций, в древности выходивших, очевидно, и на поверхность вала. Не исключено, однако, что внутривальные конструкции на разных участках насыпи вала были неодинаковы.

Если взглянуть на планировку крепости в целом, то можно заметить, что сооружение башен приходится на места соединения укреплений окольного города со стенами детинца. В этом и состоит оригинальность древнего военно-инженерного и композиционного замысла, выявленного в этом памятнике.

Еще одна из открытых башен, юго-восточная, обнаруженная в верхнем горизонте культурного слоя, несомненно, была наблюдательной — вежей 9. Местоположение ее очень удобно, с нее хорошо просматривается вся долина р. Навля (рис. 16). По-видимому, ее строительство относится к последнему периоду существования города.

Неподалеку от этой башни были найдены обломки колокола. Вероятно, посредством колокола население города оповещалось об опасности.

Итак, исследования укреплений городища Слободка показали, что в XII—XIII вв. боевые башни сооружались в пряслах стен. В этом смысле раскопки Слободкинского городища, несомненно, внесли нечто новое в наши представления о плановой структуре древнерусских укреплений домонгольской поры.

Вал и ров окольного города, также исследованные нами, были меньшей высоты и глубины, чем в детинце (правда, вал сильно оплыл и долгое время распахивался). Это обстоятельство, а также отсутствие прочных внутривальных конструкций говорит о вспомогательной роли этих укреплений в обороне крепости. Возможно, что укрепления окольного города сооружались в виде частокола или бревенчатой стены — «оплота». Башни позволяли вести бой по обе стороны оплота, вдоль его стены.

Крутые склоны и глубокий ров, окружавшие детинец, затрудняли въезд на поселение. Однако следы древней дороги все же заметны в

[33]

Рис. 13. Остатки обугленных клетей в юго-восточной части вала детинца (1,2)

юго-восточной части городка 10. Возможно, что здесь была и воротная башня, строительство которой характерно для большинства русских городов X—XIII веков 11, однако остатки ее сохранились плохо.

Планировка детинца тесно связана с планировкой и застройкой окольного города (на котором также велись раскопки) и посада. Шурфы, заложенные в окрестностях детинца, и окольного города, где располагались, очевидно, отдельные городские слободы и села, показали, что

[34]

Рис. 14. Сгоревшие клети в юго-восточной части детинца (1, 2)

вся эта обширная территория была заселена одновременно в период с XII по середину XIII века.

Как говорилось выше, культурный слой Большого Слободкинского городища содержал напластования двух разновременных эпох: нижний слой — III— VII века н. э.— был оставлен населением культуры мощинского

[35]

Рис. 15. Вариант реконструкции восточной стены детинца. Вид с внутренней стороны. Реконструкция и рисунок Г. В. Борисевича

типа (характеристика его была дана выше). Верхний слой мощностью от 1 до 1,5—2 м (в сооружениях) отложился в XII—XIII вв., в период существования здесь древнерусского города. Этот слой по цвету грунта можно разделить на два горизонта: в раскопах, примыкающих к валу, который некоторое время распахивался и сильно расплылся, особенно в северной части детинца (раскопы 1, 5, 6), верхний горизонт состоял из серого довольно плотного песчаного грунта, нижний — из черного рыхлого, иногда лиловатого, грунта от примесей в нем древесного тлена. В раскопах, заложенных в южной части площадки городища, верхний горизонт слоя (толщиной 0,2—0,3 м) был темно-серого, почти черного, а иногда также лиловатого цвета с примесью древесного тлена. Общая дата этого горизонта слоя —XIII в. В нем многочисленны находки отдельных предметов, главным образом фрагментов стеклянных браслетов и керамики (раскопы 2, 3).

Керамика изготовлена на ручном гончарном круге из хорошо отмученного теста без видимых примесей, хорошо обожжена. Большинство сосудов гладкостенны или орнаментированы очень скромно — двумя-тремя рядами ровных глубоких полос, нанесенных в верхней части горшка. Изредка встречается волнистый орнамент или линейно-волнистый. На днищах сосудов встречаются клейма. Много фрагментов горшков с короткими шейками, высоко поднятыми плечиками, иногда с ребром на границе плеча и тулова. Такая керамика характерна для XIII—XIV веков 12.

