Польша в XIII веке: монголо-татарское нашествие (Щавелева, 1978)

Польша в XIII веке: монголо-татарское нашествие (Щавелева, 1978)

Польша трижды принимала на себя страшные удары монголо-татарских полчищ. Более всего запомнилось современникам и нашло отражение во многих памятниках первое нашествие 1241 года, когда, выйдя за пределы Руси, тридцатитысячное войско хана Батыя вторглось в Польшу, а затем в Чехию и Венгрию.

Второй поход имел место через двадцать лет. Главные удары были направлены против уже оправившейся после первого нападения монголо-татар Малой Польши. Хотя в течение декабря 1259 года – февраля 1260 года войска разорили огромную территорию от Свентокшиских гор с запада до Вислы на востоке, ограбление плодородных и богатых земель Краковии и Сандомирщины было задачей второго плана. Армия монголо-татар не имела намерения овладеть землями Польши или навязать отношения вассалитета краковским Пястам 1. Основной целью эолотоордынского хана, приславшего большое войско Бурундая, было ослабление польского княжества, чтобы оно не могло оказать помощи опасному для Орды Галицко-Волынскому княжеству.

Тенденция к объединению русских земель, наметившаяся в Галицко-Волынском княжестве еще в конце XII века, достигла вершины своего развития при князе Данииле Романовиче (1238 — 1264 годы), претендовавшем не только на подчинение юго-западных земель, но и на политическое первенство в системе всех русских княжеств 2.

До 50-х годов XIII века Золотой Орде удавалось сеять раздор между двумя великими княжениями на Руси — Киевским и Владимирским. События следующих лет заставили монгольских ханов обратить взоры в сторону владений Даниила. Прежде всего укрепились связи Галицко-Волынского княжества с владимирским князем Андреем Ярославичем В 1254 году Даниил был коронован, что, несомненно, служило в глазах Орды признаком присоедине- 

____

1. Krakowski SPolska w walce z najazdami tatarskimi w XIII wieku. Warszawa, 1956, я. 186.

2. Пашуто В. Т. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси. М., 1950, с. 277—302; Греков И. Б. Восточная Европа и упадок Золотой Орды. М., 1975, с. 17—18.

3. ПСРЛ, т. I. Л., 1927, стб. 472.

[307]

ния Южной Руси к антитатарскому блоку, формировавшемуся в Восточной Европе под эгидой Рима. Немного раньше Даниил Романович в союзе с литовским великим князем Миндовгом разбил польско-венгерскую антигалицкую коалицию, окончательно отстояв самостоятельность своей земли. Кроме того, галицкий князь занял и разрушил русские города, подчиненные монголо-татарам, немало не смущаясь присутствием на южных границах царевича Куремсы, которого «николи же не бояся..., не бе бо моглъ зла ему створити» 4.

Поход на Польшу был одной из целого ряда мер, предпринятых в Орде с целью беспрепятственного овладения Южной Русью. Традиционная политика монголо-татарских ханов, заключавшаяся в натравливании одного князя на другого и «сталкивании сил централизации и децентрализации» 5, проводилась на этом этапе уже в масштабах различных государств. Отправляясь в поход на Литву и Польшу, Бурундай потребовал непременного участия в этом набеге русских князей.

Выступление Бурундая против Литвы было неслучайным. Вновь образованное государство не было подвластно Орде и быстро набирало мощь за счет соседних русских земель. Мир между Литвой и Червонной Русью, объясняемый прежде всего желанием Миндовга, обеспокоенного борьбой с крестоносцами, сохранить свои южные границы, был скреплен браком сына Даниила Шварно и дочери Миндовга. В 1254 году второй сын Даниила Роман стал ленником великого литовского князя в Черной Руси 6. Разорение татарскими войсками литовских земель вызвало немедленный ответный поход Миндовга на Русь. Роман Даниилович лишился своих владений. Именно такого результата и ждал татарский хан. Союз Южной Руси с Литвой был хотя и временно, но нарушен.

Сообщения о втором нападении монголо-татар на Польшу сохранились в ряде польских источников. Большинство из них писало о разорении монголо-татарами Сандомира. Свидетельства об участии в походе русских сохранили рочники Краткий, Свентокшиский и Красиньских 7 Наиболее подробно н красочно описано событие в Великопольской хронике 8 и в сочинении Длугоша 9. Большую ценность представляет художественный рассказ о «Судомирском взятии» в русской летописи 10.

Историография второго нашествия татар на Польшу незначительна. Наиболее подробно рассмотрен поход в работе буржуаз-

_____

4. ПСРЛ, т. II. М., 1962, стб. 846. 

5. Греков И. Б. Указ. соч., с. 29.

6. Пашуто В. Т. Образование Литовского государства. М., 1959, с. 380. 

7. МРН, t И. Warszawa, 1961, р. 806; t. III. Warszawa, 1961, p. 73, 133. 

8. МРН, NS, t. VIII. Warszawa, 1970, p. 113-114.

9. Dlugosz J. Opera omnia, ed. A. Przezdziecki, t. XI. Cracoviae, 1873, p. 373— 375.

10. ПСРЛ, т. II, стб. 852-855.

[308]

ного польского историка Б. Уляновского 11. Автор анализирует источники, содержащие сведения о событиях рубежа 50—60-х годов XIII века, стремясь воссоздать точную детальную картину разорения Сандомирско-Краковской земли. Уляновский первый указал на вынужденность участия князей Руси и подчеркнул особое значение красочного рассказа русской летописи. Автор совершенно справедливо полагает, что русский летописец описывал разорение Сандомира со слов очевидца, участвовавшего в антипольском походе.

Украинский историк М. С. Грушевский основное внимание уделял сообщению Галицко-Волынской летописи (польские источники хотя и указаны исследователем, однако сведения их не разобраны). В число участников похода автором ошибочно включен и сим Даниил Романович 12.

В советской историографии второе нападение монголо-татар на Польшу рассматривалось также по русскому источнику 13.

Интересны выводы современного польского ученого С. Краковского 14. Поход рассматривается им с точки зрения политических намерений ханов Золотой Орды. Анализируются военные силы малопольского княжества, принявшего главную тяжесть монголо-татарского наезда. Историк считает, что русские войска были призваны Бурундаем главным образом для использования их при осаде крепостей, так как осадное искусство русских было хорошо известно монголо-татарам.

Тщательное сопоставление известий русского источника и всех польских памятников о втором нападении монголо-татар на Польшу позволяет выявить, как нам представляется, новые данные относительно вынужденного участия русских князей в этом походе.

По Галицко-Волынской летописи Даниил Романович, выслав Бурундаю отряды брата Василько и сына Льва, сам уехал в Польшу, а затем в Венгрию. Вернувшись из Литвы, войска монголо-татар некоторое время пребывали на Руси. Василько по требованию татар был вынужден уничтожить укрепления большинства западнорусских городов. Были раскиданы и снесены оборонительные валы Львова, Крсмепца, Луцка, Данилова, Стожеска, Владимира. При подходе к хорошо защищенному даниилову городу Холму Бурундай, по сообщению летописи, выслал вперед Василька, чтобы тот уговорил жителей сдать город без сопротивления. Этот эпизод весьма показателен для дальнейшего понимания действия монголо-татар на польской земле. С Васильком были посланы ханские соглядатаи и толмачи. Только хитрость спасла город. Князь Василько при переговорах трижды бросал камень 

_____

11. Ulanowski В. Drugi napad tatarow па Polskf.— «Rozprawy Akademii Umift- nosci. Wydzinl Historvczno-Filozoficzny», Krakfiw, 1885, t. XVIII, s. 275— 325.

12 Грушевсъкий M. C. Icтopiя Украiни-Pyci, т. III. Львiв, 1905, c. 88—89. 

13. Пашуто В. Т. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси, с. 284.

14. Krakowiki S. Op. eft., s.188.

[309]

оземь, давая понять, что не с добрыми намерениями явился («... по троичи меча каменьемь доловь сь же великий князь Василко, акы от Бога послан бы на помоць горожаномъ, пода имъ хытростью разум») 15. Уловку его в Холме разгадали и не открыли город. Золотоордынская рать двинулась на Польшу.

