Италия после Первой мировой

Италия после Первой мировой

В ноябре 1918 году в Вилла Джусти был подписан документ о полной капитуляции Австро-Венгрии. Бои на итальянском фронте, а через несколько дней и на всех фронтах мировой войны, были закончены. Вместе со своими союзниками Италия торжествовала победу.

По дорогам, идущим с Севера, шагают демобилизованные солдаты. Они заполняют железнодорожные составы, украшенные национальными флагами и гирляндами. На маленьких станциях и в больших городах огромные массы: народа приветствуют героев Витторио Венето. Проходят тысячные толпы побежденных — военнопленные. «Враг повержен! Отечество на вершине славы!» — эти слова звучат на торжественных банкетах и патриотических манифестациях. Националисты произносят здесь пышные речи о великом прошлом и блестящем будущем Италии. Они подогревают национальные чувства страстными словами о традициях Мадзини и Гарибальди. Не забывают здесь и о жертвах, принесенных итальянским народом в этой войне. Но говорят о них чаще всего только для того, чтобы требовать «справедливого вознаграждения» — новых территорий, новых колоний.

На стол Парижской мирной конференции итальянский премьер Орландо и его министр иностранных дел Соннино положил и секретный Лондонский договор от 26 апреля 1915 года, согласно которому к Италии должны были отойти часть территории Австро-

[05]

Венгрии с довольно значительным итальянским населением (так называемая неискупленная Италия), Южный Тироль, острова Додеканеза (временно занятые Италией еще в 1912 году по Лозаннскому договору), часть Крайны (области словенцев). Истрия, большая часть Далмации, значительные территории при разделе Турции и т. д. Однако эти довольно обширные территориальные притязания Италии натолкнулись на противодействие ее союзников по Антанте. Вначале это был президент Вильсон, который в своих известных «14 пунктах» выражался по поводу будущих итальянских границ довольно осторожно: «Исправление границ Италии должно быть произведено на основе ясно различимых национальных границ». Территориальные притязания Италии, скрепленные Лондонским договором, натолкнулись также на противодействие Сербии, которая после распада Австро-Венгрии становилась ядром нового государства на Балканах — Югославии. Претензии этой последней на многие обещанные ранее Италии земли поддерживала Франция.

Особенно остро встал на мирной конференции вопрос о Фиуме. По межсоюзному договору 1915 г. этот важный порт на Адриатическом море был обещан сербам. Однако итальянские делегаты настаивали на присоединении его к Италии, обосновывая это свое требование этнографическим составом населения: на 25 тыс. итальянцев там приходилось всего 15 тыс. славян и 6 тыс. венгров. Союзники же указывали не только на ранее данное сербам обещание, но и на необходимость для нового югославянского государства иметь выход к морю.

23 апреля 1919 г. Вильсон, минуя итальянских делегатов, обратился с письмом к итальянскому народу, предлагая поддержать союзников. В знак протеста против этого итальянская делегация покинула Парижскую конференцию. Орландо выступил в итальянском парламенте со страстной речью, содержащей тяжелые обвинения по адресу бывших союзников. Новая волна собраний и манифестаций, на этот раз проникнутая гневом и возмущением против союзников, прокатилась по Италии. Однако итальянской делегации пришлось вернуться за стол конференции и поступиться некоторыми из своих территориальных притязаний.

По условиям Сен-Жерменского договора, заключенного в сентябре 1919 г., Италия присоединила к своей территории Южный Тироль, Герц, Градиску, Истрию с островом Керсо, небольшие части Каринтии и Крайны, а также г. Зару.

По Раппальскому договору с Югославией, заключенному в ноябре 1920 г., Далмация была поделена между обеими державами и было подтверждено право Италии на г. Зару. Что же касается Фиуме, то он был объявлен самоуправляемой территорией. По другим международным соглашениям Италия расширяла

[06]

свои колониальные владения в Африке. Все это вместе взятое свидетельствовало о том, что Италия добилась многого, хотя и далеко не в том объеме, в каком хотелось бы ее руководителям и стоящим за их спиной империалистическим кругам буржуазии.

Именно эти круги, выдавая свои безмерные аппетиты за национальные чаяния страны, создают миф об «урезанной победе», о том, что Италия оказалась «побежденной в лагере победителей». Этот миф имел пропагандистский эффект главным образом внутри страны, среди выбитых войной из колеи многочисленных в Италии слоев мелкой и средней буржуазии. В значительной мере в результате всех этих не в меру раздутых внешнеполитических страстей правительство Орландо вынуждено было в июне 1919 г. уйти в отставку, уступив место Нитти — стороннику ослабления внешнеполитической напряженности и умеренных реформ внутри страны.

В этот период в Италии на первый план выдвигаются трудности экономического характера. В результате войны в стране увеличивается экономическая разруха. Классовые противоречия и классовая борьба обостряются. В стране нарастает мощное революционное движение трудящихся.

Почти 700 тыс. убитых, более 1,5 млн. искалеченных и раненых, десятки тысяч сирот и оставшихся без кормильцев стариков... 1. Таковы были последствия войны для Италии. Пять наиболее плодородных и богатых провинций полуострова были опустошены неприятельским вторжением. Военные убытки составляли 12 млрд. лир 2. Война потребовала от Италии колоссального напряжения всех ее и без того скудных ресурсов. Государственный долг возрос более чем в 4,5 раза 3. Резко увеличились налоги. И как результат всего этого — инфляция и рост цен. Количество находившихся в обороте бумажных денег увеличилось за годы войны в 8 раз 4, а цены выросли более чем в 3,5 раза 5.

Вместе с тем война с ее гигантским ускорением накопления и концентрации капитала, с созданием широкого внутреннего рынка для крупной промышленности превратила Италию из страны аграрной в аграрно-индустриальную. Отдельные группы монополистических объединений, главным образом в тяжелой промышленности, увеличили свой капитал в период войны в несколько раз: «Адриатика ди элиттричита» — с 20 млн. лир в 1913 г. до 600 млн. лир

______

1. Cento anni di vita italiana, v. I. Milano, 1948, p. 272.

2. S. Trentin. L'aventure italienne. Paris, 1928, p. 50.

3. C. Mortara. Prospettive economiche (anno settimo). Milano, 1927, p. 434.

4. Ibid., p. 440.

5. Annuario statistico italiano (Seconda serie), v. VIII, p. 259—260.

[07]

в 1917 г.; «Монтекатини» — с 15 млн. лир в 1913 г. до 75 млн. лир в 1918 г.; «Пирелли»— с 17,5 млн. лир в 1913 г. до 40 млн. лир в 1918 г.; ФИАТ — с 17 млн. лир в 1912 г.. до 200 млн. лир в 1919г.; «Фальк» — с 8,7 млн. лир в 1912 г. до 20 млн. лир в 1918 г. 6

Прибыли предпринимателей в металлообрабатывающей промышленности возросли за время войны с 6,3 до 16,55%, в автомобильной— с 8,2 до 30,51%, в кожевенной и обувной — с 9,31 до 30,51%, в шерстяной — с 5,1 до 18,74%, в хлопчатобумажной — с 0,94 до 12,77%, в химической — с 8,02 до 15,39%, в резиновой — с 8,57 до 14,95%  7.

Колоссально нажившиеся на военных заказах компании тяжелой промышленности, прежде всего металлообрабатывающие, ма-шиностроительные и военнопромышленные фирмы «Ильва», «Ан- сальдо», ФИАТ и «Бреда», поглотили значительное число конкурирующих предприятий и гигантски выросли. Резко усилился процесс сращивания банковского капитала с промышленным. Четыре крупных банка — «Банко коммерчиале», «Кредито итальяно», «Банко ди сконто», «Банко ди Рома»,— финансирующих тяжелую промышленность, вложили в нее значительные средства. Это привело к возникновению монополистических групп: «Банко коммерчиале— Ильва», «Кредито итальяно — ФИАТ», «Банко ди сконто — Ансальдо», «Банко ди Рома — Бреда», которые заняли господствующие позиции в народном хозяйстве 8.

Все это, естественно, углубляло пропасть, разделявшую широкие массы итальянских трудящихся и крупную буржуазию. Обогащение немногих на фоне жертв и лишений миллионов во время войны, на фоне послевоенной экономической разрухи — не могло не вызвать и действительно вызвало обострение классовых противоречий и классовой борьбы в Италии. Все более сильным становилось влияние идей Октябрьской революции.

Уже на первом послевоенном заседании руководства Итальянской социалистической партии (ИСП) в декабре 1918 г. главной задачей партии была провозглашена борьба за социалистическую республику и диктатуру пролетариата в Италии 9.

Отношение к русскому опыту стало мерой революционности различных фракций и групп внутри социалистической партии еще во время войны. Сформировавшаяся еще тогда «революционная фракция непримиримых» теперь уже безраздельно господствует в

_____

6. Struttura dei monopoli industrial in Italia. Roma, 1949.

7. R. Romeo. Breve storia della grande industria in Italia. S. 1., 1963, p. 114.

8. P. Crifone. II capitate (inanziario in Italia. Roma, 1945, p. 35.

9. A. Colombi. Pagine di storia del movimento operaio. Roma, 1951, p. 186—187.

[08]

партии (о чем свидетельствует упомянутая резолюция), определяет всю политику партии. Вскоре сторонников этой фракции во главе с Серрати и Ладзари стали называть максималистами. Это название закрепилось за ними по аналогии с тем, как называли я Италии русских большевиков — максималисты, т. е. сторонники программы-максимум, сторонники диктатуры пролетариата.

Максималистам, утвердившимся в руководстве партии, противостояли реформисты во главе с Турати, Тревесом, Модильяни. Они имели большинство в социалистической парламентской группе, в социалистических муниципалитетах и в руководстве Всеобщей конфедерации труда (ВКТ). На совместной конференции представителей всех этих организаций и групп в конце декабря 1918 г. была одобрена резолюция, предложенная Турати. В ней объявлялось о поддержке только тех требований, которые касались непосредственных общедемократических задач борьбы. Что же касается борьбы за диктатуру пролетариата, то этот лозунг, по мнению большинства участников конференции, мог только отдалить осуществление общедемократических задач. Борьбе за диктатуру пролетариата противопоставлялась программа борьбы за реформы: демократизация выборов, искоренение бюрократии, 8-часовой рабочий день, минимум заработной платы, контроль трудящихся над управлением предприятиями, защита эмиграции и т. д. Эти реформы, подчеркивалось в резолюции, «образуют прочную и необходимую основу для того, чтобы без заблуждений и разочарований действительно достигнуть своего освобождения, ликвидировать классы и классовое господство, установить справедливость и подлинное социалистическое равенство» 10.

Реформисты отказывались от опыта диктатуры пролетариата в России, считая его результатом специфически русских условий, уже в первой послевоенной речи в парламенте Турати говорил, что большевистская революция могла произойти только в России, где существовал в прошлом самый архаический, самый ужасный деспотизм 11. А несколько позже он выдвинул дилемму — парламент или Советы, расшифровывая ее следующим образом: или политические выборы в традиционном демократическом духе, или правительство, непосредственно отражающее интересы класса 12. Поставленная таким образом дилемма естественно решалась в пользу парламента. Но столь же естественным было и то, что в условиях исключительно острых классовых противоречий значи-

______

10. «Critica Sociale», 1919, Ne 17, p. 226—228.

11. Discorsi parlamentari di F. Turati, v. 3. Roma, 1950, p. 1577.

12. Atti del Parlamento. Camera dei deputati. Sesaione 1913—1919. Discussioni. v. XVII. Roma, 1920. p. 18616.

[09]

тельная часть итальянского пролетариата увлекалась на путь насильственной борьбы за диктатуру пролетариата и шла за максималистами, а не за реформистами. Выражая настроения революционного пролетариата, максималистское руководство Итальянской социалистической партии заявило в марте 1919 г. о присоединении к Коммунистическому Интернационалу — новой международной революционной организации, созданной для борьбы за диктатуру пролетариата во всем мире 13. «Последуем примеру России»,— призывало максималистское руководство социалистической партии итальянских трудящихся 14.

Таким образом, в социалистическом движении довольно определенно выявились в это время два главных направления борьбы за социализм: одно — борьба за диктатуру пролетариата, другое — борьба за реформы. Однако целью и того и другого направления в конечном счете был социализм и этим они отличались от того пути, на который пыталось увлечь массы католическое движение.

Католическое движение в это время делает большой шаг вперед в борьбе за расширение своего влияния в массах. До этого церкви удавалось держать под своим контролем довольно значительную часть населения, главным образом крестьянского, с помощью профсоюзных и кооперативных организаций религиозного характера, объединенных в систему так называемого Католического действия. Однако уже во время войны руководители католического движения начали понимать, что удержать сколько-нибудь значительные массы трудящихся в рамках такого рода объединения долго не удастся. Слишком уж острыми были социальные проблемы и противоречия, чтобы можно было надеяться решить их в плане сугубо конфессиональной организации. В конце 1918 г. была создана так называемая Итальянская конфедерация трудящихся — объединение «белых», т. е. католических профсоюзов, похожее по своей организационной структуре на ВКТ. Как и ВКТ, эта конфедерация должна была заниматься главным образом защитой экономических интересов и требований трудящихся, отвергая, однако, положенный в основу деятельности ВКТ принцип классовой борьбы. Что же касается общей политической программы действий, то главную роль здесь должна была играть католическая Народная партия, или, как ее называли в Италии, партия Пополяри.

