КНДР в 70-е – 90-е годы: трансформация политической системы

КНДР в 70-е – 90-е годы: трансформация политической системы

Структура современной политической системы КНДР закреплена в «Социалистической конституции Корейской Народно-Демократической Республики», принятой в 1972 г. и действующей до сих пор с изменениями и дополнениями, внесенными в 1992 и 1998 годы.

Не претендуя на всесторонний анализ этих перемен, остановимся лишь на нескольких существенных моментах, рассмотрение которых позволяет выявить как направление, так и специфические черты произошедших изменений.

Согласно новому основному закону, принятому в 1972 г. и заменившему первую конституцию 1948 г., КНДР стала президентской республикой с однопалатным парламентом и чисто техническим исполнительным органом - Административным советом, действующим под руководством Президента КНДР и Центрального Народного Комитета (ЦНК) КНДР.

ЦНК был объявлен «высшим руководящим органом государственной власти» и де-факто выполнял роль Госсовета. Его главой, согласно конституции, стал президент, в состав входили вице-президенты КНДР и ряд других государственных деятелей. Именно этот орган имел право определять структуру, полномочия и персональный состав Административного совета КНДР и вкупе с ним составлял правительство страны 103.

Два десятилетия спустя, на 3-й сессии Верховного Народного Собрания (ВНС) КНДР 9-го созыва, состоявшейся в апреле 1992 г., в основной закон были внесены ряд существенных изменений как с точки зрения структуры (появился ряд новых глав, изменена их последовательность), так и по существу (закреплена роль руководящей идеологии и партии.

[36]

перераспределены полномочия между высшими должностными лицами и органами власти и т.д.).

Если в первой конституции КНДР, принятой в 1948 г., не дано определение сущности власти и даже слово «социализм» не встречается, то в конституции 1972 г. говорилось о том, что КНДР есть «социалистическое государство», которое «осуществляет диктатуру пролетариата» 104.

В тексте 1992 г. КНДР остается социалистическим государством, однако последнее уже «укрепляет диктатуру народной демократии», «защищает народную власть» и «социалистический строй» 105.

Впрочем, как подтвердили события, реверанс в сторону «народной демократии», последовавший за известными переменами в СССР и Восточной Европе, носил чисто декларативный характер и являлся словесной уступкой времени. Еще в 1958 г. Ким Ир Сен заявлял, что «нынешняя народно-демократическая власть в нашей стране принадлежит к категории пролетарской диктатуры» поскольку «власть, которая строит социализм, не может не быть по существу пролетарской диктатурой» 106.

Десятилетие спустя он вновь предупреждал против попыток «отрицать классовый характер демократии и в условиях диктатуры пролетариата выступать за так называемую «чистую демократию» и «полную свободу», приемлемые для всех» 107.

Как следует из конституции, основными структурами институциональной подсистемы политической системы КНДР являются правящая Трудовая партия Кореи, государство, «массовые организации трудящихся» - профсоюзы, молодежная, женская и другие.

Ядром политической системы КНДР является ТПК. Официальной датой создания ТПК считается 10 октября 1945 года. За всю историю партии было проведено шесть ее съездов и две конференции. Последний, VI съезд ТПК состоялся в октябре 1980 года. К тому времени насчитывалось около 3,2 млн членов партии.

История ТПК на протяжении первых 15-20 лет ее существования полна ожесточенной фракционной борьбы за власть, уничтожения существовавших до конца 50-х годов прокитайской и просоветской фракций, а затем и всех других деятелей, несогласных с утверждением режима единоличной власти «вождя», а затем и с мерами по ее наследственной передаче от отца сыну 108.