По данным летописи, монголо-татарские войска, пройдя Люблин и Завихост, осаждают Сандомир и «бишася по четыре дни». С этого места начинается трагический рассказ о взятии города. Рассказ, насыщенный деталями, неизвестными другим памятникам. Первыми на стены города «возлезоста два Татарина ... с хоруговью и поидоста по городу секучи и бодучи». Какой-то храбрец, по словам летописца, «некто же от Ляховъ, не боярин, ни доброго роду, но просто сыи человекъ, ни в доспесе за одинимь мятлемь со сулечею, защитився отчаяньемь акы твердымъ щитомъ створи дело памяти достойно, потече противу Татарину, како стекася с нимъ, тако уби Татарина», но вскоре «убьенъ бысть Ляхъ» 16.

Охваченное ужасом население пыталось спастись в детинце. Перебегавшие мост передавили друг друга. Немногим удалось спрятаться в церкви — «бяша в городе том камена, велика и предивна», — но запылала ее деревянная крыша, и погибли все в ней укрывшиеся. Остальные жители на завтра, причастившись и исповедавшись, «поидоша со хресты из города... и не бысть кто помилуя ихъ... выгнаным же имъ из города и посадиша е Татарове на болоньи возле Вислы» 17. А через два дня татары перебили их всех до одного.

В рочнике Свентокшиском известие о втором нашествии монголо-татар на Польшу изложено по тексту буллы Бонифация VIII от 11 ноября 1296 года 18, предоставляющей льготы церкви св. Марии в Сандомире. Центральной фигурой здесь предстает некий капитан Петр из Крампа. Он защищал крепость сколько мог (ubi potuit se bene defendere, defendit), по затем, по-видимому, отчаявшись, вышел к татарам, чтобы предложить им мир и выплату дани (promittens eis dare tribute). Враги захватили его вместе с братом Збигиевом в плен и, ворвавшись в город, перебили всех жителей, в том числе и находящихся в церкви св. Марии. Русские упомянуты здесь последними наряду с татарами и литовцами (... Tartari sub- jugatis Bersabeis, Lithwanis, Ruthenis).

Следует еще привести краткое известие рочника Краковского капитула (источник датируется 1266 г.), в котором русские участники похода не упоминаются. Но здесь говорится, что враги захва-тывают Сандомирскую крепость скорее хитростью, нежели силой (Castrum Sandomirie magis calliditate doli quam robore virium capiunt...) 19.

_____

15. ПСРЛ, т. II, стб. 851-852.

16 Там же, стб. 853.

17. Там же, стб. 854.

18. KDM, ed. F.-Piekosiriski, t. I. Krakdw, 1876, p. 153.

19. MPH, t. II, p. 807.

[310]

Этими же словами начинается статья 1259 года в Каталоге краковских епископов, датируемом XV веком. Там же в числе немногих пленных, которых взяли монголо-татары, называется Збигнев — сын палатина и капитана Сандомира Петра. В Свентокшиском же рочнике и у Длугоша Збигнев является братом Петра. Издатель каталога В. Кентшиньский заметил, что по документам в 1259 году воеводой в Сандомире был Збигнев, а не Петр 20.

Иначе подает сведения Всликонольская хроника. Василько и сыновья «короля Даниила Лев и Роман» (Duces vero Hussie Wassilco, fraler Danielis regis Russie, Leo, quoque et Romanus filii predicts) , заметив задержку в осаде крепости, решили якобы обмануть укрывшихся в ней, применив хитрость. Они, проникнув в крепость, стали убеждать жителей вымолить у монголо-татар гарантии безопасности (ut dexteras securitatis a lartaris petcrenl), отдать крепость и имущество, хранящееся в пей, с тем чтобы татары пощадили их. Те, получив «от упомянутых князей уверения в верности, открыли крепость и, оставив в ней все имущество, безоружные вышли из лагеря. Татары, увидев их, набросились на них, словно волки на стада овец, и пролили столько крови невинных людей, что ее потоки, стекая в Вислу, вызвали наводнение». Длугош, историк польский XV в., соединил все польские известия о походе. Интересно, что, по его свидетельству, князья Василько, Лев и Роман вели переговоры именно с упомянутым Петром из Крампа, уговаривая сандомирского капитана сдаться на милость победителей и таким образом добыть спасение гражданам города. Свидетельство о «коварном замысле» галицких князей он заимствовал, по-видимому, именно из Великонольской хроники. Вся история разорения малопольских земель производит впечатление составленной из фрагментов отдельных источников. Сомнения в подлинности многих изложенных сведений подтверждают грубые ошибки, допущенные хронистом. В частности, монголо-татарскими вождями во втором походе называются Ногай и Телебуга, ходившие на Польшу в 1289 году 21

Уляновский считает возможным упрекнуть русского летописца в намеренном умолчании об участии русских в этом походе. Однако нам представляется, что сходство вынужденных переговоров Василька в Холме (которые летописец изложил столь обстоятельно) и в Сандомире не могло бы оставить автора летописи равнодушным. Совершенно аналогичные обстоятельства позволяют высказать предположение, что в данном случае Василько мог пытаться предупредить капитана города о грозящей опасности. Во всяком случае, результаты договора монголо-татар и русских князей с главой сандомирской обороны не имели, по-видимому, широкой огласки среди войска, и о них вовсе не было известно русскому свидетелю, рассказ которого лег в основу летописного текста. Доказа- 

_____

20. Ibid., t III, p. 361.

21. Ср.: Ulanowski В. Opcits. 301.

[311]

тельством этого могут служить слова летописной статьи о том, что жители были изгнаны из Сапдомира, тогда как по польским источникам сандомирчане добровольно оставили крепость.

Относительно времени создания Великопольской хроники в последнее время исследователи все больше склоняются в пользу XIV века и автором ее считают подканцлера Казимира Янко из Чарнкова. Он хорошо разбирался в русско-польских отношениях современной ему эпохи, а для изложения прошлых веков польской истории пользовался обширными хронографическими материалами из кафедральных и канцелярских собраний, бывших в его распоряжении. Источником ему мог служить не сохранившийся до наших дней памятник, либо автор изложил в краткой форме рассказы участников сандомирской обороны. В пользу достоверности великопольского сообщения говорит прежде всего наличие ряда важных событий 1259 г., отмеченных в хронике и имеющих подтверждение в других источниках, а также множество фактов насильственного привлечения князей подвластных монголо-татарам земель для разорения чужих территорий 22.

Благодаря уникальным сообщениям Великопольской хроники можно также решить вопрос об участии в походе 1259 года второго сына князя Даниила Романа. Галицко-Волынская летопись называет в числе князей, отправившихся на Польшу, лишь брата Даниила Василька, князя Волынского, и Льва Даниловича. В польском источнике называется и второй сын «короля Руси» — Роман.

В 1254 году князь Роман после неудавшейся попытки стать герцогом австрийским вернулся на Русь 23. Литовский князь Войшелк, как выше указывалось, передал Роману Даниловичу во княжение Черную Русь 24. Но после похода хана Бурундая па Литву, в котором поневоле участвовали галицко-волынские вспомогательные отряды, в 1258 году литовцы пошли войной на Русь и, по сообщению летописи, отняли владения Романа, захватив его самого в плен («И я Вышелгъ сына его (Даниила.— Н. Щ.) Романа ...») 25.

Предполагали, что Роман был убит, поскольку в русских источниках свидетельств о нем не было,— лишь под 1288 годом 26 о нем говорилось как об умершем. Сообщение же Великопольской хропики наводит на след Романа еще до рассказа о взятии Сандомира. Роман упоминается в составе войск мазовецкого князя Земовита, зятя Даниила Романовича, сражающегося против своего брата куявокого князя Казимира 27.

_____

22. Dqbrowski J. Dawne dziejopisarstwo polskie. Wroslaw — Warszawa — Krakow, 1964, s. 133—139; Kurbis B. Wstfp do wydania Kroniki Wielko- polskiej.— MPH, NS, t VIII, p. XXII, XXVI.

23. Флоровский А. В. Чехи и восточные славяне, т. I. Прага, 1935, с. 222—223.

24. ПСРЛ, т. II, стб. 838; Пашуто В. Т. Образованле Литовского государства, с. 380.

25. ПСРЛ, т. II, стб. 847.