Народная партия была создана при содействии Ватикана. Однако она не носила религиозного характера, не имела церковных советников, не зависела от епископата и, в конечном счете, не

______

13. «Avanti!» (М.). 20.111 1919.

14. «Avanti!» (М.), 29.IV 1919.

[10]

возлагала прямую ответственность за свои действия на Ватикан. В опубликованном 18 января 1919 г. Учредительном манифесте Народная партия провозглашала своей задачей борьбу против «централизованного государства, стремящегося ограничить и подчинить своему контролю любую органическую власть и любую гражданскую и личную инициативу». Это государство она предлагала заменить «подлинно народным государством, которое сознавало бы границы своей деятельности, уважало такие естественные звенья и организмы, как семья, классы и общины, которое уважало бы личность и поощряло частную инициативу». Только таким образом, говорилось в манифесте, можно «пресечь разлагающее влияние других течений или дать им иное направление, покончить с агитацией, проводимой во имя непрерывной классовой борьбы и анархистской революции...» 15.

Иными словами, Народная партия выступила в роли продолжателя традиционной для католического движения борьбы как против либерализма, так и против социализма. Либеральному государству с его бюрократическим централизмом новая партия противопоставляла систему органической децентрализации с корпоративистским уклоном. Социалистической партии с ее лозунгом борьбы за диктатуру пролетариата — программу борьбы за общедемократические требования (гарантия права на труд, обеспечение в случае потери трудоспособности и безработицы, поощрение и защита мелкой земельной собственности, введение прогрессивного налога и т. д.) 16.

Однако удержать трудящихся в рамках борьбы за частичные улучшения их положения было трудно. Общее соотношение классовых сил в Италии резко изменилось в пользу пролетариата, и он шел все дальше в своих требованиях и борьбе. Это изменение в соотношении сил нашло наиболее яркое выражение в установлении новых правовых норм трудового законодательства. 20 февраля 1919 г. между представителями Федерации металлистов (ФИОМ), входящей в состав ВКТ, и промышленниками было подписано соглашение о введении 8-часового рабочего дня для рабочих-металлистов 17. Это соглашение касалось 500 тыс. рабочих-метал- листов и было тем большей победой, что в данном случае не пришлось прибегать даже к забастовке — промышленники вынуждены были подтвердить то, что рабочие уже сами установили явочным порядком. Вслед за этим 4 марта 1919 г. состоялось совещание представителей профсоюзов трудящихся с предпринима-

____

15. S. Jacini. Storia del Partito Popolare Italiano. Milano, 1951, p. 289—291.

16. Ibid., p. 20-21.

17. «Avantif» (М), 21. II 1919.

[11]

телями, организованное министерством промышленности и труда. На этом совещании в принципе было решено ввести 8-часовой рабочий день для всех рабочих 18. И хотя в ряде отраслей промышленности рабочим пришлось еще добиваться практического осуществления этого принципа с помощью забастовок, в целом важный шаг вперед в области трудовых отношений в Италии был сделан.

В той или иной мере предприниматели должны были пойти и на удовлетворение других требований рабочих: увеличение заработной платы в соответствии с ростом цен, признание права рабочих на отпуска, улучшение условий найма и увольнения, снижение штрафов и т. д. Рабочие добились сохранения и распространения на предприятиях так называемых внутренних фабрично-заводских комиссий. Это была очень своеобразная форма организации рабочих на предприятиях, которой суждено будет сыграть немалую роль в борьбе промышленного пролетариата.

Первая внутренняя комиссия возникла на предприятии ФИАТ в Турине в 1906 году 19.  Во время войны эти комиссии были созданы уже на многих, главным образом крупных, предприятиях. На некоторых из них они имели постоянный характер. В большинстве же случаев эти комиссии создавались каждый раз, когда возникала необходимость разрешить неожиданно всплывший вопрос. В их компетенцию входили в основном жалобы рабочих на необоснованные наказания и увольнения. Все вопросы, относящиеся к заработной плате и продолжительности рабочего дня, были в ведении профсоюзных организаций 20. В отличие от них внутренние комиссии строились по производственному принципу. Они избирались рабочими всех цехов данного предприятия (независимо от принадлежности к профсоюзам) и защищали их интересы как единого коллектива во время конфликтов с предпринимателями. Тем самым ломались узкоцеховые рамки профсоюзной борьбы, которые нередко приводили к разобщенным действиям рабочих на предприятии. Поэтому внутренние комиссии успешно использовались рабочими в борьбе против предпринимателей.

Опираясь на силу своих организаций и достигнутые уже успехи, рабочие все более втягивались в орбиту влияния социалистической партии. Классовая борьба в Италии приобрела исключительно большой размах. Забастовки следовали за забастовками. Экономические забастовки чередовались и сливались с политическими. В конце февраля — начале марта 1919 г. бастовали ме-

_____

18. «Avantif» (М), 5. III 1919.

19. М. Cuarnieri. II consiglio di fabbrica. Citta di Castello, 1921. p. 18 — 19.

20. Ibidem.

[12]

таллисты предприятий «Ансальдо» в Генуе и некоторых соседних районах. Это была забастовка классовой солидарности, в которой участвовало несколько тысяч рабочих, выступавших в защиту уволенного товарища 21.

В апреле произошла всеобщая забастовка в Риме, объявленная в знак протеста против запрещения митинга солидарности с русским и германским пролетариатом. В течение 25 часов жизнь итальянской столицы буквально замерла: остановились промышленные предприятия и транспорт, закрылись магазины и кафе, город погрузился в темноту, так как подача электроэнергии была прекращена 22. Почти одновременно вспыхнула всеобщая забастовка в Милане, поводом для которой послужил разгон полицией митинга трудящихся и убийство рабочего 23. Забастовки солидарности с миланскими рабочими прошли во многих крупных городах страны 24.

Волна забастовок, митингов и демонстраций трудящихся прокатилась по всей Италии 1 Мая 1919 года 25. В первые дни мая на несколько дней остановились почти все пригородные поезда. Союз работников пригородных поездов требовал соблюдения 8-часового рабочего дня и прибавки заработной платы. Железнодорожников поддержали работники речного транспорта и помогли им добиться победы 26. Тогда же, в мае, в защиту своих прав на 8-часовой рабочий день бастовали текстильщики Бьеллы. Забастовка переросла в нескольких случаях в столкновения с войсками и полицией 27.

Новым фактором забастовочной борьбы в послевоенной Италии было участие в ней служащих и инженерно-технических работников, многие из них, прежде уклонявшиеся от организованных форм борьбы, вступают в профсоюзы 28. Устанавливаются также прямые контакты между рабочими и инженерно-техническими работниками. Летом 1919 года произошла крупная забастовка техников-металлистов Северной Италии, которая закончилась победой в значительной мере благодаря поддержке рабочих 29.