Основной горизонт культурного слоя отложился в сравнительно небольшой отрезок времени с середины XII до середины XIII века. Этот слой составляет мягкий, рыхлый песчаный грунт черного или коричневато-сиреневого цвета с большим содержанием древесного тлена, угля, сго-

[36]

Рис. 16. Следы сгоревшей дозорной башни 11 в юго-восточной части площадки детинца

1 — фото; 2— разрез дозорной башни II и подпольной ямы 4 по линям север — юг. Вид с запада;  1 — культурный слой с древесным тленом (заполнение постройки); 2 — древесный тлен; 3 — обгоревшее дерево; 4 — истлевшее дерево; 5 — глина желтая; 6 — суглинок; 7 — зола; 8 — угли

 

ревшего дерева, золы. В нем были открыты остатки сгоревших и частично истлевших бревенчатых сооружений, развалы глинобитных печей, куски печин, включения красно-оранжевой обожженной глины. Слой насыщен находками предметов быта, ремесла, вооружения, украшенйй, фрагментами гончарной керамики, поливной посуды; встречаются обломки амфор.

Раскопки городища велись по пластам толщиной 20 см, материал фиксировался по квадратам размером 2X2 м. Все раскопы ориентированы по странам света; постоянный репер был забит в северо-восточном углу раскопа J\fe 1 (1959 г.), каждый новый раскоп имел свою нулевую

[37]

Рис. 17. Разрез культурного слоя в южной части площадки детинца по линии 1—1 (запад — восток)

1 — серый культурный слой; 2 — древесный тлея; 3 — черный культурный слой: 4 — глина; 5 — обожженная глина; б — зола; 7—истлевшее дерево; 8 — угли; 9 — суглинок

Рис. 18. Разрез культурного слоя на площадке детинца по линии II— II (север — юг). Вид с востока

1 — культурный слой с древесным тленом; 2 — серый культурный слой; 3 — песок; 4 — обожженная глина; 5—культурный слой с золой и тленом; 6 — уголь; 7 — слой с известью; 8 — пред материк; 9 — материк; 10 — дерн

 

точку, которая затем привязывалась к постоянному реперу. Для изучения стратиграфия памятника и получения дополнительных разрезов в раскопах через каждые 3,5 м оставлялись бровки шириной 0,5 м, впоследствии также раскопанные. Поскольку бровки последующих раскопов, как правило, являлись продолжением бровок раскопов более ранних, удалось получить сплошные разрезы площадки детинца с запада на восток и с севера на юг (рис. 17, 18).

Для характеристики древнерусского культурного слоя Слободки, его стратиграфии и хронологии нами взяты основные категории датирующих предметов: стеклянные браслеты, стеклянные сосуды, шиферные пряс-

[38]

 

лица, амфоры, поливная керамика. На табл. II—VII даны находки всех этих предметов по раскопам и пластам, на табл. VIII—X каждая категория предметов взята отдельно и также представлена по раскопам и пластам (с. 45—53). На основании этих таблиц даны общие выводы о культурной стратиграфии детинца Слободки.

В детинце Слободки найдено 102 фрагмента глиняных амфор (примерно от 10 сосудов), тонкостенных, с округлым туловом, форма которых характерна для XII—XIII вв. (пл. 2—4) 13.

Среди керамических изделий в слое встречается также поливная (сероглиняная) посуда, по заключению Т. И. Макаровой изготовляв-

[39]

Рис. 19. Фрагменты поливной керамики с орнаментом (1—15)

 

шаяся здесь же, на месте (согласно петрографическому анализу для поливных сосудов употреблялась та же глина, что и для обычной гончарной керамики). Своеобразие слободкинской поливной керамики составляет цвет поливы (темно-зеленого, болотного, а иногда голубоватого и красноватого оттенка), форма сосудов (биконические горшки,

[40]

Рис. 20. Реконструкция форм поливной керамики (1—3); 4 — фрагмент сосуда

 

округлые открытые чаши) и орнамент (глубокие насечки и полосы на стенках сосудов, сгустки поливы в виде круглых шишечек) 14. Найдено более 70 фрагментов, равномерно распределяющихся во всех горизонтах слоя (несколько больший процент их во 2, 3 и 4-м пластах) (рис. 19, 20).