Важную роль в этой борьбе еще в студенческие годы своей жизни, как следует из партийных изданий, сыграл Ким Чен Ир. Именно в 60-годы по его инициативе среди школьников и студентов было развернуто движение за прочтение в течение года 10 тысяч страниц трудов Ким Ир Сена с целью их «систематического, всестороннего изучения». Одновременно с этим будущий руководитель «ясно показал историческую ограниченность» марксизма-ленинизма и осветил, что революционные идеи Ким Ир Сена являются «единственно правильными руководящими 

[37]

идеями нашей эпохи» и, опубликовав исторический труд «Выступим против современного ревизионизма, надежно защитим революционную позицию нашей партии», успешно выполнил эту задачу 109.

ТПК фактически монополизировала власть в стране еще до провозглашения КНДР в 1948 году. Однако юридическое признание этот основополагающий факт политической организации северокорейского общества получил только в 1992 году. Руководящая роль ТПК во всех сферах жизни страны закреплена в статье 11-й основного закона, гласящей, что «КНДР осуществляет всю свою деятельность под руководством Трудовой партии Кореи» 110.

Тотальный характер этой роли ТПК проявляется в том, что партия наделяется, в качестве ее основной миссии, правом руководить «всеми сферами жизни общества - политикой, экономикой, культурой, обороной и всеми другими вопросами» 111.

Роль ТПК как «единственной направляющей силы» социалистического общества определяется также тем, что именно через нее реализуется руководство вождя всем обществом. В силу этого, полагают в КНДР, никакая другая политическая организация не может занять ее место и играть такую роль. В частности, считают там, другие политические партии в социалистическом обществе не должны выступать в роли политических организаций, соревнующихся с партией рабочего класса в борьбе за власть 112.

Отказ партии от своего руководящего положения и ведущей роли «ни в коем случае недопустим», ибо это означало бы «уклонение от ответственности за судьбу народа».

Что же касается органов власти и общественных организаций трудящихся, то они «не только не могут заменить по своему характеру партию рабочего класса, но и должны работать под ее руководством» 113.

Таким образом, ТПК является идеальным типом эксклюзивной политической партии, которая осуществляет полный контроль за политическими процессами в стране, отрицает легитимность выражения любых политических интересов какой-либо иной группой или структурой. Ее организации действуют на всех уровнях и во всех сферах жизни общества, мобилизуя его на поддержку политики партийного руководства.

В конкретно-исторических условиях КНДР партия из «авангарда трудового народа Кореи», как охарактеризовал ее Ким Ир Сен на III съезде ТПК в 1956 г. постепенно стала «партией вождя» и была фактически превращена в механизм обеспечения единоличной власти ее лидера над всем обществом.

В редакции конституции 1992 г., как и в 1972 г. отмечается, что власть в КНДР принадлежит трудящимся, которые осуществляют ее «через свои представительные органы» - Верховное Народное Собрание (ВНС) КНДР и местные народные собрания.

[38]

ВНС является высшим органом государственной власти, перед которым ответственны все другие государственные структуры, в том числе президент КНДР, ЦНК КНДР, Административный совет (до 1998 г.), а в настоящее время - Государственный комитет обороны (ГКО), Президиум ВНС, Кабинет министров, а также Центральный суд и Центральная прокуратура.

Местными органами власти являются провинциальные (городов центрального подчинения), городские (районные в крупных городах) и уездные народные собрания, выборы в которые проводятся раз в 4 года «на основе всеобщего, равного, прямого избирательного права при тайном голосовании». В 2003 г. выборы в ВНС КНДР и местные законодательные собрания были совмещены и прошли в один и тот же день.

Так как по закону сессии таких собраний созываются 1-2 раза в год на срок в несколько дней, в период между сессиями роль местных органов власти выполняют народные комитеты, избираемые соответствующими собраниями.

Важнейшей отличительной чертой организации власти на местах до осени 1998 г. было совмещение постов главы местного партийного и народного комитетов. В силу того, что ответственный (первый) секретарь комитета ТПК соответствующей провинции, города или уезда автоматически «избирается» председателем народного комитета згой же административно-территориальной единицы, он располагал всей полнотой партийной и государственной власти на местах. На вершине этой пирамиды находился Ким Ир Сен, который вплоть до своей смерти в 1994 г. совмещал посты Президента КНДР (главы государства) и Генерального секретаря ЦК ТПК (лидера правящей партии).

