Китай в конце 90-х годов XIX века: настроения населения

Китай в конце 90-х годов XIX века: настроения населения

Реакция китайского населения на превращение страны в полуколонию держав

Вторжение иностранных держав в Китай, масштабы которого возросли к концу 90-х годов, вызывало всеобщее недовольство в стране. Беспокойство за судьбу государства и нации, опасения раздела Китая державами и другие подобные мотивы стали в конце 90-х годов все больше проникать в китайскую печать. На угрозу потери суверенитета указывали передовые люди Китая, отражавшие настроения и идеи зарождавшейся в Китае буржуазии. Среди них были представители революционно настроенной интеллигенции и сторонники либерально-реформаторского направления.

Лян Ци-чао, один из руководителей движения за реформы, в статье «Об опасности раздела Китая», опубликованной в 1899 г., подчеркивал: «Когда я говорю об опасности раздела Китая, я имею в виду открытый раздел. Скрытый раздел Китая уже давно осуществлен европейцами» [цит. по 169, с. 34]. Автор статьи «Источник силы» (1895 г.) Янь Фу призывал соотечественников сплотиться для отпора внешнему врагу [169, с. 42]. Вопрос о существующей угрозе раздела страны обсуждался на страницах китайских газет весьма активно. Не случайно на это положение обратили внимание и иностранные представители, которые отмечали в 1899 г., что в китайской газете «стали учащенно появляться статьи, доказывающие неминуемость скорого раздела Китая» [14, д. 116, л. 123].

Понимал смысл захватнической политики империалистических держав в Китае и Сунь Ятсен. В 1898 г. он с горечью и негодованием писал: «Разве терпимо, что страна с 400 округами и четырехсотмиллионным населением сложа руки ждет раздела? Совершенно необходимо поднять массы для оказания сопротивления» [цит. по 169, с. 57].

Либеральная интеллигенция пыталась спасти страну от раздела и гибели путем усиления могущества государства, которого, они полагали, можно достигнуть с помощью верхушечных реформ. Опираясь на поддержку либерально настроенного императора Цзай Тяня (девиз правления Гуансюй), эта буржуазно-помещичья группа во главе с Кан Ю-вэем и Лян Ци-чао посред-

[20]

ством указов пыталась осуществить реорганизацию в области финансов, промышленности, сельского хозяйства, торговли, образования и других областях экономической и культурной жизни страны. Период реформ продолжался с 11 июня по 21 сентября 1898 года и вошел в историю под названием «100 дней реформ». Однако реформаторскому движению не суждено было увенчаться успехом.

Консервативная клика во главе с императрицей Цы-си, ярой противницей каких-либо реформ, используя предательство Юань Ши-кая, командующего одной из цинских армий, организовала переворот. Император был отстранен от государственных дел. Реформаторы подверглись преследованиям и наказаниям (шесть руководителей были казнены). Кан Ю-вэю и Лян Ци-чао удалось бежать (одному с помощью англичан, другому при содействии японцев) [подробно см. 190]. Попытки со стороны китайского правительства вырвать вождей реформаторского движения из-под покровительства иностранцев не дали результата. Это вызвало недовольство консервативной клики.

В течение одного месяца были отменены все нововведения реформаторов и в стране восстановлены старые порядки.

Представители революционно настроенной интеллигенции видели спасение страны в свержении консервативного правления цинской династии. Однако в тот период революционеры были еще очень слабы [см. 137].