26. Там же, стб. 913; Ulanowski В. Op. clt, s. 299.

27. МРН, NS, t III, p. 113.

[312]

В достоверности этого известия трудно сомневаться прежде всего потому, что Даниил с 50-х годов XIII в. принимал деятельное участие в борьбе мазовецких князей за ятвяжскую землю, на которую имели виды и Литва, и немецкий Орден. В 1254 году был заключен договор Даниила и Земовита с Орденом, и треть ятвяжской земли была отдана польско-русской стороне. Казимир Куявский, также претендовавший на ятвяжские земли, стремился помешать союзу Даниила и своего младшего брата и в ответ на договор арестовал Земовита с женой 28 (в 1248 г. Земовит был женат на дочери Даниила Переяславе). В 1259 году Даниил, оскорбленный недавним арестом дочери, выслал Романа на помощь Земовиту, стремившемуся закрепить за собой ленчнцкую землю. В походе против Казимира участвовали великопольский и малопольский князья 29.

Слова летописи, приведенные выше, не дают основания говорить о гибели Романа в столкновении с литовцами. Уже Грушевский не был в этом до конца уверен 30. В. Т. Пашуто вначале считал, что Войшелк и Товтипил (литовские князья) убили Романа 31, но позже, ссылаясь на 129-ю главу Великопольской хроники, где указан «какой-то Роман» 32, допускал, что Роман мог и не погибнуть. Отметим, что в этой главе, как и в следующей, Роман совершенно определенно называется сыном короля Руси (regis Russiae). Не уверен в гибели Романа и Б. Влодарский 33.

Сообщения Великопольской хроники дают возможность с уверенностью сказать, что Роман не был убит в 1258 году. Столкновение под Ленчицей великопольский составитель датирует 30 сентября — 7 октября 1259 года, опустошение Сандомира записано под 30 ноября 1259 года. И по другим источникам второе нашествие татар на Польшу датируется концом 1259 — началом 1260 года 34. Значит, Роман мог, не возвращаясь на Русь, присоединиться к войскам дяди и брата. Не удивительно поэтому его отсутствие на празднестве во Владимире, с которого начинает свою статью галицко-волынский летописец, повествующий далее о разорении русских и польских городов и нашествии Бурупдая 35.

Монголо-татарская политика раздоров и ссор, благодаря которой удавалось успешно подчинять разобщенные русские княжества, не возымела в данном случае особого успеха. В поход против малопольских земель с войском Орды шли хорошо известные полякам и в общем дружественные им князья: Василько, зять мало- 

_____

28. Wlodarski В. Polska i Rus 1194—1340. Warszawa, 1966, s. 159—178; МРН, NS, t. VIII, p. 102.

29. MPH, t. II, p. 806.

30. Грушевський M. С. Указ. соч., т. Ill, с. 82; Флоровский А. В. Указ. соч., с. 223.

31. Пашуто В. Т. Очерки но истории Галицко-Волынской Руси, с. 284.

32. Пашуто В. Т. Образованно Литовского государства, с: 382. 

33. Wlodarski ВОрСЙ., S. 144.

34. МРН, t. Ill, p. 361; К DM, t. I, N 128.

35. ПСРЛ, т. II, стб. 848—855.

[313]

польского князя Лешко Белого, а следовательно, близкий родственник князя краковского и сандомирского Болеслава Лешковича (Стыдливого), и Роман, только что вкупе с малопольскими князьями отстаивавший ленчицкую землю. Примечательно, что в Великопольской хронике в дальнейшем ни разу не вспоминается обида, нанесенная Васильком и Романом. В Польше сознавали, что князья Руси выступали с татарами по принуждению. И несмотря на временную вражду и разлад, происшедший в отношениях между галицко-волынскими и малопольскими князьями, татарам не удалось надолго поссорить соседствующие государства. Уже в 1260 году был заключен мирный русско-польский договор и возобновлены союзнические контакты 36.

_____

36. ПСРЛ, т. II, стб. 858. 

[314]

Цитируется по изд.: Щавелева Н.И. К истории второго нашествия монголо-татар на Польшу. // Восточная Европа в древности и средневековье. Сборник статей. М., 1978, с. 307-314. 

Рубрика