С 1998 г. совмещение постов глав местной партийной и государственной власти было упразднено и с партии таким образом была снята прямая ответственность за состояние дел в экономике и социальной сфере. Этот шаг также соответствовал перестройке высших органов государственной власти и управления, в соответствии с которой роль Кабинета Министров в этих областях заметно возрастала.

В состав народных комитетов входят также некоторые другие руководители местных партийных, властных, хозяйственных и правоохранительных органов. Именно в руках этих комитетов сосредоточена реальная административная и хозяйственная власть на данной территории.

Что же касается народных собраний, то они выполняли в основном декоративную роль, ибо именно народные комитеты (под руководством соответствующих парткомов) «организуют выборы» в эти собрания, т. е. подбирают нужный состав депутатов, занимаются подготовкой сессий, т. е. определяют повестку дня и, наконец, «ведут работу с депутатами», т. е. «воспитывают» их и расписывают, кому и что делать на сессиях и в межсессионный период.

[39]

Исполнительными структурами местных органов власти, согласно конституции 1972 г., являлись Административные комитеты. На практике система местных исполнительных органов неоднократно перекраивалась в поисках более оптимального варианта. Так, в сентябре 1981 г. на уровне провинций и городов центрального подчинения были созданы комитеты по руководству экономикой, а административные комитеты упразднены. В мае 1985 г. они были возрождены и объединены с экономическими органами, начав действовать на всех уровнях власти, кончая городскими районами и уездами, получив название Административно-экономический комитет.

После внесений изменений в основной закон в 1992 г. АЭК функционировали как органы двойного подчинения. В конституции было записано, что они «несут ответственность» перед соответствующими На-родными собраниями и Народными комитетами, однако «подчиняются» вышестоящим АЭК и Административному совету КНДР.

Председатели АЭК избирались и отзывались соответствующими народными собраниями.

Суть взаимоотношений между народными комитетами и их исполнительными органами - АЭК в период их совместного существования была разъяснена Ким Ир Сеном в одном из его выступлений перед работниками органов власти. Эти отношения, указал он, «аналогичны» отношениям между ЦНК и Административным советом. Подобно тому, как ЦНК «руководит и осуществляет надзор» за работой Административного совета, так и местные народные комитеты «обязаны руководить и осуществлять надзор и контроль за работой соответствующих Административных комитетов и оказывать им содействие» 114. Более того, местные народные комитеты, заявил руководитель КНДР, вправе «прекратить или объявить неэффективной» деятельность АЭК «если те занимаются незаконными делами» 115.

Именно местные АЭК организовывали и осуществляли всю административную и хозяйственную работу на подведомственной им территории. Согласно конституции, на них, в частности, лежала ответственность за исполнение постановлений и распоряжений вышестоящих органов государственной власти и управления, составление и исполнение местного плана развития народного хозяйства и бюджета. Они принимали меры по поддержанию общественного порядка, защите собственности и интересов государственных и кооперативных организаций и обеспечению прав граждан на своей территории.

Аппарат провинциальных АЭК состоял в среднем из двух десятков управлений и отделов, а городских и уездных - из десятка отделов и секторов, среди которых - «хэнчжонбу» - отдел административных органов, ведающий деятельностью инминбан, а также «чумин хэнчжон саоппу» - отдел по административной работе с населением. 

[40]

По определению Ким Ир Сена, «администрация в отношении жителей означает надежный контроль и управление всеми актами в жизни человека с рождения и в течение всей его жизни». Начиная с регистрации рождения человека, отмечал он, «надо позаботиться обо всем: о его надлежащем воспитании и обучении, о бракосочетании его в зрелом возрасте, об обеспечении ему профессии». Необходимо также уделять постоянное внимание проблемам питания, одежды и жилья для населения, принимать меры для профилактики заболеваний и охраны здоровья, «быстрого» лечения. Нужно также «хорошо знать жизнь населения» своего уезда, «охранять» его и постоянно заботиться о ее улучшении 116.