Анти-иностранные, в том числе антихристианские, настроения были традиционны для определенной группы консервативных шэньши Китая. В начале 90-х годов XIX века их враждебность к иностранцам усилилась. Это проявилось в издании многочисленных анти-миссионерских памфлетов, имевших в Китае большое распространение: «Смерть дьявольской вере», «Песнь об уничтожении дьяволов», «Полная картинная галерея» и др. Автором наиболее популярного издания «Смерть дьявольской вере», тираж которого составлял 800 тысяч экземпляров, называют хунаньского шэньши Чжоу Ханя. В его памфлете содержалась критика иностранных государств, которые «ввозят опиум, высасывая из китайцев деньги и нанося вред их здоровью», разоблачение деятельности миссионеров и призыв к уничтоже-

[21]

нию христианского учения в Китае и расправе с проповедниками этого учения. «Если найдете где-либо посланников миссионеров, — обращается автор памфлета к населению, — хватайте их; если какой-нибудь дьявольский сын или внук будет хвалить дьявольскую веру — бейте его; встретите дьявольскую книгу — сжигайте ее» [см. 161, с. 75].

Позиция Чжоу Ханя импонировала группе китайских ученых и консервативных сановников. Несколько членов академии Ханьлинь обратились к правительству с просьбой «привлечь на службу... Чжоу Ханя из Хунани» [44, с. 238]. Мировоззрение хунаньского шэньши» по-видимому, находило отклик и у императрицы Цыси. В одном из источников содержится информация, что «императрица хотела использовать... Чжоу Ханя» [44, с. 17]. Шэньши являлись главными пропагандистами борьбы с христианской религией, они были носителями идей ксенофобии и культивировали их среди китайского народа. Многие прокламации периода восстания ихэтуаней напоминают анти-миссионерские анти-иностранные издания начала 90-х годов своей нетерпимостью к христианству, карикатурным изображением западной «морали», призывом к расправе с приверженцами христианского учения и их учреждениями, полным отрицанием европейской культуры и техники.

Активно реагировали на новый натиск держав широкие народные массы. В разных местах Китая развертывалась стихийная борьба против захвата китайской территории иностранными представителями. Борьба часто сопровождалась погромами местных христиан, а иногда и миссионеров.

Так, в апреле 1898 года имело место выступление населения Юньаня провинции Гуанси против деятельности французских миссионеров, в котором приняли участие местные шэньши [43, с. 2—7].

В мае в ответ на «открытие» по Симоносекскому договору порта Шаши (пров. Хубэй) его население разгромило японское консульство, жилые дома английских дипломатов и купцов, а также изгнало из города миссионеров [323, с. 29].

В июле жители Шанхая — купечество, портовые рабочие, моряки — выступили против попытки французского консульства завладеть участком территории, при-

[22]

надлежавшим землячеству нинбоских купцов. Между ними и отрядами французской, английской и американской полиции и иностранными военными моряками имели место неоднократные столкновения, в результате которых было ранено 30 и убито 12 китайцев. Однако энергичное сопротивление шанхайских жителей вынудило французов отказаться от своих притязаний на участок [251, с. 205].

В ноябре произошло выступление против иностранцев в районе Пицзыво (Ляодунский полуостров), возглавляемое местными чиновниками [186, с. 14; 29, д. 78, л. 24].

В 1899 году стихийные выступления приобрели наибольшую остроту особенно в районах отторжения китайской территории. В апреле 1899 года население уездов Дунгуань и Баоань (полуостров Цзюлун) предприняло попытку помешать захвату полуострова английскими империалистами. Выступление произошло за два дня до того, как на приобретенной англичанами территории должен был взвиться английский флаг. Английская полиция и военный отряд расправились с повстанцами, а в качестве наказания в Цзюлуне англичанами была ликвидирована китайская юрисдикция [285, с. 13—16; 325, с. 119—120; 156, с. 113—114].

В июне в Мэнцзы (провинция Юньнань) население подожгло здание французского консульства и таможни. Недалеко от Фучжоу (провинция Фуцзянь) распространялись прокламации, призывавшие разрушить миссионерскую церковь. В результате были сожжены и церковь, и здание английской миссии [156, с. 113—114].

В июле произошли столкновения местных жителей с русской администрацией в районе Даляня. В Люцзядяне население оказало сопротивление русским сборщикам налогов. В самом Даляне толпа жителей (около 400 человек), собравшись возле конторы, где выдавали купчие крепости и деньги, «громко заявляла о своем нежелании продавать землю. Вскоре действия толпы стали угрожающими: в контору стали бросать камнями; несколько человек ворвались вовнутрь, изорвали несколько купчих крепостей и вытащили китайцев-переводчиков» [186, с. 21— 23].

Начавшаяся еще в 1898 году борьба населения провинции Гуандун против захвата французскими колонизаторами 

[23]

бухты Гуанчжоувань, продолжалась и в 1899 г. Как сообщал русский посланник в Китае М. Н. Гире, наместник Гуандуна вооружил жителей деревень, расположенных близ бухты, предписав им оказывать сопротивление французам, а «китайские солдаты, предводительствуемые помощником начальника округа, напали на французов, ранив четырех из них». В ответ на подобные действия французское правительство приказало своему адмиралу «немедленно бомбардировать деревню, в которой было произведено нападение» [14, д. 116, л. 168; 245, с. 64—125]. Однако сопротивление местного населения, к сожалению, не помешало французам получить в свое распоряжение желаемую бухту Гуанчжоувань.

В западной прессе за 1899 год содержатся сообщения о беспорядках, направленных против иностранных представителей в провинции Хунань, Аньхой, Хубэй, Хэнань, Сычуань [156, с. 117].

Среди выступлений 1898—1899 годов наиболее ярким и значительным было вооруженное восстание в провинции Сычуань.

Выступление началось с событий в Луншуйчжэне. Их предыстория относится еще к концу 80-х годов, когда местное население в течение ряда лет вело борьбу с французскими миссионерами и их прихожанами. Руководителем антимиссионерского выступления был крестьянин Юй Дун-чэнь, который объединил да 10 тысяч сторонников. Повстанческий отряд нападал на миссионерские храмы, преследовал китайцев-христиан. В 1891 году правительственным войскам удалось рассеять повстанцев, Юй Дун-чэнь бежал в горы Сишань [161, с. 72—74], где скрывался до 1895 года, а затем вернулся в Луншуйчжэнь.

В марте 1898 г. по требованию епископа Дюрана местные власти арестовали Юй Дун-чэня. Этот акт по-служил сигналом к новым волнениям в этом районе. 2 апреля двоюродный брат Юй Дун-чэня и его бывший соратник по борьбе Цзян Цзань-чэнь и его товарищ Чжан Гуй-шань во главе отряда в 200 человек напали на тюрьму в Жунчане, где содержался Юй Дун-чэнь. Освободив заключенных, все вернулись в Луншуйчжэнь и тут же приступили к изготовлению оружия. Общее командование снова принял на себя Юй Дун-чэнь. 

[24]

Под его знамена «менее чем через десять дней собралось свыше шести тысяч человек» [206, с. 113].

Войско Юй Дун-чэня было разделено на батальоны и сотни. Сотня имела знамя с именем командира. Сотнями командовали Цзян Цзань-чэнь, такой же крестьянин, как и Юй Дун-чэнь, носильщики угля Тан Цуй-бин и Чжан Гуй-шань и др. Штаб восстания находился в Луншуйчжэне, где повстанцы «конфисковали зерно у миссионеров и местных христиан для нужд своей армии, а остаток продали беднякам вдвое дешевле, чем на рынке» [206, с. 115]. Захватив в плен французского миссионера Флери, повстанцы возили его по селам и городам, рассказывая о совершенных им злодеяниях [206, с. 115]. Призывая население к восстанию, они выпустили воззвание, носившее ярко выраженный анти-иностранный характер. «В настоящее время иностранцы,— говорилось в нем, — ведут торговлю, проповедуют христианство, чтобы грабить изделия сельского хозяйства, одежду, продовольствие... Они подкупают наш народ, насилуют женщин, третируют династию, держат в руках правительство. Они захватывают наши города, отнимают деньги... Мало того, что они опутали нас займами, сожгли императорский дворец, отторгли зависимые государства, захватили Шанхай, Тайвань и Цзяочжоу, основали торговые посады, но они стремятся еще и разделить Китай... Вот почему поднимаются отряды справедливых людей, которые клянутся смыть позор государства» [103, с. 362—363].

