Северное Причерноморье и греки

Северное Причерноморье и греки

С незапамятных пор заселена наша страна. На территории Советского Союза ученые-археологи обнаружили многочисленные остатки жилищ, древние погребения, орудия труда, оружие из камня, бронзы, железа, глиняные и бронзовые сосуды, украшения и другие предметы далекого прошлого.

К началу I тысячелетия до н. э. племена Причерноморья создали высокую культуру, но долго еще не имели письменности. Поэтому мы не знаем названий древних племен юга нашей страны. Древние греки первые оставили нам подробные письменные данные о жизни этих племен, сообщили их названия, рассказали об их быте.

Родина греков, Балканская Греция, в древности не отличалась плодородием. Каменистая почва требовала большого труда для обработки, а засушливый климат и безводье губили посевы. Многие греки покидали родину и селились на близлежащих островах и по берегам Средиземного моря.

Греческие поселенцы — колонисты — проникли и на берега Черного моря, которое греки называли Понтом Эвксинским.

Начиная с VIII века до н. э. на черноморских берегах появляются греческие поселения — города-колонии, сначала на южном и западном побережьях, а потом на северном и восточном.

Древние корабли, ходившие под парусами и на веслах, представляли собой большие лодки. На таком корабле было рискованно выходить в открытое море, плавали поэтому вдоль берегов. Когда корабли греков выходили через Боспорский пролив в Черное море, они поворачивали либо направо, чтобы следовать вдоль южного берега, либо налево, чтобы следовать вдоль западного. Только когда оба эти побережья были уже хорошо разведаны греческими моряками и обжиты колонистами, корабли стали плавать к северному побережью.

Первое поселение греческих колонистов на севере Понта Эвксинского возникло в VII веке до н. э. на острове Березани. Это небольшой островок, вблизи от берега, на пути между устьями Днепра и Буга (Днепро-Бугским лиманом) и современной Одессой.

В VII веке до н. э. расширилась морская торговля. Колонисты, которые раньше только пахали и сеяли, втягивались в торговлю. Меняется и характер колонизации. Бросив якорь у незнакомого берега, греческие моряки завязывали торговлю с местным населением.

Если такая поездка протекала удачно, ее повторяли на следующий год. Встречи между местным населением и греками учащались.

На побережье приезжали местные жители со своими товарами для обмена и подплывали торговые корабли греческих купцов. На этих местах постоянных встреч начинают строить складские помещения для высаживающихся на берег моряков. Так возникали поселки.

Первоначально в них жили только во время обмена, а в остальное время года они пустовали. Но постепенно эти поселки из временных превращаются в постоянные.

Поселок на Березани и был именно таким поселком. Видимо, первые колонисты не решались сразу поселиться в незнакомой им стране и предпочли остров. Были и иные причины переселений греков.

Напряженная борьба народа и аристократии, перевороты в греческих городах-государствах, когда изгонялись политические противники, заставляли многих греков уезжать за море в поисках счастья на чужбине. Так основывались многие колонии греков.

В устье Южного Буга в VI веке до н. э. возникла колония Ольвия. Ряд колоний был основан на берегах Керченского пролива и восточном побережье Крыма. Славился богатством и высокой культурой Пантикапей, на месте его стоит современная Керчь. До наших дней сохранила древнее имя Феодосия, существующая уже почти две с половиной тысячи лет. На побережье Таманского полуострова возникла Фанагория. Уже в V веке до н. э. близ современного Севастополя возник Херсонес.

Обширную торговлю вели с Грецией колонии Причерноморья. Из Греции они получали ткани, художественную расписную посуду, изделия из металлов (в том числе из золота и серебра), а также вино и оливковое масло. Эти товары продавались и выменивались у скифов на хлеб, соленую рыбу, мед и воск. Из северного Причерноморья в Грецию вывозилось много зерна и рабов.

Все колонии были самостоятельными городами-государствами. Но их роднили с далекой Грецией и друг с другом общий язык, культура, религия, празднества.

Население Северного Причерноморья еще до появления греков торговало со странами древнего Востока. Оно было заинтересовано в торговле с греками.

Греко-персидские войны вначале задержали развитие северочерноморских колоний. Персы, захватив проливы из Средиземного моря в Черное, затруднили торговлю Греции с Северным Причерноморьем.

Настоящий расцвет северочерноморских городов-колоний начинается после победы греков. В эти годы Ольвия превратилась в богатый, цветущий город. Города на восточном побережье Крыма объединились вокруг Пантикапея и Фанагории. Это положило начало Боспорскому царству. Границы Боспорского царства расширились. В его состав вошли земли, населенные местными племенами.

В V веке до н. э., вскоре после греко-персидских войн, в Северном Причерноморье побывал знаменитый греческий писатель, «отец истории» Геродот. Он посетил Ольвию. Геродота интересовала неведомая страна и ее жители, которых греки называли скифами. Он начал собирать сведения о скифах. Свои наблюдения он дополнял расспросами местных жителей и слышанными им легендами.

Так описал Геродот Скифию, и его труд дошел до нас.