После внесения поправок в конституцию в 1998 г. АЭК были упразднены и их роль в качестве исполнительных органов местной власти стали играть народные комитеты, которым перешел практически весь аппарат АЭК и их основные функции.

«Особыми органами власти» в системе государственных органов КНДР являются суд и прокуратура. Согласно конституции, среди их главных функций - защита власти и социалистического строя в КНДР 117.

Более точно их функции определил сам руководитель страны, назвав их «надежным политическим защитником нашей партии», призванным «политически, идейно и физически охранять и защищать партию и вождя».

Разъясняя эту «теоретическую идею» Ким Чен Ира, официальные толкователи его высказываний пишут, что, «другими словами, они [суд и прокуратура] являются могучим политическим орудием, призванным всемерно охранять и защищать высокий авторитет и личную безопасность великого вождя и дорогого товарища руководителя и юридически последовательно обеспечивать безраздельное господство их идей и руководства» 118.

В числе важнейших функций судебной системы КНДР - не только правоприменительная практика, но и деятельность, которая обычно относится к компетенции политического руководства - суды в КНДР «добиваются от всех учреждений, предприятий, организаций и граждан» не только строго соблюдения законов, но и их «активного участия в борьбе против классовых врагов» 119.

Это положение отсутствовало в первой конституции КНДР, принятой в 1948 г., когда в стране еще находились советские войска. Кстати, в те первые годы после освобождения от японского колониального ига на Севере Кореи было еще довольно много «прояпонских элементов», бывших капиталистов и помещиков, представителей мелкой буржуазии, которых можно было отнести к категории таких врагов. Однако указанная норма появилась лишь в 1972 г., во второй конституции КНДР, которая получила название «социалистической» и продолжает оставаться в ней до сих пор, пережив две последующие редакции - 1992 и 1998 годов. 

[41]

Об особом месте полицейской системы свидетельствует и ее независимость от местных органов власти и управления. Местные органы Министерства народной безопасности (до 2001 г. называлось министерством общественной безопасности (МОБ) не подчиняются местным органам власти и находятся в вертикальном подчинении своим вышестоящим органам (например, уездное управление народной безопасности подчиняется провинциальному, а последнее - Министерству народной безопасности в Пхеньяне).

Что же касается Центрального суда и Центральной прокуратуры КНДР, то до 1998 г. они, согласно конституции, несли ответственность не только перед ВНС КНДР, но также перед Президентом КНДР и ЦНК КНДР. Более того, основной закон предписывал, что как высший судебный, так и прокурорский органы работают «под руководством» ЦНК. Идею разделения властей в КНДР пока явно не воспринимают.

Официально в КНДР существует многопартийная политическая система. Действуют еще две партии, признающие руководящую роль ТПК и не претендующие на приход к власти - Социал-демократическая партия Кореи (СДПК) и религиозная Чхондоге-Чхонудан (Партия молодых друзей небесного пути).

СДПК была создана 3 ноября 1945 г. До января 1981 г., когда на VI съезде она получила свое нынешнее название, она называлась Демократической. Ее первым главой стал видный деятель национально- освободительного движения Чо Ман Сик. Председатель ЦК - Ким Ен Дэ, который с 1998 г. одновременно является заместителем Председателя Президиума ВНС КНДР. Партия насчитывает около 30 тысяч членов.

Религиозная партия Чхондоге-Чхонудан была основана в Северной Корее 8 февраля 1946 г. и имела своей предшественницей одноименную партию, созданную еще в 1919 г., при колониальном господстве японцев. Председатель ЦК - Лю Ми Ен. Насчитывает около 10 тыс. членов.

В КНДР также действуют около 60 различных «массовых организаций трудящихся», профессиональных, религиозных и других объединений. Среди крупнейших можно назвать Объединенные профсоюзы Кореи (ОПК), созданные 30 ноября 1945 г., которые включают 9 отраслевых профсоюзов общей численностью 1,6 млн человек.