Но в плане общего соотношения классовых сил в стране особенно большое значение имела борьба в сельскохозяйственных

______

21. «Avantif» (М), 1. III 1919.

22. «Avanti!» (М.). 11.IV 1919.

23. «Avanti 1» (М.). 15.IV 1919.

24. «Avanti!» (М.), 16.IV 1919.

25. «Avanti!» (М.), 3.V 1919.

26. «Avanti!» (M.), 11.V 1919.

27. «Avanti!» (М.), 27.V 1919.

28. Дж. Кандслоро. Профсоюзное движение в Италии. М., 1953, стр. 74.

29. С. Gastagno. Bruno Bouzzi. Milano. 1955. p. 39—41.

[13]

районах, главным образом в капиталистически развитых районах долины По и некоторых других областях. Беднейшие крестьяне, в первую очередь испольщики, после войны впервые стали включаться в забастовочную борьбу, требуя улучшения условий раздела урожая. В ряде случаев они выступали совместно с сельскохозяйственными рабочими и батраками, организованными в так называемые красные лиги — местные отделения Федерации трудящихся земли, входящей в состав ВКТ. В ряде районов долины По уже в первые месяцы после войны красные лиги добились 8-часового рабочего дня и значительного повышения заработной платы для сельскохозяйственных рабочих и батраков. В вопросах найма рабочей силы многие сельскохозяйственные предприниматели должны были признать монопольные права за специальными бюро по найму, находящимися под контролем красных лиг. В долине По и в некоторых других областях бюро по найму, чтобы предупредить безработицу, вменяли в обязанности сельскохозяйственным предпринимателям нанимать определенное число батраков, в зависимости от площади обрабатываемых земель. Это было практически осуществлением выдвинутого еще до войны знаменитого требования «минимума обязательного найма рабочей силы». Во многих случаях и испольщикам удалось добиться принятия их требований, в том числе отмены таких постыдных остатков феодализма, как отработки, подношения и т. д. 30

Однако уже в это время появляются симптомы все более углубляющегося разрыва между сельскохозяйственным пролетариатом и широкими массами крестьян-собственников. В основе этого конфликта лежали крайне различные, а зачастую и противоположные требования сельских трудящихся. В то время как массы сельскохозяйственного пролетариата, объединенные в Федерацию трудящихся земли, требовали социализации земли, т. е. передачи ее в собственность кооперативам, среднее, а также беднейшее крестьянство в лице главным образом испольщиков стремилось в конечном счете получить землю в личную собственность.

Социалистическая партия сразу после войны выдвинула лозунг социализации земли 31. Она заявляла также о стремлении сделать из каждого сельского труженика «наемного работника» и ориентировалась в своей политике почти исключительно на сельскохозяйственный пролетариат. Напротив, Народная партия, которая выступала за укрепление и охрану мелкой земельной собственности, требовала соединения труда с владением средствами производства.

________

30. О борьбе и завоеваниях трудящихся сельскохозяйственных районов в это время см.: Э. Серени. Аграрный вопрос в Италии. М., 1949; A. Seroien. La guerra е le classi rurali italiane. Bari, 1930.

31. A. Colombi. Op. cit., p. 187.

[14]

Ее аграрная программа предусматривала также раздробление крупных латифундий с плохообрабатываемыми землями и передачу их в посемейные владения. В этих условиях значительная часть крестьян устремилась к Народной, а не к социалистической партии, в католические, а не в классовые профсоюзы.

Вместе с тем уже в первые послевоенные месяцы стал намечаться разрыв между пролетариатом, выступавшим под лозунгами социалистической партии, и по крайней мере частью, но довольно значительной, бывших фронтовиков. Вне зависимости от социального происхождения бывших фронтовиков настроения многих из них имели общую специфику и характерные особенности. Значительная часть бывших фронтовиков оказалась очень восприимчивой к шовинистической и националистической пропаганде, развернувшейся в Италии сразу после войны. Эта пропаганда стимулировалась политическими и экономическими кругами правящих классов, недовольных внешнеполитическими результатами войны для Италии. «Нас предали! Над Италией Витторио Венето надругались!» — такого рода настроения, питаемые шовинистической пропагандой, проникали в среду бывших фронтовиков. Эти настроения, переплетаясь со стремлением к социальным переменам, выливались в смутные лозунги «спасения нации», «укрепления ее достоинства», «обеспечения ее счастья» и «возможности для героев окопов воспользоваться революционными плодами войны».

Учитывая эти настроения, и развернул свою пропаганду Муссолини, который вновь появился на политической сцене после скандала, вызванного его исключением из социалистической партии в 1914 году Муссолини удалось убедить несколько десятков бывших интервенционистов, футуристов и синдикалистов создать свою организацию. 23 марта 1919 года в Милане в особняке на площади Сан-Сеполькро состоялось учредительное собрание новой организации, названной «Фашо ди комбаттименто» — «Союз борьбы». Собрание проходило под знаком солидарности с бывшими фронтовиками и главное внимание уделило проблемам внешней политики. В принятой на этом собрании резолюции наряду с прочим содержалось требование об аннексии Фиуме и Далмации 32.

В апреле 1919 г., когда стало известно о решительном отказе союзников удовлетворить притязания Италии в отношении Фиуме, Бенито Муссолини поддерживает начатую писателем Д'Аннунцио кампанию за насильственное присоединение этого города. Газета фашистов «Пополо д'Италиа» пестрела статьями, обличающими слабость правительства, и наряду с этим угрозами в адрес социалистической партии. Фашисты стали как бы фокусом настрое-

________

32. В. Mussolini. Scritti с discorsi. v. I. Milano, 1934. p. 371—375.

[15]

ний тех бывших фронтовиков, которые увидели в социалистической партии, выступавшей против милитаризма, антипатриотическую силу. Забастовки пролетариата, организуемые социалистами, представлялись части бывших фронтовиков фактором, ослабляющим нацию перед лицом ее недругов на международной арене. 15 апреля 1919 года фашисты совместно с группой бывших фронтовиков подожгли редакцию социалистической газеты «Аванти!» в Милане. Вслед за этим фашисты участвовали в нападениях на демонстрации революционных рабочих, в избиениях активистов социалистической партии и профсоюзов.

Но все это не выходило пока что за рамки отдельных, казавшихся порой даже случайными эпизодов борьбы. Определяющим моментом ситуации в Италии в это время было революционное движение трудящихся.

В июне 1919 года в городах началось массовое движение трудящихся против дороговизны. Оно носило в основном стихийный характер. Толпы людей громили магазины и устраивали самосуды над торговцами. Однако в ряде мест социалистам удавалось возглавить движение, создать отряды красной гвардии, комитеты по реквизиции и принудительному понижению цен на продовольственные товары.