В воззвании особо подчеркивалось, что повстанцы ведут борьбу лишь против иностранцев, а не против правительства и местных властей; что они не будут выступать против чиновников, жандармов и солдат, если те не станут мешать их действиям [103, с. 363]. В документе с уважением говорилось о «выдающихся ученых», к словам которых повстанцы выражали готовность прислушиваться [103, с. 364]. Этот факт позволяет сделать предположение, что представители ученого сословия, шэньши играли немалую роль в данном выступлении и что скорее всего именно они были авторами данного воззвания.

В период восстания широкое распространение имели лозунги: «Повинуемся Цинам, уничтожаем иностранцев!», «Прогоним христиан, успокоим народ!», 

[25]

 «Бьем лишь иностранцев и христиан, не трогаем китайцев!» [206, с. 115].

Призывы повстанцев находили широкий отклик у населения других уездов провинции. Начались волнения в Туннане, Наньси, Чжуйнине, Ушане, Аньцю, Гуанане, Наньчуане, Цзянбэе [104, с. 132—134]. Повстанческий отряд Юй Дун-чэня вырос до 10 тысяч человек. В нем находились крестьяне, рабочие мануфактур, чернорабочие с угольных копей, шэньши. Поддерживали повстанцев и некоторые помещики, которые поставляли им продовольствие.

И все же повстанцы были обречены на поражение. Их отряды не были связаны между собой, держались поближе к родным местам, не имели четкой программы действий, не видели перед собой конечной цели борьбы. Их деятельность ограничивалась разрушением миссионерских церквей и других построек, конфискацией имущества христиан. К тому же среди руководителей вскоре произошел раскол, появились капитулянтские настроения. И уже в декабре 1898 года властям удалось ликвидировать волнения. Остатки разбитых повстанческих отрядов во главе с Чжан Гуй-шанем скрылись в горах, Юй и Цзян сдались властям.

В результате восстания в 30 уездах было разрушено 20 христианских церквей, 4 тысяч строений, пострадало около 20 тысяч католиков. Правительство было вынуждено выплатить миссионерам компенсацию в сумме 1186 тысяч лянов [206, с. 121].

Таким образом, в ответ на новый натиск держав на Китай народные массы стихийно поднимались на борьбу с чужеземцами. Характерно, что в конце 90-х годов анти-иностранная борьба принимала не только традиционную форму анти-миссионерских конфликтов, но была также направлена против любых представителей держав. В борьбе принимали участие крестьяне, разнорабочие, торговцы, солдаты, шэньши, чиновники. В ряде случаев чиновники и шэньши выступали организаторами волнений. В некоторых местах, возможно под влиянием чиновничье-шэньшийских элементов, повстанцы, желая продемонстрировать свою лояльность к китайским властям, подчеркнуть исключительно анти-иностранную направленность борьбы, провозглашали процинские лозунги (например, в провинции Сычуань, Хубэй). 

[26]

Необходимо отметить, что, хотя стихийные вспышки антииностранной борьбы имели место в различных районах Китая, в том числе и в местах с длительными традициями антихристианских волнений, анти-иностранное движение приобрело, как мы увидим ниже, большой размах лишь в северных провинциях и завершилось войной Китая с восемью державами. Именно события в северной части страны и получили в истории название «восстание ихэтуаней» по имени союза «Ихэтуань» (Отряды мира и справедливости), который руководил восстанием в этой части страны.

[27]

Цитируется по изд.: Калюжная Н.М. Восстание ихэтуаней (1898-1901). М., 1978, с. 20-27.

Рубрика