Стеклянных браслетов найдено в слое более 800 фрагментов. Количество гладких и крученых примерно одинаково. Как и в других древнерусских памятниках домонгольского времени 15, число их постепенно возрастает от нижних пластов к верхним, большинство находок приходится на 2 и 3-й пласты (рубеж XII—XIII— первая половина XIII в.) — 438 фрагментов, что составляет 53,54% (см. приложение 2).

Кроме стеклянных браслетов в детинце Слободки найдены и фрагменты стеклянных сосудов из желтоватого стекла, вероятно, киевского производства — с тяжелым донцем и тонкими прозрачными стенками. По форме они подобны найденным в Старой Рязани и Турове сосудам типа кубков на поддоне и стакановидным 16. Всего найдено 56 фрагментов стеклянных сосудов и два обломка оконного стекла: наибольшее количество по-прежнему приходится на 2—3 пласты (27 обломков — 46,05%).

Находки шиферных пряслиц в слое немногочисленны — всего 24 экз.: во 2—4 пластах по 5 экз., в остальных от 1 до 3-х; диаметры каналов: их невелики — 5,5—6 мм, что, как известно, характерно для более позднего времени их бытования на Руси 17. Вызывает удивление такое минимальное количество шиферных пряслиц, найденных в детинце Слободки. Обычно эта категория предметов принадлежит к числу массовых находок в древнерусских памятниках 18.

[41]

Таблица II. Городище Слободка, 1959 г.

Раскоп 1

Пласты

Стратиграфия

Стекл. браслеты

Шиферные прясл.

Стекл. сосуды

Амфоры

Поливная керамика

1

Первая половина — 40-е годы

2/—

2

XIII в.

4/2*

3

Рубеж XII —XIII вв.,

1/1

4

1-я половина XIII в.

3/4

5

2-я половина XII в.

1/—

6

Начало XII в.

=/—

7

 

—/—

8

—/—

9

—/—

 

 

 

 

 

 

 

Итого

21

 

14/7

 

 

 

 

 

 

Раскоп 2

Пласты

Стратиграфия

Стекл. браслеты

Шиферные прясл.

Стекл. сосуды

Амфоры

Поливная керамика

1

Первая половина — 40-е годы

5/9

2

XIII в.

18/16

1

3

Рубеж XII —XIII вв.,

28/23

1

4

1-я половина XIII в.

2/9

5

2-я половина XII в.

—/4

6

Начало XII в.

—/—

7

 

—/—

8

—/—

9

—/—

 

 

 

 

 

 

 

Итого

114

 

2

 

53/61

 

 

 

 

 

 

* Числитель — гладкие браслеты, знаменатель — крученые и другие.

 

Вряд ли можно объяснить это явление недостаточно развитыми торговыми связями населения Слободки с более южными территориями древней Руси (Волынская земля), где было развито производство шиферных пряслиц 19. Множество примеров свидетельствует о том, что эти связи были довольно хорошо налажены 20.

Возможно, что на состоянии импорта шиферных пряслиц в Слободку сказалось некоторое сокращение во 2-й половине XII и первой половине XIII в. самого производства этих изделий в Овруче 21. Однако мне представляется, что причина не только или, вернее, не столько в этом. По-видимому, в детинце Слободки просто почти не занимались ткачеством 22. Вероятно, снабжение города холстами домашнего производства

[42]

[43]

[44]

[45]

[46]

 

Рис. 22 (окончание)

было обязанностью населения одной, а может быть, и нескольких слобод или деревень, расположенных в его окрестностях.

Кроме вещей, помещенных в наши таблицы, древнерусский слой детинца Слободки богат разнообразным инвентарем, многие категории которого также являются датирующими. Большая часть предметов относится ко 2-й половине XII —первой половине XIII века 23. Среди них самыми многочисленными были предметы быта, в частности железные навесные цилиндрические замки, целые и в обломках (всего 47), тип Б (по Новгородской хронологии), ключи от цилиндрических замков —тип Б и В (49), кресала — калачевидное (1) и овальные (9), железные ножи, выполненные преимущественно в технике 2-й половины XII —XIII век,—

[47]

[48]

с тонкой спинкой, торцовой или косой наваркой стали (107), предметы вооружения и снаряжения всадника и коня: наконечники стрел (.15), наконечники копий (2), перекрестие меча (1), бронзовая обкладка булавы (1), железные шпоры с шипом (3) и с колесиком (1), стремена (5), удила (7), навершие плетки (1), конская скребница (1). Сельскохозяйственные орудия — железные серпы (5), сошники (2), топоры (6).

Среди предметов украшений выделяется клад серебряных вещей (2 колта с чернью и ободками из петелек скани, два браслета — плетеный овальноконечный и узкопластинчатый — и шейная гривна, спирально завернутая), выполненных в технике, характерной для парадного металлического убора времени с 70 годов XII в. и до 1240 года 24 (рис. 21; 22,1—5).

Остальные украшения более скромны — бронзовые витые (тройные), плетеные, крученые и пластинчатые, в том числе загнуто-конечные браслеты (12), решетчатые и пластинчатые перстни (5), бронзовое семилопастное (раннего типа) височное кольцо.

[Примечания]

1. О местонахождении городища в 1959 г. сообщили в Орловский областной краеведческий музей краеведы с. Сомова, расположенного на противоположном, левом берегу р. Навли. Тогда же стало известно, что школьниками Сомовской средней школы, в р. Павле была найдена железная кольчуга. Обследование Слободкинского городища было предпринято нами летом 1959 г. при участии сотрудников Орловского краеведческого музея и Орловского областного управления культуры. Памятник оказался в хорошем состоянии, площадка городища покрыта почвенным слоем, ничем не заросла и была свободна от современных строений. Следует отметить, что Большое городище у д. Слободка, на правом берегу р. Навли было известно уже в конце XVIII в. и нанесено на Генеральный план Карачевского уезда Орловской губ. На противоположном берегу этой же реки указана д. Редовка или Редовичи, сохранившаяся и до настоящего времени. (Генеральный план Карачевского уезда Орловской губернии // ЦГАДА. Ф. 1356. On. 1. Д. 71/3799. 1785) Благодарю С. 3. Чернова за сведения о данном источнике.

2. При сооружении этого городка на северо-восточной окраине Черниговской земли, по-видимому, использовалась готовая «модель» южных городов-крепостей, построенных для защиты от кочевников в X—XI вв. Возможно, что основателем этой крепости был один из киевских или черниговских князей.

3. Картина, очень близкая нашей, обнаружилась на Южном городище Старой Рязани, где в процессе раскопок (раскоп 7) также была выявлена насыпь вала, существовавшая в древности на краю крутого склона речной надпойменной террасы (Даркевич В. П. Раскопки на Южном городище Старой Рязани (1966—1969 гг.) // Археология Рязанской земли. М., 1974. С. 56. Рис. 36 (вклейка).

4. Даркевич В. П. Раскопки на Южном городище Старой Рязани С. 58—60.

5. Реконструкция оборонительных сооружений, так же как и жилых и хозяйственных построек, сделана архитектором Г. В. Борисевнчем совместно с автором, рисунки Г. В. Борисевича. Воссоздавая реконструкцию детинца Слободки, Г. В. Борисевич пришел к выводу, что в городе при строительстве укреплений или планировке зданий древние строители пользовались главным образом двумя мерами: малой (142,3 см) и мерной (176 см) саженями.

6. Подобная же картина обнаружена при раскопах Щучинского городища (древнерусского Чучина). В. И. Довженок, исследователь этого памятника, также пишет, что «в одном из поворотов стены над Днепром находилась башня...» (Довженок В. И. Сторожевые города на юге Киевской Руси//Славяне и Русь. М., 1968. С. 43).

