Германия при нацистах: первые шаги новой власти

Террористическая политика фашистов

Захватив власть, фашисты немедленно распустили рейхстаг и назначили на начало марта 1933 г. новые выборы. Но фашисты не были уверены, что им удастся добиться большинства в рейхстаге. Поэтому сразу же после вступления на пост рейхсканцлера Гитлер на заседании кабинета, в котором участвовали Папен, Нейрат, Фрик и Геринг, предложил нанести удар по Коммунистической партии. Он заявил: «Мы можем, подавив коммунистическую партию, уменьшить число ее голосов в рейхстаге и таким образом получить в нем большинство».

Ввиду непрочности своего положения гитлеровцы вновь обратились за помощью к монополистам. 20 февраля Гитлер и Геринг встретились с 25 крупнейшими промышленниками, среди которых были Густав и Альфред Крупп, четыре руководителя химического концерна «ИГ Фарбениндустри», глава монополистического объединения сталелитейных заводов Альберт Феглер, банкир Шахт и другие. На этом совещании Гитлер заявил, что главной целью его партии является установление «тоталитарного контроля» над Германией, уничтожение всякой оппозиции и воссоздание сильной германской армии и что «выборы 5 марта будут последними на протяжении следующих десяти лет и, может быть, даже на протяжении следующих ста лет». Монополисты одобрили реакционную программу гитлеровцев. По инициативе Шахта был создан фонд в 3 млн. марок для поддержания фашистской партии во время выборов.

С целью разгрома Коммунистической партии фашисты организовали неслыханную провокацию: в ночь на 27 февраля они подожгли здание рейхстага, обвинив в этом коммунистов. Главным организатором провокации был Геринг. Позднее в узком кругу приближенных Гитлера он откровенно признался в этом. «Единственный человек, который действительно знает рейхстаг, — сказал он, — это я, потому что я поджег его». Используя пожар рейхстага в качестве предлога, гитлеровцы провели массовые аресты антифашистов по заранее подготовленным спискам. Более 10 тыс. человек были брошены в тюрьмы. 28 февраля по предложению гитлеровского правительства Гинденбург отменил чрезвычайным декретом все статьи Веймарской конституции, гарантировавшие свободу личности, слова, печати, собраний, союзов.

Коммунисты мужественно продолжали борьбу против фашизма, добиваясь единства действий всех трудящихся независимо от их партийной или профсоюзной принадлежности. 27 февраля Эрнст Тельман в открытом письме ко всем рабочим-социал-демократам и членам профсоюзов призвал к созданию единого фронта. «Если мы будем бороться совместно, — говорилось в этом письме, — мы будем непобедимы». 1 марта Коммунистическая партия направила руководству Социал-демократической партии и Всеобщему объединению немецких профсоюзов еще одно письмо, в котором предлагала провести всеобщую политическую стачку против фашистской диктатуры. Правые лидеры социал-демократии и в этот момент отклонили предложение коммунистов, сорвав совместные антифашистские действия германского рабочего класса.

3 марта фашисты арестовали Эрнста Тельмана и заключили его в тюрьму.

Несмотря на террор гитлеровцев, 5 марта 1933 г. около 5 млн. избирателей голосовало за коммунистов и более 7 млн. — за социал-демократов. Гитлеровцы собрали 17 млн. голосов, что составляло 43,7%, и, таким образом, не получили абсолютного большинства в рейхстаге. Тогда они совершили новое беззаконие, аннулировав 81 мандат депутатов-коммунистов. Только этим способом фашисты добились желаемого большинства.

Фашисты ввели в повседневную практику массовые аресты, пытки, убийства. За первые шесть недель после прихода к власти гитлеровское правительство заточило в тюрьму около 18 тыс. коммунистов. 14 марта Коммунистическая партия была объявлена вне закона. 2 мая гитлеровцы разгромили профессиональные союзы, конфисковали их имущество, а руководителей бросили в концлагеря. Вместо профсоюзов фашистское правительство создало так называемый германский трудовой фронт. Права и свободы, которые были завоеваны рабочим классом на протяжении ста лет, фашисты уничтожили в течение ста дней. В стране воцарился неслыханный террор. После коммунистов наступила очередь социал-демократов. 22 июня 1933 г. Социал-демократическая партия была запрещена, ее члены объявлены антигосударственными элементами, тысячи из них заключены в тюрьмы и концлагеря. Многие социал-демократы окончили свою жизнь на плахе.

Преследование Коммунистической партии послужило прелюдией к уничтожению демократии вообще. Разгромив организации рабочего класса, фашисты добились «самороспуска» всех буржуазных партий, кроме своей.