Союз трудящихся сельского хозяйства Кореи (СТСХК) был создан 25 марта 1965 г. на базе Крестьянского Союза, основанного в 1946 г. В настоящее время включает свыше 1,3 млн человек.

Кимирсеновский социалистический союз молодежи (КССМ) был основан 17 января 1946. До января 1996 г. был известен под названием Союз социалистической трудовой молодежи Кореи (ССТМК). Переименован после кончины Ким Ир Сена и по случаю 50-й годовщины со дня основания. В Союзе состоит около 5 млн человек.

[42]

Союз демократических женщин Кореи (СДЖК) был создан 18 ноября 1945 г. и в настоящее время насчитывает около 1,1 млн человек.

В конце 80-х годов более заметной стала роль ряда религиозных объединений: христиан, католиков, буддистов. Они часто использовались как удобный неофициальный канал для установления контактов с определенными кругами в Южной Корее, на Западе и в странах Юго-Восточной Азии.

После визитов Ким Чен Ира в Россию в 2001-2002 гг. создан и союз православных верующих, а несколько его представителей были направлены в Россию, где получили соответствующее образование. В 2006 г. в Пхеньяне был открыт православный приход.

Все партии и большинство общественных организации входят в Единый демократический отечественный фронт (ЕДОФ), образованный 29 июня 1949 года. Как сам фронт, так и все его члены признают руководящую роль ТПК, действуют строго в предписанных ею рамках.

Руководители двух небольших партий, профсоюзной, женской, молодежной и главных религиозных организаций интегрированы во властную вертикаль путем предоставления им по должности места в Президиуме ВНС КНДР.

Принципы строительства и функционирования общественных организаций - профсоюзов, женских, молодежных, которые в КНДР именуют как «массовые организации троящихся», также определяются правящей партией. Пивной задачей этих структур является идейное воспитание и перевоспитание различных слоев населения. Поэтому считается естественным, что «внутрипартийные нормы организационно-идеологической жизни [ТПК. - Прим. авт.] являются ярким образцом для общественных организаций» 120.

Эти нормы основываются на принципе «единых идей и единого руководства», - основном принципе строительства ТПК. Его соблюдение, обеспечивается «дисциплинированностью, основанной на централизме». Последние достигаются, когда устанавливаются система и порядок работы, при которых «все партийные организации, все члены партии беспрекословно претворяют в жизнь линию и политику партии, а все партийцы действуют, как один, согласно директивам Центра партии, [т. е. Ким Чен Ира. - Прим. авт.]» 121.

Правильное руководство общественными организациями, по мнению Ким Чен Ира, относится к «важнейшей задаче правящей партии». Поэто-у, указывает он, «ратовать за «самостоятельность» общественных организаций, [их] оторванность от партийного руководства - значит; в конечном счете, открыть дорогу к превращению их в орудие контрреволюционных сил, выступающих против социализма» 122.

На практике такое руководство выражается прежде всего в том, что высшее руководящее звено всех указанных организаций, формально 

[43]

якобы избираемое, на деле назначается соответствующими решениями ЦК ТПК.

Членство в таких организациях для соответствующих групп населения является обязательным.

Как явствует из вышеприведенных задач, основная функция всех этих организаций - не согласование и представление интересов тех групп и слоев населения, которые они объединяют, с тем, чтобы указанные интересы были учтены при выработке и реализации политического курса, а напротив - проведение политики правящей ТПК среди наиболее много-численных групп населения. Таким образом, эти организации и их руководство вместо того, чтобы выражать интересы указанных слоев, представляют интересы ТПК среди организованных трудящихся и профессиональных групп, выступая в качестве «приводного ремня» правящей партии.

Политический режим - это прежде всего способ реализации правящей элитой принадлежащей ей государственной власти.

В КНДР утверждают, что «в нашей стране, где народ стоит у руля власти, все трудящиеся, являясь равноправными членами общества, имеют равные политические права и как хозяева страны участвуют в осуществлении власти и управлении государством» и что созданное там социалистическое общество - «подлинно демократическое» 123.

Однако приведенные выше характеристики роли вождя, партии и масс, а также стиля и методов работы северокорейской номенклатуры позволяют сделать вполне определенный вывод о том, кому принадлежит реальная власть в общественно-политическом организме под названием КНДР.

Не оставляет сомнений на этот счет и сам Ким Чен Ир, подчеркивая, что «социалистическая власть - исполнитель линии и политики партии». Основная функция социалистического государства, писал новый руково-дитель, заключается в том, чтобы «обеспечивать единое управление обществом под руководством партии» 124.

Такое руководство привело к подмене государственных, хозяйственных органов, общественных организаций партийными комитетами, а точнее их аппаратом, при решении всех мало-мальски важных вопросов. Отрицательные последствия подобной практики хорошо известны на примере ряда бывших социалистических стран.

По-видимому, не избежали этих недостатков и в КНДР, ибо и там на самом высоком уровне иногда раздаются призывы к партийному аппарату «избегать администрирования» при руководстве работой органов власти. На самом же деле озабоченность вызывает как раз иное - любое ослабление всевластия партии, ибо тут же указывается, что «надо решительно отвергать практику неприятия или ослабления партийного руководства под предлогом борьбы с «администрированием» партии, укрепления «независимости» и «самостоятельности» государственной власти» 125

[44]

Без руководства партии, считают в КНДР, социалистическая власть «переродится» в буржуазную, а сама партия «прекратит свое существование как авангард, отвечающий за судьбы народных масс» 126.

В качестве удачного примера, раскрывающего суть отношений между партией и органами власти, новый руководитель приводит высказывание Ким Ир Сена о том, что эти отношения можно сравнить с отношениями рулевого и гребца на лодке, где партия «точно правит рулем», а власти под ее руководством «умело гребут веслами» 127.

По определению и по существу, полагают в КНДР, эта власть является «властью вождя» и функционирует «в соответствии с его волей» 128. Она «по своей сути представляет собой политическое орудие для реализации идей вождя во всем обществе», а ее основной задачей является преобразование всего общества «в соответствии с идеями вождя». Разумеется, что такая власть также «непримиримо борется с любыми нездоровыми явлениями, идущими вразрез с идеями и руководством вождя» 129.

Положение о том, что вся организация и деятельность органов власти осуществляются «исключительно под руководством вождя», названо «самой важной идеей» среди принципов строительства народной власти, освещенных Ким Чен Иром.

Дополнительное представление о направленности и характере усилий этих органов «народной власти» дают нормы и правила, которыми они призваны руководствоваться в своей деятельности, а также законы, соблюдения которых они призваны добиваться.

С одной стороны, в КНДР в общедоступных пропагандистских изданиях утверждают, что «наши социалистические законы устанавливаются на основе волеизъявления трудящихся масс и выполняются ими благодаря высокой сознательности каждого» 130.

Однако в литературе, предназначенной для специалистов, тех кто работает во властных структурах, содержится другая трактовка этих проблем. Так, в работе Ан Чон Хуна, посвященной руководству Ким Чен Ира органами власти, указывается, что принцип, на который следует опираться при создании и совершенствовании законодательства, состоит в том, что «нормы права прежде всего должны правильно отражать указания вождя и курс партии, требования реальной обстановки». Законы КНДР, пишет автор, представляют собой «средство, служащее реализации революционных идей великого вождя и дорогого руководителя, линии и политики партии, являющихся воплощением этих указаний» 131.

Таким образом, право открыто провозглашается инструментом текущей политики, а его основной функцией становится обеспечение удержания власти правящей группировкой. Главным критерием его применения является политическая целесообразность - «требования реальной обстановки».

Поэтому суть задач, стоящих перед работниками «народной» власти, сводится к следующему: все они «должны действовать как один и только 

[45]

под руководством вождя», «глубоко уважать и почитать» его, добиваться, чтобы «весь государственный механизм функционировал и все государственные дела решались только в соответствии с его указаниями», и, наконец, «непримиримо бороться с любыми нездоровыми явлениями, идущими вразрез с идеями и руководством вождя» 132.