После ряда неудач во внешней политике (отказ союзников от присоединения Фиуме к Италии и т. п.) пало правительство Орландо. Новое правительство во главе с Нитти, пришедшее к власти 23 июня 1919 года, направило усилия прежде всего на решение внутриполитических проблем. Угрожающий характер движения против дороговизны вынудил издать распоряжение о снижении цен, в первую очередь на хлеб. Подобные мероприятия проводились правительством еще во время войны. В Италии это называлось введением «политических цен» на хлеб. Действия правительства были уступкой городскому населению, в том числе и рабочим, но ударяли по карману значительной части крестьян-собственников. Отсюда серьезные нарекания крестьян против правительства.

Вслед за «продовольственными беспорядками» правительству пришлось столкнуться с мощным движением в защиту Советской России. Это движение было важной частью общей борьбы трудящихся в послевоенный период и достигло наивысшей точки летом 1919 г. По инициативе Итальянской социалистической партии на 20—21 июля 1919 г. была назначена международная забастовка в защиту Советской России и Венгрии, в которой должны были принять участие трудящиеся Англии, Франции и Италии. В целях подготовки этого выступления 6 июля состоялось совещание руководства ВКТ совместно с представителями социалистической партии и независимого Союза железнодорожников. В принятой на этом совещании резолюции указывалось на неразрывную связь

[16]

между борьбой в защиту социалистических республик на Востоке и революционной борьбой трудящихся на Западе: «Защищая социалистические республики на Востоке, мы тем самым отстаиваем возможность революции во всей Европе, прежде всего в Италии, развитие которой идет также в этом направлении» 33.

В забастовке приняла участие значительная часть не только городского, но и сельского пролетариата. В ней участвовали многие служащие государственных и частных учреждений и предприятий. В целом забастовка дала новый толчок для усиления борьбы против отправки оружия и снаряжения для контрреволюционных сил в Россию. Что же касается планов посылки крупных военных контингентов итальянских войск в Грузию, то с приходом к власти правительства Нитти этот вопрос практически отпал. А такие планы были, и они имели откровенно империалистический характер. Сам Нитти писал впоследствии: «Когда я принял бразды правления в июне 1919 г., итальянская военная экспедиция в Грузию, подготовлявшаяся не только с согласия, но и по желанию Антанты, была уже готова... 12-й армейский корпус, состоявший из двух пехотных дивизий и отряда альпийских стрелков, был готов к походу. Грузия имеет огромные минеральные богатства... она могла бы снабжать Италию большим количеством недостающего ей сырья. Меня поразило, что не только правительство, но и целый ряд очень умных финансистов и вообще лиц прогрессивного образа мыслей были убежденными сторонниками этой экспедиции» 34.

Разумный и реалистичный политик, Нитти хорошо понимал, что Италии не под силу рискованные внешнеполитические авантюры. Но в стране существовали силы, которые готовы были пойти на такого рода действия. В сентябре 1919 г. писатель Д'Аннунцио во главе сформированного им отряда легионеров захватил Фиуме. Это было сделано без согласования с правительством, при поддержке наиболее реакционных групп буржуазии и поэтому приобретало особый смысл. Д'Аннунцио действовал в данном случае по образу интервенционистов военного времени, которые добились вступления Италии в войну вопреки воле большинства парламента. Подобного рода действия подрывали основы парламентаризма и конституционного государства в Италии.

Авантюра Д'Аннунцио свидетельствовала о том, что либеральное государство в Италии утратило авторитет в области международных отношений. Но и во внутренних делах итальянское либеральное государство все более и более обнаруживало слабость

_____

50 «Avanti!», (М.) 7. VII. W19.

34 Ф. Нитти. Европа без мира. Пг.— М., 1923, стр. 123.

[17]

и бессилие. В это же время происходит всеобщая забастовка 200 тыс. металлистов Ломбардии, Эмилии и Лигурии — одна из самых крупных и длительных забастовок в послевоенной Италии. Она началась 7 августа 1919 года и продолжалась более двух месяцев. Бастующие требовали увеличения заработной платы, и правительство предлагало промышленникам свое посредничество. Но все попытки правительственного арбитража были отвергнуты промышленниками, которые в конце концов сами заключили прямое соглашение с представителями рабочих, согласившись на серьезные уступки в оплате труда. Что же касается правительства, а в более широком плане и всего либерального государства, то они еще раз продемонстрировали свою слабость.

В это же время в связи с началом осеннего сева начались массовые захваты необрабатываемых государственных земель крестьянами 35. Особенно широкий размах приобрел захват земель на Юге, что придало особую злободневность и напряженность южному вопросу. Правительство вынуждено было пойти на серьезные уступки. В сентябре 1919 года был издан знаменитый декрет министра сельского хозяйства А. Визокки. Этот декрет предусматривал передачу крестьянским кооперативам сроком на четыре года (а в некоторых случаях без ограничения срока) определенных участков необрабатываемых и плохообрабатываемых земель при условии справедливого вознаграждения прежних владельцев 36. Спустя несколько недель, в октябре того же года, король Италии Виктор Эммануил торжественным актом отказывается в пользу государства от большей части своих земельных владений.

Огромное значение имела избирательная реформа, утвержденная 15 августа 1919 года. В результате этой реформы избирательный корпус был значительно расширен и была установлена также пропорциональная система 37. Эта реформа и ряд других демократических мероприятий, осуществленных сразу после прихода к власти правительства Нитти, свидетельствовали о том, что оно «предприняло самую решительную и, пожалуй, единственную попытку найти выход из послевоенного кризиса, идя по пути проведения радикальной политики, наподобие той, которую проводил до войны, но в иных общих условиях Джованни Джолитти» 38.

Однако в условиях послевоенной Италии эта программа уже не могла удовлетворить массы. Собравшийся в октябре 1919 года в Бо-

_____

35. A. Caracciolo. L'Occupazione deile terre in Italia. Roma, 1951, p. 29.

36. M. La Torre. Cento anni di vita politica ed amministrativa italiana, v. I. Firenze, 1952, p. 174.

37. L. Salvatorelli, C. Mira. Storia d'ltalia nel periodo fascista. Torino, 1956, p. 88—89.

38. П. Алатри. Происхождение фашизма, M., 1961, стр. 89.

[18]

лонье съезд социалистической партии, насчитывавшей к тому времени 70 тысяч человек, принял новую программу. В основу ее был положен анализ современного капиталистического общества и особо подчеркивалась необходимость создания новых пролетарских органов (советов рабочих, солдат и крестьян), насильственного завоевания рабочими политической власти и установления диктатуры пролетариата 39.