7. Седов В. В. Сельские поселения центральных районов Смоленской земли (VIII—XIV вв.)//МИА. 1960. № 92, С. 60.

[49]

8. Тимощук Б. О. Давноруська Буковина КиТв, 1982. С. 71. Рис. 39; Русанова И. П., Тимощук Б. А. Древнерусское Поднестровье. Ужгород, 1981. С. 96, 97.

9. Б. А. Рыбаков отметил генетическое родство понятия «вежа» — башня с понятием «вежды (вежи)» — глаза и ведать, знать. (Рыбаков Б. А. Искусство древних славян//История русского искусства. М., 1953). Т. 1. С. 8).

10. Никольская Т. Н. Земля вятичей. М., 1981. С. 180.

11. Раппопорт П. А. Очерки по истории военного зодчества... С. 60.

12. Исследование гончарной керамики Слободки проводилось Т. В. Равдиной и М. Д. Полубояриновой. Последней составлены и ее типологические таблицы (см. Прилож. 4).

13. Каргер М. К. Древний Киев. М.; Л., 1958. Т. 1. Табл. XXV.

14. Макарова Т. И. Поливная посуда: Из истории керамического импорта и производства Древней Руси//САИ. М., 1967. Вып. EI-38. С. 50. Рис. 18.

15. Полубояринова М. Д. Стеклянные браслеты древнего Новгорода //МИ А. 1963. Н» 117. С. 169, 170. Исследованием стеклянных изделий Слободки и других древнерусских памятников Земли вятичей занималась М. Д. Полубояринова (Прилож. 2). Спектральный анализ стеклянных браслетов произведен Ю. Л. Щаповой в лаборатории МГУ. Пользуюсь случаем принести обеим исследовательницам свою благодарность.

16. Щапова Ю. Л. Стеклянные изделия из Старой Рязани//Археология Рязанской земли. М., 1974. С 90; Полубояринова М. Д. Стеклянная посуда древнего Турова //СА. 1963. № 4. С. 233, 234.

17. Розенфельдт P. Л. О производстве и датировке овручских пряслиц//СА. 1964. М» 4. С. 220—223.

18. Для сравнения напомню, что даже в таком удаленном от юга Руси городе, как Белоозеро, найдено более 600 шиферных пряслиц, причем в слое XII — первой половины XIII в.— 380 экз., т. е. больше половины всего количества (Голубева Л. А. Весь и славяне на Белом озере: X—XIII вв. М., 1973. С. 179).

19. Рыбаков Б. А. Ремесло древней Руси. М., 1948. С. 195.

20. Никольская Т. Н. Земля вятичей... С. 273 и сл.

21. Такое сокращение притока шиферных пряслиц можно, например, наблюдать по материалам Новгорода (Колчан Б. Л. Топография, стратиграфия и хронология Неревского раскопа//МИА. 1956. № 55. С. 125. Табл. 9).

22. Отмечу, что находки глиняных пряслиц в детинце также единичны, их всего 13. Небезынтересно, что одна треть всех находок шиферных пряслиц (8 из 24) обнаружена в одном раскопе — № 6.

23. Культурный слой Слободкинского детинца можно сравнить с четвертым слоем древнерусского Турова, стратиграфия которого разработана П. Ф. Лысенко (Лысенко П. Ф. Города Туровской земли. Минск, 1974. С. 41 и сл. См. также: Полубояринова М. Д. Раскопки древнего Турова//КСИА. 1963. Вып. 96. С. 45.

24. Корзухина Г. Ф. Русские клады. М.; Л., 1954. С. 27—31; Она же. Киевские ювелиры накануне монгольского нашествия //СА. 1950. Т. XIV. С. 227—228. Подобной же каймой из скани были украшены колты одного из кладов Изяславля (Пескова А. А. Древний Изяславль// КСИА. 1980. Вып. 164. С. 70. Рис. 3).

[50]

Цитируется по изд.: Никольская Т.Н. Городище Слободка XII – XIII вв. К истории древнерусского градостроительства в Земле вятичей. М., 1987, с. 21-50.

Рубрика