С введением в 1992 г. в основной закон статьи, закрепляющей руководящую роль ТПК, такие установки получили юридическую санкцию на высшем уровне. Само указание на то, что вся деятельность КНДР осуществляется под руководством ТПК, ставит устав партии как основной закон этой организации выше конституции. В свою очередь, в уставе ТПК записано, что идеи Ким Ир Сена - это единственные руководящие идеи партии 133. Тем самым идеи и указания вождя автоматически возводятся в силу закона, обязательного для исполнения не только государственными, но и всеми общественными организациями и частными лицами.

Эти установки не мешают пропаганде называть такой строй «подлинной демократией» 134. Наиболее веским доказательством ее наличия в Пхеньяне считают положение с... правами человека в КНДР, которые «надежно гарантирует законодательство». Согласно заявлениям северокорейского руководства, в этой области КНДР нет равных. «Пожалуй, трудно найти в мире такую страну, как наша, где бы столь полноценно обеспечены все права человека - право на труд, питание, одежду, жилье, право на образование и лечение и др.», уверяют в Пхеньяне 135.

Вместе с тем демократия северокорейского образца, кажется, склонна ограничить предоставляемые ею гражданам права лишь строго определенным сверху перечнем и отнюдь не намерена допустить ситуации, когда «каждый станет предлагать и действовать по своему разумению». Как это ни покажется парадоксальным, именно «в этом случае народные массы не смогут полно удовлетворить свою потребность в самостоятельности» 136.

Настоящая демократия, утверждают в КНДР, может быть обеспечена только при наличии централизованного управления со стороны государства под руководством партии рабочего класса. Одной из основных функций такого управления объявляется необходимость для государства «с ответственностью заботиться о жизни всех членов общества».

Всем северокорейцам, начиная с детского сада, настойчиво внушается мысль о том, что даже та незначительная часть валового внутреннего продукта, которая направляется на потребление, трудящимися не заработана, а дарована им «вождем». Их постоянно убеждают в том, что они «пользуется большими благами за счет партии и государства» и «под мудрым руководством партии и вождя и благодаря большой заботе проявляемой ими, все члены общества не озабочены проблемами питания, одежды и жилья, живут равномерно обеспеченной жизнью и наслаждаются счастьем» 137.

[46]

Любая попытка посягнуть на поистине тотальный патернализм государства объявляются происками «врагов народа», которые, выступая под маской демократии, преследуют одну цель - удушить социализм 138.

Так же как конфуцианство рассматривало утверждение выработанного им социального идеала в качестве морального долга, в современной КНДР таким моральным долгом объявлена защита созданного в стране строя, который официальная пропаганда называет социализмом 139.

Более того, в КНДР утверждают, что в социалистическом обществе, поскольку трудящиеся массы стали хозяевами государства и общества, «политика совпадает с моралью». Отсюда выводится следующее «логическая» цепочка: так как «дело социализма есть дело народа, измена делу социализма есть измена народу», а, в свою очередь, «измена народу - это концентрированное выражение моральной низости» 140.

В КНДР считают, что созданная там «социалистическая политическая организация» общества отличается от всех других политических систем.

Раньше, утверждают там, партию рассматривали преимущественно как организованный отряд определенного класса, защищающий его интересы, как «орудие классовой борьбы», а политическую власть понимали как «организацию власти, обеспечивающую политическое господство правящего класса в обществе». В КНДР же сущность партии рабочего класса [так все же она остается, по крайней мере, на словах, отрядом определенного класса! - Прим. авт.] и социалистической власти заключается прежде всего в том, что они являются «слугами народа», а трудящиеся стали «хозяевами государства и общества» 141.