В принятой резолюции отмечалось: «Съезд заявляет, что русская революция — это самое радостное событие во всей истории пролетариата — требует безусловного содействия ее распространению во всех цивилизованных капиталистических странах; принимая во внимание, что до сих пор господствующий класс нигде и никогда не отказывался от власти, не будучи вынужден к тому силою, и что класс эксплуататоров прибегает к насилию для защиты своих привилегий и для подавления попыток угнетенного класса к освобождению, съезд выражает убеждение, что пролетариат должен прибегнуть к насилию, чтобы оказать сопротивление насилию буржуазии, чтобы захватить власть и закрепить завоевания революции»  40.

В целом эта резолюция отражала линию максималистского большинства партии. Против нее голосовали реформисты, с одной стороны, и так называемые бойкотисты (абстенционисты),— с другой. Эти последние, руководимые Бордигой, представляли крайне левое крыло партии. В отличие от максималистского большинства, пытавшегося избежать организационного разрыва с реформистами, бойкотисты требовали немедленного исключения их из партии. Вместе с тем они выступали за бойкот парламентских выборов. Однако левацкая и сектантская линия бойкотистов в вопросе о выборах и об участии в парламенте была отвергнута. В. И. Ленин, высоко оценивший результаты Болонского съезда ИСП, особо отметил положительное значение решения этого съезда об участии партии в парламентских выборах.

Эти выборы состоялись в ноябре 1919 г. На них выступали три основные силы: Итальянская социалистическая партия, Народная партия и соперничающие между собой группы либералов различных оттенков. По официальным данным, из 499 мест в парламенте социалистическая партия получила 154, Народная — 99, различные группы либералов— 181, остальные — 65. Фашисты не получили ни одного места 41. Впервые после многих лет безраздельно-

_____

39. Resoconto stenografico del XVI congresso nazionale del Partito socialista italiano. Milano, 1920, p. 225.

40. «II Comunismo», 1919, Me 2, p. 89.

41. Cento anni di vita italiana, v. I, p. 225.

[19]

го политического господства либералы не получили абсолютного большинства в парламенте. Учитывая отказ социалистической партии от сотрудничества с буржуазией и явную антисоциалистическую направленность Народной партии, было ясно, что никакое правительство либералов не могло бы удержаться у власти иначе, как опираясь на поддержку Народной партии. На этой основе после выборов в ноябре 1919 г. и было создано второе правительство Нитти.

Однако в ходу была и другая политическая формула, а именно: «Социалистическая партия в плену у реформистов». Эта формула отражала то положение, которое сложилось в социалистической партии после Болонского съезда. Пытаясь сохранить единство с реформистами, максималистское большинство социалистической партии создавало серьезное препятствие для выполнения решений этого съезда. Нельзя было выступать за насильственное свержение буржуазии и диктатуру пролетариата и пытаться в то же время сохранить единство с людьми, совершенно сознательно противящимися этому. Абстенционисты со своей стороны не могли дать позитивного решения проблемы борьбы за власть. Задача обновления социалистической партии и превращения ее в эффективного руководителя революционного движения заключалась не только в исключении реформистов, но и в разработке проблем пролетарской революции в конкретных итальянских условиях. Дальше других на этом пути продвинулась группа «Ордине нуово» («Новый строй») во главе с Антонио Грамши в Турине.

Эта группа была создана Грамши вместе с Тольятти, Таской и Террачини летом 1919 г. Вскоре основой деятельности группы стала организация борьбы пролетариата за власть. Используя опыт русских Советов в конкретных итальянских условиях, Грамши и группа «Ордине нуово» на основе внутренних фабрично-заводских комиссий начали работу по созданию фабрично-заводских советов уже как органов борьбы за диктатуру пролетариата. Их идея нашла живой отклик у революционных рабочих Турина — авангарда итальянского пролетариата, и уже к концу 1919 г. фабрично-заводские советы были созданы почти на всех крупных предприятиях города. Движение фабрично-заводских советов вносило боевой дух и организованность в пролетарские массы. Оно было отрицанием реформизма, равно как и беспочвенной, лишенной конкретной программы действий революционной фразеологии.

Грамши пытался связать проблему фабрично-заводских советов с вопросом об обновлении социалистической партии и создании подлинно революционной партии итальянского пролетариата, о союзе рабочего класса и крестьянства в специфической для конкретных итальянских условий форме — союз промышленных рабочих

[20]

[21]

Севера с крестьянскими массами Юга, намечая тем самым реальное решение южного вопроса — вопроса об экономической и политической отсталости Южной Италии 42.

В марте 1920 года промышленники, создав свою классовую организацию — Конфедерацию промышленников (Конфиндустрию),— перешли в наступление, пытаясь ликвидировать фабрично-заводские советы на предприятиях Турина. В ответ на это в апреле 1920 г. началась всеобщая забастовка туринского пролетариата, которая приобрела ярко выраженный политический характер. Забастовка распространилась на всю провинцию Пьемонт н охватила около 0,5 млн. промышленных и сельскохозяйственных рабочих 43. Это было одно из самых мощных послевоенных выступлений итальянского пролетариата. Оно могло бы стать исходным пунктом распространения и развития фабзавсоветов как опорных пунктов борьбы за власть по всей стране. Однако туринская забастовка не получила поддержки руководства социалистической партии, усмотревшего в борьбе фабзавсоветов анархо-синдикалистский уклон. Забастовка закончилась компромиссным соглашением с предпринимателями, которые признали некоторые права фабзавсоветов на туринских заводах.

В мае 1920 года был опубликован доклад туринской секции социалистической партии, написанный Грамши и озаглавленный «За обновление социалистической партии» 44. В этом докладе сформулированы задачи борьбы за идеологическое, организационное и политическое обновление социалистической партии. Эти задачи были поставлены в духе уже ранее выдвинутых Грамши положений о руководящей роли партии, гегемонии пролетариата, союзе рабочего класса с крестьянством, роли движения фабрично-заводских советов и т. д. В докладе говорилось: «За настоящим этапом классовой борьбы в Италии последует либо завоевание революционным пролетариатом политической власти..., либо бешеный разгул реакции имущих классов и правящей касты. Будут пущены в ход все средства из арсенала насилия... Будет сделано все, чтобы беспощадно разгромить органы политической борьбы рабочего класса (социалистическая партия) и включить органы экономического сопротивления (профсоюзы и кооперативы) в аппарат буржуазного государства» 45.

Однако на том этапе основная часть итальянской буржуазии искала какой-то средний путь разрешения кризиса. В конце июня

_______

42.  А. Грамши. Избранные произведения, т. 1. М., 1967.

43. «Avanti!» (Piem.), 14—21.IV 1920.

44. «L'Ordine Nuovo», 8.V 1920; «Тридцать лет жизни и борьбы Итальянской коммунистической партии». М., 1953, стр. 145—150.

45. А. Грамши. Избранные произведения, т. 1, стр. 159.