Геродот пишет, что страну некогда населяли киммерийцы. Позднее появились скифы, которые вытеснили киммерийцев из Северного Причерноморья. Имя древних обитателей сохранилось в некоторых географических названиях. Так, пролив, соединяющий Черное и Азовское моря, назывался во времена Геродота Боспором Киммерийским. Поблизости от него располагалась Киммерийская область, Киммерийские переправы и Киммерийские степи.

Скифия охватывала не всю территорию Северного Причерноморья. Племена скифов занимали лишь полосу между реками Истр (Дунай) и Танаис (Дон). За ними жили другие, не скифские племена. О многих из них греки имели лишь смутные представления.

Лучше других греки знали сарматов. По словам Геродота, сарматы говорили на языке, близком к скифскому. Существовала легенда о том, что сарматы произошли от браков скифов со сказочными воинственными женщинами — амазонками. Одержав над амазонками победу в длительной войне, скифы послали к побежденным своих сыновей. Многие из них взяли амазонок в жены. Амазонки уговорили своих скифских мужей не возвращаться на родину, а поселиться за рекой Танаис (Доном). Сарматские женщины славились своим мужеством. Подобно мужчинам, они ездили верхом, принимали участие в войне и охоте.

Лучше всего греки знали своих ближайших соседей — скифов. Геродот называет окрестные Ольвии скифские племена по именам. Ближе всего к этому греческому городу жили каллипиды и алазоны. С течением времени каллипиды постепенно смешались с греческим населением Ольвии и переняли многие греческие обычаи. Поэтому Геродот называет их эллино-скифами.

За этими племенами жили скифы-земледельцы. Они сеяли хлеб не только для собственных нужд, но и для продажи греческим купцам. Земледельческие племена скифов занимали пространство между Бугом и Днепром.

К востоку от этих племен в степях обитали воинственные племена скифов-кочевников. Они разводили скот и в поисках новых пастбищ кочевали в степи между Днепром и Доном. Кибитки, крытые войлоком, служили им жилищем. На быстрых конях, окруженные многочисленными стадами, передвигались они по бескрайней равнине. Воинственные кочевники часто нападали на своих оседлых соседей.

Греки называли их «царскими» скифами, очевидно, потому, что во главе кочевых племен стояли «цари», то есть племенные вожди.

Геродот подробно рассказывает о быте и нравах «царских» скифов. Пищу их составляли главным образом молоко и мясо. Найденные в скифских курганах художественные вазы греческой работы запечатлели внешний вид скифов. Мужчины носили короткий кафтан, широкие шаровары и кожаные сапоги. Остроконечный башлык плотно охватывал голову и завязывался под подбородком. На поясе у скифа сбоку висел короткий меч. Женщины носили длинные платья с поясом, а на голове остроконечные шапки с покрывалом, ниспадающим на плечи и спину. Богатые скифы носили многочисленные золотые украшения: серьги, ожерелья на шее, браслеты и кольца на руках.

В скифских курганах при раскопках находят массивные золотые украшения, отделанное золотом оружие и конскую сбрую, дорогую посуду и т. д. Такие богатые погребения показывают, что в скифском обществе уже исчезло прежнее равенство. Племенные вожди и их дружина образовали родовую знать, которой принадлежали многочисленные стада и табуны. Во время войны главная доля добычи доставалась знати. В состав добычи входили и пленники. Их обращали в рабство, продавали греческим купцам либо сами пользовались их трудом.

Скифские племена во времена Геродота жили еще родами. Когда два скифа, не бывшие родственниками, хотели закрепить между собой союз и дружбу, они надрезали себе кожу и выдавливали несколько капель крови в общую чашу с вином. Осушив потом совместно згу чашу и обменявшись клятвами взаимной верности, они становились кровными родственниками — побратимами.

Интересно описан у Геродота обряд царских похорон. Тело умершего царя скифы натирали воском и наполняли ароматическими веществами. Покойника торжественно хоронили в большой четырехугольной могиле. Скифы верили в загробную жизнь

и считали, что покойнику в ней понадобится все, что он имел при жизни. Поэтому в той же могиле хоронили его жен и слуг, предварительно их задушив. Вместе с царем в могилу помещали коней, оружие, украшения и предметы обихода. С далекого расстояния в степи были видны высокие насыпи — курганы, отмечавшие место царского погребения.

Обряд погребения незнатных скифов был проще. В их могилах находят лишь простое оружие и дешевые украшения.

Особое внимание Геродот уделяет военным обычаям скифов. По свидетельству всех древних писателей, скифы были воинственны и храбры. Скиф никогда не расставался со своим оружием—легким деревянным луком со стрелами, коротким мечом и дротиком.

Они были прирожденными наездниками и меткими стрелками. Стремительно налетев на врагов, скифские всадники осыпали их стрелами и дротиками, а затем завершали бой мечами.

Цитируется по изд.: Древняя Греция. Книга для чтения. Под редакцией Д.П. Калистратова и С.Л. Утченко. М., 1962, с. 91-96.