На деле же только «вождь, обладающий незаурядным умом, выдающимся искусством руководства и благородной нравственностью», разрабатывает политический курс, «правильно ориентирует созидательную деятельность масс», от которых требуется лишь «единомыслие и тесное сплочение рядов вокруг вождя», да еще «беспрекословное» претворение в жизнь линии и политики партии 142.

Реальная власть осуществляется группой деятелей, связанных кровнородственными узами и принадлежащими к клану Ким Ир Сена, деятелей, неподотчетных никому, кроме «вождя» (до его смерти) и «великого руководителя» в наши дни. Члены этого клана находятся у власти уже на протяжении нескольких десятков лет и, похоже, никому ее уступать или даже делиться ею не собираются.

[47]

Цитируется по изд.: Жебин А.З. Эволюция политической системы КНДР в условиях глобальных перемен. М., 2006, с. 36-47.

Примечания

103. О социалистической конституции... С. 276-277.

104. Там же. С. 62.

105. Социалистическая конституция Корейской Народно-Демократической Рес-публики. - Пхеньян, 1993. С. 2.

106. Ким Ир Сен. О строительстве народной власти. Т. 2. - Пхеньян, 1978. С. 475.

107. Там жеС. 331.

108. See: LankovA. Crisis in North Korea. The Failure of De-Stalinization, 1956. Univ. of Hawai'i Press. - Honolulu, 2004.

109. Кимильсончуи чхонсо (Энциклопедия кимирсенизма)... С. 144.

110. Социалистическая конституция Корейской Народно-Демократической Рес-публики. - Пхеньян, 1993. С. 4.

111. Ким Чен Ир. Об основных вопросах строительства революционной партии. - Ким Чен Ир. Строительство социализма и партийное руководство. - Пхеньян: ИЛИнЯз. 1994. С. 140.

112. Ким Чен Ир. Победит социализм нашего образца... С. 43.

113. Там же. С. 42.

114. Ким Ир Сен. О дальнейшем повышении роли работников органов народной власти. - Пхеньян, 1989. С. 8-9.

115. Там же. С. 9.

116. Ким Ир Сен. О задачах и роли уездного народного комитета И Ким Ир Сен. О строительстве народной власти. Т. 2. - Пхеньян, 1978. С. 2-3.

117. Социалистическая конституция Корейской Народно-Демократической Рес-публики. -Пхеньян: ИЛИнЯз, 1998. С. 30-31.

118. Ан Чон Хун. Чхинэханын чидоча кимчеиир тончие ыйхан инмин чонгвонри- роный симхва пальчон (Углубление и развитие теории народной власти дорогим руководителем товарищем Ким Чен Иром). - Пхеньян, 1991. С. 249.

119. См. тексты конституции КНДР 1972 г. и ее редакций 1992 и 1998 гг.

120. Ким Чен Ир. Об основных вопросах строительства революционной партии... С. 138.

121. Там же. С. 124.

122. Там же. С. 137.

123. Там же. С. 18-19.

124. Ким Чен Ир. Исторический урок строительства социализма... С. 95.

125. Там же. С. 96.

126. Там же. С. 96

127. Там же. С. 95.

128. Ан Чон Хун. Чхинэханын чидоча кимченир... С. 15.

129. Там же. С. 15.

130. Ким Чен Ир. Победит социализм нашего образца... С. 21.

131. Ан Чон Хун. Указ. соч. С. 213. 

132. Там же. С. 213.

133. Устав Трудовой партии Кореи. - Пхеньян, 1980. С. 1. (См. Приложения.)

134. Ким Чен Ир. Победит социализм нашего образца... С. 18-19.

135. Там же. С. 20.         

136. Там же. С. 21.

137. Там же. С. 31.

138. Там же. С. 22.

139. Васильев Л. С. Культы, религии, традиции... С. 102; Ким Чен Ир. Клевета на социализм недопустима... С. 162.

140. Ким Чен Ир. Клевета на социализм недопустима... С. 162.

141. Там же. С. 163.

142. Ким Чен Ир. Об основных вопросах строительства революционной партии... С. 124.