[22]

1920 года вместо Нитти премьером стал Джолитти. Новый премьер пришел к власти, опираясь на широкий блок сил, включая правых и националистов. В той опасной и тревожной обстановке, которая сложилась в это время в Италии, многие представители буржуазии — и правые, и левые — видели в нем «спасителя». Полагались на его умение и политический опыт. Верный своим традиционным установкам в экономической и политической областях, Джолитти по-прежнему стремился ограничить инициативу крупных финансовых и промышленных тузов, он стремился сократить государственные субсидии и дотации крупной промышленности, которые лежали тяжелым бременем на государстве. Джолитти пытается заострить свою программу — по крайней мере внешне — против крупных промышленных и финансовых тузов. Он подтвердил выдвинутые им ранее требования об учреждении следствия по вопросу о военных издержках, о конфискации военных сверхприбылей, о прогрессивном налоге на капитал, об именной регистрации ценных бумаг (т. е. фактически о контроле над капиталами) и т. д. В политическом плане это лишало оппозицию слева аргументов в ее идейной борьбе против режима и должно было, по мысли Джолитти, как бы «обновить» режим. В то же время это было своего рода «приглашением» социалистам к сотрудничеству с правительством.

Однако социалисты продолжали отказываться от каких бы то ни было форм сотрудничества с любой буржуазной политической группой. Но единственной альтернативой сотрудничеству был курс на решительное революционное выступление. Несмотря на поражение туринской забастовки в апреле — что было грозным симптомом для рабочего движения,— в целом это движение в течение всего первого полугодия 1920 г. шло еще по восходящей линии. Приводимая ниже мировая статистика забастовок за первое полугодие 1920 г. показывает, что по отношению к численности населения забастовочное движение в Италии в этот период было самым сильным в мире 46.

Страны

Число забастовщиков

Число потерянных рабочих дней

 

 

 

Германия

1 866 358

18 201 660

Италия

1 781 230

21 650 200

Франция

1 186 670

19 358 100

Англия

1 117 404

6 925 900

США

958 700

11 287 400

 

 

 

 

______

46. «Avanti!» (М.), 8.I. 1921.

[23]

Страны

Число забастовщиков

Число потерянных рабочих дней

 

 

 

Испания

724 700

11 630100

Австралия

303 400

7 602 000

Швеция

180 070

4 779 170

Бельгия

176 940

2 090 445

Австрия

97 450

902 900

 

 

 

 

В конце июня 1920 г., сразу же после прихода Джолитти к власти, произошло восстание солдат в Анконе. Поводом для этого восстания послужил приказ об отправке расквартированных в Анконе солдат в Албанию, где они должны были принять участие в военных действиях против албанских повстанцев. Солдаты арестовали офицеров, роздали оружие рабочим и в течение четырех дней при поддержке и участии городского населения сражались на баррикадах против полиции и карательных войск. Движение перекинулось в некоторые другие города (в Иезе провозгласили даже временное правительство) и было подавлено лишь с большим трудом 47.

Руководство социалистической партии в это время отвергло идею о всеобщей забастовке в поддержку восстания в Анконе. «Бурные скандалы в Парламенте,— писал впоследствии П. Нен- ни,— паника в стране, новая угроза «красной недели» в Марке и в Умбрии. Но и в этот момент лозунгом руководства ИСП было: спокойствие и дисциплина,— что и навлекло на него многочисленные упреки со стороны рабочих. Таким образом борьба ограничилась парламентскими рамками, где социалисты требовали и в конечном счете добились немедленного возвращения войск из Албании» 48.

Колебания и нерешительность Итальянской социалистической партии были подвергнуты серьезной критике со стороны Коммунистического Интернационала. В своей стратегии и тактике Коминтерн исходил из тезиса о том, что мировая система капитализма вступила в период необратимого и все более углубляющегося кризиса. Этот кризис, поразив все капиталистическое общество, создал тем самым объективные условия для осуществления уже в ближайшем будущем мировой пролетарской революции. По примеру России эта революция должна была привести к установлению Советской власти во всем мире. «Дело Советской России Коммунистический Интернационал объявил своим делом. Международный пролетариат не вложит меча в ножны до тех пор, пока 

______

47. S. Santarelli. Aspetti del movimento operaio nella Marche. Milano, 1956; M. Pog- gi. La rivolta di Ancona.— «Lo Stato operaio», 1932, № 6.

48. P. Nenni. Storia di quattro anni. Roma, 1946, p. 95.

[24]

Советская Россия не включится звеном в федерацию Советских республик всего мира... Гражданская война во всем мире поставлена в порядок дня. Знаменем ее является Советская власть» 49.

Эти слова взяты нами из манифеста II конгресса Коммунистического Интернационала, проходившего в Москве с 19 июля по 7 августа 1920 года. Они очень хорошо передают дух и настроения той эпохи. Сам конгресс проходил под знаком подготовки к мировой пролетарской революции. Он сыграл большую роль в сплочении революционных сил во всех странах на базе единой платформы и принципов, нашедших выражение в «21 условии приема в Коммунистический Интернационал». Эти условия были разработаны лично В. И. Лениным. В ходе работы конгресса Ленин остро полемизировал с Серрати, возражавшим главным образом против условия о немедленном исключении из партии реформистов, и с Бордигой, возражавшим против участия партии в парламентской борьбе. По предложению Ленина конгресс одобрил написанный Грамши доклад туринской секции ИСП «За обновление социалистической партии».

Указав на недопустимость пребывания реформистов в рядах революционной партии, конгресс отметил в манифесте: «В Италии, где сама буржуазия открыто признает, что ключи к дальнейшей судьбе страны находятся в руках социалистической партии, политика правого крыла и возглавляющего его Турати стремится вогнать мощно развивающуюся революцию в русло парламентских реформ. Этот внутренний саботаж представляет в настоящий момент, наивысшую опасность» 50. Таким постановка вопроса была по существу выражением наметившейся уже в Итальянской социалистической партии линии борьбы революционных элементов за исключение реформистов из партии. Коммунистический Интернационал стимулировал эту борьбу в направлении объединения всех революционных элементов партии вокруг главной задачи — задачи исключения реформистов из партии как решающего условия ее идеологического и организационного обновления. Однако прежде чем эта борьба вступила в свою решающую фазу, в Италии произошли события, которые оказали огромное влияние на весь дальнейший ход борьбы. В сентябре 1920 года рабочие почти по всей стране стали занимать фабрики.

Движение началось с экономического конфликта между рабочими и предпринимателями в металлообрабатывающей промышленности. Речь шла о повышении заработной платы. Затем, после отка-

___

49. «Коммунистический Интернационал в документах. 1919—1932». М., 1933. стр. 152.

50. Там же, стр. 156.

[25]

за предпринимателей удовлетворить требования рабочих, ФИОМ призвала к борьбе за «непосредственный контроль государства и рабочих над всей металлообрабатывающей промышленностью» 51. В ответ предприниматели объявили локаут, и тогда рабочие стали занимать металлообрабатывающие заводы. Движение распространилось на другие отрасли промышленности, и через несколько дней рабочие уже сами без хозяев пытались наладить производство на захваченных ими предприятиях. Объясняя впоследствии свою позицию, Джолитти писал, что он не мог бросить на заводы полицию, так как опасался перенесения борьбы на улицы 52.

Многие заводы были превращены буквально в крепости, где под руководством фабрично-заводских советов вооруженные рабочие готовились отразить нападение войск и полиции. Однако, когда 4 сентября в Милане состоялось совместное совещание представителей социалистической партии и ВКТ, реформисты добились принятия такой резолюции, которая определяла захват фабрик рабочими как чисто профсоюзное, а не политическое движение 53. На этом совещании было решено созвать 10 сентября Национальный совет ВКТ с участием представителей социалистической партии для обсуждения создавшегося положения.

На заседании совета секретарь социалистической партии Эджи- дио Дженнари (левый максималист) доказывал, что экономический конфликт перерос в политический кризис и поэтому руководство движением должно перейти в руки партии. Задача партии состоит в том, чтобы добиться распространения этого движения на всю страну и всех трудящихся 54. Фактически Дженнари поставил вопрос о борьбе за власть. Однако предложенный им план был малореальным. «Революция должна была совершиться, подобно сотворению мира, в семь дней. Каждый день, начиная с первого, движение должно было охватить новую категорию трудящихся с тем, чтобы на седьмой день сделаться всеобщим и национальным. Речь шла, однако, только о забастовке. Ни одного политического лозунга, никаких указаний для действий. Вся военная подготовка в национальном масштабе сводилась к тайной покупке одного аэроплана, и очень немногие знали, где он спрятан» 53.

Со своей стороны, Д'Арагона, от имени руководства ВКТ, высказался за то, чтобы рабочие ограничились требованием права контроля на предприятиях, который, по его мнению, должен был

______

51. «Avanti!» (М.). 18.VIII 1920.

52. С. Ciolitti. Memorie della mia vita, v. II. Milano, 1922, p. 599.

53. «Avanti!» (M.), 7.IX 1920.

54. «Avanti!» (M).. 12.IX 1920.

55. M. и M. Феррара. Беседуя с Тольятти. М., 1954, стр. 63-64.

[26]

привести к социализации производства и подготовить рабочий класс к управлению производством 56. Реформисты из социалистической партии поддержали Д'Арагона. Несмотря на то что металлисты голосовали против, большинством, состоявшим преимущественно из огромного числа голосов представителей Федерации работников земли, резолюция Д'Арагона была принята. За эту резолюцию голосовали делегаты, представлявшие 591 245 членов ВКТ против 409 569 57.

Ограничить получившее уже политический характер движение рамками борьбы за рабочий контроль — значило обречь его на поражение. И это фактическое поражение свидетельствовало о серьезных недостатках революционного движения в Италии в послевоенный период. Прежде всего слабость революционного движения в Италии нашла выражение в отсутствии у рабочего класса партии, способной возглавить его борьбу за власть. В апреле и в еще большей мере в сентябре 1920 г. социалистическая партия показала свою неспособность быть авангардом революционного движения в Италии. Итальянский рабочий класс не осознал еще своей руководящей роли в жизни нации. Борьба рабочего класса развивалась вне связи с борьбой других слоев населения, в первую очередь крестьянства.

В 1919—1920 годы руководители революционного движения итальянского пролетариата не смогли связать его с общедемократическим движением. Это изолировало пролетариат от тех слоев населения, которые стремились в первую очередь к широким демократическим преобразованиям итальянского общества и могли бы стать его союзниками, по крайней мере на первом этапе борьбы.

Понимание этих и других недостатков революционного движения в Италии пришло к его руководителям не сразу. У наиболее активной и боеспособной части итальянского пролетариата в тот момент было лишь ощущение тупика, в который завела ее социалистическая партия. Стремление к преодолению тупика и дальнейшему развитию революционного движения проявилось в требовании немедленного исключения реформистов из социалистической партии, так как именно реформисты открыто противопоставляли реформы революции. Вокруг этого главного требования происходит консолидация левых групп социалистической партии: бойкотистов, группы «Ордине нуово», левых максималистов. В ноябре 1920 года на конференции этих групп в Имоле была официально создана объединенная коммунистическая фракция ИСП. На этой конференции бойкотисты отказались от своих антипарла-

__

56. «Avanti!» (M).. 12.IX 1920.

57. Ibidem.

[27]

ментских тезисов. Был принят манифест коммунистической фракции к предстоявшему съезду ИСП, в котором выдвигалось требование о немедленном исключении реформистов из партии и о принятии «21 условия» Коминтерна 58.

Большинство максималистов, занимавших руководящее положение в партии, пыталось сохранить формальное единство партии, отказывалось порвать с реформистами. В результате на съезде ИСП в Ливорно в январе 1921 году левые группы вышли из партии и создали новую пролетарскую партию — Итальянскую коммунистическую партию. В момент своего создания она насчитывала около 50 тысяч членов.

Новая партия опубликовала программу, основными пунктами которой были следующие:

«Пролетариат не может ни сломить, ни изменить системы капиталистических отношений производства без насильственного уничтожения власти буржуазии...

В условиях порожденного войной кризиса капитализма классовая борьба не может не превратиться в вооруженный конфликт между трудящимися массами и властью буржуазного государства...

После свержения господства буржуазии пролетариат может организоваться в господствующий класс только путем разрушения буржуазного государственного аппарата и создания государства, основанного на одном производительном классе и исключающего всякое политическое право буржуазного класса...

Формой политического представительства в пролетарском государстве является система Советов трудящихся (рабочих и крестьян), уже проявившаяся в русской революции, которая является началом мировой пролетарской революции» 59.

Тупик, в который завела массы социалистическая партия, коммунисты попытались взорвать бурной пропагандой революционного действия. Противопоставляя свои действия действиям реформистов, коммунисты попытались оживить революционный порыв пролетариата и вдохнуть в него веру в революцию, подорванную старой социалистической партией. Образование компартии имело прежде всего то значение, что освобождало из-под реформистского влияния в рамках единой социалистической партии наиболее бое-способную часть итальянского пролетариата.

Однако в момент образования компартии в Италии начинался уже общий перелом в соотношении классовых и политических сил в стране. Наступал фашизм.

________

58 «Avanti!» (М.), 1.XII 1920.

59 «II Comunista», 31.1 1921.

[28]

Цитируется по изд.: История Италии в трех томах. Том 3. М., 1971, с. 5-28.

Рубрика