Наступило самое мрачное и тяжелое время в истории германского народа. Грубейший произвол и надругательства над человеком возводились в закон, преступление — в доблесть, расстрелы и убийства — в подвиг. Многие антифашисты, а также прогрессивные деятели науки и культуры, в том числе А. Эйнштейн, Р. Курант, Ф. Габер, Дж. Нейман, Б. Брехт, братья Г. и Т. Манн, Л. Фейхтвангер, Э. Ремарк, А. Цвейг и другие крупнейшие ученые и писатели, покинули фашистскую Германию.

Лейпцигский процесс

В сентябре 1933 г. гитлеровцы организовали в Лейпциге провокационный судебный процесс по делу о поджоге рейхстага и привлекли болгарского эмигранта-коммуниста Георгия Димитрова в качестве главного обвиняемого.

Этот «процесс» был призван оправдать в глазах мирового общественного мнения террористические мероприятия фашистов, их поход против революционных рабочих марксизма, демократических свобод, внушить капиталистам всего мира, что гитлеровцы успешно борются с «мировым коммунизмом», спасая капиталистическую Европу от коммунистической опасности.

Но фашисты просчитались. Димитров сумел превратить суд в трибуну для разоблачения фашистов как врагов демократии. Опровергнув клеветнические выпады прокурора против коммунистического движения в Германии, Димитров заявил в своем заключительном слове:

«...Доказано, что пожар рейхстага был предлогом, прелюдией к широко задуманному истребительному походу против рабочего класса и его авангарда — Коммунистической партии Германии... Национал-социалистам нужен был диверсионный маневр, чтобы отвлечь внимание от трудностей внутри национального лагеря и сорвать единый фронт рабочих. «Национальное правительство» нуждалось во внушительном поводе для издания своего чрезвычайного декрета от 28 февраля, отменившего свободу печати, неприкосновенность личности и установившего систему полицейских репрессий, концентрационных лагерей и других мер борьбы против коммунистов».

Мужественное поведение Димитрова на лейпцигском процессе вдохновило миллионы трудящихся всего мира на борьбу за организацию антифашистского народного фронта. Во многих странах происходили демонстрации, собрания, митинги протеста против фашистского судилища. В Лондоне был организован «контрпроцесс», который на основании неопровержимых свидетельств доказал, что рейхстаг подожгли гитлеровцы. Под давлением развернувшейся во всем мире кампании суд в Лейпциге вынужден был оправдать Димитрова. Гитлеровская судебная инсценировка завершилась позорным провалом. Это было серьезной победой сил демократии над фашизмом. Правительство СССР заявило о принятии Димитрова в советское гражданство, и он получил возможность выехать из Германии в Советский Союз.

Захватнические планы гитлеровской Германии

Внешняя политика гитлеровского правительства подчинялась одной цели — подготовке и развязыванию агрессивных грабительских войн для завоевания господства над всем миром. Главное препятствие на пути к мировому господству гитлеровцы видели в существовании Советского Союза. Поэтому они с первых дней своего прихода к власти начали готовить против СССР грабительскую войну, заявляя, что Германия должна возобновить остановленную русскими несколько столетий тому назад экспансию на восток. «Мы, национал-социалисты, — писал Гитлер еще в 1924 г., — сознательно подводим черту под внешнеполитическим направлением нашего довоенного времени. Мы начинаем там, где кончили 600 лет тому назад. Мы прекращаем движение германцев то на юг, то на запад Европы и обращаем взор к землям на востоке. Наконец, мы прекращаем колониальную и торговую политику довоенного времени и переходим к территориальной политике будущего».

Однако агрессия фашистской Германии была направлена не только против СССР, но и против многих других стран. Гитлеровцы развили бешеную пропаганду за завоевание «жизненного пространства» для Германии, за передел колониального мира, превращение покоренных народов в рабов немецких господ. Изо дня в день огромный гитлеровский пропагандистский аппарат внушал немцам бредовую идею об «особой миссии» немецкого народа «руководить» миром. Если же народы не подчинятся «организующей воле», долг немцев — принудить их к этому силой оружия.

В октябре 1933 г. гитлеровская Германия вышла из Лиги наций и покинула конференцию по разоружению, а 18 декабря 1933 г. потребовала отмены всех военных статей Версальского договора, разрешения увеличить германскую армию до 300 тысяч солдат, возобновления производства всех видов вооружения, введения войск в демилитаризованную Рейнскую зону.

Агрессивные планы фашистской Германии значительно содействовали усилению милитаристских тенденций и в других капиталистических странах.

Цитируется по изд.: Всемирная история. Том IX. М., 1962, с. 195-199.

Рубрика: